Uralistica

Потеряем язык — потеряем страну или размышления на тему русского национализма в образовании

Потеряем язык — потеряем страну

или Размышления в год литературы

Значение русского языка всеобъемлюще для русского мира. Он (мир), словно огромный дуб с сотнями веток (народов), тысячами побегов (этносов), миллионами листьев (людей), и каждый из них шепчет русские слова, понятные огромной России. Не будут слова внятны всем — люди перестанут понимать друг друга, распадутся связи и засохнет дуб, а листья под ветрами разлетятся по всему свету. Первое серьезнейшее потрясение русский мир испытал после 1917 года. Братья Волконские (Сергей и Александр) в эмиграции создали книгу «В защиту русского языка» (1928), каждая страница которой наполнена болью и тревогой о судьбе нашей речи.

Первое серьезнейшее потрясение русский мир испытал после 1917 года. Братья Волконские (Сергей и Александр) в эмиграции создали книгу «В защиту русского языка» (1928), каждая страница которой наполнена болью и тревогой о судьбе нашей речи.

«Да, всё созданное нами рухнуло, разъеденное каким-то внутренним духовным недугом и поверженное злыми вражьими руками: лежит обесславленное позором последних лет и добиваемое злорадственной клеветой по всему миру. Но есть немолчный свидетель былой силы — великий русский язык».

Актуально звучит, не правда ли? Будто написано после 1991 года, когда Россия в XX получила, словно дредноут, вторую пробоину в борт, на этот раз контрреволюционную. И этот второй удар оказался более вредоносным, нежели революционный, потому что Русский мир сузился невообразимо, окруженный с Запада плотным русофобским кольцом стран Балтии и Украиной.

Казалось бы, русские для охраны своего языка должны сплотиться, защищаясь от хлынувшего в Россию потока чуждых слов и звуков из стран, победивших советскую империю в холодной войне, но возникают вопросы…

Год 2015-й объявлен президентом годом литературы. Но странное дело: почему-то опущено слово «русской». Власть наша в новой России как огня боится слова «русский». Откуда такая стеснительность? Во всем мире известны феномены русского языка, русской души, русской литературы, а власть призывает любить просто литературу. Пресловутая толерантность застит нам глаза, уши и рот? Но рассуди, дорогой читатель. Да, Россию населяют множество этносов, имеющих свой язык, но государственным де-юре является русский, потому надо четко определять и понятия, тем самым оберегая и возвышая русскую литературу и её язык, принесшие славу необъятной России.

Возможно ли оградиться от иностранного засилья? Поначалу в русском языковом обиходе запестрели слова, отражающие специфику социально-рыночных отношений, когда всё продаётся и покупается. Все эти «ваучеры», «брокеры», «бартеры», «фьючерсы», «киллеры», «кастингсы», «пиллинги», «лифтинги» и несть числа этому словесному мусору с наклейкой Made in USA.

Понять ли старику слова «бейбочка» (детка, малышка), «аскать» (просить), «бай» (пока), «кульно» (классно), «запикапить (познакомиться), «фешн» (модно), в основе которых английские корни? Потому-то 63% родителей не знают значения слов, употребляемых детьми. Многие из лингвистов относят эти слова к безобидному молодежному сленгу, якобы уходящему из лексики с взрослением.

Но есть другое мнение, подтверждением которому служит программа мероприятий, подготовленная Нижегородской детской областной библиотекой на 2015 год, год литературы. Вы знаете, дорогой читатель, что такое «квест для младших школьников»? Или, быть может, сторителлинг? И это всё из программы, которую составили специалисты по библиотечному делу и воспитатели наших «бейбочек».

Значение вышеупомянутых квестов и сторителлингов в современных словарях иностранных слов не найти, потому что с помощью таких вот специалистов, как в детской библиотеке, засилье англицизмами растёт так стремительно, что издательства не успевают обновлять словари.

Поясню. «Квест» — это пошаговая компьютерная игра, на каждом этапе которой надо отгадать загадку или ребус. Господа из библиотеки! Так и назовите игру игрой, а не квестом! А сторителлинг — рассказом о себе, потому что истории обычно подразумеваются лично пережитые. Кроме того, есть в мероприятиях программа Publisher (дана без перевода), и уж совсем, как удар под дых, декабрьский показ «мульт и киносеансов на тему нового года и Рождества (Snow man. Father Christmas)». Позвольте спросить, господа, мы где находимся? В России или…

Между тем, в других слаборазвитых, но уважающих свои национальные корни странах с гробовщиками родного языка поступают очень строго. Например, в Бангладеш Верховный суд запретил использование на телевидении и радио слов из других языков под страхом закрытия станций.

К слову сказать, именно Бангладеш обязано мировое сообщество образованию дня родного языка — 21 февраля, введенного ЮНЕСКО. Именно в этот день в 1952 году в ходе манифестации в Дакке за существование бенгальского языка полицейские убили несколько студентов. Бангладеш — первая страна, которая, начав борьбу за признание родного языка, добилась независимости политической.

Да, в России есть закон «О государственном языке РФ» (от 1.06.2005г. №53-ФЗ), есть «Основы государственной культурной политики», принятые в 2014 году, был год русского языка (2007), но нет законодательного механизма, предусматривающего наказания за искусственное (преднамеренное) загрязнение русского языка. Ведь родной язык не менее чем природа заслуживает чистоты, а, значит, и охраны. Например, во Франции дикторов телевидения и журналистов, без надобности употребивших иностранные слова, серьезно штрафуют. В Италии иностранные слова в тексте выделяются петитом. Власти этих стран понимают, что языковые эрзацы рождаются не во дворах, а в СМИ и умах языковых коллаборационистов.

Своими мыслями, словами и действиями человек вносит свой вклад в формировании будущего. Пройдитесь по улицам Нижнего Новгорода, и вас охватит тревога за наше языковое будущее. Надписи на латинице буквально на каждом здании, а порой становишься в тупик и спрашиваешь себя: уж не за границей ли я?

Если дело пойдет так же, как в областной детской библиотеке, то в России скоро появится «рэнглиш». А через пять лет уже никого не удивит такая вот фраза: «Отрежь мужчине два слайсика хэма!»

Пока же под шумок года литературы число библиотек в Нижегородской области неуклонно сокращается. В Балахнинском районе, например, в 2015 году уже закрыты две библиотеки, а часть других будут объединены. Причем детские библиотеки сольются со взрослыми с изменением статуса. Таким образом, в районе останется всего лишь две детские библиотеки, а общее число всех библиотек сократится с 23 до 17. А чему удивляться, если в областном бюджете 2015 года расходы на культуру сокращены на 53 миллиона? Люди, помните совет братьев Волконских: «Потеряем язык — потеряем страну».

Михаил Чижов

Просмотров: 170

Ответить на это

Пусъёс

© 2019   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования