Uralistica

Российские ученые впервые в истории провели исследование русского генофонда и… были потрясены. Хотя, правду узнать можно было давным-давно, о чем я и писал в предыдущей статье «Русь, русский язык и страна Москель». Писал, еще ничего не зная о выводах российский ученых.

Итак, завершено и к концу года готовится к публикации в издательстве «Луч» первое масштабное исследование генофонда русской нации, которое проводилось самыми передовыми методами ДНК-анализа, с изучением антропологии, традиций, имен и языка. Сенсация получилась невероятная – русские вовсе не восточные славяне, как и не славяне вообще. Их родными братьями по крови являются финны Финляндии, эстонцы, мордвины и карелы. Разница между русскими и финнами – всего тридцать пунктов, что очень мало. Но куда как меньше этих пунктов – всего два-три – между русскими и российскими финно-уграми: мордвинами, марийцами, вепсами, карелами. Между русскими и татарами также небольшой разнос – те же самые тридцать пунктов (чистокровные тюрки и финно-угры также родня).

Братьями-славянами оказались лишь, русские Смоленской, Брянской и Курской областей, белорусы и поляки. В меньшей степени словаки и чехи. И все на этом. Даже украинцы не попали в этот ряд! Как выснилось, вся Восточная Украина - это такие же славянофицированные, как и русские финно-угры (мордовско-москельские племена), а запад Украины оказался родственный тюркам. Не смотря на то, что в Украине присутствует значимая славянская составная, она не превышает остготскую (восточно-шведскую, ибо готы еще с 4 века жили на территориях Украины и Беларуси) и куда-как меньше тюркско-финской. Основная же масса западных украинцев – это русифицированные потомки сарматов.

Так вот почему Украина разбилась на Запад и Восток на последних выборах!? Тут вероятно вопрос не только в политических пристрастиях, но и в генетическом различии населения страны?

У чехов со словаками, как и у западных украинцев присутствует в большой степени кельтская кровь галлов, раков и бёмов. Ну, а нас, западных русских, белорусов и поляков объединяют славяне и балты, которых идентифицировать значительно трудно, ибо, особенно западные балты, были близко-родственными славянам народом даже по языку.

И еще один миф был разгромлен. Самые распространенные русские фамилии – это вовсе не Иванов-Петров-Сидоров, но Смирнов, Иванов и Кузнецов. Петров – на десятом месте, а Сидорова вообще нет в первой двадцатке популярных русских фамилий.

Российский государственный журнал «Власть» уже бьет тревогу, считая, что сие открытие может иметь «непредсказуемые последствия для России и мирового порядка».

Чего же так испугались журналисты из «Власти?» А испугались того, что придется переписывать практически всю историю России, которая в нынешней редакции является ложью и пропагандой от начала до конца.

Теперь все эти войны России с поляками и литовцами должны будут представлены в истинном свете, как войны финно-угорской Московии (которая еще пока не называлась ни Русью, ни Россией) с Русью, русским государством Великое Княжество Литовское, о чем я и писал в прошлой статье http://n-europe.eu/content/index.php?p=49. Придется выдать и ту правду, что московитский язык за сто лет, от конца 16 века по конец 17 века, пополнился лишь пятьюдесятью русскими словами, а так называемое греческое православие Москвы куда как легче было назвать западным исламом. Да и все европейские карты 14 – 17 веков разделяют понятие Московия и Русь (Rusia). Под Русь в первую очередь попадали украинские и белорусские (литовские) земли.

Оно верно, к термину «русь» с 9 по 15 века присоединялись многие. Еще когда Рюрик пришел со своими русами в земли финской веси и чуди, то легендарная весь или вси (самоназвание звучит как вепсь) прозвалась вся-рустью. Термин «вся русь (русть)» попадается то тут, то там в летописях постоянно. Но русские историки этого никогда не замечали, а когда заметили, то современный российский историк В. Я. Первухин в своей книге «Начало этнокультурной истории Руси IX – XI веков» (Русич, 1995 г.) объяснил, что «вся русь» это никакой ни народ, а дружина князя, где вместе с варягами были, мол, и славяне.

Но почему такой вывод сделал Петрухин – не ясно. Ведь армянский историк начала 11 века, тоже пишет о «всех русах числом 6 000 человек», разбивших грузинское войско. Это ведь уже не княжеская дружина, но византийские варяги-наемники, и не весь русский народ, ибо всего 6000! Еще в 17 веке в московских документах можно встретить обращение «люди всей рустии» - оригинальное название русских вепсов. Русть (по-фински Ruosti, а по-эстонски Roosti - Швеция) – так называли союз викингов, куда позже вошли и полабские славяне. Именно русинские славяне сорбы пришли с Эльбы на помощь Императору Византиии в 625 году, чтобы сражаться с аварами. Сорбы, прибывавшие на Балканы до 650 года, перемешались с местными жителями, русифицировали тюрок булгар и основали на Дунае страну Рустению (позже Рутению), столицей которой и был русский Киевец (по-венгерски Кёве), куда мечтал перенести столицу Святослав.

Русией или Рустенией именовался и датско-славянский остров Рюген (Рустинген), где родился Рюрик. На юге из наименования Русти постепенно отпала буква «с», а на севере «т». Руси было в Европе как минимум четыре – датско-шведско-славянская с центром в Дании и Рюгене; дунайская, с центром в Киевце (Кёве); Днепровская – Киев; и ладожско-белозерская всея-Русь – Русь племени вси (вепсь). Русы колонизировали вепсовскую землю, раскинувшуюся от Чудского озера до озера Белого с запада на восток, и от Ладоги до Москвы-реки с севера на юг. Не будь повального обрусения вепсов, закончившегося только в петровскую эпоху, то сейчас вепсов было бы от 12 до 15 миллионов человек, ибо потомков куда как малочисленных ямь и сумь сейчас в Финляндии насчитывается около 5 миллионов.

Но ныне вепсов всего около 12 000, живущих в Ленинградской области, в Карелии и Эстонии. Естественно, что славный и могучий народ, который исходя из летописи ПВЛ в отличие от словен шел на Царьград под расписными парусами, вовсе не вымер, как мамонты, а русифицировался, сохранив свои курносые носы, балалайки, саамские косоворотки и абсолютно чуждые славянам танцы в присядку и лапти. Эта же участь – русификация – постигла и чудь, мурому, мерю, мещеру, черемису, чудь заволочскую, водь, ижору, мордву-эрзю и москель (мокош), как и большую часть мордвы, перми, карелы и коми. В сумме с виртуальными потомками вепсов мы и получим более 60 миллионов современных русских людей Европейской части России. Все сходится с исследованиями ДНК и форм лиц русского народа. Прибавьте сюда потомков русифицированных тюркских половцев (казаков), печенегов и булгар. Тогда станет понятна и тридцатипунктная схожесть с татарами.

Выводы

Получается, что из восточных славян остались одни беларусы? Х-м. Но термин восточные славяне вообще не верен, ибо никогда не было восточных славян, как и не было западных, северных или южных. Таких распределений нет у романцев или германцев. Северянами германцы называют лишь скандинавов, да и то только по географическому их положению и схожести языка.

Наши предки жили даже западней лендзян-поляков и чехов, до переселения из земель Полабья. Изначально все славяне ютились между рек Эльба (Лабы) и Одер, которая и переводится, как порог, граница, предел.

Вот почему ВКЛ (Литва) и Польша постоянно объединялись, воюя против, якобы, России. Объединялись два родственных славянских народа, защищаясь от агрессивных наследников Золотой Орды. Не шли русины на восток, а усиленно пытались оградиться от него на тех позициях, на которых славяне жили со времен переселения Рюрика.

Исследования российских ученых доказало лишний раз – русские славяне не продвинулись на восток далее легендарных границ Киевской Руси. Там, за Смоленском и Курском не было русских, звучала совершенно непонятная уральская речь финно-угров. Это не русские шли на восток, а восток шел на Русь, усиленно пытаясь ею стать. Русский язык был моден в Орде, в Москве щеголяли русскими словами, но над таковыми подсмеивались, как подсмеивались в 1960 – 70-е годы над длинноволосыми стилягами. Книги английских и немецких лингвистов 16 – 17 веков доказывают – язык Московии за сто лет так и не стал славянским, пусть и приобрел в течение этого времени 49 слов русинов.

Это лишь усилиями историков Петра Первого и специальной комиссией Екатерины желаемая русификация России наступила чуть ли не сразу по приходу Рюрика. Пушкин называл Карамзина Колумбом русской истории, ибо он, Карамзин, потомок ханского рода Карамаза, первым обстоятельно описал историю Российского государства. Но ведь Карамзин выполнял государственный заказ Александра I, и в его трудах термин Россия и россияне заменил термин Русь и русские. Этот вопрос даже Карамзин деликатно обошел, замазав штукатуркой недомолвок.

Русь, русский язык и страна МоскельМихаил Голденков, 26.07.2006
Московия (сердце России) не говорила по-русски до самых Петровских времен… Кажется, это бредни, каких и быть не может, но факты упрямая вещь, а исторические факты, столетиями скрываемые царскими историками, говорят только об одном – да, так и было.
Залески, «медведица» и МоскельНам всегда изображали Ивана III эдаким героем русской истории, растоптавшим басму татарских послов, вышедшим из Орды и собиравшим русские земли, включая раскольнический Новгород. Однако, в 1990-е годы отношение российских историков к Ивану III претерпевает существенные изменения. Его вероломный захват Новгородской республики уже не вызывает умиления, хотя контекст «собирания русских земель» сохраняется.
На самом же деле не было никакого собирания, а были лишь претензии московского государя на земли Новгородской республики, которая развивалась как парламентская страна по европейскому пути развития, как главная составляющая балтийского региона торгового союза Ганзы.
До 1237 года, года захвата Москвы Батыем, Москва напрямую подчинялась Киеву, так как города Московии были колонией внебрачного сына великого князя Мономаха Юрия Долгорукого (страдающего физическим недугом: горбатостью, от чего его руки казались длиннее обычного), которого отправили в землю финской мокши (моксы или мокоши), отмеченной на немецкой карте Европы 12 века, как иезуитская колония Залески.
Финское племя мокса или мокош было хорошо известно в Киеве еще во времена Владимира, который включил богиню Мокощь мокоши в пантеон киевских идолов. Это означало, что Киевская Русь тесно общалась с землей Моксель (или Москалью), а мокош активно торговала с Киевом и проживала там. И именно мокшу из Москели (на южном Урале и сейчас есть хребет Москаль) киевляне называли моксалями, позже москалями.
Батый захватил Залески, так как считал земли Моксели, мери, мещеры, муромы и исламской мордвы своими, ибо финны и тюрки в 13 веке все еще близнецы-братья и по языку и по внешности – и те и другие голубоглазы и белокуры (внешность татарина Чингизхана монголы описывают как «из племени сероглазых людей» и «рыжебородый»).
Когда Батый захватил мурому со столицей - городом Муромом, то столкнулся с тем, что здесь уже присутствуют русские колонисты, построившие Ярославль. Москве, пограничному городку, пока что даже имени не дали – он так и остался с финским названием Маа-скава – Мать-медведица.
Медведицей-матерью финны меря и мурома с мещерой называли герб Ярославля, где изображен медведь с алебардой. Этот же самый герб красовался и на воротах нового города, построенного Долгоруким. Ну, а Землю в финно-угорской мифологии всегда воплощали женские божества: у эстонцев, как пишет в 13 веке Генрих Латвийский в «Ливонской хронике», женой Ванаиса является Маа-эма – Мать-земля.
Трагедия ВеликороссииМежду Московией и Великороссией (республика Великий Новгород) было одно существенное сходство, как и полярное различие: как первую, так и вторую закладывали русские колонисты в финских землях. Коренные жители Новгорода, Пскова, Изборска и Ладоги были в основном потомками русских (славянских полабов) и шведских (готов и свеев) переселенцев, которые и построили эти города. Но часть населения этих центров, как и абсолютно всех сельских жителей, составляли финны племен чудь, весь, карела, пермь, лопь(саамов), водь и ижора. Когда царь Петр Первый строил Петербург, то ижора все еще являлась коренным народом Финского залива.
Демократия Великороссии не прошла без типичного кризиса: ослабла власть центра, усилились регионы, особенно земли Ладоги и Пскова. Ладога еще ближе сошлась со Швецией, Псков, будучи вторым крупным городом Великороссии, особо стремился к отделению.
Но если в Великороссии темп русификации, пусть и медленно, но шел по нарастающей, то в Московии – с точностью наоборот. Русскую речь колонистов из Волыни и Киева в Московии забывали, как и из православия сделали чудную смесь ислама и христианского арианства.
В 1471 году московское войско вторглось в пределы Великороссии и стало разорять землю, жестоко расправляясь с пленными. Навстречу московитянам выступило новгородское ополчение. В битве на реке Шелони великороссы атаковали войско Ивана III и, нанесли ему поражение. «Но тут, - как пишет петербургский историк Р. Г. Скрынников, - на них обрушились конные татары»…
Скрынников полагает, что татары выполняли в войске Москвы роль наемников, а основа армии, мол, была русской. Но армия московского государя – это все сплошь татары, меря, мещеря и мордва с чудью заволочской, люди нерусские, языка русского не знавшие, поклоняющиеся «Аллаху и Иисусу пророку его». Чего стоит одно лишь изображение современниками внешнего вида Василия III, которого в его чалме, халате и с гнутым ятаганом легко можно принять за турецкого султана, но никак не за русского.
Разбив новгородское ополчение на Шелони, Иван III, поддерживаемый псковитянами и тверчанами, подошел к Новгороду. Новгородские олигархи собирались договориться о мире, а простые новгородцы были полны решимости защищаться. Но Новгород подвели бояре, больше заботящиеся о своем богатстве. Они наивно приняли обещание Ивана III не трогать их уделы и не смещать с постов. Но Иван не сдержал слова. Всех членов новгородского парламента (вече) он выслал из столицы. Город покинуло 1000 бояр вместе с семьями. Среди новгородцев было много людей, наивно полагавших, что московский хан поможет им справиться с нажившимися олигархами, а олигархи наивно полагали, что войдут в состав Московии также безболезненно, как Великороссия до сих пор входила в балтийский торговый союз Ганза.
Но Иван (а правильней Ибан) ликвидировал парламент, ликвидировав и саму республику. Его приемник Василий III точно также поступил и с помогавшим Москве Псковом: выслал из города бояр городского вече, а на рассвете 13 января 1510 года снял и вечевой колокол. Так через сорок лет после ликвидации Новгородской республики было покончено и с последней великоросской республикой. В Псков насадили промосковских новгородских чиновников. Многие горожане, протестуя против произвола, покинули цветущий Псков, разбредаясь по деревням. Город пришел в упадок.
Любопытно, что Иван III пытался перенять экономический опыт Великороссии в Москве. Но московские священники воспротивились.
Тем не менее, Новгород возродил свой суверенитет и экономическое процветание. Но Иван Грозный вновь сыграл роль медведя, влезающего в теремок и ломающего все и вся. Только вот его расправа над Новгородом в 1570 году была куда как более жестокой. Бесноватый царь издевательски повел себя на пиру с мирно встретившими его новгородскими священниками. Пимена бросили в тюрьму, а членов вече казнили вместе с семьями – всего до трех тысяч человек.
Самое идиотическое в поведение Ивана Четвертого было то, что он, также как и его предшественник, решил перенять, но уже не экономику Новгорода, а название края, а также провозгласил великоросский диалект официальным языком своего государства.
Как страну Москель русской делалиНе смотря на старания царя, русификация сильно тормозила. Русский язык не приживался у совершенно иного народа, иной языковой семьи. Собратья по Великороссии начинали этот же процесс еще более двухсот лет назад, совершенно в иных экономических свободных условиях.
Русский язык был необходим всем жителям Новгородской Великороссии, так как там шла активная торговля и градостроение, русский язык был языком межнационального общения, его знали приезжие шведы, на нем говорили русинские соседи-литвины. Города Великороссии являлись транзитной зоной на пути из литвинских Полоцка, Смоленска и Витебска в шведский Готланд.
В Московии же времен Орды и первые сто лет после нее, экономически ничего не менялось. Орда варилась сама в себе, нужды знать русский язык не было, куда как полезней было знать татарский. В 1360-е годы внутри Орды, правда, возник раскол: эмир Мамай и главным образом казаки (половцы) выступали за интеграцию с Европой и вступление в Генуэзский торговый союз. Но именно Москва оказала верховному хану Тохтамышу активную помощь в том, чтобы в 1380 году отстоять устои Орды и ничего не менять.
Победа на Куликовом поле, а на самом деле трагедия в первую очередь самой Орды, естественно, увеличила ров между Русью (Литвой и Великороссией) и Московией. Князья Москвы будут и далее называть себя русскими, но от их русскости нет уже и следа.
Не смотря на русские реформы Ивана Грозного, лексика московитов 1580-х и 1590-х годов насчитывала пока что только два русских слова – владыка и злат, о чем и упоминает «Парижский словарь московитского языка» от 1589 года. Это напоминает советскую эпоху, когда английский язык активно изучался, но его никто не знал (не было практической нужды), умея говорить лишь пару слов или фраз.
Вот почему русификация Московии шла так медленно: не с кем было говорить по-русски, что еще раз доказывает полное отсутствие русских людей в деревнях и селах Московии. Русский, а точнее болгарский, знала лишь горстка священников из Греции, кучка толмачей.
В 1618 году (через 32 года после Ивана Грозного) лингвист из Англии Ричард Джемс насчитал 16 русских слов в языке московитов, а в конце 17 века немецкий ученый Лудольф находит в Москве 41 русское слово. Не густо.
Да, русский язык приживается, но главным образом в городах, где издают азбуки и учат русской грамматике при церковных школах. Но село – все сплошь финноговорящее.
Однако еще Василий III принялся за русификацию и начал править богослужение в Москве по греческим канонам, ради чего приглашал болгарских священников – первых распространителей славянского (называемого тогда русским) языка в Москве. Но попытка болгарина Максима Грека вернуть Московию в лоно греческого православия обернулась полным провалом. Московские осифляне увидели в Максиме Греке опасность и ересь, пусть это и звучит более чем странно. Грека и его сподвижника Вассиана Патрикеева предали суду.
Это более чем красноречиво доказывает, что полуханская Московия жила в глухой культурной изоляции не только от Руси и всей Европы, но даже и от греческого православия!
Не удивительно, что для московитов русские люди, как и немцы или шведы с поляками были одним мирром мазаны. То, как мы говорим «скандинав» на шведа, норвежца и датчанина, московиты говорили «поляк» и на русина ВКЛ, и на поляка, и на новгородца. Все они для Москвы были на одно лицо: чисто выбритые, в немецких платьях и доспехах, под белыми знаменами с непривычными глазу красными Георгиевскими крестами, почитающие Христа не как пророка, но как Бога. И все они едят – вот же ужас! – бульбу (картофель), что в Москве именуют дьявольским яблоком. Забитым мракобесием московитянам последнее кажется особенно ужасным.
Москва, а вместе с ней и вся Россия, сбитые с толку историками, и ныне не видят разницы между русинами ВКЛ, литовцами и поляками. Для современной Москвы и России войны с ВКЛ – это войны с литовцами (куршами и жмайтами) и поляками, которые, подлецы, хапнули половину Руси. Лжедмитрия, человека русского, с фамилией Отрепьев, именуют и сейчас поляком, хотя он к Польше не имел никакого отношения.
Как это не удивительно, но в 17 веке, по версии московитян, русский человек – это мордвинский финн, тюркский казак, волжский булгарин, с бородой и в лаптях (их в ВКЛ не носили), приветствующий собрата «салом», молящимся: «Бисмилля Рахман Рахим. Иса Рух Уалло. Аллах акбар», и вместо пан-славянского слова «дякуй», говорящего на исламский манер «спаси Бог (от «спаси тебя Аллах»)» – позже «спасибо».
Ну, а все иные – это поляки, литовцы, но никак не русские. Позже в этом появилась и политическая подоплека: мол, мы воевали с поляками, а не с русскими.
Из культурного тупика Московию-Великороссию за уши вытащил лишь Петр Первый, поклонник немцев и голландцев. Он первым в предъявленном ему листе алфавита вычеркнул великоросские буквы S и B (б) – влияние шведов на наречие новгородцев – заменив их русинскими С и Б по канонам доктора Франциска Скорины «из славнаго града Полоцька», чью «Библию» («Бивлия Руска») от 1512 года почитали за канон русского языка.
В художественном советском фильме «Я – Франциск Скорина» с Владимиром Янковским в главной роли как-то стыдливо умолчали, на каком же языке издавал свои книги Скорина. Его противники в фильме постоянно называли этот язык мужицким. Зрителям оставляли гадать – что же за мужицкий язык? Думаю, что эту тему обошли не зря – не говорить же, что Скорина, вроде бы не москвич (а стало быть, и не русский) издавал книги «к доброму научению» на русском языке. А как же Федоров? Нет, давайте лучше умолчим, мол, белорусский ли, украинский ли язык использовал Скорина, то, мол, сами догадывайтесь. Если честно, то даже смешно все это.
Конечно, у Скорины были противники в лице католических священников, полагавших, что Библию и прочие молитвенники нужно издавать на латыне. Но 16 век – век тотального протестантизма в Европе. Лютеранами становятся все страны Северной Европы от Англии до Швеции и Литва также входит в эту ауру. Не удивительно, что в середине 17 века ВКЛ, порвав с Ватиканом, вошло в религиозную унию со Швецией, ибо в правительстве ВКЛ почти все были лютеранами.
Если бы не насильственные реформы Петра, (а именно насильно и можно было что-то сделать в пост-ордынском обществе), Россия так и осталась бы эдакой гигантской Албанией.
Самое странное, что реформы в России засучив рукава проводили не русины, а немцы. Тут-то интересы немцев и Петра сошлись полностью – первые затихомирили исконно русские земли Германии (Полабье и Западное Порусье (Пруссию)), а второй – притянул в Русский мир многочисленных финнов, булгар, казаков, расширив российскую империю на восток. Историческая правда Руси, отстаиваемая русинами Киева и Полоцка исключила бы из ее контекста Московию, извечного врага Руси. Вот почему реформой истории занимались кто угодно, но только не профессора из Киева, Полоцка или Вильно. «Историю» закрепил труд ханского потомка Николая Карамзина.
Также безжалостно, как Иван Грозный утопил в крови Новгород, московитяне поступили и по отношению к своему языку – все письменные источники московитского языка уничтожались. На всех колоколах сбивались старые надписи и наваривали новые.
А что же белорусы?В 20 веке, как и при царе, так и при СССР, миллионы детей бескрайних просторов России учили не историю своего конкретно края, а историю одной лишь Московской области, полагая, что это и есть вся Русь. На наивные вопросы учеников, которые и я в свое время задавал учителю, «а куда же вдруг подевался Новгород и Киев?» следовал ответ, мол, они пришли в упадок, а центром Руси стала Москва.
С Киевом же вообще поступили грубейшим образом – взяли и описали разгром Батухана Киевца (по-венгерски Кёве) на Дунае, как разгром нашего Киева. Затем русская история резко переключается на Новгород 1240 – 1242 годов, когда с крестоносцами бился Александр Невский. Но после 1242 года и Новгород исчезает со страниц истории и начинается описание одной лишь Москвы, её «страданий» под гнетом Орды. Вот только почему от этих страданий город рос и богател – не понятно.
Историк Р. Г. Скрынников в книге «Русь IX – XVII века» демонстрирует поразительное незнание соседних с Московией государств. По его версии не было объединения в 1240 году центральных русских княжеств в союз Великого Княжества Литовского (а ведь это факт, достаточно почитать документы!). Это-де какие-то свалившиеся с небес супер-литовцы вдруг (без боев!) захватили чуть ли не 80 процентов русской земли!
«Литва превратилась в Литовско-Русское государство, - пишет историк словно о сеансе чудесного превращения, - Подавляющую часть населения составляли русские люди, а государственным языком Литвы стал русский язык». Скрынникова окончательно сбило с толку название современной Литвы (Летувы), не имеющей никакого отношения к Новогрудку – первой столицы ВКЛ.
Но даже если принять во внимание версию самого Скрынникова, о некоем маленьком супер-народе литовцев, завоевавшим многомиллионное и более развитое русское государство, то в его книге все равно идут нестыковки: русские цари 14 - 16 веков воюют с захваченными литовцами русскими людьми, которые, почему-то, яростно сопротивляются московскому царю, который их, якобы, освобождает!
Ну не хотят русские Литвы освобождения, хоть убей! Гибнут, костьми ложатся, но к братьям не идут. Иван III так и не смог «освободить» Смоленск, а Василий III со своей чалмой на голове дважды в 1512 и 1513 годах безуспешно осаждал город. Лишь в 1514 году истощенный Смоленск сдался, но позже вновь вернулся в Литву (Речь Посполитую) и в 1632 году дважды отбился от боярина Шеина, потерявшего под стенами города треть своей армии. Вот такое вот «освобождение»!
Еще одна нестыковка. У Скрынникова в книге есть главка «Нападение Литвы». Это «нападение» начинается с… провокации московского князя Дмитрия, который в 1368 году пригласил на переговоры в Москву тверского князя Михаила, сам же бросил его в тюрьму, сунул под нос договор о мире на правах Москвы (отбирал у Твери права столицы русских земель Орды), силой заставив его подписать.
Михаил после возвращения в Тверь, понятно, сразу же обратился к литвинскому королю Ольгерду за помощью, также как обратился за помощью в НАТО Кувейт, когда на него напал Ирак.
Ну, и Ольгерд вместе с тверчанами наказал Дмитрия: московское войско было разбито на реке Тросна, а сам Дмитрий укрылся в Кремле. Русские постояли у Кремля три дня, да и ушли назад.
Вот такое вот «нападение».
Причем, все тот же Скрынников отмечает, что Ольгерд напал на Москву с литовскими, тверскими и смоленскими полками. Почему выделен Смоленск? Да потому, что сейчас он входит в состав России, а тогда был таким же литовским, как и витебские, минские и киевские полки.
И почему у Скрынникова ни разу не шевельнулась мысль по поводу того, что Смоленск постоянно яростно отбивается от московского войска и сам идет в поход против Москвы?
Русские люди, изучавшие историю в советских школах и вузах, понятия не имели, как и чем жила их страна за пределами московской кольцевой дороги. О Новгородской республике в учебниках лишь упоминание, мол, была такая на границе. Как Швеция или Польша. Разгром новгородцами крестоносцев на Чудском озере – это, вдруг, русская история, а все что было до и после – нет. Киев – Матерь городов русских – вдруг исчезает из контекста истории.
Белорусы и по сей день испытывают смешанные чувства от казалось бы славной победы под Оршей (1514). Кажется, странно – разгромили агрессора Василия III, только что захватившего Смоленск, и смущены тем, что защитили родину!? Хотя тут понятен дипломатический такт, мол, нехорошо это, братские народы, а воевали.
А вот россиян смущает лишь то, что Василий III под Оршей… разбит. Скрынников вроде бы разоблачающий некоторые мифы русской истории, тем не менее, называет победу «литовцев» катастрофой для России. То есть историк не видит катастрофы в том, что московский царь начал войну со своими же.
Обидно, что «самостийные» историки Беларуси и Украины, не смотря на свою патриотичность, тем не менее, льют воду на мельницу российских фальсификаторов, без боя отдавая России своих Рюриковичей, свои города, названия, язык и славу. Украинские и почти все белорусские историки, видя, что их «обокрали», стали утверждать, что, мол, у России своя история, а у нас, Украины и Беларуси – своя. Беларусь, де, всегда была Беларусью, а никакой не Русью или Литвой. Русскими людьми у таких историков более считаться не принято, даже запрещено. Эти «историки» выглядят ничуть не лучше тех, кто в свое время присвоил себе незаслуженно слово Россия и Великороссия. Именно московиты не имели права на русскость, а вовсе не белорусы и украинцы. В Западной Украине до сих пор живет пять миллионов русин – тех самых русских литвинов, земли которых, уйдя в Австро-Венгрию, а потом в Польшу уцелели от чудовищных реформ Романовых над русской нацией.
Украина старается не замечать своих русин и даже переименовать их, как когда-то Иван Грозный переименовывал русин в поляков и литовцев. Карпатским русинам придумывали вначале полулатинское лемке, потом гуцулы… Но эти названия не приживаются в землях Львова, бывшего русинкого центра, который впервые в жизни лишь в 1939 году вошел в состав Украины. Печально, что именно этот город стал оплотом украинского национализма. Русины продолжают защищаться от Московии, но этот конфликт уже выглядит как конфликт с Россией, с русскими.
Объясняют ли свои детям все это в Украине и Беларуси? Нет! Говорят ли учителя и историки о том, что Киев, Чернигов, Витебск, Полоцк – вот истинное сердце Руси, вот ее коренные земли, вот истинные русские люди? Тоже нет! Талантливый белорусский писатель Орлов, так много пишущий об истории, также принимает белорусскую историю лишь в том виде, который нам «разрешили» российские цари, - а потом и генсеки.
Все перевернуто с ног на голову в российской истории! Но в России идет процесс разоблачения. Выходят интересные книги, в прессе идут дискуссии о Рюрике (русском, но не московском герое), и о том, что в его варягах числились не только норманны, но и полабские славяне. У нас же все тихо.
Нам история не нужна. Боимся обидеть соседей, которые – вот за что их уважаю – никогда ничего не боялись.
Екатерина vs СкоринаМихаил Голденков, 28.08.2006
Процесс глобальной фальсификации русской истории, о которой я и рассказывал в двух предыдущих статьях, начался с Екатерины II, 4 декабря 1783 года, с подписания специального Указа, в котором говорилось буквально следующее: «Назначить до 10 человек, которые совокупными трудами составили бы полезные записки о древней истории, преимущественно же касающихся России… по известному довольно своеобразному плану»… (В.О.Ключевский «Исторические портреты», стр.564-565).[1]
«Своеобразность» планаЧто же за такой своеобразный план? А план состоял в том, чтобы выработать новую историческую доктрину российской империи, уничтожив или отредактировав первоисточники, искажая тем самым прошлое России-Московии, ибо это прошлое выглядело весьма не привлекательным для Руси и всех русских людей. Московия — ордынский Улус — во время ослабления и развала Золотой Орды, стал претендовать на соседние земли Руси. Московские государи не просто пытались интегрироваться в Русский мир, но и занять там трон. И все это на фоне абсолютно не русской природы самой Московии, в которой все говорили по-фински.
Я раньше, как и многие полагал наивно, что именно Н. М. Карамзин был первым российским историком, собравшим летописи и последовательно изложившим их по заказу Александра I, приступив к работе в 1803 году. В предисловии к Карамзину мы и читаем, что так оно и было, мол, до него история нашей страны — это сплошные ужастики и легенды. Так что же? Карамзин, значит, все выдумал или слишком уж вольно отредактировал русскую историю, если до него никто ничего не писал? Да в том-то и дело, что писали! И хорошо же писали, черт побери!
Екатерину подвигла на «подвиг» созыва специальной исторической комиссии, частью которой Карамзин и являлся (пусть и после смерти Екатерины), книга Андрея Ивановича Лызлова «Скифская история», которую автор написал в 1692 году. Книга ходила в рукописи, но в 1776 и в 1787 годах ее два раза издавал малыми тиражами частный издатель Новиков. Как справедливо указывает минский исследователь Вадим Ростов, Лызлов был первым российским историком честно и правдиво описавший историю Московии (России), из книги которого вытекало, что Киевская Русь и Московия — два абсолютно разных государства, населенных абсолютно разными этносами. Не было никакого монгольского нашествия. Монголы, численностью всего пару сот тысяч человек, стонали от местных войн с Китаем и Ираном и никакими кочевниками не являлись. Кочевали тюрки, люди уральской национальности с серыми, как Чингисхан, глазами и рыжими (как, опять-таки, Чингисхан) волосами, двоюродные братья венгров и финнов. Малочисленность монголов подтверждается и тем фактом, что этот народ достиг миллионной отметки только ко второй половине двадцатого века, уже при социализме!!!
Вместо монголов в финскую страну Москель (мокош) пришел Батухан, европеоидный человек из племени тартар, родственного финнам, венграм и тюркам-половцам (казакам). Батухан захватывал лишь земли своих единоплеменников, но на Русь не шел. Как и его дед Чингисхан, Батый воевал в первую очередь с половцами (казаками) и венграми, которых также не любил, как и швейковский сапер Водичка, постоянно повторявший Швейку «плохо ты, брат, мадьяр-сволочей знаешь». По дороге в Венгрию Батухан завоевал и родственные племена мордовской москели и эрзи.
В Венгрии, на Дунае, Батуханом был разгромлен не только венгерский король Белы, но и русский город Киевец или по-венгерски Кёве, где стоял Софийский собор и Десятинская церковь. Этот разгром венгерской Рутении (Руси), колонии, которую еще в середине 7 века заложили русинские славяне с Эльбы сорбы, русские историки позже перенесут на Киев Днепровский. Я грешным делом думал, что перепутали из-за схожести — там Киевец, а здесь Киев. Ан, нет! Комиссия Екатерины, оказывается, поработала. Нужно же было изобразить картину, мол, Киев пал, а Москва подхватила эстафетную палочку.
«Постройка» МосквыОднако, исходя из трудов Лызлова и его последователя Татищева, выплывает, что Москва даже не существовала в период похода Батухана (1237 — 1240 годы). По документам ордынских татар, годом основания Москвы значится в лучшем случае 1257 год. В тот год Орда произвела в своих северных Улусах перепись населения для упорядочивания выплаты дани. Москва, видимо, была построена, как пункт по сбору дани, ибо выгодно разместилась между эрзянской Эрзей (Рязанью), вепсовской Костромой и Вологдой, муромским Муромом и попавшими в Орду городами Ярославль и Владимир русской колонии Залески.
Екатерина с типично немецкой аккуратностью и масштабностью «построила» Москву до прихода Бату. Построила руками никогда там не жившего Юрия Долгорукого (горбуна и чревоугодника, который из-за физического недуга никогда в седло не садился, не то, чтобы ехать из Киева за тридевять земель), который лишь спонсировал волынских колонистов строить Ярославль и Владимир в землях москели (мокоши), с которой активно торговали киевляне, и идол которой — Мокощь — возвышался в Киеве между иранскими Хорсом, Смарглом, готским Перуном и славянскими Даждьбогом и Стрибогом.
Лызлов описывает жителей европейской Скифии, четко разделяя людей Московии и Руси: «Скифия состоит из двух частей: одна европейская, в которой мы живем, то есть: москва [московиты-мокош, почитавшие богиню Мокощь]*, россияне [украинцы], литва [белорусы], волохи [скандинавы и финны, почитавшие бога Вола (Валаама)] и татары»…
При написании русской истории «комиссионные» историки, регулярно что-то обнаруживают сенсационно новое! Мусин-Пушкин находит некий Лаврентьевский летописный свод. Причем в 1792 году, девять лет спустя после принятия известного указа. В 1809 году Карамзин вдруг находит некий Ипатьевский летописный свод. Придворные историки начинают постоянно «находить» какие-то своды, согласно которым существовала некая мифическая Суздальская Русь, местность, где русский язык кое-как прижился лишь к 16 веку!
Причем член комиссии Храповицкий в своих мемуарах открыто пишет, что Екатерина сама лично правила новую версию истории России.
Запрещенная РусьС Вадимом Деружинским мы скрупулезно изучали ПВЛ, так называемый Радзивиловский список. Историки Екатерины залезли и в него — восьмая страница, там, где идет речь о призвание Рюрика, явно оборвана сверху. Предыдущая страница склеена с другой. Кто-то старательно прятал полторы страницы ненужного текста перед описанием призыва варяг.
Екатерине не нужна было история России, где Россия возникла, как очередная колония Полабской Руси. Она искусственно сделала Рюрика основателем Руси — единой и неделимой ни с какой Рутенией и Полабьем с Порусьем страной. Но Русь существовала и до Рюрика. Это был сильный балтийский союз славян и скандинавов (русий англов и саксов с ютами и фризами призвали в своей время еще британские кельты), где славяне играли роль градостроителей, ремесленников и землепашцев, а норманны — армии и флота.
Археологи говорят, что не было русских славян вплодь до 11 века ни в Ладоге, ни в Смоленске, ни на Волге. Смоленск и Ладогу построили варяги из шведского Смоланда. Викинги были разведчиками и первопроходцами Руси, а славяне подтягивались значительно позже, возводя на месте временных виков города. Азербайджанский поэт Низами и арабский дипломат ибн Фадлан в 10 веке описывают русов Волги, как сугубо норманн, либо вступивших в их союз финнов и буртасов.
Екатерина представила приход к финнам славян и норманн, как приход одной лишь скандинавской знати к славянам, уже якобы имевшим свое государство. Екатерина омолодила Русь, как минимум на двести лет! Это было ей нужно, чтобы не конфликтовать с Германией из-за исконных русских земель — Полабья (Эльбы) и Порусья (Пруссии) — и прописать в русском мире сравнительно недавно обрусевший Урал и Поволжье. Но чтобы перенести центр Русского мира в Москву, нужно было не только вырывать и склеивать страницы, но и что-то создавать принципиально новое.
Что-то новоеТак появился ранее неизвестный Нестор (который, конечно же был, но не писал и половины из того, что ему приписали историки из комиссии) и новая редакция «Слова о полку Игореве», начали всплывать летописные своды, якобы ранее никем не замеченные на архивных полках. Лызлов, первым собравший летописи не только московские, но и украинские, польско-литовские (белорусские), латинско-итальянские и скандинавские, почему-то нигде не обнаружил ни одного (!!!) из многочисленных русских «летописных сводов», якобы впервые обнаруженных комиссией Екатерины II, включая «открытия» Карамзина и Мусина-Пушкина. Екатеринские «своды» не найдены и поныне, однако, ссылаясь на них историю учат и преподают в школах и университетах. Если это перевести в зоологию, то в Красную книгу России нужно внести плезиозавров, снежного человека, мамонта и еще парочку видов динозавров, которых якобы видели свидетели, включая зоологов.
Естественно, что Куликовская битва, какой она была на самом деле и по Лызлову — это чисто ордынская разборка темника Мамая с ханом Тохтамышем. Дмитрий Донской в этой разборке — опора Тохтамыша, за которого великий хан заступился через два года после Куликова поля, когда бунтовщики-половцы захватили Москву, выгнав оттуда Дмитрия, человека, ни разу в жизни не державшего в руках меч. Войны московских государей Иванов Третьего и Четвертого против Литвы — это чисто захватнические войны государей Московии против Руси.
Понятное дело, что Екатерина, хозяйка огромной Империи, как человек европейский и образованный, понимала, что Россия, коей и стала Московия, должна порвать с прошлым и хоть как-то обосновать свои претензии на русскость и наследство Киевской Руси.
Труды Лызлова изымались и уничтожались. Пропали книги и куда как более авторитетного русского историка Василия Никитича Татищева, который в 1747 году издал «Историю Российскую с самых древнейших времен». Даже сам издатель Лызлова Новиков был арестован и долгое время просидел в тюрьме. Во как серьезно поставлено было дело!
Татищева и до сих пор не найти на полках книжных магазинов, как и совершенно забыт Лызлов. Екатерина установила жесткую цензуру по всей исторической литературе.
Ну, а ШОКИРУЮЩЕЕ ОТКРЫТИЕ РОССИЙСКИХ ИСТОРИКОВ, установивших, что русские России генетически кровные братья мордвинам и финнам, труды Лызлова и Татищева, в лишний раз подтверждают, что настоящие русские, в самом деле, не переступили границ расселения времен Киевской Руси. Русские (генетически и антропологически русские, а не по языку) в России присутствуют лишь в трех западных областях: Смоленской, Брянской и Курской. Все остальные — это обрусевшие финны, половцы и булгары, которые этого, конечно же, не знают, ибо не помнят, так как память эту методично стирали.
Механизм, запущенный империатрицей, работал долго, и был удобен даже большевикам, так как советская Россия по сути переняла все имперские штучки Романовых. А при Сталине этот механизм активно смазывали и запускали еще быстрее. Даже Карамзин в эпоху сталинизма стал чересчур откровенен и его не издавали. Личность Александра Невского в 1930-е годы из персоны достаточно спорной (слишком уж заискивал с Ордой и подавлял ее противников) превратилась в абсолютного героя.
Екатерина своими реформами не только перевернула с ног на голову русскую историю, но и подлейшим образом предала огромный и мирный, как и все финны, народ москель, что в Киеве, на славянский манер, называли москалями. Она выбросила истинных предков современных русских на задворки Империи, лишила законной русскости малороссов и белороссов, как и великороссов — бывших граждан республики Великий Новгород.
Явные нестыковкиИз-за всего этого появилось множество накладок, не поддающихся логическому объяснению. К примеру, кто первый русский книгоиздатель? Белорусские энциклопедии и учебники отвечают однозначно — Франциск Скорина, профессор из Полоцка, получивший образование в Праге, есть первый восточнославянский книгопечатник, издавший «Библию Русскую» («Бивлия Руска») в 1517 году. Вторым был, извините, тоже белорус — Симон Будный, издавший в Несвиже «Катихизисъ» в 1562 году. Но россияне, почему-то, упорно твердят, что первым русскую книгу напечатал Иван Федоров в… 1564 году. Тут либо российские историки глубоко невежественны, либо они себя восточными славянами не считают, что, честно говоря, тоже верно.
Иван Федоров (тоже, кстати, белорус, литвин из Барановичей. Но здесь нечего удивляться — ВКЛ, все-таки, европейское государство), издавший первую в Москве русскую книгу «Апостол», был как минимум третьим, если не четвертым русским издателем. Тут, говоря языком спортивных комментаторов, фото-финиш не нужен. Но бронзовая медаль Федорова на финише превращается по московской версии в золотую. В пору подавать протест.
В книге Р. Скрынникова «Русь IX — XVII века»[2] на стр. 229, в главе «Начало книгопечатания» изображена обложка книги Франциска Скорины «Бивлия Руска», а Скорина вообще не упоминается даже — только Федоров, который, кстати, обидевшись на московское мракобесие, уехал обратно в Литву, во Львов.
Сейчас Россия впервые за всю свою историю избавилась от мифологемного и закомплексованного подхода к истории Московии-России. Это радует. Появляются интересные книги и исследования ученых. Но вот что обидно: украинские историки — исконные россияне по Лызлову и Татищеву — слова «русский» боятся, как черт ладана. Белорусы — тоже, ибо вообще зашуганы с одной стороны Россией, с другой Литвой, которая украла у белорусов все, что не украли россияне — столицу Вильно, герб и само название Литва. Самые рьяные украинские и белорусские историки пытаются изобразить, что их нации зарождались еще в неолите, в пещерах… В. Чаропка, в своей книге «Имя в летописи»[3] объяснил белорусам, что Рогволод — первый известный норманнский князь Полоцка — никакой не варяг, а белорус. Мол, не важно, что в летописи написано, что он из-за моря приплыл. Он-де туда вначале уплыл, а потом назад вернулся. Здорово! Молодец, Чаропка! В духе екатериненской комиссии сработал — если документа нет, то его надо «обнаружить», не выходя из кабинета!

Просмотров: 16893

Ответить на это

Ответы на эту тему форума

В связи с этой информацией встаёт вопрос, на каком же из финоугорских языков разговаривали ещё в 17 веке жители Московии и Москвичи?

Есть три момента, которые усиленно прячут все российские лингвисты (хотя, как в народе говорят, шила в мешке не утаишь). 1) До XVIII века язык Московии не считался никем в мире русским языком, а назывался конкретно языком московитов, московитским. 2) Русским языком до этого времени назывался именно и только украинский язык. 3) Язык Московии – московитский язык – не признавался до этого времени европейскими лингвистами (в том числе славянских стран) даже славянским языком, а относился к финским говорам. Конечно, сегодня все не так: ради имперских интересов завоевания славянских стран Россия оказала огромное влияние на свою лингвистическую науку, ставя ей задачу придания языку России «славянского статуса». Причем, если бы западнее России жили германские народы, то точно так она бы доказывала, что русский язык – из семьи германских языков: ибо таков был бы заказ Империи. И языковые реформы российского языка, начатые еще Ломоносовым, были как раз направлены на акцентирование его слабых славянских черт. Однако, как писал еще 150 лет назад польский славист Ежи Лещинский о родственных славянам западных балтах, «прусский язык имеет намного больше оснований считаться славянским, чем великорусский, у которого с польским языком и другими славянскими гораздо меньше общего, чем даже у западно-балтского прусского языка». Напомню, что Россия стала называться «Россией» впервые официально только при Петре I, который считал прежнее название – Московия – темным и мракобесным. Петр не только стал насильно брить бороды, запретил ношение всеми женщинами Московии чадры на азиатский манер и запретил гаремы (терема, где женщин держали взаперти), но и в поездках по Европе добивался от картографов, чтобы отныне на картах его страну называли не Московией или Московитией, как прежде, а Россией. И чтобы самих московитов стали впервые в истории считать славянами, что было общей стратегией по «прорубанию окна в Европу» – вкупе с просьбой Петра перенести восточную границу Европы от границы между Московией и ВКЛ теперь уже до Урала, включая тем самым впервые в истории географически Московию в состав Европы. До этого польские и чешские лингвисты и создатели славянских грамматик четко разграничивали русский язык (украинский) и московитский, а сам этот московитский язык не причисляли к семье славянских языков. Ибо язык Московии был скуден на славянскую лексику. Как пишет российский лингвист И.С. Улуханов в работе «Разговорная речь Древней Руси» («Русская речь», №5, 1972), круг славянизмов, регулярно повторявшихся в живой речи народа Московии, расширялся очень медленно. Записи живой устной речи, произведенные иностранцами в Московии в XVI-XVII веках, включают только некоторые славянизмы на фоне основной массы местной финской и тюркской лексики. В «Парижском словаре московитов» (1586) среди ВСЕГО СЛОВАРЯ народа московитов находим, как пишет И.С. Улуханов, лишь слова «владыка» и «злат». В дневнике-словаре англичанина Ричарда Джемса (1618-1619) их уже больше – целых 16 слов («благо», «блажить», «бранить», «воскресенье», «воскреснуть», «враг», «время», «ладья», «немощь», «пещера», «помощь», «праздникъ», «прапоръ», «разробление», «сладкий», «храмъ»). В книге «Грамматика языка московитов» немецкого ученого и путешественника В. Лудольфа (1696) – их уже 41 (причем, некоторые с огромным финским «оканьем» в приставках – типа «розсуждать»). Остальная устная лексика московитов в этих разговорниках – финская и тюркская.

Как Вильня стала жемайтским(летувисским) городом.

В межвоенный период(1921-1939г.г.) Вильня была политическим и культурным центром Западной Беларуси, её неофициальной столицей. Здесь находились резиденции всех беларуских политических и общественных организаций, работали беларуская гимназия, беларуский музей, ряд научных и культурно-просветительских организаций, редакции газет и журналов. Правда ситуация менялась к худшему и перед второй мировой войной количество их в результате шовинистической политики польских властей значительно уменьшилось.
После присоединения зап. Беларуси к БССР беларуская общественность Вильни была уверена, что город наконец то будет в составе Беларуской республики. Официальные советские власти даже подготовили массовые празднества по случаю присоединения Вильни «на веки веков». Была создана Виленская область , начала выходить как и в других областных центрах Беларуси, газета «Виленская правда» на беларуской мове. Но произошло иначе. 10 октября Сталин передал Вильню с Виленским краем (это была территория с населением 457 тыс. человек) Летуве. Нарком СССР Молотов отметил тогда: «Мы знаем, что большинство этой территории не летувисская, но историческое прошлое и поползновения летувисского народа тесно связаны с городом Вильня, и правительство СССР посчитал необходимым уважать эти моральные факторы». Понятно что такая «подача» должна была быть оплачена. Сначала Москва получила право на размещение в Летуве военных баз, а вскоре, как известно и вообще «проглотила» её.
После присоединения Виленщины к Летуве жамойтское(летувисское) население города начало быстро возрастать за счёт эмигрантов из этнических жемайтских земель. Происходило это «благодаря» притоку рабочих в промыщленность, и в результате наплыва массы чиновников, полиции, войск.
Положение беларусов стало ещё более тяжолым чем при поляках. Летувисская пропаганда утверждала, что они не беларусы, а «утраченные летувисы», что им надо только поменять фамилию, присоединив «ас» или «ус», и научиться говорить на летувисском языке. Безработица среди беларусов увеличилась, они дискриминировались при устройстве на гос. службу. Тем из них кто родился вне Виленщины отказывалось в получении летувисского гражданства.
Во время войны инициаторами карательных акций со стороны немцев против национально сознательных беларусов часто были польские шовинисты. Это вместе с предвоенными сталинскими репрессиями было причиной катастрофического уменьшения беларуской интелегенции в Вильне. И тем не менее во время войны здесь работали беларуская гимназия, учительская семинария, начальная школа, издавалась беларуская газета.
По календарным записям» Адама Станкевича, в конце войны летувисы панически боялись беларусов, справедливо полагая, что их активный калабарционизм с одной стороны и широкое сопротивление оккупации и колоссальные жертвы со стороны беларусов с другой могут дать основание к повоенному пересмотру судьбы Вильни. Но Сталин не посчитал нужным возвращаться к этому вопросу.
Окончательное уничтожение беларуской культурной среды в Вильне произошло сразу после войны. Летувисское правительство в лице министра образования Ю. Жугжды не разрешило открыть ни одной беларуской школы, чего добивались А. Станкевич и другие беларуские деятели. Были ликвидированы беларуская гимназия, учительская семинария, известный музей имени И. Луцкевича. Всё это происходило с новой валной репрессий против беларуской интелегенции. Практически все беларуские национальные деятели и их семьи попали под аресты и депортацию.
По согласованию с Москвой и Варшавой вместо беларуских школ начали насаждаться польские и русские, стала выходить газета на польском языке «Красный штандарт». Как и ранее польские ксендзы старались вбить в головы беларусам-католикам что на самом деле они поляки. В этом были заинтересованы и летувисские власти, они видимо не видели иного пути дэнационализации беларусов Виленщины т.к. понимали что «переделать» их в летувисов достаточно проблематично.
Тем не менее имея целью изменить демографическую ситуацию в свою пользу они стремились накинуть на беларусов хотя бы своё внешнее обличие, где только возможно записывали их летувисами, переделавали имена и фамилии на свой ляд (Мицкявичус вместо Мицкевича, Василяускас вместо Василевский, Астраускайте вместо Астровская, Жвирблис вместо Воробей и т.д.) Одновременно проводилось массовое переселение в Вильню крестьян из этнической Летувы. На протяжении только 1944-1946 г.г. сюда прибыло 100 тыс. эмигрантов.
Проводилась татальная летувинизация тапонимики Вильни и Виленского края (Медники стали Медининкай, Свенцяны-Швянчонис, Салечники-Шальчининкай, Острая Брама-Аушрас и т.д.).
Таким вот образом Вильня получила чуждое для себя обличие впервые за свою многосотлетнюю историю став жемайтским(летувисским) городом.

Артур said:

лют, а вы автар этой статьи?

Итак, мне кажется в Литве никто вашему возрождению не мешает, запомните это! Никто. Но не надо унижать своих соседей и не навидеть их и видеть то чего нет. Литва сумела защитить свою землю огромными потерями своих людей, ну что ж поделать если Литва сегодня только 1/3 бывшей Литвы. Никто в Литве против вас не идет, и только не надо самим себе врагов нарастить - а вы именно этим и занимаеетесь. И литовский язык долго не был писменным так что ж поделать если надо читать по русски, вот источники о истории разных финоугорских народов тоже написанны по русски - и если они переведены на национальный язык - это никак не будет фалсификация, менше уж этого слова а то наверное оно вам уже снится. Витаутас, Алгирдас и все другие - это чисто литовские имена, поинтересуйтесь литовскими именами, можно найти многое интересного. Минский батька никому не нравитсья - но у вас неверное представление о прошлом ибо вы по русски разговаривающие литовцы и называете себя литвинами - в этом все ок, но не надо на соседей плевать и всех вокруг себя винить. На себя посмотрите.

''В Беларуси национальномыслящих преследуют, увольняют с работы, они в тюрьмах сидят только за национальный флаг и т.д. -именно поэтому вам нравится Минский батька и именно поэтому ваше правительство здало ему счета беларуской опозиции''

И в этом вы тоже не правы. Наверное вы знаете окружение царя и от куда он пришел. Так вот это дело конторы а не правительства литовского. Очки снимите и увидете это.

''Именно поэтому вы "благородно" уповаете на то что беларусы как нация будут похоронены в Путинской клоаке, некому будет возвратить свою украденную историю. ''

Еще раз повторюсь, что никто в Литве не оспаривает ваше право на наследие ВКЛ. Но вот у вас в Беларуси - вы оспариваете право литовцев на наследие ВКЛ. Вот в чем проблема. И если вы и дальше будет не навидеть литовцев, то вы будете не друзями а врагами. Еще раз повторюсь - никто в Литве не оспаривает право Белоруси на наследие ВКЛ! Вам понятно это?

Нерусский русский язык http://www.newsland.ru/news/detail/id/540784/

В словаре Брокгауза и Ефрона - Венеды на территории совр. Беларуси  уже в 1 веке. Они как раз и получаются теми балтами, которые выделяются по археологии до прихода славян. К жемайто-летувисам они с южного направления пришли, потеснили угро-финнов там, как пишут жемайто-летувисские учёные. 
 Если считать, что Венеды пришли до нашей эры, в веке 5, то всё согласуется с исследованиями академика антропогенетики А. Микулича - 2,5 тысячи лет беларуский этнос живёт на месте, генетически мало изменившись. Славяне, пришедшие в 5 веке мало отличались.... Те же курганы, (в отличие от грунтовых могильников угро-финнов).....Немецкие и французские учёные пишут что они с тер. совр. Беларуси ушли в Полабье, потом вернулись. Т.е. древние балты и славяне это один и тотже народ.

Артур сказал(а):

В статье правды есть но многое связанное с Литвой - спорные вопросы, ну например - пишет что белорусы - славянского происхождения. Я с этим не согласен: белорусы не славяне а потомки балтских племен, и с распространением христианства из Киева - речь этих людей поменялась с литовских диалектов на русские (старославянские или украинские). Со взглядами белорусов многие знакомы и думаю тут литовские историки найдут общие взгляды с российскими историками которые будут противоположные белорусским.

Статья шикарна. Феерический бред. Меня вот вчера на лингвофоруме забанили навсегда за, что я критически высказался на пост некоего татарского урапатриота о том, что не было никаких черемисских войн, а были лишь татары и немного совсем чуть-чуть однажды были марийцы. 

Генетические исследования эстонского профессора Рихарда Виллемса (Тартусский университет).

http://www.geocities.ws/racial_reality/tatc.html

 Tat-C Frequencies

 Yakuts..........87%

 Eskimos.........61%

 Chukchi.........58%

 Finns...........55%

 Buryats.........52%

 Tofalars........47%

Lithuanians.....47%

 Lapps...........42%

 Estonians.......37%

 Maris...........33%

 Latvians........32%

 Nenets..........30%

 Tuvans..........18%

 Chuvash.........18%

 Russians........14%

 Ukrainians......11%

 North Swedes.....8%

 Gotlanders.......6%

 Norwegians.......6%

 Poles............4%

 Germans..........3%

 Armenians........3%

 Slovakians.......3%

 Danes............2%

 Belarusians......2%

 

Рихард  Виллемс:

http://terijoki.spb.ru/history/tpl3.php?page=willems

 "Хотя Прибалты (Латыши и Литовцы), в отличие от нас, Финно-Угров, говорят на индоевропейских языках, они показывают тот же набор хромосом примерно с той же частотой, как и Финны, Карелы, Эстонцы, Саамы и другие Финно-Угорские группы".

 В этом отношении Прибалты отличаются от других индоевропейцев, говорят ли те на Славянских, Германских, или Романских языках.

 Специфический Y-хромосомный вариант ДНК, известный как Tat C, доминирует также почти у всех коренных народов Сибири, от кочевых Якутов до Чукчей и Эскимосов, живущих на берегах Берингова пролива - независимо от того, на каких языках они общаются.

Перемены в языке происходят несоизмеримо быстрее, чем в особенностях генетического наследования. Виллемс расценивает как факт то, что наша общая генетическая идентичность появилась задолго до Индоевропейского языка, на котором говорят Латыши и Литовцы.

 Литовцы имеют почти такую же частоту появления этой Y-хромосомы, как и Эстонцы и Финны.

Сразу за Польской границей, однако, она резко исчезает. Здесь имеется поразительная генетическая граница, несмотря на то, что две нации являются соседями, которых не разделяют реки или горные цепи, закрывающие доступ, и они даже жили под одними и теми же правителями в течение столетий!"

 Тот же самый парадокс наблюдается на юго-востоке: Прибалты и Белорусы имеют между собой аналогичную генетическую стену, и частота мутации Y-хромосомы в Белоруссии очень низка.


Numulunj pilgä сказал(а):

Летувисы и латыши по своей генетике практически ничем не отличаются от финоугров эстонцев и являются такимиже финоугорскими народами как эстонцы или коми. В генетике нет такой гаплогруппы как балтская, есть финоугорская гаплогруппа N3. По этому показателю те кто называется балтами практически не отличаются например эстонцев или от северных русских или других финоугорских народов. 

Ljut, летувисы=литовцы? Литовцы и латыши по-вашему генетически финно-угры, не индоевропейцы?

Предками беларусов являются племёна пришедшие на територию современной Беларуси из Полабья(сев.-вост. Германия)  такие как вильцы-лютичи, руги-русы. Об этом чётко говорит и анализ днк беларусов где превалирует гаплогруппа R1a, свыше 50%. Ближайшие родственники беларусов это северные поляки -мазуры, и лужицкие сербы что живут в северо-восточной Германии. Гаплогруппа N3 у беларусов составляет 10%, для сравнения у летувисов в раёне 35%. 

Т.е. предки совр. белорусов славяне, и на 10% финно-угры (N3)? 

 

И. Ласков: -"Близкое соседство в прошлом с пермскими наречиями имеет и летувисский язык... Ещё одно хранилище пермских слов-язык латышский. Причём в нём встречаются такие слова которых нет в летувисском языке: например, riets "заход" (солнца) -коми рыт "вечер". В тоже время в латышском языке пермизмов заметно меньше, чем в летувисском языке. Это ясно указывает, что летувисские пермизмы пришли не через латышский язык с востока, а непосредственно из пермских диалектов.


Слова летувисского языка слева, справа слова коми-зырянского и коми-пермяцкого языков обозначаемые буквой «к.», удмуртские буквой «у.».

Е в летувисском языке звук близкий к «я», ė-«e», y длинное «и», č –«ч», š –«ш», ž – «ж».



ramus (тихий, спокойный) к. рам (тихий)

Mazgoti (мыть пол, посуду) к. мыськыны (мыть)

Vyras (мужчина, муж) к. верöс (муж)

Erdvas (просторный) к. эрд (поляна в лесу)

Kurti (топить в печи) к. гор (печь)

Akėti(бороновать) к. агас (борона)

Šaunus (бравый, удалый, к. шань (славный, добрый)

славный)

Kutė (хлев) к. гид (хлев)

Lupa (губа) к. льöб (губа)

Meilė (любовь) к. мыл (желание)

Kopti(подниматься, лезть) к. кыпöдны (поднимать)

Ežia (граница) к. эжа (невспаханная земля)

Tošis (береста) к. туис (сосуд из бересты)

Turis (объём) к. турас (объём)

ačiu, древн. форма attiu (спасибо) к. аттьö (спасибо)

tekas(баран) к. така (баран)

gaselis (прим. лампа) к. гас (лампа)

ubas (поле опред. разм.) к. ыб (поле)

alsys (утомительный) у. альсыраны (утомлять)

andai (недавно) к. öнтай (недавно)

ardyti (распарывать) к. орйодлыны (рвать)

arti (около) к. орд (около)

baras (участок) к. бор (участок)

bigas (куцый) к. пегыш (маленький, низкорослый)

birus (сыпучий) к. пыриг (крошки)

brungzti (гудеть) к. брунгыны (гудеть)

burgėti (бить струёй) к. боргыны (течь)

и т.д.



Numulunj pilgä сказал(а):

 

При анализе летувисского и латышского языков очевидны их паралели с другими языками финоугорских народов, например коми, удмуртским.

О каких параллелях литовского и латышского с финно-угорскими идёт речь? Есть ли какие-то источники?

Русские – не русские. И не славяне. Они – "немцы"

В молодости, во второй половине 1970-х, я учился в Брестском институте имени А.С.Пушкина. С 1979 года начал преподавательскую деятельность. Восемь наблюдал, как дважды на «мусорку» выбрасывали все институтские учебники, в которых упоминалось о «направляющей и руководящей» роли КПСС.

С удовлетворением и пониманием наблюдал генезис становления научного содержания образования европейского образца. Значительная часть времени уходила на самообразование и стажировки. Конечно, невозможно было расширить границы кругозора и мировоззрения без посещения российских университетов, в том числе Москвы и Санкт-Петербурга, стран Прибалтики, Украины, Канады, Швеции, США.

Однако новый ректор университета М.Чесновский уволил меня уже за политические убеждения, а сам оказался невъездным на территорию Евросоюза за нарушения прав человека.

К чему моя присказка? А к тому, что из недр казалось бы канувшего в лету СССР с традициями ВЧК-НКВД-КГБ, вновь торчат уши их наследника в лице уже российского ФСБ.

Вместо « народной» идеи воинствующего интернационализма, «народам» бывшего СССР предлагают идею воинствующего русского шовинизма - под соусом защиты прав русскоязычного населения. Практика претворения в жизнь первой идеи когда-то уже привела ко Второй мировой войне, поскольку интернационалистам для практического эксперимента не хватало территорий СССР. Практика второй идеи - «по просьбам русскоязычного населения» - уже реализуется.

Пока, правда, в пределах территории России и Украины. Мол, для справедливости и всеобщего мира надо вернуть исконные территории «русскоязычного населения» и победить американский империализм, который мешает строить богатую и счастливую Объединенную Россию.

А вот где эти территории начинаются и заканчиваются, могут рассказать научные исследования «Русского генофонда», проводимые Российской академией наук. Ведь там обязательно упомянут и русскоязычную Америку.

Я – педагог, социал-демократ, член гражданской кампании «Говори правду» - абсолютно далек от мысли, что эти исследования ведут «идеологи Кремля». Работа интересная и для меня, и для специалистов других наук.

Материал исследования интересен в том, что у предков, находившихся на территории нынешней России в определенном ареале 7000 лет назад, найдены гены, совпадающие с генами нынешних русских. Но это не факт, что они были русскими в понимании человека как носителя этноса или представителя нации.

Вот фрагмент ответа по проводимой работе журналисту доктора биологических наук О.Балановского.

« …- Как соотносится роль языка, образа мышления с генофондом?

- Связь тут только историческая. Если я родился в деревне Центральной России, то я хожу в лаптях из лыка и я православный - просто потому, что это традиционная одежда и религия. Так исторически сложилось. А если я родился в Центральном Китае, то я ношу шляпу из рисовой соломки, и вера у меня другая. Связь налицо, но согласитесь, что не лапти определяют религию. Вот точно такими же «лаптями» являются и гены - они свойственны коренному населению какой-то земли. У этих людей наверняка есть особенности в языке (ведь у каждой местности свои диалекты), но не в генах причина всех этих особенностей».

Если не в генах. То в чем? В многообразии всех составляющих, которые и делают человека представителем той или иной этнической или национальной группы за более короткий, чем указанный выше промежуток времени.

Термин «исконный» русский ареал мы всегда берем в кавычки, помня, что история дославянского населения на этой территории на порядок дольше славянского. Генетическая память пронизывает все слои генофонда, все напластования, пришедшие от разных обитателей Восточной Европы. Поэтому, анализируя «исконный» ареал, мы никогда не говорим об «истинно» русском генофонде, об «истинно» русских генах. Авторы считают, что их просто нет: «…Любая привязка гена к народу неверна – это разные системы координат. Принадлежность к народу определяется самосознанием человека», - уточняет руководитель исследования Е.Балановская.

В этих материалах опровергается концепция о «едином происхождении восточных славян» (русских, украинцев и белорусов).

Он – МИФ царской России, который как научный факт признавался в СССР, а сегодня является стержнем государственной пропаганды России А что же есть?

Есть русские, как славянизированные финны, принявшие православие. Есть украинцы, как славянизированные сарматы. Есть белорусы, как славянизированные балты.

Если генетически и антропологически мы похожи с украинцами - индоевропейцы, то русские – нет. Мы хоть и живем рядом с русскими, но генофонд у нас разный и славянизация происходила по- разному.

Историки относят начало этого процесса к V-VI векам. Но если на территории нынешней Украины и Беларуси он закончился созданием центральных городов и централизованных сильных княжеств к Х- ХI векам, то на территории нынешней северной части России только к XVI- XVII векам, а центральной России (Поволжье) к XIX- началу XX века. Если славянизация на территориях Украины и Беларуси шла с запада на восток, то на территории Московского княжества с севера на юг.

На бытовом уровне люди моего возраста и старше наблюдали похожий процесс русификации на территории СССР и Восточной Европы. Гражданская война, навязывание атеизма, подписание тайных договоров (пакт Молотова-Рибентропа) и «воссоединение» западных областей, мировая война и оккупация, урбанизация территорий, становление ЕС и СЭВ, НАТО и Варшавского договора, подавление народных выступлений (кулацкие бунты, расстрел в Новороссийске, восстания в Венгрии и Чехии, военное положение в Польше), покорение космоса и поднятие целинных земель, строительство электростанций и использование природных ресурсов Сибири, война в Афганистане и победа хоккеистов над НХЛ Канады, успехи в культуре и распад СССР, становление независимых республик, чеченские войны, оранжевые революции, Майдан и откат от демократических (путем открытых и прозрачных выборов) изменений политики государств к применению диктаторских методов и др. Вся эта история уложилась менее чем в 100 лет.

Дальнейшее развитие производительных сил в конце XII века, упрочение феодальных производственных отношений вызвали углубление общественного разделения труда. Это объективно повлекло за собой ускоренное развитие городов и торговли, что, в конечном счете, предопределило процесс ликвидации обособленности государств-княжеств и их объединение.

Процесс становления Великого княжества Литовского как суверенного государства начался в конце ХІІ века с объединения некоторых белорусских и литовских княжеств, и продолжался в ХІІІ-XIV веках, когда в его состав вошли украинские и некоторые русские княжества. Столицей нового славянского государства в ХІІ-ХІІІ вв. был Новогрудок, а с XIV в. - Вильно.

Территория Великого княжества Литовского составляла 900 тыс. кв. км. Границы его на севере соприкасались с Ливонией, Псковской и Новгородской землями, на востоке - с Московским и Рязанским княжествами, на юго-востоке - с Золотой Ордой, на юге - с Крымским ханством, на юго-западе - с Молдавским государством, на западе - с Польшей, на северо-западе - с Орденом крестоносцев.

Таким образом, на протяжении более ста лет создавалось великое государство в Центральной и Восточной Европы, представляющее собой своеобразную федерацию земель "Литвы " и "Руси".

Естественно на этих землях должен был формироваться и язык межнационального общения.

Вернемся сейчас к генетическим исследованиям белорусских ученых, которые дополняют исследования «Русского генофонда»

«Каждый из трех восточно-славянских этносов уникален. Они формировались в разном географическом пространстве, на особых субстратных праосновах… «Этнические облака» белорусов и украинцев довольно компактные и частично перекрываются. Российское же «облако» размытое, только незначительная его доля перекрывается с первыми двумя. В то время как украинское «этническое облако» вообще не граничит с финно-угорскими, а белорусское лишь касается их – центр «этнического облака» российских популяций находится в одном кластере с финно-угорскими, а не славянскими этносами».

И в этом существенное отличие становления белорусского и украинского славянских языков, от так называемого «русского», но не славянского. Берестяные грамоты финских северных племен Новгорода за 250 лет от чисто саамских изменяются, перенимая словянское койно ободритов. А у южных финнов этот процесс затянулся до времен Петра І. В эпоху Золотой Орды на язык обитателей земли будущей Московии оказал существенное влияние тюркский.

В средневековой Московии одновременно существовали общественно-славянский койне-язык княжеско-боярской знати и чиновников (дьяков). Староболгарский язык - язык христианских текстов, Народные языки туземцев (финские). Тюркские языки – средство «межнационального общения» и язык исламского компонента религии (верующие равно почитали Иисуса и Магомета).

Вся эта смесь послужила основой для нынешнего русского языка, совпадающего своей базовой лексикой с другими славянскими языками не более чем на 30-35% (!!!).

Напротив, базовая лексика славянских языков (польского, словацкого, чешского, болгарского, македонского, хорватского, черногорского, словенского, боснийского), в том числе белорусского и украинского, совпадает между собой на 70-80%.

По этой причине в просторечии московских «русских» и называли «немцами», то есть немыми.

Первое лицо России сегодня свободно владеет немецким, но первое лицо этой нации считает действия Путина «неадекватными», то есть не понимает.

Видно не в русскоязычности дело, а в российском великодержавном шовинизме.

В неуважении к нациям и народам, их культурам и желанию «людьми зваться, а не быть быдлом».

Думаю, эта формула знакома не только славянам, но и другим народам, которым навязывают арийское чистокровие, великорусский шовинизм или другую профашистскую туфту.

http://www.belaruspartisan.org/

Очень растиражированная уловка. В 1972, действительно, сложно было в свободном доступе найти Парижский словарь московитов 1586 года. Но, современные технологии открывают простор.  Собственно, скан сего словаря: http://www.archive.org/stream/VocabulaireFranaisRusse/vocabulaire_f...

ljut сказал(а):

В связи с этой информацией встаёт вопрос, на каком же из финоугорских языков разговаривали ещё в 17 веке жители Московии и Москвичи?

Есть три момента, которые усиленно прячут все российские лингвисты (хотя, как в народе говорят, шила в мешке не утаишь). 1) До XVIII века язык Московии не считался никем в мире русским языком, а назывался конкретно языком московитов, московитским. 2) Русским языком до этого времени назывался именно и только украинский язык. 3) Язык Московии – московитский язык – не признавался до этого времени европейскими лингвистами (в том числе славянских стран) даже славянским языком, а относился к финским говорам. .... Как пишет российский лингвист И.С. Улуханов в работе «Разговорная речь Древней Руси» («Русская речь», №5, 1972), круг славянизмов, регулярно повторявшихся в живой речи народа Московии, расширялся очень медленно. Записи живой устной речи, произведенные иностранцами в Московии в XVI-XVII веках, включают только некоторые славянизмы на фоне основной массы местной финской и тюркской лексики. В «Парижском словаре московитов» (1586) среди ВСЕГО СЛОВАРЯ народа московитов находим, как пишет И.С. Улуханов, лишь слова «владыка» и «злат». В дневнике-словаре англичанина Ричарда Джемса (1618-1619) их уже больше – целых 16 слов («благо», «блажить», «бранить», «воскресенье», «воскреснуть», «враг», «время», «ладья», «немощь», «пещера», «помощь», «праздникъ», «прапоръ», «разробление», «сладкий», «храмъ»). В книге «Грамматика языка московитов» немецкого ученого и путешественника В. Лудольфа (1696) – их уже 41 (причем, некоторые с огромным финским «оканьем» в приставках – типа «розсуждать»). Остальная устная лексика московитов в этих разговорниках – финская и тюркская.

У финских языков есть ряд уникальных особенностей, которые — не удивляйтесь — являются одновременно и уникальными особенностями русского языка. Во-первых, они обладают так называемой гармонией гласных. Она заключается в уподоблении звукового состава не первого слога слова — звуковому составу первого слога как основы, так и суффиксов. Другая особенность — отсутствие скопления согласных в начале слова. По мнению лингвистов, в финно-угорском праязыке большинство слов состояло из двух слогов и все они заканчивались только на гласный звук. Префиксов в финно-угорских языках практически нет, а словообразование осуществляется путем суффиксации и словосложения.
В большинстве финно-угорских языков нет особой формы для выражения будущего времени. Им свойственна многопадежность: в мадьярском (венгерском) языке — 22 падежа, пермском — 18, финском — 17, удмуртском — 15, эстонском — 14, коми — 10. В отличие от индоевропейских языков, финно-угорские при одних и тех же падежных окончаниях различают два вида склонения существи­тельных: основное и притяжательное. Среди служебных частей речи отсутствуют предлоги, вместо них употребляются послелоги. Подлежащее, выраженное личным местоимением первых двух лиц, как правило, опускается: марийское «тольым», финское «tulin» — «я пришел» — вместо «мый тольым», «mina tulin*. Финские языки не знают глагола «иметь», и вместо него употребляется «быть». Сказуемое в предложении, как правило, ставится в самом конце.\
Наконец, финские языки — это окающие языки, и этот окающий акцент сразу выдает любого финно-угра, на каком бы языке он ни говорил: на русском, английском или немецком. Оканье создается специфической мелодикой языка, выделяющей ударно звуки «о» (мелодика «причитания»). Когда комики «русские бабки» или персонажи якобы «исторических» фильмов об «истории Руси» уси­ленно окают, тем самым они не свою «русскость» показывают, а «финскость». «Оканье» — это и есть акцент эрзи, коми и прочих финнов, говорящих на русском языке.
Все указанные особенности чрезвычайно сильно выражены в русском языке, что кардинально отличает его от беларуского, украинского, вообще от всех славянских и индоевропейских языков. И это позволяет утверждать, что русский — не славянский язык, а финно-славянский.
Следует добавить и то обстоятельство, что так называемые «русские маты» — это именно финно-угорские маты. Забавный факт — в современных «Заповедях российских казаков» сказано: «Знай: мат еще в XIII веке придумали враги русского народа для оскорбления наших Матерей и Веры». Это неправда, так как маты «изобрели» славянизированные финны Московии, и притом задолго до XIII века. В Европе единственным народом, употребляющим в речи МАТЫ являлись венгры. Они ушли с Волги в Центральную Европу задолго до нашествия татар и до крещения местных народов.
В Средние Века беларусы и украинцы не знали матов (как и все славяне вообще). Матерные выражения употребляли только финно-угры (или, возможно, одни угры) Волго-Камья, а также выходцы оттуда — венгры. Предположительно, еще и болгары, которые раньше жили в том же регионе, ниже Казани: ученые пока спорят, являлись предки болгар тюрками или уграми. Как считают исследователи вопроса, маты сформировались в финно-угорской (либо в чисто угорской) среде еще в период первобытного общества. Они служили вовсе не оскорблением, а выражением доминирования. Точно так же у обезьян и дикарей показ половых органов либо имитация соития означает демонстрацию своего превосходства в социальной иерархии. Следует добавить, что маты найдены и на берестяных грамотах Новгорода XI—XII веков, написанных местной чудью — то есть финнами. Так что «враги русского народа» не виноваты: маты — местное изобретение.
Доктор филологических наук, профессор В.К. Журавлев анализировал в журнале «Русская речь» (№ 3. 1972) финскую составную в русском языке. Он писал, что русский этнос — это в огромной мере этнос русифицированных финнов, из которых многие народности (Мурома, Меря, Мещера и т.д.) полностью русифицировались, не оставив даже своих языков. Журавлев отмечал: «Группа лингвистов (Б.А. Серебренников, В.И. Лыткин, П.С. Кузнецов, А.М. Селшцев и др.) видит объяснение некоторых специфических особенностей русского языка именно в финно-угорском влиянии. М. Фасмер, крупнейший специалист по русской этимологии и славянским древностям, подчеркивал, что финно-угорское влияние особенно ярко проявляется в русском устном народном творчестве. Не отвергал финно-угорского влияния на русский язык и академик А.А. Шахматов. Около полувека назад немецкий языковед Э. Леви выдвинул теорию финно-угорского субстрата (языковой подосновы) русского языка».
Как видим, по мнению специалистов, русский язык возник на основе финно-угорских языков, в процессе славянизации финно-угров. Этот научный факт потому и не афишируется в России, что он полностью опровергает имперский миф относительно общего происхождения русского языка, беларуского и украинского. Два последних никакого финно-угорского субстрата (языковой подосновы) в себе не содержат.
Профессор Журавлев перечислил основные финские черты в русском языке: неразличение «а» и «о» в безударном положении; неразличение «ц» и «ч»; противопоставление твердых и мягких со­гласных в русском языке; переход «е» в «о», особенно в безударном положении («несу» — «нес», а по говорам и «н'осу» — «н'ос»}: «Русский язык, в отличие от других индоевропейских и славянских языков, не только не сократил число падежных форм, но, наоборот, у нас наблюдается тенденция увеличения их числа: появляются как бы два родительных падежа (вкус чая и стакан чаю) и два предложных (живу в лесу и пою о лесе). А из всех языков мира именно финно-угорские характеризуются большим числом падежей: в венгерском — 21—22, в пермском — 17-18, в финском — 15—17. Это дает основание и здесь видеть финно-угорское влияние.
В отличие от других славянских языков русский язык более по­следовательно ликвидировал родовые различия в формах множественного числа, а в некоторых говорах «растворяется» категория среднего рода. И в этом тоже видно финно-угорское влияние на русский язык, так как финно-угорские не знают категории рода.
Полагают также, что и частица «-то», употребляемая изредка в русском литературном языке («а рыба-то жареная») и весьма ши­роко в русских народных говорах, обязана своим происхождением финно-угорскому влиянию. Нечто похожее обнаруживается, на­пример, в марийском и коми языках (Б.А. Серебренников). Считается, что и частица «-ка» в повелительном наклонении (взгляни-ка! запишемтесь-ка!) связана с финно-угорским влиянием. Аналогично — в коми-пермяцком, где частица «-ко» выражает значение слабой просьбы (В.И. Лыткин).
Кардинальное отличие синтаксиса русского языка от синтаксиса других славянских языков заключается в весьма широком распространении так называемых номинативных предложений типа «Ночь. Зима.». Даже то обстоятельство, что в русском языке глагол в форме прошедшего времени не изменяется по лицам, лингвисты склонны объяснять финно-угорским влиянием (Р. Готьо, В. Скаличка).
Конструкции «я имею» в других индоевропейских и славянских языках соответствует русская конструкция «у меня есть». Этот обо­рот свойственен финно-угорским языкам, и его распространение в русском языке тоже объясняют их влиянием». Вот проверьте сами себя — русскоязычные читатели: вы обяза­тельно скажете в рамках грамматики финского языка, не знающей глагола «иметь» — «у меня есть семья». А все славяне (беларусы, украинцы, поляки, чехи и прочие) и все индоевропейцы (немцы, англичане, французы и пр.) на своих языках говорят «я имею семью». Почему вы говорите согласно финской грамматике, а не индоевропейской, употребляя глагол «быть» вместо «иметь» (которо­го нет у финнов)? Потому, что русский язык — вариант финского.
Всего сказанного выше более чем достаточно для лингвистиче­ского подтверждения факта, установленного генетиками, что русские — славянизированные финны. И что русский язык — не славянский, но результат смешения финно-угорских языков с болгарским книжным (церковно-славянским).
http://merjamaa.ucoz.ru/news/finskij_russkij_jazyk/20..



Dmitry сказал(а):

Очень растиражированная уловка. В 1972, действительно, сложно было в свободном доступе найти Парижский словарь московитов 1586 года. Но, современные технологии открывают простор.  Собственно, скан сего словаря: http://www.archive.org/stream/VocabulaireFranaisRusse/vocabulaire_f...

ljut сказал(а):

В связи с этой информацией встаёт вопрос, на каком же из финоугорских языков разговаривали ещё в 17 веке жители Московии и Москвичи?

Есть три момента, которые усиленно прячут все российские лингвисты (хотя, как в народе говорят, шила в мешке не утаишь). 1) До XVIII века язык Московии не считался никем в мире русским языком, а назывался конкретно языком московитов, московитским. 2) Русским языком до этого времени назывался именно и только украинский язык. 3) Язык Московии – московитский язык – не признавался до этого времени европейскими лингвистами (в том числе славянских стран) даже славянским языком, а относился к финским говорам. .... Как пишет российский лингвист И.С. Улуханов в работе «Разговорная речь Древней Руси» («Русская речь», №5, 1972), круг славянизмов, регулярно повторявшихся в живой речи народа Московии, расширялся очень медленно. Записи живой устной речи, произведенные иностранцами в Московии в XVI-XVII веках, включают только некоторые славянизмы на фоне основной массы местной финской и тюркской лексики. В «Парижском словаре московитов» (1586) среди ВСЕГО СЛОВАРЯ народа московитов находим, как пишет И.С. Улуханов, лишь слова «владыка» и «злат». В дневнике-словаре англичанина Ричарда Джемса (1618-1619) их уже больше – целых 16 слов («благо», «блажить», «бранить», «воскресенье», «воскреснуть», «враг», «время», «ладья», «немощь», «пещера», «помощь», «праздникъ», «прапоръ», «разробление», «сладкий», «храмъ»). В книге «Грамматика языка московитов» немецкого ученого и путешественника В. Лудольфа (1696) – их уже 41 (причем, некоторые с огромным финским «оканьем» в приставках – типа «розсуждать»). Остальная устная лексика московитов в этих разговорниках – финская и тюркская.

Поправьте ссылку в своих заметках :) http://merjamaa.ru/index/finskij_russkij_jazyk/0-15

Текст с этого местечкового блога гуляет по всяческим русофобским форумам.  Как-то традиционно в нём выводы шиворот навыворот. Ну и, вы же понимаете, что без приведения ссылок на соответствующие исследования, эта заметка гроша ломаного не стоит. И уж точно не опровергает то, что в 16 веке Франко-московитский словарь приводит полноценный восточнославянский язык. Кстати, не шибко отличающийся от нынешнего русского.

И, всё же, не могу удержаться от пары комментариев.

Падежей в русском языке всего 6. А вот в украинском и белорусском по 7. Забавно.

Русский синтаксис кардинально отличается от украинского и белорусского? Серьёзно? 

В русском не используются префиксы для словообразования? 

О-канье? А как же украинское и-канье, не свойственное другим славянским языкам?

Чтобы понимать украинский язык мне понадобилось раз в день посмотреть полчаса украинских передач в течение 2 недель. Значит хохлы говорят на наречии фино-угорского языка? Я живу в Санкт-Петербурге и бывал в финляндии, слышал как говорят финны и видел как они пишут. Не знаю, что нужно выпить, чтобы я или иной хохол смог заговорить по фински. Финны, кстати, не о-кают, а а-кают.

Наверное очень удобно естественные по большей части мутации языка притягивать за уши к "нужным" фактам... Пока нет никаких серьёзных доводов думать иначе. 

Предложу касательно генетической идентичности, всё таки, поглядеть что-то более авторитетное и научное. Например, работу, опубликованную в национальной библиотеке медицины при национальном институте здоровья США. 

The three Slavic-speaking populations in this plot—Poles, Russians, and Ukrainians—cluster together, strongly supporting their common genetic (Y chromosomal) origin, consistent with their linguistic proximity. Noteworthy is the fact that the northern Russian subpopulations (R1–R4 in Figure 8) lie apart from, or are placed at the edge of, this cluster. It has been emphasized earlier that Y chromosomal diversity in Europe is influenced primarily by geography, rather than by language.5 Unexpectedly, East and West Slavonic populations exhibit predominantly common Y chromosomal pool (Figures (Figures3A3A and and8),8),

http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2253976/ 


ljut сказал(а):

У финских языков есть ряд уникальных особенностей, которые — не удивляйтесь — являются одновременно и уникальными особенностями русского языка. Во-первых, они обладают так называемой гармонией гласных. Она заключается в уподоблении звукового состава не первого слога слова — звуковому составу первого слога как основы, так и суффиксов. Другая особенность — отсутствие скопления согласных в начале слова. По мнению лингвистов, в финно-угорском праязыке большинство слов состояло из двух слогов и все они заканчивались только на гласный звук. Префиксов в финно-угорских языках практически нет, а словообразование осуществляется путем суффиксации и словосложения.
В большинстве финно-угорских языков нет особой формы для выражения будущего времени. Им свойственна многопадежность: в мадьярском (венгерском) языке — 22 падежа, пермском — 18, финском — 17, удмуртском — 15, эстонском — 14, коми — 10. В отличие от индоевропейских языков, финно-угорские при одних и тех же падежных окончаниях различают два вида склонения существи­тельных: основное и притяжательное. Среди служебных частей речи отсутствуют предлоги, вместо них употребляются послелоги. Подлежащее, выраженное личным местоимением первых двух лиц, как правило, опускается: марийское «тольым», финское «tulin» — «я пришел» — вместо «мый тольым», «mina tulin*. Финские языки не знают глагола «иметь», и вместо него употребляется «быть». Сказуемое в предложении, как правило, ставится в самом конце.\
Наконец, финские языки — это окающие языки, и этот окающий акцент сразу выдает любого финно-угра, на каком бы языке он ни говорил: на русском, английском или немецком. Оканье создается специфической мелодикой языка, выделяющей ударно звуки «о» (мелодика «причитания»). Когда комики «русские бабки» или персонажи якобы «исторических» фильмов об «истории Руси» уси­ленно окают, тем самым они не свою «русскость» показывают, а «финскость». «Оканье» — это и есть акцент эрзи, коми и прочих финнов, говорящих на русском языке.
Все указанные особенности чрезвычайно сильно выражены в русском языке, что кардинально отличает его от беларуского, украинского, вообще от всех славянских и индоевропейских языков. И это позволяет утверждать, что русский — не славянский язык, а финно-славянский.
Следует добавить и то обстоятельство, что так называемые «русские маты» — это именно финно-угорские маты. Забавный факт — в современных «Заповедях российских казаков» сказано: «Знай: мат еще в XIII веке придумали враги русского народа для оскорбления наших Матерей и Веры». Это неправда, так как маты «изобрели» славянизированные финны Московии, и притом задолго до XIII века. В Европе единственным народом, употребляющим в речи МАТЫ являлись венгры. Они ушли с Волги в Центральную Европу задолго до нашествия татар и до крещения местных народов.
В Средние Века беларусы и украинцы не знали матов (как и все славяне вообще). Матерные выражения употребляли только финно-угры (или, возможно, одни угры) Волго-Камья, а также выходцы оттуда — венгры. Предположительно, еще и болгары, которые раньше жили в том же регионе, ниже Казани: ученые пока спорят, являлись предки болгар тюрками или уграми. Как считают исследователи вопроса, маты сформировались в финно-угорской (либо в чисто угорской) среде еще в период первобытного общества. Они служили вовсе не оскорблением, а выражением доминирования. Точно так же у обезьян и дикарей показ половых органов либо имитация соития означает демонстрацию своего превосходства в социальной иерархии. Следует добавить, что маты найдены и на берестяных грамотах Новгорода XI—XII веков, написанных местной чудью — то есть финнами. Так что «враги русского народа» не виноваты: маты — местное изобретение.
Доктор филологических наук, профессор В.К. Журавлев анализировал в журнале «Русская речь» (№ 3. 1972) финскую составную в русском языке. Он писал, что русский этнос — это в огромной мере этнос русифицированных финнов, из которых многие народности (Мурома, Меря, Мещера и т.д.) полностью русифицировались, не оставив даже своих языков. Журавлев отмечал: «Группа лингвистов (Б.А. Серебренников, В.И. Лыткин, П.С. Кузнецов, А.М. Селшцев и др.) видит объяснение некоторых специфических особенностей русского языка именно в финно-угорском влиянии. М. Фасмер, крупнейший специалист по русской этимологии и славянским древностям, подчеркивал, что финно-угорское влияние особенно ярко проявляется в русском устном народном творчестве. Не отвергал финно-угорского влияния на русский язык и академик А.А. Шахматов. Около полувека назад немецкий языковед Э. Леви выдвинул теорию финно-угорского субстрата (языковой подосновы) русского языка».
Как видим, по мнению специалистов, русский язык возник на основе финно-угорских языков, в процессе славянизации финно-угров. Этот научный факт потому и не афишируется в России, что он полностью опровергает имперский миф относительно общего происхождения русского языка, беларуского и украинского. Два последних никакого финно-угорского субстрата (языковой подосновы) в себе не содержат.
Профессор Журавлев перечислил основные финские черты в русском языке: неразличение «а» и «о» в безударном положении; неразличение «ц» и «ч»; противопоставление твердых и мягких со­гласных в русском языке; переход «е» в «о», особенно в безударном положении («несу» — «нес», а по говорам и «н'осу» — «н'ос»}: «Русский язык, в отличие от других индоевропейских и славянских языков, не только не сократил число падежных форм, но, наоборот, у нас наблюдается тенденция увеличения их числа: появляются как бы два родительных падежа (вкус чая и стакан чаю) и два предложных (живу в лесу и пою о лесе). А из всех языков мира именно финно-угорские характеризуются большим числом падежей: в венгерском — 21—22, в пермском — 17-18, в финском — 15—17. Это дает основание и здесь видеть финно-угорское влияние.
В отличие от других славянских языков русский язык более по­следовательно ликвидировал родовые различия в формах множественного числа, а в некоторых говорах «растворяется» категория среднего рода. И в этом тоже видно финно-угорское влияние на русский язык, так как финно-угорские не знают категории рода.
Полагают также, что и частица «-то», употребляемая изредка в русском литературном языке («а рыба-то жареная») и весьма ши­роко в русских народных говорах, обязана своим происхождением финно-угорскому влиянию. Нечто похожее обнаруживается, на­пример, в марийском и коми языках (Б.А. Серебренников). Считается, что и частица «-ка» в повелительном наклонении (взгляни-ка! запишемтесь-ка!) связана с финно-угорским влиянием. Аналогично — в коми-пермяцком, где частица «-ко» выражает значение слабой просьбы (В.И. Лыткин).
Кардинальное отличие синтаксиса русского языка от синтаксиса других славянских языков заключается в весьма широком распространении так называемых номинативных предложений типа «Ночь. Зима.». Даже то обстоятельство, что в русском языке глагол в форме прошедшего времени не изменяется по лицам, лингвисты склонны объяснять финно-угорским влиянием (Р. Готьо, В. Скаличка).
Конструкции «я имею» в других индоевропейских и славянских языках соответствует русская конструкция «у меня есть». Этот обо­рот свойственен финно-угорским языкам, и его распространение в русском языке тоже объясняют их влиянием». Вот проверьте сами себя — русскоязычные читатели: вы обяза­тельно скажете в рамках грамматики финского языка, не знающей глагола «иметь» — «у меня есть семья». А все славяне (беларусы, украинцы, поляки, чехи и прочие) и все индоевропейцы (немцы, англичане, французы и пр.) на своих языках говорят «я имею семью». Почему вы говорите согласно финской грамматике, а не индоевропейской, употребляя глагол «быть» вместо «иметь» (которо­го нет у финнов)? Потому, что русский язык — вариант финского.
Всего сказанного выше более чем достаточно для лингвистиче­ского подтверждения факта, установленного генетиками, что русские — славянизированные финны. И что русский язык — не славянский, но результат смешения финно-угорских языков с болгарским книжным (церковно-славянским).
http://merjamaa.ucoz.ru/news/finskij_russkij_jazyk/20..



Dmitry сказал(а):

Очень растиражированная уловка. В 1972, действительно, сложно было в свободном доступе найти Парижский словарь московитов 1586 года. Но, современные технологии открывают простор.  Собственно, скан сего словаря: http://www.archive.org/stream/VocabulaireFranaisRusse/vocabulaire_f...

ljut сказал(а):

В связи с этой информацией встаёт вопрос, на каком же из финоугорских языков разговаривали ещё в 17 веке жители Московии и Москвичи?

Есть три момента, которые усиленно прячут все российские лингвисты (хотя, как в народе говорят, шила в мешке не утаишь). 1) До XVIII века язык Московии не считался никем в мире русским языком, а назывался конкретно языком московитов, московитским. 2) Русским языком до этого времени назывался именно и только украинский язык. 3) Язык Московии – московитский язык – не признавался до этого времени европейскими лингвистами (в том числе славянских стран) даже славянским языком, а относился к финским говорам. .... Как пишет российский лингвист И.С. Улуханов в работе «Разговорная речь Древней Руси» («Русская речь», №5, 1972), круг славянизмов, регулярно повторявшихся в живой речи народа Московии, расширялся очень медленно. Записи живой устной речи, произведенные иностранцами в Московии в XVI-XVII веках, включают только некоторые славянизмы на фоне основной массы местной финской и тюркской лексики. В «Парижском словаре московитов» (1586) среди ВСЕГО СЛОВАРЯ народа московитов находим, как пишет И.С. Улуханов, лишь слова «владыка» и «злат». В дневнике-словаре англичанина Ричарда Джемса (1618-1619) их уже больше – целых 16 слов («благо», «блажить», «бранить», «воскресенье», «воскреснуть», «враг», «время», «ладья», «немощь», «пещера», «помощь», «праздникъ», «прапоръ», «разробление», «сладкий», «храмъ»). В книге «Грамматика языка московитов» немецкого ученого и путешественника В. Лудольфа (1696) – их уже 41 (причем, некоторые с огромным финским «оканьем» в приставках – типа «розсуждать»). Остальная устная лексика московитов в этих разговорниках – финская и тюркская.

Ответить на обсуждение

RSS

© 2022   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования