Uralistica

Интересная статья в Эрзянь Мастор об известном эрзянском учёном Михаиле Тимофеевиче Маркелове


 *Сон ульнесь эрзя

*Сынь ульнесть эрзят

***

Михаил Тимофеевич МАРКЕЛОВ родился 10 февраля 1899 г. в селе (по другим источника в деревне) Синенькие Петровского уезда Саратовской губернии в семье эрзянских хлебопашцев. Здесь же в 1913 г. родился известный эрзянский поэт Александр Мартынов. Михаил прошел нелёгкий путь бедняка-инородца к образованию: окончил духовное училище и четыре класса семинарии. В 1918 г. поступил на историко-филологический факультет Саратовского университета, где под руководством профессора М.Б. Соколова начал заниматься этнографией и фольклористикой эрзи. Те годы были периодом подъёма национального самосознания, который дал многих самородков в разных областях науки, образования, культуры. Они становились знатоками гуманитарных наук, классических и европейских языков, оставались носителями родной культуры и просветителями своих народов.

В 1924 г. в Москве открылся Центральный музей народоведения. Молодого ученого приглашают руководить отделом Урала и Поволжья. После окончания аспирантуры Михаил Тимофеевич назначается ученым секретарём в Институте Народов Востока, преподавал в Московском государственном университете. Здесь он читал лекции по курсу этнографии народов финно-угорской группы.

В летние сезоны 1925-1932 гг. Маркелов - руководитель полевых изысканий в местах проживания марийцев, удмуртов, башкир, эрзи (у автора мордвы). Музей превращался в просветительский центр. Для оформления музейных экспозиций потребовались художники. Ими оказались московские супруги-художники И. С. Ефимов (1878-1959) и Н.Я. Симонович-Ефимова (1877-1948). Ученый был частым гостем Ефимовых. Здесь побывали ученый, священнослужитель П.А. Флоренский, пианистка М. Юдина, художник В.А. Фаворский, писатель Шергин. Михаил Тимофеевич, имея красивый голос, восхищал слушателей исполнением эрзянских народных песен. Для исполнения зарисовок Иван Семёнович Ефимов ездил с Маркеловым в экспедицию в Удмуртию и Башкирию.

Общие научные интересы, национальная близость привели этнографа к близкому знакомству с удмуртскими учеными, проживавшими в Москве. Это стало началом горького, трагического финала. Маркелова обвинили (1933 г.) в заговоре с целью отторжения финно-угорских территорий от России и присоединения их к Финляндии и Эстонии (Дело СОФИН).

«Присудили» «сепаратисту» пять лет лагерей. После обращения с апелляционной жалобой Генеральному прокурору СССР лагерный срок заменили ссылкой. Измученный восьмимесячным следствием этнограф почти с радостью ехал в Сибирь. После месячного заключения в лагере в пос. Свободный Амурской области он был сослан на поселение в Томск, где получил возможность преподавать в Томском университете, заведовать университетским этнолого-археологическим музеем. Он, доцент, преподавал латынь, историю и этнологию народов СССР, занимался книгой об аграрных культах, к которой по его описаниям И. С. Ефимов делал иллюстрации. Ученый мечтал отметить возвращение из ссылки защитой докторской диссертации по истории Сибири.

Но…за два месяца до окончания срока ссылки был арестован и сослан на Дальний Восток без права переписки. Это означало одно – расстрел, что и произошло 9 (по другим сведениям 16) ноября 1937 г. Не стало ученого, патриота-эрзи в возрасте 38 лет. Неизвестно, где похоронен. Исчезли его последние труды.

М.Т. Маркелов с 1929 по 1937 гг. написал художникам Ефимовым более двухсот писем. Они хранятся как бесценный документальный памятник дружбе и взаимопомощи, удивительному родству душ, творческому сотрудничеству, хранятся как свидетели кровавых репрессий в тридцатые годы прошлого столетия.

Широкому кругу читателей и слушателей известна многолетняя переписка П.И. Чайковского с меценаткой, владелицей многих железных дорог России Надеждой фон Мек. Она состоит из более тысячи писем с обеих сторон. Это говорит о высокой культуре, о масштабности, глубине их мышления, взглядах на сложности бытия. Письмо – это душа, ищущая взаимопонимания и сочувствия, уровень миропонимания его автора.

Так и у Маркелова. Вот отрывок из его письма Ивану Семёновичу Ефимову, что приводит в своей работе Е.И. Ковычева: «люблю очень представлять Вас другом далёкого детства. Будто мы с Вами в рваных синих полоску портнишках, распояской ранним утром «после коров» мчимся к речке и еще на улице вперегонки снимаем на ходу рубахи и штаны и, размахивая ими, привлекаем заигравших на лету ласточек-касаток».

А вот еще плеск душевного настроя автора письма. «У нас хорошая, бодрая морозная осень и мы с Лелей часто шуршим осенней листвой в природе и радуемся северным многокрасочным закатам. Заказали себе «шубёнки» (обувь) мехом внутрь и ходим совершенной поступью как в чулках. Тепло и легко, и как-то совсем–совсем спокойно. Работы в университете как всегда много…»
 

Через неделю после восхищения, после радостных волнений от встречи с осенью ученого арестовали.

Статья Е.И. Ковычевой, на основе которой написано это сообщение, не сухой академической трактат. Её можно отнести к жанру научно-документальной прозы. Читается с грустью и с обидой на страну. Прошло с тех времён почти 80 лет, в Москве готовятся открыть памятник жертвам политических репрессий, а в пригородном лесу под Саранском власти упорно не хотят поставить знак на месте, где покоится прах многих десятков невинных жертв времён сталинского правления..

Письма М.Т. Маркелова - показатели не только научно-философской одаренности их автора, но и литературной. Как много, как бесконечно много мог бы сделать для эрзянской и общечеловеческой культуры столь обласканный богом человек, но…

Виновником несчастья Маркелова назван удмуртский талантливейший поэт и ученый Кузебай Герд, национальный герой удмуртского народа, который был представлен следствием организатором заговора. В целях давления Михаилу Тимофеевичу давали читать показания, данные Гердом в феврале-марте 1932 г. в Нижегородской гостинице, которые легли в основу обвинительного приговора. Вменили ему высказывания в финском посольстве о сепаратизме, вхождение его в руководство Объединения финно-угорских научных обществ. К.И. Куликов объясняет показания Герда, который тоже был расстрелян (1 ноября 1937 г., сравните даты), целями самосохранения и надеждой на открытый суд.

Работая в Томском университете доцентом, экспедиции на Алтай, в Горную Шорию, Минусинск, города вдоль Енисея и Иртыша запретили. Занялся библиотекой, с профессором Моториным договаривался об издании новой книги, обсуждал возможность напечатать «Эрзянский эпос» («Мордовские песни»).

Основные труды М.Т. Маркелова:

- Система родства у угро-финских народностей;

- К вопросу о культурных взаимоотношениях финнов и русских;

- К истории терюханской народной культуры (в соавторстве Толстовым С.П.);

- Историко-этнографический очерк удмуртов;

- Вышивание у марийцев;

- Мордва;

- Саратовская мордва (этнографические материалы);

- Мордовская деревня по данным эрзянского предреволюционного фольклора.
 

Наступил 1937 г. - самый кровавый в истории сталинского террора. Если в начале изгнания ученый писал друзьям часто, то в этом году послано всего семь писем, не хотелось огорчать их слезами и душевной тревогой.

Последнее письмо Михаила Тимофеевича. Оно выражало всю самоотверженность его заботы о друзьях, чистоту и честность помыслов, готовность стойко переносить несчастье неволи, способность мечтать о новых гранях развития.

Передать более подробно содержание, идеи и размышления автора статьи Е.И.Ковычевой «Историко-культурное содружество мордовского этнографа М.Т.Маркелова и русских художников И.С. и Н.Я. Ефимовых в годы сталинского террора» (Вестник Удмуртского университета, 2014, Вып. 1) невозможно. Она представляет собой почти художественно-документальное жизнеописание Маркелова на основе продолжительной переписки с Ефимовыми.

Отец, долго не получавший письма, забеспокоился. Обратился к самому Берия.

Народному Комиссару

Внутренних дел тов. Берия

от рабочего Маркелова Тимофея Кузьмича, прожив. Москва, Шоссе Энтузиастов,

Первомайская ул., дом.2а,

****

Заявление.

Прошу Вас выяснить и сообщить мне, где находится мой сын Маркелов Михаил Тимофеевич, год рождения 1899.

Он был арестован в г. Томске 27 октября 1937 г.; он был там адм. ссыльным, со времени этого ареста от него нет никаких сведений.

Но ни отец, ни мать, Матрёна Минеевна, так и скончались, не узнав правды о смерти сына. И только 14 мая 1959 г. М.Т. Маркелов был реабилитирован, благодаря стараниям сына Юрия.

Маркелову Юрию Михайловичу

г. Москва, к – 1, ул. Горького, 29а, кв. 61

***

Справка

Дело по обвинению Маркелова Михаила Тимофеевича пересмотрено Президиумом Томского областного суда 14 мая 1959 г.

Постановление бывшего Тройки УНКВД по Новосибирской области от 9 ноября 1937 г. в отношении Маркелова Михаила Тимофеевича отменено и дело производством прекращено за отсутствием состава преступления.

До ареста работал Маркелов М.Т. заведующим Музеем Томского государственного университета.

Председатель Томского областного суда –

подпись (В.Скрябин).

Гербовая печать

3 октября 1967 г.

Так и хочется в заключении повторить слова Некрасова:

«Какой источник разума погас,

Какое сердце биться перестало».

Подготовка статьи: Евгений Четвергов("Эрзянь Мастор")

Да, страна замечательная..
Отсутствие этноцентризма - вот наша беда.

П.С.: 
 
 
 
Станислав Юрьевич Маркелов, внук Михаила Тимофеевича (20.05.1974-19.01.2009, г.Москва) — российский адвокат, правозащитник, президент Института верховенcтва права, сотрудник Института «Коллективное действие», левый активист и антифашист. Был адвокатом семьи Эльзы Кунгаевой в рамках получившего широкую огласку дела Буданова. Стал жертвой громкого убийства в центре Москвы вместе с журналисткой Анастасией Бабуровой.

Похоронен 23 января 2009 года на Останкинском кладбище в Москве при усиленной охране сотрудников органов МВД.

В первую годовщину смерти 19 января 2010 были проведены памятные акции, на месте трагедии возле дома № 1 по улице Пречистенка были возложены десятки цветов. Инициаторами дня памяти выступили антифашисты, объединенные в «Комитет 19 января».




Просмотров: 263

Пусъёс

© 2017   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования