Uralistica

Решил сделать небольшой обзор книги "Наследие империй и будущее России".
У нас есть рубрика, где мы советуем книги, которые было бы полезно прочитать. Думаю мало кто следует рекомендациям, поэтому сделаю небольшую выжимку.
Сразу предупреждаю, довольно субъективную выжимку. Это мои впечатления от книги, то, что я счел важным процитировать и прокомментировать.
Это сборник статей. Я его купил по большей части из-за статей А.И. Миллера - исследователя империализма, национализма в Российской империи и ряде других империй. Но в сборнике есть и другие статьи, разные по уровню, по позиции и по углу зрения.

Итак. Вступление написал тот же Миллер. Он прежде всего отметил актуальность дискурса, заметил, что слово "империя" звучит часто при обсуждении прошлого и будущего России и СССР.
Он не скрывает своей личной позиции и позиции авторов: "все мы считаем, что современную Россию в территориальном смысле следует воспринимать как устойчивое явление и планы обустройства страны должны быть основаны именно на этом постулате."
Это уже немного странно, если авторы отсекают целый набор векторов развития страны, то исследования уже становятся однобокими и с заметным перекосом в сторону русского/российского национализма.
Тем более, что в своей собственной статье "Нация как рамка политической жизни", в этом же сборнике Миллер пишет: "Нет единства в том, следует ли считать современые границы России приемлемой данностью. Многие заявляют, что нужно стремиться к их расширению, будь то под флагом "восстановления СССР", или создания так или иначе проектируемой новой империи, или под флагом русского ирредентизма, то есть стремления присоединить к России территории с большой численностью русского населения, например Крым или северную часть Казахстана".
То есть несмотря на фразу о неделимости и планах обустройства в нынешних границах России, он признает, что ситуация сложнее не только из-за нерусского сецессионизма прежде всего на Кавказе, но и из-за не ясной позиции русского национализма.
Забота о зарубежной русской диаспоре совершенно очевидно проблема, которая заботит прежде всего русский национализм. В какой то степени его формирует.

Статья первая. А.И. Миллер История империй и политика памяти.

Он пишет, что если раньше империя воспринималась, как отжившая, устарелая форма политической организации, то сейчас картина восприятия империй стала сложней.
Не существует единого, общепринятого определения империи.
Империи имеют слишком много измерений.


Важно сочетание прямых и непрямых форм управления периферийными сообществами (direct and indirect rule). Отмечается, что для империй характерно преобладание непрямых форм правления, при опоре на местные элиты.

Империи способны мобилизовывать ресурсы для участия в межимперских отношениях и быть крупными игроками на международной арене.

Легитимация власти в империях всегда была божественной. Император помазанник божий и никакого другого подтверждения права править не надо.
В национальных государствах народ обладает всей полнотой власти и он избирает своего главу на определенный срок. В этом разница между подданными императора и хозяевами в своем национальном государстве. Отсюда следствие совпадения нации и государства.

"проект нации-государства, с его стремлением к культурно-языковой гомогенизации населения, тоже вызревает в империях. Франция как эталон нации-государства была ядром империи, более того, она сама прошла путь подавления локальных культур и языков в своем континентальном шестиугольнике в пользу доминирующей культуры и языка Иль-де-Франс".

"В империи Романовых такой проект русской нации был сформулирован в 30-60-е годы XIX века и включал великорусов, белорусов и малорусов, а так же финно-угорские народы Поволжья".
Что касается славянских народов, я такое определение русской нации слышал, но что туда включали финно-угорские народы Поволжья не встречал никогда.
"не столько сложившиеся нации-государства имперского ядра создавали империю, сколько империи создавали в своем ядре нации-государства".
Из этого следует практический вывод: пока о государстве можно говорить как о империи, о нем нельзя говорить как о нации-государстве. Нация оттуда еще не вылупилась.

"Проект строительства наций в ядре империй во многом подавил периферийные проекты национального строительства, которые с новой силой проявились уже в XX столетии в Шотландии, Каталонии, Стране басков и т.д."

Процессы подавления периферийных проектов мы знаем. Так можно оценить искусственный голод в Украине и Поволжье, депортацию крымских татар и чеченцев. Подавление выступлений чехов и словаков в 1968-м и венгров в 1956-м. Две чеченские войны, превращение всех ступеней образования в РФ в русскую национальную школу.

Далее следует интересный анализ национальной политики большевиков. "Опыт Гражданской войны еще больше убедил их в том, что именно национализм является главным конкурентом их собственной мобилизующей идеологии, адресованной классам, следовательно, простой вывод, сформулированный, в частности, Пятаковым, состоял в том, что национализм должен быть объявлен безусловным врагом и с ним должна вестись бескомпромиссная борьба. Однако Ленин и Сталин предложили принципиально иную тактику. Если советская власть разрешит национальные формы, то есть в определенной степени удовлетворит требования национализма, она сможет расколоть надклассовое единство национальных движений, нейтрализовать притягательность национальных лозунгов и тем самым создать лучшие условия для проявления классовых противоречий и восприятия большевистской идеологии. Не менее важно, что в рамках такой политики можно настаивать на принципиально новой, неимперской природе того политического образования, которое возникло на развалинах Российской империи". Большевики хотели избежать клейма империи, но всегда понимали и считали национализм своим врагом. Лучший способ победить течение - его возглавить.
Большевикам было важно продемонстрировать лояльность к национализму для привлечения на сторону СССР других угнетенных народов.

Миллер пишет о кризисе отношений России с соседями в связи со страхах соседей России утратить свой суверенитет и самобытность и с тем, что "русским, среди прочего, предстоит полнее осознать репрессивность империй, наследниками которых - как в положительном, так и в отрицательном смысле - они являются. Соседям русских в свою очередь предстоит осознать, во-первых, что русские зачастую были жертвами империй, построенных благодаря использованию их сил, терпения и талантов, а во-вторых, что наследие империй наряду с травмами и трагедиями несет и много другого".
В любом случае опыт империй не до конца осмыслен и не пересмотрен критически. В обществе дебатируется вопрос  должна ли Россия строиться как империя или нужно стоить национальное государство. Все это неизбежно накладывает отпечаток на восприятие прошлого опыта.

Просмотров: 739

Ответы на эту тему форума

Идем дальше. Статья О.Ю. Малиновой Тема империи в современных российских политических дискуссиях.

Еще а 1980-1990-х понятие "империя" воспринималось исключительно негативно. Сейчас обратный тренд - "символ "империи" приобрел позитивные коннотации и стал ценным ресурсом, который стремятся использовать политики разных направлений".

Смысл в понятие вкладывается разный.
Далее следует анализ семантического поля:

"1. Многосоставность: империя - это политическое образование, включающее в себя много разнокачественных элементов, которые могут выделяться по разным основаниям ("народы", "нации", "национальности", "этносы", "политические организмы", "разнокультурные земли" и др.)
В роли идеально-типической противоположности выступает "национальное" государство с ударением на прилагательное (nation-state)".


"2. Наличие центра и периферии (метрополии и колоний), отношения между которыми имеют асимметричный и неравноправный характер. нередко подчеркивается насильственный характер "удержания" периферии, а также несправедливый обмен ресурсами в пользу центра. В этом качестве "империя" противостоит, с одной стороны, федерации, где отношения между федеральным центром и субъектами федерации строятся на началах равноправия, а с другой - унитарному государству, в котором нет столь явного противопоставления центра и периферии".

"3. Автократический способ интеграции территорий и общества "сверху". Данное значение понятия подчеркивает вертикальный характер политических связей в империи в противоположность комбинации связей горизонтальных и вертикальных, характерных для идеального типа нации-государства (nation-state), интерпретируемого как тандем демократического государства и гражданского общества".


"4. Наличие "универсальной объединяющей идеи", некоего глобального цивилизионного проекта, во имя которого империя вбирает в собственное "тело" и в орбиту своего влияния народы и территории".
"И в таком качестве она противоположна идеальному типу государства - "ночного сторожа", функции которого ограничены обслуживанием интересов собственных граждан".


"5. Влияние на международной арене / стремление подчинить этому влиянию другие государства без утраты ими самостоятельного статуса. В этом значении "империя" - это прежде всего "великая держава", в полной мере реализующая свой потенциал влияния".
"Для определения противоположности качества империи, положенного в основу данной интерпретации, мы также воспользуемся метафорой - выражением "нормальная страна".

Далее автор исследует тексты имперских русских националистов, на предмет комбинаций значений понятия "империя".
Они оперируют тремя значениями: "многосоставное государство", "наличие объединяющей идеи - глобального проекта, миссии", "автократический способ организации территорий и общества сверху".
Разница между разными видами имперских националистов существенная, у них разные варианты "национальной идеи", способа правления, границ государства и т.д.

Оказывается либералы тоже грезят империей. Был проект "либеральной империи" Чубайса. Обновленную версию этого проекта представил  Л.Гозман.
Для них империя прежде всего "великая держава", способная оказывать влияние на международной арене. Плюс "мессианская идея" или "глобального проекта".
Автор пишет, что большинство либеральных политиков придерживаются постимперского подхода. Вот тут я с ней не согласен и готов поспорить.

Далее автор анализирует риторику Путина и околовластных политологов и находит там много апелляций к имперским смыслам, хотя напрямую тема строительства империи не поднималась.
Но самая главная властная партия "Единая Россия" отметилась на националистическом поле "Русским проектом". Она же провела в РГГУ "Дни русской политической культуры". Именно русской. М. Леонтьев сформулировал так: "русский проект может быть только один - общегосударственная , "имперская" идентичность."

Таким образом имперская риторика прослеживается практически во всех сегментах политического спектра.

Далее статья Н.Е. Тихоновой Наследие империи в общественном сознании россиян.

Она исследует вопрос восприятия проблематики империи.
С самого начала она заявляет, что "гражданская нация может сформироваться только в обществе, прошедшем этап модернизации". Россия только-только начинает продвигаться по этому пути.
По ее утверждению об этом говорят данные исследований за 10 лет.

Она утверждает, что "постимперский синдром" имеет для рядовых россиян совершенно другой смысл. Это не грезы об утраченном могуществе, а следствие сложности поиска новых идентичностей.
Вопреки распространенному мнению распад СССР не воспринимается так уж болезненно. В ряду других трагических событий распад занимает четвертое место после Второй Мировой, сталинскими репрессиями и войной в Чечне.
СССР не воспринимается как империя. С утверждением "распад СССР был логическим следствием имперской политики России в прежние столетия в отношении подчиненных ею государств и народов" в 1998 году были согласны 25%, а не согласны примерно 50%.
На мой взгляд это неверно, то таково восприятие "россиян".

Самое большое переживание связанное с распадом СССР соответствует ответу: "Это беда многих людей, живущих в республиках бывшего СССР" - 44%.

Примерно 25% считают необходимым восстановить СССР.  Автор пишет "лишь 25%", а я считаю "целых 25%", на мой взгляд это очень много. Это и есть тот самый "постимперский синдром".
Тихонова делает вывод о том, что у россиян "нет тяги к каким бы то ни было территориальным притязаниям". Ничего себе нет! 25% хочет восстановления СССР, а притязаний нет.
При этом 51% россиян считают, что "усиление России представляет собой угрозу для европейских стран, поэтому эти страны не заинтересованы в действительном подъеме России".
63% считают, что они заинтересованы "исключительно в ее природных ресурсах".
Страна - осажденная крепость, кругом враги, в этом нет ничего неожиданного.
При всем при этом отношение к Европе в целом положительное - у 72%.

А теперь самое интересное! "Устойчивая внутренняя самоидентификация с россиянами характерна менее чем для трети опрошенных". Вот вам и единая нация.

Решающую роль в самоидентификации россиян играет "самоидентификация с семьей и друзьями", 80.3% и 77.5% соответственно.
На втором месте "чувство общности с различными социальными группами" не менее 50%.
Этими группами могут быть коллеги по работе, люди разделяющие те же взгляды на жизнь, люди того же поколения.
С людьми той же национальности ассоциируют себя 46.8% россиян.

В благополучных слоях (экономически-активное население, городское население) С россиянами идентифицируют себя 54% населения. В крупных городах еще меньше - 48%. Доля этой идентичности среди городской молодежи меньше, чем по городскому населению в среднем. Это тоже говорит о тенденции.

В следующем опросе нужно было выбрать все идентификации которые отражают Я опрашиваемого.
Самая популярна идентификация "Гражданин России" 58%. То есть 42% "вообще не воспринимают себя как граждан своей собственной страны". Ведь назвать нужно было именно ВСЕ характеристики, которые подходят этому человеку. И лишь 21% ассоциируют себя с людьми своей национальности.
Это меньше чем "с людьми своей профессии" - 33%
"Житель своей местности" - 29%

В то же время выросла доля отрицательной идентичности, то есть идентичности, с которой человек никогда себя не ассоциирует и прямо об этом заявляет.
Доля людей не ассоциирующих себя с россиянами выросла с 1992 года до 2004 года с 6 до 22% !

Далее следует опрос о том, кого можно считать русским.

Утверждение и процент поддерживающих это утверждение в 2004 году и в 2007 году, допускалось 2 ответа.

Того, кто воспитан на русской культуре и считает ее своей: 41% и 39%

Того, чьи родители русские: 26% и 33%

Того, кто любит Россию: 37% и 32%

Того, кто считает себя русским: 29% и 27%

Того, кто имеет российское гражданство: 10% и 21%

Того, кто говорит по-русски: 6% и 13%
Православного: 10% и 10%

Тенденции таковы: набрала вес этнически ориентированная позиция - по крови, по родству и позиция по языку. Остальные сдали позиции.
Но доминирует все равно идентификация "русскости" по культуре.
И только по религиозному признаку держит стабильные 10%, что совсем немного.

Этим типом идентичности по культуре Тихонова объясняет "удивительную легкость ассимиляции большинства русских в чуждой им культурной среде других стран без образования диаспор", "и болезненность отношения к мигрантам, образующим особые диаспоры и, соответственно, живущим внутри них по своим правилам".

Так что успехи в строительстве гражданской нации сильно преувеличены.


Статья И.Б. Нойманна Российское стремление к великодержавию: как Россия добивалась признания Европы.

Он анализирует существо понятия "великая держава" и почему даже при удовлетворении всем критериям великодержавности в отношении России у Европы всегда были сомнения.

Он считает, что сомнения связаны с несовместимостью моделей власти в России и у ее западных соседей.

В европейской дипломатии и шире в европейской системе государств всегда существовала иерархия.
Сам термин "великая держава" стал частью политического лексикона во время Семилетней войны 1756-1763 годов. Классическое определение того времени звучит так - это "держава способная противостоять любой комбинации других государств".
Л. фон Ранке сформулировал иначе, великая держава - это государство, способное, благодаря своей экономической и военной силе, поддерживать сферу влияния, в которой другие великие державы признают его авторитет.

В обоих определениях не стоит вопрос о том, какое это государство, какова его система власти.
Державы делились по уровню участия в комитетах и конгрессах. Те, кто участвовал в Венском конгрессе и определял судьбы Европы считались великими державами. Те, кто участвовал лишь в некоторых комитетах считались средними державами, а те, кто участия не принимал вообще, - малыми.

Лишь в 1815 году термин "великая держава" стал официальным понятием, но использовался и ранее.
Великие державы были арбитрами и гарантами выполнения международных договоров.
Но при всем при этом было понятие суверенного равенства, которое предотвращала вмешательство во внутренние дела других государств.

То есть этот подход основан на измерении ресурсов, это вопрос характеристиками системы, но не интерсубъектными отношениями. Статус "великая держава" присваивается автоматически, после измерения  силовых ресурсов и не требует признания со стороны других участников системы.
Это рационалистический подход.
"Суверенитет - взаимное явление, то есть зависит от признания его другими соверенами, означает, что оправдывать надо не только свое существование, но и свою активность".
На международном уровне действия основываются не только на суверенитете, но и на первичные и осязаемые ценности. Эта черта международной активности породила нравственный дискурс, обосновывающий суверенные права на более глубоких ценностях, которые определяют социальный облик государства.
Примеры таких обоснований:

Мы являемся древними городами (полис)
Мы являемся городами-государствами эпохи Возрождения
Мы являемся абсолютными монархиями
Мы являемся современными либеральными системами.

Имеются ввиду нравственные устремления государства.

Во времена абсолютизма европейская иерархия была такова: Франция стояла на высшей ступени, затем шли другие христианские правители, затем нехристианские. Нравственное устремление государства определялось, как сохранение божественно упорядоченного иерархического общественного строя.
В более поздние времена забота о первенстве секуляризировалась.
И сразу всплыл вопрос о культурном величии государства.
"Существует тесная связь между престижем культуры и престижем власти". От себя отмечу, что "русская культура" взлетела именно тогда, когда без ее наличия был невозможен в принципе престиж России как государства на международной арене.
Таким образом внутренняя и внешняя политика безнадежно срослись.
С самого начала активных контактов России с Западом русский деспотический режим характеризовался европейцами, как "варварский". И хотя Россия с самого начала метила в самую верхушку иерархии, с европейской точки зрения она не отвечала ни одному требованию ни в то время, ни впоследствии.
Это не мешало России считать саму себя великой в тресцендентальном и нравственном отношении, но никто не разделял этого самосознания.
В времена Петра I, статус России вырос.
Накануне приезда Великого посольства Петра на Запад английский помощник посла в Гааге писал министру У. Трамбуллу: "В конце недели мы ожидаем приезда Императора и его толпы [...] Царь, любящий море, желал бы открыть северный путь (если таковой существует) в Персию, что было бы реальной выгодой и оправдало бы его прогулку".
Но позже европейским государствам пришлось учитывать желание России участвовать в европейской политике. Но уважения от этого не прибавилось.
Ч. Уитворс, служивший в России отмечал в 1722 году: "Царь может быть пугалом для своих соседей; но ни его власть, ни его намерения не могут непосредственно коснуться Великобритании".
То есть все понимали противоречие между несомненным наличием военной силы у России и недостаточным уровнем цивилизации.
Интересно, что сами русские рассуждали ровно так же. Вице-канцлер Шафиров писал: "Мы хорошо знаем, что большинство наших соседей очень неблагосклонно смотрят на хорошее положение, в которое Господь изволил нас поставить; что они были бы рады, если бы представилась возможность снова повергнуть нас в прежний мрак, и если ищут нашего союзничества, то скорее из страха и ненависти, нежели из дружеского чувства".
В 1760 году состоялись тайные переговоры между главами России, Франции и Австрии. Эту дату многие считают датой рождения России ка великой державы.
В 1779 году был заключен Тешинский договор и Россия впервые стала официальным гарантом договора.
По рационалистическим критериям в этом нет сомнения, Россия стала великой державой.
Но жалобы на недостаточную цивилизованность России остались. Остались и сомнения считать ли Россию частью Европы.
Фридрих Великий подчеркивал, что даже в качестве полицейского государства Россия была менее успешной, чем другие державы.
В любом случае 1815 год можно считать пиком признания России, как великой державы.
Но Европа быстро перестраивается, возникают национальные государства. Запад стремительно индустриализовался. Россия опять отставала в социальном и технологическом плане.
Авторитет России постепенно убывал, после Крымской войны это стало ясно всем.
Советская Россия вообще была за пределами европейской системы. И если с растущими военными возможностями пришлось считаться, то нравственный, цивилизационный авторитет был на нуле.

У. Черчиль считал, что русские лидеры - варвары.
Интересно, что сами лидеры тоже так считали. Н.Хрущев в своих мемуарах сравнивает себя с героиней известной пьесы 1930-х годов "Любовь Яровая", в которой маленькая Дунька отправляется в путешествие по Европе. Выражение "Дунька в Европе" даже перешло в разговорный язык.
То есть понимание, что Россию воспринимают как низшую было с двух сторон. Своего рода консенсус.
С началом перестройки СССР этот дискурс не исчез.
Достаточно вспомнить лозунг "догнать цивилизованное человечество". То есть подразумевается недостаточная цивилизованность.
Сейчас великодержавность России под большим вопросом даже с рационалистической точки зрения.
В пользу этого определения существует несколько факторов:
наличие ядерного арсенала
постоянное членство в Совете безопасности ООН
членство в G-8

Но Россия главному рационалистическому критерию великодержавности не соответствует - она уже не способна проецировать силу. Портфель членств в международных организациях фрагментарен и уступает даже Франции.

Автор считает, что понятие "великая держава" нужно уточнить и наконец признать, что не только военная сила определяет этот статус. Уже давно de facto учитывался социальный фактор, модель управления, эффективность. Это просто нужно признать.
Россия всегда сталкивалась с проблемой несовместимости своей модели с европейской и пока эта прjблема будет стоять, проблема "игрока другого сорта" никуда не уйдет.
Сейчас для поддержания статуса великой державы социальная совместимость важнее, чем военный потенциал.

Статья А.С. Кустарева После понижения в должности - Британия, Франция, Россия.

"Потеряла империю и не может найти себе роли" - так сказал о Британии бывший американский госсекретарь Д. Аченсон в 1962.


Британия, Франция и Россия высторили вокруг себя имперские конгломераты субконтинетального масштаба. Экспания в такого масштабах и такой длительности мотивирована сложным образом.

Во-первых -  обогащение захватчика. Способы могут быть разными на разных этапах - от простого военного грабежа до выстраивания меркантилистского хозяйственного комплекса, где периферии отведена роль источника ресурсов, а затем рынка сбыта.

Во-вторых, экспансия расширяет зону безопасности.

Экспансия носит превентивный характер. Границы отодвигаются, чтобы конкурирующая ииперия не придвинула свои.

В-третьих демографическая экспания - заселение колоний выходцами из мерополии.


Это целе-рациональные мотивы, но есть еще ценностно-рациональная экспансия, центр распространяется как харизматический очаг, как зона революции, как цивилизация.
В результате сочетания мотивов возникли сложные образования, которые сами именовали себя империями.

Мотивы и формы экспансии могут меняться даже во время роста одной и той же империи, поэтому все империи в период своего развития разные, но поздние империи весьма схожи.
Но империи не вечны, ресурсы экспансии иссякают, харизма тускнеет, система хозяйствования теряет эффективность. Во всех случаях на определенном этапе империи оказываются неспособны поддерживать порядок в ареалах своего доминирования. Во всех случаях иссякает демографический потенциал.
Империи вступают в фазу демонтажа. Центры империй вынуждены искать себе новую нишу в глобальном сообществе.
Это сказывается на всех сферах жизни общества. Но в разных империях по-разному. Расставание с империей Британии прошло легко. Еще за 30 лет до фактического развала империи политики готовили общественное мнение к демонтажу. Поэтому ни о какой войне за сохранение империи не могло быть и речи. Колонии управлялись косвенно, сохранялась конституционная автономия.
Доминионы (переселенческие колонии) двигались к независимости. Конституирование власти в метрополии никак не модифицировано имперской практикой. Не сложился даже имперский национальный этос.
В силу изменившихся экономических условий стало очевидно, что экономического смысла в сохранени колоний нет.
Кроме того в метрополиях устанавливалась система всеобщего социального обеспечения - wellfare. Это неизбежно должно было привести к распространению этой системы на всю империю, а значит к строительству единой гражданской общности с колониями. И это ставило крест на эгоистических мотивах империализма. Получалось как раз наоборт. Выгоду можно было получить лишь при роспуске империи.
Экономические и даже империалистические мотивы роспуска не остались незамеченными, есть даже работа с красноречивым названием "The Imperialism of Decolonization". Формальный роспуск империи предпринимался именно для сохранения господства и исключения экономической ответственности за бывшие колонии.

Во Франции расставание с империей носило более драматический характер. Франция уходила с войной из Алжира и Индокитая. В Алжире оставался 1 млн. фрнацузов и еще 1 млн. франкофонных алжирцев. Французы воспринимали Алжир, как часть Франции.
Но если войну в Алжире еще можно объяснить, то войну во Вьетнаме объснить уже сложней.  На рубеже XIX-XX веков, когда колонии приносили наибольшую прибыль, политический эстеблишмент относился к колониям без интереса. Зато начиная с 1930-х, когда деловые круги в колониализме разочаровались, политики вдруг стали сторонниками французской империи. Даже компартия выступала в защиту империи.
Мотив простой: "Мы слишком любим нашу страну, чтобы отказаться от экспансии нашего духа, французской цивилизации". "Это право и даже обязанность высших рас (des races supérieures) увлечь за собой тех, кто не достиг того же уровня культуры, и приобщить их к прогрессу, обеспеченному усилиями науки и индустрии".

Социалист М.Муте ввел в политическую риторику термин "colonisation altruiste". Дескать французский колониализм не был изначально альтруалистическим, но становится им. Как видим русский колонизационный альтруизм не русское изобретение.
Все эти разговоры о том, что мы им построили порты, заводы, дали университеты французская калька.
Характерно, что во Франции одобряли империю больше рабочие и служащие, чем собственники предприятий.
Революционный пафос и мессианизм сыграл злую шутку с Францией.

Экономическая эффективность СССР всегда была сомнительной, а с середины 1970-х стало очевидным, что госплановская структура СССР-СЭВ работает себе в убыток. Советскую экспансию трактуют как "социальный империализм", потому что система всеобщего, хоть и скудного wellfare все таки была введена.
С СССР случилось то, чего пытались избежать в Британии. Экономическая эффективность социальной империи неизбежно уходит в отрицательную зону.

Сходство с Французской империей прослеживается в революционном мессианизме. СССР тоже стремился распространять свою идею социальной справедливости. Соответственно распад не был таким безболезненным, как распад Британской империи.
Можно вспомнить вооруженные конфлиткты в Венгрии 1956, в Чехословакии в 1969, в Афганистане в 1980-е.
Можно провести аналогию между приходом де Голля и Ельцина, с попытками переворота и с роспуском империи. Тем не менее сам СССР распался достаточно безболезненно, почти как Британская империя.

Общественные настроения больше соответствуют французским: плебейские массы сожалеют о распаде СССР (66% в 1992-м, 75% в 200-м, 61% в 2006-м году, по данным "Левада-центра").
Хотят восстановления Союза уже меньше (21 % в 2001-м и 18% в 2006 году)

Характерно, что даже после утраты своих колоний Британия претендовала и претендует на мировую роль и на особый статус. Это сильно осложнило Британии интеграцию в Евросоюз. Она была готова только на лидирующую роль в этом объединении. Британия долгое время думала, что Евросоюз вообще не сможет без нее обойтись.
Франция быстро смирилась с новой ролью в мире. Это тоже объяснимо, если Франция полностью утратило влияние в бывших колониях, то Британия остается лидером Британского содружества с 15% мирового ВВП.
Франция компенсирует потерю статуса попыткой максимально влиять на дух Евросоюза. Они пытаются стоить единую Европу как "большую Францию".

Россия больше повторяет путь Франции, но с большими сложностями. Варант "Второй Европы", казавшийся реальным после победы во Второй мировой войне, не состоялся. Франция нашла убежище и защиту в единой  Европе, а Россия как "не-Европа" никому не нужна, в вступление России  в Евросоюз никем серьезно не рассматривается.
Вариант создания содружества по примеру Британского тоже не просматривается. Россия остается один на один со своими проблемами. И при всем при этом Россия остается заложником своей сверхдержавности.

У британцев почти так и не сформировалось этничекое самосознание, они определяли себя через протестантизм, тем более, что англиканство неразрывно связано с государством и королевой. Еще одной основой остается парламент.
Для французов основа идентичности  res-publica, народ-суверен, демократия, революция.
Поэтому Франция не этническая страна.
Русские определяют себя через государство. И тут возникает проблема. Если Французы могут забыть свою империю, британцы могут без нее обойтись, то "российство без своего имперского прошлого просто содержательно сжимается чуть ли не до "кривичей"."

В интерпретации И.Яковенко, это выглядит так: "... продление империи горзит исчезновением русских, а снятие империи ставит крест на имперском качестве народа, то есть отрицает Россию как субствнцию, отрицает тот самый русский народ, который дорого идеологам традиции".
Романтизировать русскую империю не удастся, она далеко не империя Наполеона. "А в отличие от Франции и даже Англии дореволюционное культурное наследие (объект самоопределительной памяти) просто ничтожно".
Агентур постимперского синдрома в России много:
1) партийно-политический истеблишмент, или партократия;
2) крупный бизнес, или плутократия
3) бюрократия;
4) культурократия (крупная культурбуржуазия);
5) плебейские массы, а точнее, их собственная интеллигенция вместе с отчужденной (деклассированной) мелкой интеллигенцией;

В общем фаза демонтажа империи, которую мы переживаем ставит много нетривиальных проблем перед всеми народами населяющими РФ, общественными стратами, агентурами постимперского синдрома.
Поэтому траектория движения страны существенно неопределенная.

Статья И.А. Зевелёва Соотечественники в российской политике на постсоветском пространстве: наследие империи и государственный прагматизм.

Автор считает, что в отношении к "соотечественникам", оказавшимися за пределами РФ победил прагматизм.
В тоже время риторика на эту тему носит неоимпериалистический характер.

Характерно, что автор не определяет термин "соотечественники", но по тексту хорошо видно, что под ними он понимает русских. В тексте встречаются фразы "проблематика русских в ближнем зарубежье", но и фразы типа "[тема] заняла важное место в дискурсе о российской нации...", тут уже фигурирует "российская нация".
Обычная попытка усидеть на двух стульях. Странный подход для научной статьи. Он пытается разобраться с категориями, которые даже не определил.

Вот эту фразу я вообще не понял:
"Общественный дискурс заставил правительство России обратиться к несоответствию между концепцией Российского государства в пределах произвольно установленных - как считали многие - границ РСФСР, с одной стороны, и реальной областью распространения российской культуры, языка и национального самосознания - с другой".
Может быть имелся ввиду не дискурс, а дискуссия? И что это такое "российский язык"?

Идея двойного гражданства возникала как панацея связанная с несоответствием границ и реальной областью проживания русскоязычных/русских.
Россия решила обеспечить всем им двойное гражданство. Но с точки зрения международного права эта идея небезупречна. Большинство государств не признают двойного гражданства.
Интересно, что этим хотели не столько помочь русским там, сколько предотвратить массовый выезд русских в Россию.
Двойное гражданство могла стать инструментом давления.
В военной доктрине 1993 года нарушение прав граждан РФ в других государствах служило оправданием военного вмешательства с целью их защиты.
Но бывшие союзные республики отказались признавать двойное гражданство. Только Туркмения на это пошла и то только потому, что русских там почти нет. Но и она разорвала соглашение о двойном гражданстве в 2003 году. Возможно двойное гражданство удастся ввести в Армении, то там русских тоже очень мало.
Двойного гражданства нет даже в соглашениях с Украиной и Беларусью.

Таким образом политика введения двойного гражданства провалилась.
"Закон о гражданстве" постепенно ужесточался, получить российское гражданство становилось все трудней.
В период между 1992 и 1996 годами было всего 900 тыс. человек, которые получили российское гражданство.

Но Россия продолжала выдавать свои паспорта в бывших республиках, несмотря на протесты соседей. Но де-юре признания эта практика не получила.
Таким образом оказывать давление на соседние государства невозможно. Обладатели вторых паспортов держат этот факт в тайне. А государства в которых они живут их особых прав признавать не собираются.
В 1994 году правительство РФ приняло программу налаживания особых отношений с соотечественниками за рубежом. Интересно, что там явно имелись ввиду не только русские, но все национальности, чьи корни находились на территории России.
В 2004 году в Закон о соотечественниках были внесены правки. Изменилось понятие "соотечественники", в него вошли:
1. граждане РФ, проживающие за рубежом;
2. лица состоявшие в гражданстве СССР;
3. эмигранты из СССР и России;
4. потомки соотечественников, "за исключением потомков лиц титульных наций иностранных государств".
При всей широте определения, "ясно, что в первую очередь под соотечественниками российские власти имеют ввиду этнических русских".
В 2006 году была принята "Федеральная целевая программа "Русский язык" (2006-2010)", стоимость программы 1,58 млрд руб.
Но в целом курс правительства был декларативный и умеренный. У этого курса были и есть противники. Наиболее радикальные базировались на концепции разделенности русского народа и его праве на воссоединение. Сторонниками этой идеи были Н. Нарочницкая, К. Мяло, В. Аксючиц, А. Севастьянов, Г. Зюганов, Ю. Лужков. С. Бабурин.
Но соответствующие законы так и не были приняты, а эта тема была вытеснена на политическую периферию.
Этому способствовало то, что в бывших советских республиках нет прямого насилия в отношении русских. Кроме того сами русские слабо мобилизованы и разобщены, заметных горизонтальных связей между русскими общинами почти нет.
Автор считает, что русский этнонационализм может разорвать страну, что размытые границы "русских", "русскоязычных" является единственным мирным решением "русского вопроса".

Характерно, что Россия отказывается помогать черкесам, живущим в Сирии, отказывается считать их соотечественниками. Становится ясно, что статус соотечественника могут получить только русские.

Статья Т.М. Атнашева Три круга и будущее русского языка на постсоветском пространстве. К политике общего наследия.

Скажу сразу, что эта статья показалась мне наиболее слабой из всех, представленных в сборнике.
уже первая фраза - "имперское наследие СССР и Российской империи принадлежит как России, так и нашим ближним соседям", вызывает вопросы, особенно в статье посвященной распространенности языка бывшей метрополии.
Русский язык играет особую роль для личной идентификации: это не иностранный язык, но в терминах лингвистов, второй родной или неродной язык, используемый наряду с родным.
Распад континентальной империи специфичен - колонии остаются соседями с бывшей метрополией.
Языковой национализм играет ключевую роль в период становления новых государств. Это средство обособления от влияния России. Россию воспринимают, как бывшую метрополию, а не как одну из наследниц империи, наряду с соседями. Мне кажется, что Россия дает для этого достаточно поводов, упрекать за это соседей сложно.
Русский язык невольно напоминает о прошлой и возможно будущей (!) общности поверх границ.
Так, в последние 10 лет в России тема русского языка воспринималась прежде всего сквозь призму ущемления прав русской диаспоры и сокращения влияния русского языка. В национальных же элитах республик СНГ и Балтии - сквозь призму угрозы их политическому суверенитету и независимости.

Автор выделяет три круга двуязычия:
1-ый, активное двуязычие: Белорусия, Украина, Казахстан
2-ой, ограниченное двуязычие: Азербайджан, Эстония
3-ий, язык образованных элит и основной язык для небольшой русской диаспоры: Литва, Армения

Страны первого круга воспринимаются, как наиболее враждебные к русской диаспоре и русскому языку.
От себя хочу заметить, что это явно не так. В Белоруссии никакой враждебности к русскому языку нет, наоборот, он используется в органах власти и вытесняет собственно белорусский. А в Армении русская диаспора пожалуй самая маленькая в странах СНГ, поэтому вообще не ясно как Армения попала в третий круг. И куда делись остальные страны СНГ и Латвия.
Раньше или позже наши соседи в своих собственных интересах должны научиться сотрудничать с несколькими центрами силы, как в свое время это сделали Финляндия или Австрия - к своей выгоде. Мы уверены, что осознание преимуществ двуязычия обнаружит, что русский язык и русская культура есть естественное поле общих интересов и буквально - общий язык. Это простое открытие не снимает всех проблем и противоречий интересов, но задает новую положительную тональность для дискуссии.
Это уже не язык научной статьи, а язык пропаганды, политики.
А дальше следуют реверансы Л.Путиной, которая занимается вопросами русского языка и организовала Фонд развития русского языка, самому В. Путину, за провозглашение 2007 года - годом русского языка и за создание фонда "Русский мир". Путин в послании Федеральному собранию использовал советский термин "дружба народов" и термин Щедровицкого Русский мир: "Русский - это язык исторического братства народов, язык действительно международного общения. Он является не просто хранителем целого пласта поистине мировых достижений, но и живым пространством многомиллионного русского мира, который, конечно, значительно шире, чем сама Россия. Поэтому, как общее достояние многих народов, русский язык никогда не станет языком ненависти или вражды, ксенофобии или национализма". Это цитата из Путина.  Я не понимаю, как можно назвать братством то, что создавалось, как империя, и как все империи, создавалось завоеваниями. Как метрополию и колонии можно назвать братьями? Как завоевателя и побежденного можно назвать братьями?
А ксенофобии и национализма в современной России с избытком, цитировать ксенофобные статьи на русском не имеет смысла, ясно, что они есть и их много. Так что это пафосные, но абсолютно пустые слова.
Далее автор очень поверхностно описывает ситуацию в разных странах:
В Украине русский язык преобладает в сфере бытового и делового общения, а также в сфере печати и книгоиздания,  тогда как в системе образования, на телевидении и в официальной публичной коммуникации украинский язык институционально продвигается большей частью политической элиты как единственный официальный язык.

В Казахстане происходит вытеснение этнических русских и постепенно ограничивается роль русского языка в государственном управлении, но молодые казахи предпочитают учиться на русскоязычных отделениях казахских вузов.

В Латвии (которая ни в каких кругах русского языка не значится) русские подвергаются разнообразной дискриминации, но в пяти из семи самых крупных городов Латвии живет больше русскоязычных, чем говорящих на латышском языке.

В Армении хорошо относятся к русскому языку и культуре, военное и политическое сотрудничество наших стран значительно, однако на русском языке практически не говорят ни в быту, ни в публичном пространстве. Спрашивается, тогда каким образом Армения у этого же автора попала в третий круг русского языка - язык образованной элиты, если он сам признает, что он не используется нигде.

Во-первых, в большинстве стран русский язык стихийно продолжает играть ключевые, жизненные функции в обществе, как в русских общинах, так и в обществе в целом.
Никакой статистики на этот счет автор не приводит, ограничиваясь общими фразами. К тому же функции не играют, играют роли.
Во-вторых, все без исключения страны СНГ и Балтии предпринимали и предпринимают усилия разной степени жесткости по институциональному вытеснению или ограничению русского языка. Русский язык воспринимается, как язык потенциальной зависимости.

В-третьих, речь идет о новом и пока не очень осмысленном феномене фрагментации поля русского языка: о символической "эмансипации" образа русского языка от образа России как государства, появление смешанных местных диалектов и значительном уменьшении количества молодых людей до 20 лет, говорящих по-русски или изучающих русский.
И опять ни примеров, ни статистики.
Автор утверждает, что для детей элиты Казахстана, Узбекистана, Киргизии, Таджикистана, Азербайджана и Литвы знание русского является статусным маркером. Странно, что здесь нет Армении, которая попала в третий круг именно потому, что элита очень ценит русский язык.
Мы также предлагаем закрепить следующую политическую идею - России и русским важно предлагать и честно принимать модель двуязычия в соседних странах.
Вот это вообще фантастика! А что Россия и русские в состоянии продавить в соседних странах моноязыковую модель? Какая щедрость!
Россия может использовать эту сложную (двуязычную) ситуацию в свою пользу и закрепить русский язык как неформальный второй язык для элиты в СНГ и Балтии в обмен на признание двуязычия как задачи и для русской диаспоры.
Эту фразу я плохо понял. Выторговать двуязычие за двуязычие? Это как?

Или имеется ввиду, что национальные элиты стран СНГ и Балтии будут обязаны учить русский в обмен на изучение местных языков русской диаспорой в этих странах? Интересная мысль.
Способность России влиять в регионе может быть основана как на экономических или военных ресурсах, так и на этой мягкой силе общего языка и общей великой культуры.
То есть империализм в ином обличии налицо. Опасения элит соседних государств не беспочвенны.
Доля русских за пределами России сократилась с 25 млн. в 1991 году, до примерно 18 млн. в 2006 году. При том, что в Россию приехало около миллиона, получается, что около 6 млн. сменили идентификацию.
Доля русских:
1) 30-20%: Латвия, Казахстан, Эстония, Украина;
2) 15-5%: Киргизия, Белоруссия, Молдавия, Литва;

3) 5-0%: Узбекистан, Азербайджан, Грузия, Туркмения, Таджикистан, Армения;
Затем автор почему то сравнивает по религиозной принадлежности, подразумевая, что православие способствует укоренению русского языка.
93% православных в Молдове видимо дают русскому языку там особый шанс. Лично я в этом сомневаюсь.
Дальше он рассматривает где распространена кириллица, а где латиница. Видимо считает, что использование кириллицы в национальных языка способствует распространению русского.
Далее он исследует урбанизацию, подразумевая, что доля русскоязычного населения в городах выше, чем на селе, а значит и шансы на укоренение выше.
В отношении Украины у автора большие планы: русский язык здесь (в Украине) может стать родным языком национального украинского проекта. Это смелое заявление.

Исторические примеры Франции и Испании показывают, что полное насильственное вытеснение языка меньшинства в школе в перспективе угрожает выживанию меньшинства и приводит к его почти полной ассимиляции. А зачем обращаться к опыту Испании и Франции? Опыта России мало?
Кстати в Испании как раз полной ассимиляции не получилось. Неудачный пример для автора.
Дальше автор предлагает пути поддержки и распространения русского языка в зависимости от номера круга русского языка.
Ничего оригинального он не предлагает. Опять же странный пункт для "научной" статьи. Это уже вопросы политической практики.
Показательна последняя фраза статьи:
Россия достаточно повзрослела и прошла этап первоначальной внутренней консолидации, чтобы теперь использовать русский язык и культурное наследие империи в своих интересах.

Статья  Н.Т. Вишневской Миграция в постсоветской России. Особенности миграционных потоков в СССР.

Очень полезная статья. Эта тема очень мифологизирована, поэтому полезно знать ее не умозрительно, а в цифрах.
В СССР внешняя миграция почти отсутствовала, а внутренняя была ограничена институтом прописки. Массовые перемещения людей были под контролем государства. Были массовые депортации, были ударные стройки и освоение новых земель, была урбанизация и переселение в города.
Следствием политики индустриализации стало переселение большого числа советских граждан из густонаселенных районов Центральной России, Украины и Белорусии в национальные республики. Подобная политика преследовала две цели: с одной стороны, с помощью квалифицированых русских и других русскоязычныз кадров дать толчок развитию индустрии в менее развитых окраинных регионах России, а с другой - укрепить в этих республиках влияние центральной власти, не дать развиться националистическим настоениям. В результате доля русских в национальных республиках за послевоенное время существенно увеличилась.
(Вообще говоря это русская националистическая политика проводимая от лица государства. Политика руссификации, подавления нерусских национализмов. Правда русское влияние прикрыто эвфемизмом - влияние центральной власти.)

Миграционный поток с окраин в центр был маленьким и направлен в крупные города. Были установленые ограничения - лимиты. Отсюда возник термин - лимита.

После развала СССР потоки миграции резко изменились.  Многие русские/русскоязычные вернулись в Россию. Появилась трудовая миграция из стран бывшего СССР в Россию, увеличислся поток эмигрантов за рубеж. В период между 1989 и 2002 годами эмигрировали 1,3 млн. человек.
По данным Комиссии ООН по проблемам беженцев, к 2004 году общее количество беженцев и вынужденных переселенцев достигло 680 тыс., и которых 350 тыс. были беженцами и 330 тыс. вынужденными переселенцами. Это не только русские, но и турки-месхетинцы, армяне из Азербайджана, азербайджанцы из Нагорного Карабаха и так далее.
Псоле 1994 года миграция в Россию стала носить преимущественно экономический характер. Поток сильно зависти от уровня дохода в стране откуда мигрант выезжает и в стране, куда он въезжает. Причем разрыв в доходах должен составлять по крайней мере 30-40%. Если меньше, стимулы к миграции оказываются сильно ослабленными. Поэтому имеет смысл рассмотреть уровни доходов в странах СНГ.

Таблица 1 Доходы на душу населения в странах СНГ, 2000-2002 гг.
(ВВП по паритету покупательной способности)

Страна ВВП на душу
населения
в USD
В % от
соответствующего
показателя
для стран ЕС
В % от
соответствующего
показателя для РФ
Российская Федерация 7730 27,2 -
Белоруссия 5160 18,1 66,8
Казахстан 5263 18,5 68,1
Украина 4517 15,9 58,4
Молдавия 1380 4,8 17,9
Армения 2757 9,7 35,7
Азербайджан 2887 10,1 37,3
Грузия 2077 7,3 26,9
Киргизия 1607 5,6 20,8
Узбекистан 1603 5,6 20,7
Таджикистан 999 3,2 11,6


                   
Почему то автор берет для сравнения только страны, где доходы ниже российских. К примеру ВВП на душу населения Эстонии в 21 200 USD.
За счет мигрантов за 1989-2004 годы российское население из стран бывшего СССР увеличилось на 5,2 млн. человек.
Пик численности мигрантов был достигнут в 1994 году, когда за один год в Россию переехало, 1,1 млн. человек из стран СНГ и Балтии. В 2004 году только 172 тыс. человек, то есть показатель снизился более чем в 6 раз.

Таблица 2. Нетто-миграция между Россией и странами СНГ и Балтии, 1989-2004 гг.
Страна Тыс. человек %
Казахстан       1766 33,6
Средняя Азия       1689 32,2
Узбекистан       812 15,5
Таджикистан       384 7,3
Киргизия       344 6,6
Закавказье       1046 20,0
Грузия        412 7,9
Азербайджан        403 7,7
Армения        231 4,4
Западные страны        498 9,5
Украина        400 7,6
Молдавия 108 2,1
Белоруссия -11 -1,0
Страны Балтии 246 31,1
Латвия 120 45,3
Эстония 71 44,8
Литва 54 14,7
Всего 5244 100,0

Получается, что самым большим поставщиком мигрантов был Казахстан. А в Белоруссию выехало больше людей из России, чем въехало.
Еще одной тенденцие является то, что чаще стали въезжать не на постояное место жилельства, а временно.
Вопреки распространенному мнению, только половина трудовых мигрантов прибывает из стран СНГ и Балтии, другую половину составляют мигранты из дальнего зарубежья, прежде всего из Китая, Турции и Вьетнама.
В 2005 году 161 тыс. из Китая
141 тыс. из Украины
74 тыс. из Турции
56 тыс. из Вьетнама
52 тыс. из Таджикистана
49 тыс. из Узбекистана
31 тыс. из Молдавии
26 тыс. из Армении
17 тыс. из Азербайджана
16 тыс. из Киргизии
Это все легальная часть миграции. В части нелегальной оценки разнятся от 1,8-2 млн, по мнению Е. Красинца, до 3-4 млн по данным Ж. Зайончковской. Эксперты ООН считают, что эта цифра 1,3-1,5 млн. человек.
Закон о гражаднстве 2003 года значительно затрудняет миграцию.
Таблица 5. Доля населения титульной национальности и русских в странах СНГ и Балтии, 1989-1991 и 1999-2002 гг.

Измененние
% Тыс.чел. Тыс. чел. %
1989-1991 1999-2002 1989-1991 1999-2002 1989-1991 1999-2002
Российская Федерация 100 100 147 400
145 164 -2 236 -1,5
Русские 81,3 79,8 119 886 115 869 -3 997 -3,3
Украина 100 100 - - - -
украинцы 72,4 78,5 37 419 37 542 123 0,3
русские 22,0 17,4 11 356 8 334 -3 022 -26,6
Белоруссия 100 100 10 200 10 045 -155 -1,5
белорусы 77,5 81,2 7 905 8 159 254 3,2
русские 13,2 11,4 1 342 1 142 -2 -14,9
Казахстан 100 100 16 185 14 953 - 1 232 -7,6
казахи 40,4 53,4 6 535 7 985 1 540 22
русские 38,5 30,0 6 228 4 480 -1 748 -28,1
Армения 100 100 3 449 3 213 -236 -6,8
армяне 93,3 97,9 3 218 3 145 -73 -2,3
русские 1,6 0,5 54 15 -39 -72,1
Азербайджан 100 100 7 038 7 953 915 13,0
азербайджанцы 82,5 90,6 5 805 7 206 1 401 24,1
русские 5,6 1,8 392 142 -250 -63,8
Грузия 100 100 5 443 4 372 -1 071 -19,7
грузины 69,6 83,7 3 787 3 661 -126 -3,3
русские 6,3 1,8 341 68 -273 -80,1
Молдавия 100 100 4 338 4 293 -45 -1,0
молдаване 64,4 69,8 2 795 2 997 202 7,2
русские 13,0 11,3 562 484 -78

-13,9

Киргизия 100 100 4 290 4 823 533 12,4
киргизы 52,0 64,9 2 230 3 128 898 40,3
русские 21,4 12,5 917 603 -313 -34,2
Узбекистан 100 100 19 905 24 231 4 326 21,7
узбеки 71,0 77,8 14 142 18 861 4 719 33,4
русские 8,3 5,0 1 653 1 202 -451 -27,3
Таджикистан 100 100 5 109 6 127 1 019 19,9
таджики 62,1 79,9 3 172 4898 1 726 54,4
русские 7,6 1,1 388 68 -320 -82,5
Латвия 100 100 2 667 2 377 -289 -18,8
латышы 52,0 57,7 1 388 1 371 -17 -1,2
русские 34,0 29,6 906 703 -202 -22,3
Литва 100 100 3 675 3 484 -191 -5,2
литовцы 79,6 83,4 2 924 2 907 -17 -0,6
русские 9,4 6,3 344 220 -125 -36,2
Эстония 100 100 1 566 1 370 -196 -12,5
эстонцы 61,5 67,9 963 930 -33 -3,4
русские 30,3 25,6 475 251 -124

-26,0

(Интересно, что в таблице особо везде автор выделяет русских. Почему то только русские в России обозначены, как титульная национальность, хотя Россия все еще многонациональная федерация. Это такой неосознанный национализм. Или осознанный.)
Опрос специалистами Всемирного банка таджикских мигрантов показал, что 73% предпочитают временную трудовую миграцию, 11% хотели бы остаться в России на срок до одного года, и только 16% желают переехать в россию на постоянное место жительства.

Стоит обратить внимание на раздвоенность российского политического сознания. Под соотечественниками, которые еще совсем недавно были гражданами одной страны и которым следует оказывать помощь, в том числе в переселении, понимаются преимущественно русские.
Автор рассматривает вопросы увеличения привлекательности России, как страны-рецепиента.
Далее рассматирваются вопросы материальной помощи в переезде и адаптации. Но вот вопрос адаптациии и ассимиляции рассматривается, как адаптация к русской среде и вопрос изучения русского языка. Почему то сравнение идет с мононациональными, вернее с национальными государствами.
Автор опасается создания эмигрантских анклавов в городах, более того, иммигрантских анклавов. То есть анклавов созданных внутренними мигрантами из регионов Кавказа.
Подобные анклавы способствуют росту изоляционистских и "мстительно-обиженных" настроений в мигрантской среде, в том числе облегчают распространение исламского фунтаментализма как антикапиталистичекой и антилиберальной идеологии.
Это странно, потому что бороться надо не проявлениями обиды, а причинами обиды. До тех пор, пока внутренние мигранты на будут чувствовать себя комфортно со своими языками и традициями на всей территории России, обиды и стремление к самоизоляции не закончатся.

Статья Н.В. Петрова Наследие империи и регионализм.

В России процессы трансформации общества имеют очень важную территориальную составляющую. Сдвиги в идентичности в рамках постимперского транзита носят тектонический характер. Территориальня структура несет на себе отпечатки как романовского периода, так и советского. Еще больше это справедливо в отношении менталитета. Большинство российских граждан сформировались в советского время и являются "советскими" в третьем-четвертом поколениях.
Наследие - это одновременно бремя, традиции и возможности. Оно может быть основанием как оптимизма, так и пессимизма.
Негатив распадается на категории:
1) Ограничения;
2) Риски;
3) Собственно проблемы, с которыми сталкивается власть и общество, столкнутся, если захотят выбраться из колеи.
Рассмотрим проблему формирования территориальной идентичности.
Родоначальником советского варианта империи можно считать Сталина. Ему принадлежит, как общий территориальный дизайн, так и ранжирование ряда этносов и соответствующих им национально-территориальных формирований разного уровня.
Сталин существенно расширил арсенал имперской политики, широко практикуя объединение разнородных этносов в национально-территориальные образования и лишение "почвы" - насильственное перемешивание по территории и массовые депортации целых народов. Это была жестокая, но в своем роде эффективная политика. До тех пор, пока от жестокости отказались. Тогда и открылся ящик Пандоры. Яркий пример осетино-ингушский конфликт.
Российская Федерация в составе СССР была скорее федерацией народов,чем территорий. Об этом говорят нормы представительства в советском парламенте. В постсоветском парламенте от этого уходили постепенно. С принятием конституции 1993 года, верхняя палата утратила черты палаты национальностей. Во многих национальных республиках конституцию не поддержали.
Империя Романовых имела много от федерации. СССР назывался союзом, федерацией, но был гораздо более империей, чем его предшественница.
Но и сам СССР был разным. В 1980-е в нем было больше федерализма, чем в современной предельно унитаризированной и централизованной России.
Страна дважды уходила от империи - в 1917 и в 1991 годах.

Таблица 1. Особенности имперского наследия РВ в приложении к территориальному устройству

 

Регион Центр Дата основания города Дата основания региона 1-го уговня Дата основания региона Куда входил Возраст города-центра Возраст региона Возраст региона 1-го уровня
Агинский Бурятский АО Агинское 1781 1937 1993 Читинская обл. 226 70 14
Адыгея Майкоп 1857 1922 1991 Краснодарский край 150 85 16
Алтай Горно-Алтайск 1830 1922 1990 Алтайский край 177 85 17
Алтайский край Барнаул 1730 1917 1917 277 90 90
Амурская обл. Благовещенск 1856 1858 1858 ЦО* 151 149 149
Архангельская обл. Архангельск 1584 1708 1708 ЦГ** 423 299 299
Астраханская обл. Астрахань 1558 1717 1717 ЦГ 449 290 290
Башкортостан Уфа 1574 1865 1865 Уфимская губ. 433 142 142
Белгородская обл. Белгород 1593 1954 1954 Курская обл. 414 53 53
Брянская обл. Брянск 985 1944 1944 Орловская обл. 1022 63 63
Бурятия Улан-Удэ 1689 1778 1778 Переим. из Бурят-Монгольской АССР 318 229 229
Владимирская обл. Владимир 990 1944 1944 ЦГ 1017 63 63
Волгоградская обл. Волгоград 1589 1936 1936 418 71 71
Вологодская обл. Вологда 1147 1796 1796 ЦГ 860 211 211
Воронежская обл. Воронеж 1586 1725 1725 ЦГ 421 282 282
Дагестан Махачкала 1844 1921 1921 163 86 86
Еврейская АО Биробиджан 1915 1934 1993 92 73 14
Ивановская обл. Иваново 1561 1929 1929 446 78 78
Ингушения Магас 1995 1992 1992 12 15 15
Иркутская обл. Иркутск 1661 1764 1764 ЦГ 346 243 243
Кабардино-Балкарская Республика Нальчик 1822 1921 1993 185 86 14
Калининградская обл. Калининград 1255 1946 1946 752 61 61
Калмыкия Элиста 1927 1920 1935 80 87 72
Калужская обл. Калуга 1371 1796 1796 ЦГ 636 211 211
Камчатский край Петропавловск-Камчатский 1740 1849 1849 ЦО 267 158 158

 

Продолжение таблицы 1. Особенности имперского наследия РВ в приложении к территориальному устройству

 

Регион Центр Дата основания города Дата основания региона 1-го уговня Дата основания региона Куда входил Возраст города-центра Возраст региона Возраст региона 1-го уровня
Карачаево-Черкесская Республика Черкесск 1804 1922 1992 203 85 15
Карелия Петрозаводск 1703 1801 1801 Олонецкая губ., ЦГ 304 206 206
Кемеровская обл. Кемерово 1720 1943 1943 287 64 64
Кировская обл. Киров 1374 1796 1796 Вятская губ., ЦГ 633 211 211
Коми Сыктывкар 1586 1921 1921 421 86 86
Костромская обл. Кострома 1152 1778 1778 ЦГ 855 229 229
Краснодарский край Краснодар 1793 1860 1860 Кубанская обл., ЦО 214 147 147
Красноярский край Красноярск 1628 1822 1822 Енисейская губ., ЦГ 379 185 185
Курганская обл. Курган 1662 1943 1943 345 64 64
Курская обл. Курск 1032 1796 1796 ЦГ 975 211 211
Ленинградская обл. Санкт-Петербург 1703 1708 1708 304 299 299
Липецкая обл. Липецк 1702 1954 1954 305 53 53
Магаданская обл. Магадан 1929 1953 1953 78 54 54
Марий Эл Йошкар-Ола 1584 1920 1936 423 87 71
Мордовия Саранск 1641 1930 1934 366 77 73
Москва Москва 1147 1931 1931 - 76 76
Московская обл. Москва 1147 1708 1708 ЦГ 860 299 299
Мурманская обл. Мурманск 1916 1938 1938 91 69 69
Ненецкий АО Нарьян-Мар 1929 1929 - 78 78 -
Нижегородская обл. Нижний Новгород 1221 1719 1719 ЦГ 786 288 288
Новгородская обл. Новгород Великий 859 1727 1727 ЦГ 1148 280 280
Новосибирская обл. Новосибирск 1893 1937 1937 114 70 70
Омская обл. Омск 1927 1920 1935 80 87 72
Оренбургская обл. Оренбург 1743 1796 1796 ЦГ 441 211 211
Орловская обл. Орёл 1566 1796 1796 ЦГ 441 211 211

 

Продолжение таблицы 1. Особенности имперского наследия РВ в приложении к территориальному устройству

 

Регион Центр Дата основания города Дата основания региона 1-го уговня Дата основания региона Куда входил Возраст города-центра Возраст региона Возраст региона 1-го уровня
Пензенская обл. Пенза 1663 1796 1796 ЦГ 344 211 211
Пермский край Пермь 1723 1796 1796 ЦГ 284 211 211
Приморский край Владивосток 1860 1938 1938 147 69 69
Псковская обл. Псков 903 1772 1772 ЦГ 1104 235 235
Ростовская обл. Ростов-на-Дону 1749 1937 1937 258 70 70
Рязанская обл. Рязань 1095 1796 1796 ЦГ 912 211 211
Самарская обл. Самара 1586 1850 1850 ЦГ 421 157 157
Санкт-Петербург Санкт-Петербург 1703 1708 1708 ЦГ 304 299 299
Саратовская обл. Саратов 1590 1797 1797 ЦГ 417 210 210
Сахалинская обл. Южно-Сахалинск 1882 1909 1909 ЦО 125 98 98
Свердловская обл. Екатеринбург 1723 1934 1934 284 73 73
Северная Осетия - Алания Владикавказ 1784 1860 1860 Терская обл., ЦО 223 147 147
Смоленская обл. Смоленск 862 1708 1708 ЦГ 1145 299 299
Ставропольский край Ставрополь 1777 1847 1847 ЦГ 230 160 160
Тамбовская обл. Тамбов 1636 1796 1796 ЦГ 371 211 211
Татарстан Казань 1005 1708 1708 Казанская губ., ЦГ 1002 299 299
Тверская обл. Тверь 1135 1796 1796 ЦГ 872 211 211
Томская обл. Томск 1604 1804 1804 ЦГ 403 203 203
Тува Кызыл 1914 1944 1944 93 63 63
Тульская обл. Тула 1146 1796 1796 ЦГ 861 211 211
Тюменская обл. Тюмень 1586 1944 1944 421 63 63
Удмуртская Республика Ижевск 1760 1920 1934 247 87 73
Ульяновская обл. Ульяновск 1648 1796 1796 Симбирская губ., ЦГ 359 211 211
Хабаровский край Хабаровск 1858 1856 1865 Приморская обл., ЦО 149 151 151
Хакасия Абакан 1675 1930 1992 332 77 15
Ханты-Мансийский АО Ханты-Мансийск 1930 1930 - 77 77 -
Челябинская обл. Челябинск 1736 1934 1934 271 73 73
Чеченская Республика Грозный 1818 1920 1922 189 87 85
Читинская обл. Чита 1653 1851 1851 Забайкальская обл., ЦО 354 156 156
Чувашская Республика Чебоксары 1469 1920 1920 538 87 87
Чукотский АО Анадырь 1889 1930 1991 118 77 16
Якутия Якутск 1632 1851 1851 Якутская обл., ЦО 375 156 156
Ямало-Ненецкий АО Салехард 1595 1930 - 412 77 -
Ярославская обл. Ярославль 1010 1796 1796 997 211 211

* ЦО - центр области
** ЦГ - центр губернии

В 1990-е годы к проблеме замещения  национально-территориального принципа национально-культурным вернулись вновь. Лозунги губернизации, отказа закрепления территорий за этносами, перенарезки территориально-государсвенного устройства выдвигались в то время самыми разными политиками - от Г. Попова до В. Жириновского. Цель - региональная федерация вместо этнической. Не состоялось, к счастью, и объявление "Русской республики" в составе всех регионов не имеющих специального национального статуса, - это было бы продолжением дезинтеграции.
На протяжении всего времени с момента образования РСФСР, в ней происходило этнорессеяние - уменьшалась как доля титульных этносов в их национальных образованиях, так и концентрация этих этносов в соответствующих регионах. Все резко изменилось в 1990-е годы, а перепись 2002 года отразила этот перелом тенденций. Стала увеличиваться и доля титульных этносов в национальных образованиях, и доля представителей этносов, проживающиъ в "своих" национальных образованиях от общей их численности (табл. 2).

Таблица 2. "Титульные" народы РФ и их локализация в "своих" национально-территориальных образованиях

 

ФО Регион Доля титульного этноса от населения региона - "этнодоминирование", % Доля титульного этноса региона от общей численности этноса в стране - "этноконцентрация", %
СФО
1926 1939 1959 1970 1979 1989 2002
65 36 18 19 16 15 18
1926 1939 1959 1970 1979 1989 2002
63 41 53 57 56 56 59
Карелия
37 23 13 12 11 10   9
41 43 52 60 61 63 70
Коми
92 73 30 29 25 23 25
85 56 87 88 88 87 87
НАО
-- 12 11 16 13 12 19
 --  23  22  22  20  19  19
ЮФО
62 34 26 29 30 32 48
81 80 87 88 86 84 87
Адыгея
45 23 23 21 21 22 24
79 64 84 83 81 78 84
КЧР: карачаевцы
81 47 24 28 30 31 39
95 94 96 91 87 86 88
КЧР: черкесы
  7 17   9   9   9 10 11
  4 19 83 81 77 79 82
Дагестан
-- -- -- -- -- -- --
-- -- -- -- -- -- --
КБР: кабардинцы
60 42 45 45 46 48 55
88 94 95 95 95 94 96
КБР: балкарцы
16 11  8   9   9   9 12
100  97  97  97  97  90  97
Калмыкия
76 49 35 41 41 45 53
83 83 64 84 87 88 90
Сев. Осетия - Алания
84 50 48 49 51 53 63
83 85 87 86 85 83 86
Чечня
94 53 34 48 53 58 93
98 92 93 89 86 82 76
Ингушетия
93 12  7 11 12 13 77
97 92 87 83 81 76 87
ПФО
49 44 45 45 45 44 45
65 57 59 57 55 52 55
Башкирия
23 21 22 23 24 22 30
88 81 77 76 72 64 73
Марий Эл
51 47 43 44 44 43 43
58 57 56 51 51 50 52
Мордовия
-- 34 36 35 34 33 32
-- 29 30 31 31 29 34
Татарстан
45 49 47 49 48 48 53
41 36 33 32 33 32 36
Удмуртия
52 39 36 34 32 31 29
78 80 77 71 70 69 72
Чувашия
75 72 70 70 68 68 68
60 58 54 52 53 51 54
КПАО
-- -- 58 58 61 60 59
-- -- 88 82 72 65 64
УФО
-- 16 12 10   3   2   2
-- 71 70 69 51 65 70
ХМАО: ханты
-- 13   9   5   1   1   1
-- 66 59 58 31 53 60
ХМАО: манси
--   6   5   2   1   1   1
-- 92 89 88 83 79 87
ЯНАО
-- 29 22 22   7   4   5
-- 54 61 62 38 61 64
СФО
40 22 29 29 30 30 35
91 50 47 46 46 45 42
Алтай
36 24 24 28 29 31 31
91 84 85 86 85 85 48
Хакасия
-- 17 12 12 11 11 12
-- 88 87 84 83 80 87
Бурятия
44 21 20 22 23 24 28
91 53 54 57 59 60 61
Тува
-- -- 57 59 60 64 77
-- -- 98 97 98 96 97
АБАО
-- -- 48 50 52 55 63
-- --   9 11 10 10 10
ТАО
--   9   6   6   5   4   8
-- 10   8   8   8   7   7
ЭАО
-- 39 34 25 20 14 21
-- 13 14 13 12 12 11
УОБАО
-- -- 34 33 34 36 40
-- -- 18 15 13 12 12
ДФО
-- 39 24 20 17 15 24
98 70 66 60 65 63 64
Якутия
83 56 46 43 37 33 46
98 96 96 97 96 96 97
КАО
-- 27 19 19 16 16 27
-- 93 83 80 74 73 77
ЧАО
-- 56 21 11   8   7 23
-- 88 85 81 81 79 80
ЕАО
-- 16   9   7  5   4   1
--   2   2   1   1   2   1

 

Если в 1989 году лишь в шести случаях из тридцати доля титульного этноса превышала половину (Северная осетия, Чечено-Ингушетия, Чувашия, Коми-Пермяцкий АО, Тува и Агинский Бурятский АО), то в 2002 году к ним добавились еще четыре - Кабардино-Балкария, Калмыкия, Ингушетия и Татарстан, вплотную к 50%-й отметке подошла Якутия.
Возникает вопрос: можно ли вообще фазу национального государства пройти в ослабленном виде внутри империи-федерации? Мировая практика не дает примеров, которые могли бы послужить позитивными образцами для России.
Происходящее в последние годы оптимистами может рассматриваться как демонтаж этнофедерализма через ослабление федерализма вообще, а пессимистами, как демонтаж федерализма в целом. Не в пользу оптимистов свидетельствует отсутствие каких-либо попыток развивать национально-культурное в качестве противовеса-компенсации национально-территориальному. При этом у страны есть шанс перехода от этнофедерализма к обычному федерализму через унитаризм.

RSS

Пусъёс

© 2017   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования