Uralistica

Наткнулся на один эпизод в книге И. Солоневича "Россия в концлагере". Описываемое время -  лето 1934 года.

Есть ли других свидетельств о массовых расстрелах крестьян в Карелии или других местах России в то время?

Мы все продолжали идти по пустыне, лишь два раза натолкнулись
на близость населенных пунктов и один раз натолкнулись на пункт уже не
населенный.


Наш дневной привал мы провели на берегу совсем
очаровательного озера, в камышах. Отойдя от привала, мы увидели на
берегу озера развалившиеся деревянные мостки и привязанную к этим
мосткам полузатонувшую и полуистлевшую лодку. В лодке были весла,
как будто кто-то бросил ее только вчера. Никаких путных теорий мы на
этот счет изобрести не смогли. И вот, в пяти минутах ходьбы от озера,
продираясь сквозь чащу молодого кустарника, березок и прочего, я
натолкнулся лицом к лицу на какую-то бревенчатую стену. Стена
оказалась избой. Мы обошли ее кругом. Изба еще стояла прочно, но все
кругом заросло буйной лесной порослью. Вошли. Изба была пуста, на
полках стояли какие-то горшки. Все было покрыто пылью и плесенью.
Сквозь щели пола проросла трава. От избы веяло сыростью и могилой.
Мы вышли обратно. Оказалось, что изба эта не одна. В нескольких
десятках метров, над зеленью поросли, виднелись еще полдесятка крыш.
Я сказал Юре, что это, по-видимому, раскулаченная деревня. Юра подал
совет обойти ее, может быть, найдем что-нибудь вроде оружия и мы
пошли по избам, таким же запустелым, как и первая. В них не было
ничего, кроме заплесневелых горшков, переломанной деревенской
мебели, полусгнивших остатков одежды и постелей. В одной избе мы
нашли человеческий скелет, и это отбило всякую охоту к дальнейшим
поискам.


Подавленные и несколько растерянные, мы вышли из этой заново
отвоеванной лесом деревни. Метрах в ста от нее подымался гранитный
обрыв хребта, на который нам предстояло взбираться. Пошли вдоль
обрыва в поисках наиболее подходящего места для подъема. У подножья
обрыва стлались каменные россыпи, на которых даже травка не росла,
только чахлый карельский мох покрывал камни своим серо-зеленым
узором. Юра шел впереди. Как-то неожиданно он стал, как вкопанный и
тихо выругался. У подножья обрыва лежала куча костей, среди которых
скалили свои зубы восемь человеческих черепов.


— А вот тебе и следы от пуль. — сказал Юра. На высоте
человеческой головы в скале было около десятка глубоких щербин.
Картина раскулаченной карельской деревушки получила свой
заключительный штрих. Мы обошли груду костей и молча двинулись
дальше.

Просмотров: 322

Ответы на эту тему форума

Национальные писатели Карелии:
финская эмиграция и политические репрессии 1930-х годов

Библиографический указатель

http://bibliography.karelia.ru/files/26.pdf

Лагерь в Карелии

http://humus.livejournal.com/3718563.html

фотографии, сделанные в 1941 году

Спасибо Рокас от имени забытых...Так было со всеми народами и со всеми сёлами, в большей или меньшей степени! Башкирские сёла окружались войсками и людей морили голодом так же, как украинцев. Не могли простить участие в мятеже чехословаков... Да разве важно было "за что"? Эрзян расстреливали как финских шпионов планирующих копать подземный ход в Финляндию... Но говорить об этом вслух -стать "фашистом" для верноподданных Путина.   Вот моя попытка вспомнить о репрессированных односельчанах   Размещать комментарии на это видео не буду. Стыдно за комментаторов.

RSS

Пусъёс

© 2017   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования