Uralistica

Кудымкар присоединен к Московии только после падения Казани (1552) а не после падения Чердыни (1472). Разница в 80 лет. Так полагаю что коми-пермяцкие окрестности Кудымкара не вошли в состав Московии, и князья Кудымкарские даже после падения Чердыни оставались союзниками Казани. Присоединение Кудымкара к Московии могло произойти не раньше 1558 года, ибо до этого Кудымкар не платил дани Москве, до этого нет источников подтверждающих что Кудымкар подчинялся Чердыни. Значит, одни пермяцкие земли вошли в состав Московии с 1472 года - Чердынь, а другие пермяцкие земли - Кудымкар - оставались союзниками Казани. Наверное также было и юридически - Чердынь до 1472 г. были вассалами Великого Новгорода, а Кудымкар - Казани. Значит в историческом романе Иванова Сердце Пармы пишется отчасти неправда, где сказанно что князь Кудымкарский подчинялся князю Чердынскому (и если Москва завоевала Чердынь - то якобы и автоматически и Кудымкар). Также такой вывод сделал прочитав ''Жалованную Грамоту'', написанную 4 апреля 1558 года, ''царя Ивана Васильевича Григорию Строганову о финансовых, судебных и торговых льготах на пустые места по реке Каме'' (читайте внимательно - там пишется что окрестности Кудымкара никогда не платили дань царю - значит и не были в составе России до 1558 года): 

1558 г. апреля 4. – Жалованная грамота царя Ивана Васильевича Григорию Строганову о финансовых, судебных и торговых льготах на пустые места по реке Каме

Се яз царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии пожаловал есми Григорья Аникиева сына Строганова, что мне бил челом а сказывал, что де в нашей вотчине ниже Великие Перми за 80-т за 8 верст, по Каме реке, по правую сторону Камы реки, с усть Лысвы речки, а по левую деи сторону реки Камы против Пызновские курьи, по обе стороны по Каме до Чюсовые реки места пустые, лесы черные, речки и озера дикие, острова и наводоки пустые, а всего деи того пустого места 146 верст. И преж деи сего на том месте пашни не пахиваны и дворы деи не стаивали, и в мою деи цареву и великого князя казну с того места пошлина никакая не бывала, и ныне не отданы никому, и в писцовых де книгах и в купчих и в правежных то место не написано ни у кого. И Григорей Строганов бил нам челом, а хочет на том месте городок поставити, и на городе пушки и пищали учинити, и пушкарей и пищальников и воротников устроити для береженья от нагайских людей и от иных орд, и около того места лес по речкам и до вершин и по озерам сечи, и пашню росчистя пахати, и дворы ставши, и людей называти неписьменных и нетяглых, и росолу искати, а где найдетца росол, и варницы ставити и соль варити. И мне бы Григорья Строганова пожаловати, велети б ему на том месте городок поставити собою, и на городе пушки и пищали учинити, и пушкарей и пищальников и воротников устроитя собою для береженья от нагайских людей и от иных орд, и около б того места лес по речкам и до вершин и по озерам велети сечи, и пашни росчистя велети пахати, и дворы ставити, и людей велети называти, и в том бы месте велети росолу искати, а где найдетца, и соль бы ему тут велети варити. И здеся на Москве казначеи наши про то место спрашивали пермитина Кодаула, а [333] приезжал из Перми ото всех пермич з данью, и казначеем нашим пермитин Кодаул сказал: о котором месте нам Григорей бьет челом, и те деи места искони вечно лежат впусте и доходу в нашу казну с них нет никоторого, и у пермич деи в тех местех нет ухожаев никоторых. И ож будет так, как нам Григорей бьет челом и пермяк Кодаул сказывал,  с тех будет с пустых мест преж сего наших даней не шло, и ныне с них дани никоториые не идут, и с пермичи не тянут ни в какие подати, и в Казань ясаков не дают и преж того не давывали, и пермичем и проезжим людем никоторые слоны не будет, и яз царь и великий князь Иван Васильевич веса Русии Григорья Аникеева сына Строганова пожаловал, велел есми ему на том пустом месте ниже Великие Перми за 80-т за 8 верст по Каме реке, по правую сторону Камы реки, с усть-Лысвы речки, а по левую сторону Камы реки против Пызновские курьи, вниз по обе стороны по Каме до Чюсовые реки, на черных лесех городок поставити, где бы место было крепко и усторожливо, и на городе пушки и пищали учинити, и пушкарей и пищальников и воротников велел есми ему устроити собою для береженья от нагайских людей и от иных орд, и около того городка ему по речкам и по озерам и до вершин лес сечи, и пашни около того городка роспахивати, и дворы ставити, и людей ему в тот городок неписьменных и нетяглых называти. А ис Перми ни из ыных городов нашего государства Григорию тяглых людей и письменных к себе не называти и не приимати, а воров ему и боярских людей беглых с животом и татей и розбойников не приимати ж. А приедет кто к Григорью из ыных городов нашего государства или из волостей тяглые люди с женами и з детьми, и станут о тех тяглых людех присылати наместники или волостели или выборные головы, и Григорью тех людей тяглых з женами и з детьми от себя отсылати опять в те ж городы, ис которого города о которых людех отпишут именно, и у себя ему тех людей не держати и не приимати их. А которые люди хто приедет в тот город нашего государства или иных земель люди з деньгами или с товаром, соли или рыбы купити или иного товару, и тем людем вольно туто товары свои продавати, и у них покупати безо всяких пошлин. А которые люди пойдут ис Перми жити, и тех людей Григорью имати с отказом неписьменных и нетяглых. А где в том месте росол найдут, и ему тут варницы ставити и соль варити. И по рекам и по озерам в тех местех рыба ловити безоброчно. А где будет найдут руду серебряную, или медяную или оловянную, и Григорью тотчас о тех рудах отписывати к нашим казначеем, а самому ему тех руд не делати без нашего ведома. А в Пермские ему ухожен и в рыбные ловли не входити. А льготы есми ему дал на 20-ть лет от благовещеньева дни лета 7066-го до благовешеньева дни лета 7086-го. И хто к нему людей в город, и на посад, и около города на пашни, и на деревни, и на починки примут жити неписьменных и нетяглых людей, и Григорью с тех людей в те льготное 20-ть лет не надобе моя царева и великого князя дань, пи ямские, ни ямчужные деньги, ни посошная служба, ни городовое дело, ни иные никоторые подати, ни оброк с соли и с рыбных ловель в тех местех. А которые люди идут мимо тот городок нашего государства или иных земель с товары [334] или без товару, и с тех людей пошлины не имати никоторые, торгуют ли они тут, не торгуют ли. А повезет он или пошлет ту соль или рыбу по иным городом, и ему с той соли и с рыбы всякие пошлины давати, как и с ыных с торговых людей наши пошлины емлют. А хто у него учнет в том его городке людей жити пашенных и непашенных, и нашим Пермьским наместником и их тиуном Григорья Строганова и что его городка людей и деревеньских не судити ни в чем, и праведчиком и доводчиком и их людем к Григорью Строганову и к его городка и к деревеньским людем не вьезжати ни по что, и на поруки их не дают и не всылают к ним ни по что; а ведает и судит Григорей своих слобожан сам во всем. А кому будет иных городов людем до Григорья какое дело, и тем людем на Григорья здесь имати управные грамоты, а по тем управным грамотам обоим, ищеями ответчиком, безприставно ставитца на Москве перед нашими казначеи на тот же срок на благовещеньев день. А как те урочные лета отойдут, и Григорью Строганову наши все подати велети возити на Москву в нашу казну на тот же срок на благовещеньев день, чем их наши писцы обложат. Также есми Григорья Аникеева сына Строганова пожаловал: коли наши послы поедут с Москвы в Сибирь или из Сибири к Москве; или ис Казани наши посланники пойдут в Пермь или ис Перми в Казань мимо тот его городок, и Григорью и его слобожаном нашим Сибирским послом и всяким нашим посланником в те его льготные 20-ть лет подвод и проводников и корму не давати; а хлеб и соль и всякой запас торговым людем в городе держати, и послом и гонцом и проезжим людем и дорожным продавати по цене, как меж собя купят и продают; и подводы, и суды, и гребцы, и кормщики наимают полюбовно всякие люди проезжие, кому надобе, и хто у них дешевле похочетца наняти. Также есми Григорья Аникеева сына Строганова пожаловал: с пермичи никоторые тягли не тянути и счету с ними не держати ни в чем до тех урочных лет. И во всякие угодья пермичам, и в земляные и в лесные, от Лысвы речки по Каме по речками по озером и до вершин до Чюсовые реки у Григорья не вступатися ни в которые угодья в новые. А владеют пермичи старыми ухожеи, которыми истари владели, а Григорей владеет своими новыми ухожеи, с которых ухожаев и со всяких угодей в нашу казну никоторых пошлин не шло, и в Казань ясаков нашим бояром и воеводам в нашу казну не плачивали и преж того в Казань не давывали. А что будет нам Григорей по своей челобитной ложно бил челом, или станет не по сей грамоте ходити или учнет воровати, и ся моя грамота не в грамоту. Дана грамота на Москве лета 7066-го апреля 4 дня.

Подлинник утерян. Печатается по списку, находящемуся в тексте жалованной грамоты 1564 г. января 2, хранящейся в ЛОЦИА, в кабинете вспомогательных исторических наук; в списке оборотная сторона грамоты 1558 г. описана так: «назади припись большая дьяка Петра Данилова; в другом месте: приказали окольничеи Федор Иванович Умного да Олексей Федорович Адашев, да казначеи Федор Иванович Сукин да Хозяин Юрьевич Тютип; припись дьяка Третьяка Карачарова». [335]

Напеч. в «Дополн. к Акт. ист.», т. I, стр. 168–170, «Пермской старине» А. Дмитриева, в. IV, (Пермь 1892), стр. 106–109, и в «Пермской летописи Шишонко, т. I, стр. 51–53.

----------------------------------------------------------------------

В грамоте пишется что там пустые земли, но мы то знаем что там издревле всегда на месте Кудымкара жили коми-пермяки. В грамоте написанно что ся земля не платила налогов царю, значит коми-пермяки не платили налоги царю после падения Чердыни - и вывод - эти земли не были в составе Москвовии даже после падения Чердыни.

---------------------------------------------------------------

------------------------

Даже в википедии пишут что завоеванные была только северная часть Перми Великой, но не южная - т.е. Кудымкар не был завоеван в эти годы:

Че́рдынский похо́д — крупный поход московской рати на Северо-Западный Урал, целью которого было подчинениеВеликопермского княжества со столицей в г. Чердынь. Зимой 14711472 гг. великий князь московский Иван III Васильевичпослал сильное войско под командой воеводы стародубского князя Фёдора Давыдовича Пёстрого «воевати их [пермяков и вотяков] за их неисправление». 9 апреля 1472 «на Фоминой неделе в четверг», московские войска подошли к устью р. Чёрная, впадавшей в Весляну (левый приток Камы), и «оттуду поиде на плотах и с конми» дальше, в Пермскую землю, а затем сухим путём, на конях — за Каму, на Чердынь, на пермского князя Михаила Ермолаевича. Решительное сражение произошло на рекеКолва, впадающей в Вишеру (левый приток Камы): в плен был взят пермский воевода Кач, после чего был занят Искор — главное святилище пермяков. На слиянии Колвы и её притока Покчи князь Фёдор Пёстрый поставил острог и «приведе всю землю за великого князя», а князя Михаила и пленных его воевод с трофеями отослал в Москву, известие же о победе достигло столицы 26 июня.

Вычегодско-вымская летопись так отметила этот поход:

«Тово-ж лета князь великий Иван повеле воеводе устюжскому Федору Пестрому с устюжаны, белозерцы, вологжаны, вычегжаны воевати Пермь Великие по тому перемеки за казанцов норовили, гостем казанским почести воздавали, людем торговым князя великова грубили. Князь Федор горотки пермскии Искор и Похчу и Чердыню и Уром взял, грубников поимал, князя Михаила Ермолича и сотеников ево Мичкина и Бурмота и Исура и Коча и Зырна к князю великому на Москву прислал. Князь великий отпустил Михаила на Пермь-ж княжити.»[1].

Чердынский поход — один из крупных этапов в истории освоения Северного Приуралья. В состав Русского государства вошла северная часть Перми Великой, и границы России теперь вплотную подошли к горам Северного Урала и бассейну Оби. В военном отношении поход показал умение русских воевод действовать в сложных условиях гор и таёжных лесов, используя реки для перевозки не только пешей рати, но и конницы.

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A7%D0%B5%D1%80%D0%B4%D1%8B%D0%BD%D...

---

Вассальное зависимость Пермских княжеств от Сибирского ханства http://uralistica.com/group/komipermians/forum/topics/2161342:Topic...

---

''

В тот год Михаилу исполнилось восемнадцать. Наступившим летом он хотел уладить и дело с татарами, но татары сидели в крепостях – в Ибыре и Афкуле, – а свой харадж начали собирать с пермяков задолго до прихода московитов. Ссориться с татарскими шибанами князь Михаил не хотел: до Москвы и на помеле не доберешься, а Казань рядом. Михаил поехал на переговоры и, простояв станом три дня у запертых ворот Афкуля, вернулся ни с чем: шибан Мансур праздновал очередную свадьбу и говорить о делах не пожелал. На две грамоты русского князя он ответил тем, что содрал с пермяков такой харадж, что вместо соболей пермяки начали отдавать баскакам девчонок. Приложив два жалких сорока соболей и чернобурок, Михаил с первым льдом направил в Москву гонца, прося у князя Василия войска.''

 

Алексей Иванов ''Сердце Пармы'': http://bookz.ru/authors/aleksei-ivanov/serdce-p_487/page-6-serdce-p...

--

Василий Шишонко: Пермская Летопись с 1263 - 1881 г. Первый период 1263 - 1613:

там пишется - юго запад Перми : это как раз подходит к Кудымкару - ибо он находится к юго западу от Чердыни. Это подтверждение что Кудымкарские коми-пермяки были данниками татар, данниками Ибрагима. Вятские татары, значит, были в том же подчинении у Ибрагима как и южные коми-пермяки. Нападение русских произошло в 1481 году, но как закончилось это нападение - не уточнается. Был набег. Но это не значит что в это время произошло присоединение Кудымкара к Российскому государству. Юридически эти земли остались закрепленными у татар до завоевания Казани в 1552. Это также подтверждает что Чердынская Пермь жыла отдельно от татар, ибо Кудымкарская Пермь платила дань татарам. Значит Кудымкар и Чердынь не были в одном политическом соединении - а были отдельные земли. Хотя наверняка до Татарского нашествия эти земли были едины.
Значит завоевание Чердыни было в 1472 году, но напали на Кудымкар только в 1481 году, - не ясно как закончилось нападение, успешно или нет. И юридически присоедиенение к России произошло только после 1552 года.

--

Просмотров: 357

Ответы на эту тему форума

1568 г. марта 25. – Жалованная грамота царя Ивана Васильевича Якову Строганову о финансовых, судебных и торговых льготах на соленой промысел по реке Чусовой

Се аз царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии пожаловал есми Якова Аникеева сына Строганова, что он нам бил челом а сказывал, что деи они в нашей вотчине в тех же местех, которые места дали есми им на льготу, да и грамоту жаловальную брату ево Григорью дали, от Лысвы речки до Чюсовые реки, по обе стороны Камы реки, места пустые, лесы черные, речки и озера дикие, а всего деи того пустого места по Каме на 100 на 40 на 6 верст. А по Чюсовой реке вверх на пустом месте при наволоке нашли росол, и они деи у того росолу без нашего ведома крепости учинити не смеют; а по другую деи сторону Чюсовые реки с устья и до вершины, и от Чюсовые реки вниз по реке по Каме до Ласвинскаго бору, по обе стороны Камы реки, островы и наволоки места пустые, лесы черные, и речки и озера дикие, а всего деи того пустого места на 20 верст, им не даны, и в нашей жаловальной грамоте у них те пустые места не написаны, и пашни на том месте не пахиваны, и дворы не стаивали, и в нашу деи цареву и великого князя казну с того места пошлина никакая не бывала и не отдано деи то место никому, и в писцовых деи книгах и в купчих и в правежных грамотах то место не написано ни у кого, и у пермичь деи в тех местех письменных в писцовых книгах ухожеев нет никоторых. И Яков хочет у того у соленого промыслу крепости поделати собою, городок и варницы поставити, и людей называти неписьменных и нетяглых, и городовой наряд скорострельной, пушечки и затинные и ручные пищали, учинить, и пушкарей, и пищальников, и кузнецов, и плотников и воротников устроити, и сторожей держати собою ж, для приходу нагайских людей и иных орд. И нам бы Якова Аникиева сына Строганова пожаловати: на том пустом месте у соленого промыслу в Чюсовой реке, которое место им дано на льготу, от Лысвы речки вниз по реке по Каме до Чюсовые реки, а от устья реки Чюсовые по реке по Чюсовой вверх и по другую сторону Чюсовые реки с устья и до вершины, и от Чюсовые реки вниз по реке по Каме до Ласвинскаго бору, по обе стороны Камы реки, крепости поделати собою, городок и варницы поставить, и людей называти неписьменных и нетяглых, и городовой наряд скорострельной, пушечки и затинные и ручные пищали, учинить, и пушкарей и пищальников, и кузнецов, и плотников и воротников устроити, и сторожей держати собою ж, для приходу нагайских людей и иных орд, и около того места лес по речкам и до вершин и по озерам сечи, и пашни пахати, и сена розчистя косити и всякими угодьи владети. И оже будет так, как нам Яков Аникеев сын Строганов бил челом, и аз царь и великий князь Иван Васильевичь всеа Русии Якова Аникеева сына Строганова, по его челобитью, пожаловал, велел ему на том пустом месте на Чюсовой реке в тех же местех, которые места за ними в нашей в прежней жаловальной грамоте написаны, у соленого промыслу, где они ныне росол нашли, крепости поделати, и городок поставити, и городовой наряд скорострельной, пушечки и затинные пищали и ручные, учинити, и пушкарей, и пищальников, и кузнецов, и плотников и воротников устроити, и сторожи держати собою для бережения от нагайских людей и от иных орд, и около бы городка у соленого промыслу варницы и дворы ставити по обе стороны Чюсовые реке, по речкам и по озерам и до вершин, и от Чюсовые реки по обе стороны Камы реки вниз на 20 верст до Ласвинскаго бору, по речкам и по озерам и до вершин лес сечи, и пашни пахати, и пожни розчищати, и рыбными угодьи и иными всякими владети, и людей неписьменных и нетяглых называти, а нашей бы казне в том убытка не было. А из Перми и из иных городов нашего государьства Якову тяглых людей и письменных к себе не зазывати и не приимати, а воров ему и боярских людей беглых с животом, татей и разбойников не приимати ж. А приедет кто к Якову из иных городов нашего государства или из волостей тяглые люди с женами и детьми, и станут о тех тяглых людех присылати наши наместники, или волостели или выборные головы, и Якову тех людей тяглых с женами и детьми от себе отсылати опять в те ж городы, из которого города о которых людех отпишут имянно, и у себя ему тех людей не держати и не приимати их. А которые люди кто придет в тот город нашего государства или из иных земель люди с деньгами или с товаром, соли или рыбы купити или иного товару, и тем людем вольно товары свои продавати, и у них покупати без всяких пошлин. А которые люди пойдут из Перми жити, и тех людей Якову имати с отказом неписьменных и нетяглых. А где в том месте росол найдут, и ему тут варницы ставить и соль варити. И по речкам и по озерам в тех местех рыбы ловити безоброчно. А где будет найдут руду серебряную, или медяную или оловянную, и Якову тотчас о тех рудах отписывать к нам, а самому ему тех руд не делати без нашего ведома. А в Пермьские ухожеи и в рыбные ловли Якову не входити, которые писаны у пермичь в писцовых книгах и в правежных грамотах. А льготы есьми ему дал на те новые места, о которых нам Яков бил челом, по другую сторону Чюсовые реки и от Чюсовые реки по Каме вниз на 20 верст по обе стороны Камы реки до Ласвинского бору, на 10 лет в ту ж льготу, чем их преж того пожаловал по Григорьеву челобитью от благовещениева дни лета 7076-го до благовещениева дня лета 7076-ro. И кто к нему людей в городок, и на посад, и около города на пашни, на деревни и на починки придут жити неписьменных и нетяглых людей, и Якову с тех людей в те льготные 10 лет не надобе моя царя и великого князя дань, ни ямские, ни ямчюжные деньги, ни посошная служба, ни городовое дело, ни иные никоторые подати, ни оброк с соли и с рыбных ловель в тех местех. А которые люди едут мимо тот городок нашего государства или иных земель с товары или без товару, и с тех людей пошлины не имати никоторые, торгуют ли они тут, не торгуют ли. А повезет он или пошлет ту соль или рыбу по иным городам, и ему с той соли и с рыбы всякие пошлины давати, как и с иных с торговых людей пошлины емлют. А хто у него учнет в том его городке людей жити пашенных и непашенных, и нашим Пермским наместником и их тиуном Якова Строганова и что его городка людей и деревеньских не судити ни в чем, и праведчиком и доводчиком и их людем к Якову Строганову и к его городка и к деревеньским людем не въезжати ни по что, и на поруки их не дают и не всылают к ним ни по что, а ведает и судит Яков своих слобожан сам во всем или кому прикажет. А кому будет иных городов людем до Якова какое дело, и тем людем на Якова здеся имати управные грамоты, а по тем управным грамотам обоим, ищеям и ответчиком, безприставно ставиться на Москве перед нами на тот же срок на благовещениев день. А как те урочные лета отойдут, и Якову Строганову наши все подати велети возити на Москву в нашу казну на тот же срок на благовещениев день, чем их наши писцы обложат. Также есми Якова Аникеева сына Строганова пожаловал: коли он, или его люди или его слободы крестьяне поедут от Вычегоцкие соли мимо Пермь на Каму в слободу или из слободы к Вычегоцкой соли, и наши Пермские наместники, и их тиуны, и доводчики и все приказные люди в Перми Якова и его людей и его слободы крестьян на поруки их не дают и не судят их ни в каких делex. Також есми Якова Аникеева сына Строганова пожаловал: коли наши послы поедут с Москвы в Сибирь или из Сибири к Москве, или из Казани наши посланники поедут в Пермь или из Перми в Казань мимо тот его городок, и Якову и его слобожаном нашим Сибирским послом и всяким нашим посланником в те его льготные 10 лет подвод и проводников и корму не давати; а хлеб и соль и всякой запас торговым людем в городе держати, и послом и гонцом и проезжим людем и дорожным продавати по цене, как меж себя купят и продают; и подводы, и суды, и гребцы и кормщики наймуют всякие люди проезжие, кому надобе, и кто у них дешевле похочется наняти. Також есми Якова Аникеева сына Строганова пожаловал: с пермичи ему никоторые тягли не тянуть и счету с ними не держати ни в чем до тех урочных лет. И во всякие угодья пермичам, в земляные и в лесные, от Чюсовые реки по обе стороны Камы реки до Ласвинского бору, по речкам, и по озерам и до вершин, у Якова не вступатись ни в которые угодья в новые, которых угодей у пермичь в писцовых книгах и в правежных грамотах не написано, а владеют пермичи старыми ухожен, которыми изстари владели по писцовым книгам, а Яков владеет своими новыми ухожеи, с которых ухожеев и со всяких угодей в нашу казну никоторых пошлин не шло, и в Казань ясаков нашим бояром и воеводам в нашу казну на плачивали. А что будет нам Яков по своей челобитной ложно бил челом, или станет не по сей грамоте ходити или учнет воровати, и ся моя грамота не в грамоту. Дана грамота на Москве лета 7076-го марта в 25 день. К подлинной грамоте была привешена красная печать. На обороте подлинной грамоты было написано: Царь и великий князь Иван Васильевичь всеа Русии. – Диак Дружина Володимеров. Подлинник утерян. Перепечатано из «Дополнение к Актам историческим», т. I

Источник: http://zz-project.ru/xvi-vek/185-1568-g-marta-25-zhalovannaya-gramo...
zz-project.ru – Исторические документы Перми Великой

Пропавшие легендарные коми-пермяцкие городки  http://uralistica.com/group/komipermians/forum/topics/2161342:Topic...


посмотрите на карту - там где Пермский край,  и там где находиться Кудымкар, - он как раз на границе между Россией и Казанским ханством на ханской стороне, - ибо в этой карте написанно что народ Пермь частично входит в состав ханства, - а другая часть комипермяков находитйся севернее у Чердыни - они в составе России.

RSS

Пусъёс

© 2019   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования