Uralistica

Кудымкар присоединен к Московии только после падения Казани (1552) а не после падения Чердыни (1472). Разница в 80 лет. Так полагаю что коми-пермяцкие окрестности Кудымкара не вошли в состав Московии, и князья Кудымкарские даже после падения Чердыни оставались союзниками Казани. Присоединение Кудымкара к Московии могло произойти не раньше 1558 года, ибо до этого Кудымкар не платил дани Москве, до этого нет источников подтверждающих что Кудымкар подчинялся Чердыни. Значит, одни пермяцкие земли вошли в состав Московии с 1472 года - Чердынь, а другие пермяцкие земли - Кудымкар - оставались союзниками Казани. Наверное также было и юридически - Чердынь до 1472 г. были вассалами Великого Новгорода, а Кудымкар - Казани. Значит в историческом романе Иванова Сердце Пармы пишется отчасти неправда, где сказанно что князь Кудымкарский подчинялся князю Чердынскому (и если Москва завоевала Чердынь - то якобы и автоматически и Кудымкар). Также такой вывод сделал прочитав ''Жалованную Грамоту'', написанную 4 апреля 1558 года, ''царя Ивана Васильевича Григорию Строганову о финансовых, судебных и торговых льготах на пустые места по реке Каме'' (читайте внимательно - там пишется что окрестности Кудымкара никогда не платили дань царю - значит и не были в составе России до 1558 года): 

1558 г. апреля 4. – Жалованная грамота царя Ивана Васильевича Григорию Строганову о финансовых, судебных и торговых льготах на пустые места по реке Каме

Се яз царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии пожаловал есми Григорья Аникиева сына Строганова, что мне бил челом а сказывал, что де в нашей вотчине ниже Великие Перми за 80-т за 8 верст, по Каме реке, по правую сторону Камы реки, с усть Лысвы речки, а по левую деи сторону реки Камы против Пызновские курьи, по обе стороны по Каме до Чюсовые реки места пустые, лесы черные, речки и озера дикие, острова и наводоки пустые, а всего деи того пустого места 146 верст. И преж деи сего на том месте пашни не пахиваны и дворы деи не стаивали, и в мою деи цареву и великого князя казну с того места пошлина никакая не бывала, и ныне не отданы никому, и в писцовых де книгах и в купчих и в правежных то место не написано ни у кого. И Григорей Строганов бил нам челом, а хочет на том месте городок поставити, и на городе пушки и пищали учинити, и пушкарей и пищальников и воротников устроити для береженья от нагайских людей и от иных орд, и около того места лес по речкам и до вершин и по озерам сечи, и пашню росчистя пахати, и дворы ставши, и людей называти неписьменных и нетяглых, и росолу искати, а где найдетца росол, и варницы ставити и соль варити. И мне бы Григорья Строганова пожаловати, велети б ему на том месте городок поставити собою, и на городе пушки и пищали учинити, и пушкарей и пищальников и воротников устроитя собою для береженья от нагайских людей и от иных орд, и около б того места лес по речкам и до вершин и по озерам велети сечи, и пашни росчистя велети пахати, и дворы ставити, и людей велети называти, и в том бы месте велети росолу искати, а где найдетца, и соль бы ему тут велети варити. И здеся на Москве казначеи наши про то место спрашивали пермитина Кодаула, а [333] приезжал из Перми ото всех пермич з данью, и казначеем нашим пермитин Кодаул сказал: о котором месте нам Григорей бьет челом, и те деи места искони вечно лежат впусте и доходу в нашу казну с них нет никоторого, и у пермич деи в тех местех нет ухожаев никоторых. И ож будет так, как нам Григорей бьет челом и пермяк Кодаул сказывал,  с тех будет с пустых мест преж сего наших даней не шло, и ныне с них дани никоториые не идут, и с пермичи не тянут ни в какие подати, и в Казань ясаков не дают и преж того не давывали, и пермичем и проезжим людем никоторые слоны не будет, и яз царь и великий князь Иван Васильевич веса Русии Григорья Аникеева сына Строганова пожаловал, велел есми ему на том пустом месте ниже Великие Перми за 80-т за 8 верст по Каме реке, по правую сторону Камы реки, с усть-Лысвы речки, а по левую сторону Камы реки против Пызновские курьи, вниз по обе стороны по Каме до Чюсовые реки, на черных лесех городок поставити, где бы место было крепко и усторожливо, и на городе пушки и пищали учинити, и пушкарей и пищальников и воротников велел есми ему устроити собою для береженья от нагайских людей и от иных орд, и около того городка ему по речкам и по озерам и до вершин лес сечи, и пашни около того городка роспахивати, и дворы ставити, и людей ему в тот городок неписьменных и нетяглых называти. А ис Перми ни из ыных городов нашего государства Григорию тяглых людей и письменных к себе не называти и не приимати, а воров ему и боярских людей беглых с животом и татей и розбойников не приимати ж. А приедет кто к Григорью из ыных городов нашего государства или из волостей тяглые люди с женами и з детьми, и станут о тех тяглых людех присылати наместники или волостели или выборные головы, и Григорью тех людей тяглых з женами и з детьми от себя отсылати опять в те ж городы, ис которого города о которых людех отпишут именно, и у себя ему тех людей не держати и не приимати их. А которые люди хто приедет в тот город нашего государства или иных земель люди з деньгами или с товаром, соли или рыбы купити или иного товару, и тем людем вольно туто товары свои продавати, и у них покупати безо всяких пошлин. А которые люди пойдут ис Перми жити, и тех людей Григорью имати с отказом неписьменных и нетяглых. А где в том месте росол найдут, и ему тут варницы ставити и соль варити. И по рекам и по озерам в тех местех рыба ловити безоброчно. А где будет найдут руду серебряную, или медяную или оловянную, и Григорью тотчас о тех рудах отписывати к нашим казначеем, а самому ему тех руд не делати без нашего ведома. А в Пермские ему ухожен и в рыбные ловли не входити. А льготы есми ему дал на 20-ть лет от благовещеньева дни лета 7066-го до благовешеньева дни лета 7086-го. И хто к нему людей в город, и на посад, и около города на пашни, и на деревни, и на починки примут жити неписьменных и нетяглых людей, и Григорью с тех людей в те льготное 20-ть лет не надобе моя царева и великого князя дань, пи ямские, ни ямчужные деньги, ни посошная служба, ни городовое дело, ни иные никоторые подати, ни оброк с соли и с рыбных ловель в тех местех. А которые люди идут мимо тот городок нашего государства или иных земель с товары [334] или без товару, и с тех людей пошлины не имати никоторые, торгуют ли они тут, не торгуют ли. А повезет он или пошлет ту соль или рыбу по иным городом, и ему с той соли и с рыбы всякие пошлины давати, как и с ыных с торговых людей наши пошлины емлют. А хто у него учнет в том его городке людей жити пашенных и непашенных, и нашим Пермьским наместником и их тиуном Григорья Строганова и что его городка людей и деревеньских не судити ни в чем, и праведчиком и доводчиком и их людем к Григорью Строганову и к его городка и к деревеньским людем не вьезжати ни по что, и на поруки их не дают и не всылают к ним ни по что; а ведает и судит Григорей своих слобожан сам во всем. А кому будет иных городов людем до Григорья какое дело, и тем людем на Григорья здесь имати управные грамоты, а по тем управным грамотам обоим, ищеями ответчиком, безприставно ставитца на Москве перед нашими казначеи на тот же срок на благовещеньев день. А как те урочные лета отойдут, и Григорью Строганову наши все подати велети возити на Москву в нашу казну на тот же срок на благовещеньев день, чем их наши писцы обложат. Также есми Григорья Аникеева сына Строганова пожаловал: коли наши послы поедут с Москвы в Сибирь или из Сибири к Москве; или ис Казани наши посланники пойдут в Пермь или ис Перми в Казань мимо тот его городок, и Григорью и его слобожаном нашим Сибирским послом и всяким нашим посланником в те его льготные 20-ть лет подвод и проводников и корму не давати; а хлеб и соль и всякой запас торговым людем в городе держати, и послом и гонцом и проезжим людем и дорожным продавати по цене, как меж собя купят и продают; и подводы, и суды, и гребцы, и кормщики наимают полюбовно всякие люди проезжие, кому надобе, и хто у них дешевле похочетца наняти. Также есми Григорья Аникеева сына Строганова пожаловал: с пермичи никоторые тягли не тянути и счету с ними не держати ни в чем до тех урочных лет. И во всякие угодья пермичам, и в земляные и в лесные, от Лысвы речки по Каме по речками по озером и до вершин до Чюсовые реки у Григорья не вступатися ни в которые угодья в новые. А владеют пермичи старыми ухожеи, которыми истари владели, а Григорей владеет своими новыми ухожеи, с которых ухожаев и со всяких угодей в нашу казну никоторых пошлин не шло, и в Казань ясаков нашим бояром и воеводам в нашу казну не плачивали и преж того в Казань не давывали. А что будет нам Григорей по своей челобитной ложно бил челом, или станет не по сей грамоте ходити или учнет воровати, и ся моя грамота не в грамоту. Дана грамота на Москве лета 7066-го апреля 4 дня.

Подлинник утерян. Печатается по списку, находящемуся в тексте жалованной грамоты 1564 г. января 2, хранящейся в ЛОЦИА, в кабинете вспомогательных исторических наук; в списке оборотная сторона грамоты 1558 г. описана так: «назади припись большая дьяка Петра Данилова; в другом месте: приказали окольничеи Федор Иванович Умного да Олексей Федорович Адашев, да казначеи Федор Иванович Сукин да Хозяин Юрьевич Тютип; припись дьяка Третьяка Карачарова». [335]

Напеч. в «Дополн. к Акт. ист.», т. I, стр. 168–170, «Пермской старине» А. Дмитриева, в. IV, (Пермь 1892), стр. 106–109, и в «Пермской летописи Шишонко, т. I, стр. 51–53.

----------------------------------------------------------------------

В грамоте пишется что там пустые земли, но мы то знаем что там издревле всегда на месте Кудымкара жили коми-пермяки. В грамоте написанно что ся земля не платила налогов царю, значит коми-пермяки не платили налоги царю после падения Чердыни - и вывод - эти земли не были в составе Москвовии даже после падения Чердыни.

---------------------------------------------------------------

------------------------

Даже в википедии пишут что завоеванные была только северная часть Перми Великой, но не южная - т.е. Кудымкар не был завоеван в эти годы:

Че́рдынский похо́д — крупный поход московской рати на Северо-Западный Урал, целью которого было подчинениеВеликопермского княжества со столицей в г. Чердынь. Зимой 14711472 гг. великий князь московский Иван III Васильевичпослал сильное войско под командой воеводы стародубского князя Фёдора Давыдовича Пёстрого «воевати их [пермяков и вотяков] за их неисправление». 9 апреля 1472 «на Фоминой неделе в четверг», московские войска подошли к устью р. Чёрная, впадавшей в Весляну (левый приток Камы), и «оттуду поиде на плотах и с конми» дальше, в Пермскую землю, а затем сухим путём, на конях — за Каму, на Чердынь, на пермского князя Михаила Ермолаевича. Решительное сражение произошло на рекеКолва, впадающей в Вишеру (левый приток Камы): в плен был взят пермский воевода Кач, после чего был занят Искор — главное святилище пермяков. На слиянии Колвы и её притока Покчи князь Фёдор Пёстрый поставил острог и «приведе всю землю за великого князя», а князя Михаила и пленных его воевод с трофеями отослал в Москву, известие же о победе достигло столицы 26 июня.

Вычегодско-вымская летопись так отметила этот поход:

«Тово-ж лета князь великий Иван повеле воеводе устюжскому Федору Пестрому с устюжаны, белозерцы, вологжаны, вычегжаны воевати Пермь Великие по тому перемеки за казанцов норовили, гостем казанским почести воздавали, людем торговым князя великова грубили. Князь Федор горотки пермскии Искор и Похчу и Чердыню и Уром взял, грубников поимал, князя Михаила Ермолича и сотеников ево Мичкина и Бурмота и Исура и Коча и Зырна к князю великому на Москву прислал. Князь великий отпустил Михаила на Пермь-ж княжити.»[1].

Чердынский поход — один из крупных этапов в истории освоения Северного Приуралья. В состав Русского государства вошла северная часть Перми Великой, и границы России теперь вплотную подошли к горам Северного Урала и бассейну Оби. В военном отношении поход показал умение русских воевод действовать в сложных условиях гор и таёжных лесов, используя реки для перевозки не только пешей рати, но и конницы.

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A7%D0%B5%D1%80%D0%B4%D1%8B%D0%BD%D...

---

Вассальное зависимость Пермских княжеств от Сибирского ханства http://uralistica.com/group/komipermians/forum/topics/2161342:Topic...

---

''

В тот год Михаилу исполнилось восемнадцать. Наступившим летом он хотел уладить и дело с татарами, но татары сидели в крепостях – в Ибыре и Афкуле, – а свой харадж начали собирать с пермяков задолго до прихода московитов. Ссориться с татарскими шибанами князь Михаил не хотел: до Москвы и на помеле не доберешься, а Казань рядом. Михаил поехал на переговоры и, простояв станом три дня у запертых ворот Афкуля, вернулся ни с чем: шибан Мансур праздновал очередную свадьбу и говорить о делах не пожелал. На две грамоты русского князя он ответил тем, что содрал с пермяков такой харадж, что вместо соболей пермяки начали отдавать баскакам девчонок. Приложив два жалких сорока соболей и чернобурок, Михаил с первым льдом направил в Москву гонца, прося у князя Василия войска.''

 

Алексей Иванов ''Сердце Пармы'': http://bookz.ru/authors/aleksei-ivanov/serdce-p_487/page-6-serdce-p...

--

Василий Шишонко: Пермская Летопись с 1263 - 1881 г. Первый период 1263 - 1613:

там пишется - юго запад Перми : это как раз подходит к Кудымкару - ибо он находится к юго западу от Чердыни. Это подтверждение что Кудымкарские коми-пермяки были данниками татар, данниками Ибрагима. Вятские татары, значит, были в том же подчинении у Ибрагима как и южные коми-пермяки. Нападение русских произошло в 1481 году, но как закончилось это нападение - не уточнается. Был набег. Но это не значит что в это время произошло присоединение Кудымкара к Российскому государству. Юридически эти земли остались закрепленными у татар до завоевания Казани в 1552. Это также подтверждает что Чердынская Пермь жыла отдельно от татар, ибо Кудымкарская Пермь платила дань татарам. Значит Кудымкар и Чердынь не были в одном политическом соединении - а были отдельные земли. Хотя наверняка до Татарского нашествия эти земли были едины.
Значит завоевание Чердыни было в 1472 году, но напали на Кудымкар только в 1481 году, - не ясно как закончилось нападение, успешно или нет. И юридически присоедиенение к России произошло только после 1552 года.

--

Просмотров: 737

Ответы на эту тему форума

1568 г. марта 25. – Жалованная грамота царя Ивана Васильевича Якову Строганову о финансовых, судебных и торговых льготах на соленой промысел по реке Чусовой

Се аз царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии пожаловал есми Якова Аникеева сына Строганова, что он нам бил челом а сказывал, что деи они в нашей вотчине в тех же местех, которые места дали есми им на льготу, да и грамоту жаловальную брату ево Григорью дали, от Лысвы речки до Чюсовые реки, по обе стороны Камы реки, места пустые, лесы черные, речки и озера дикие, а всего деи того пустого места по Каме на 100 на 40 на 6 верст. А по Чюсовой реке вверх на пустом месте при наволоке нашли росол, и они деи у того росолу без нашего ведома крепости учинити не смеют; а по другую деи сторону Чюсовые реки с устья и до вершины, и от Чюсовые реки вниз по реке по Каме до Ласвинскаго бору, по обе стороны Камы реки, островы и наволоки места пустые, лесы черные, и речки и озера дикие, а всего деи того пустого места на 20 верст, им не даны, и в нашей жаловальной грамоте у них те пустые места не написаны, и пашни на том месте не пахиваны, и дворы не стаивали, и в нашу деи цареву и великого князя казну с того места пошлина никакая не бывала и не отдано деи то место никому, и в писцовых деи книгах и в купчих и в правежных грамотах то место не написано ни у кого, и у пермичь деи в тех местех письменных в писцовых книгах ухожеев нет никоторых. И Яков хочет у того у соленого промыслу крепости поделати собою, городок и варницы поставити, и людей называти неписьменных и нетяглых, и городовой наряд скорострельной, пушечки и затинные и ручные пищали, учинить, и пушкарей, и пищальников, и кузнецов, и плотников и воротников устроити, и сторожей держати собою ж, для приходу нагайских людей и иных орд. И нам бы Якова Аникиева сына Строганова пожаловати: на том пустом месте у соленого промыслу в Чюсовой реке, которое место им дано на льготу, от Лысвы речки вниз по реке по Каме до Чюсовые реки, а от устья реки Чюсовые по реке по Чюсовой вверх и по другую сторону Чюсовые реки с устья и до вершины, и от Чюсовые реки вниз по реке по Каме до Ласвинскаго бору, по обе стороны Камы реки, крепости поделати собою, городок и варницы поставить, и людей называти неписьменных и нетяглых, и городовой наряд скорострельной, пушечки и затинные и ручные пищали, учинить, и пушкарей и пищальников, и кузнецов, и плотников и воротников устроити, и сторожей держати собою ж, для приходу нагайских людей и иных орд, и около того места лес по речкам и до вершин и по озерам сечи, и пашни пахати, и сена розчистя косити и всякими угодьи владети. И оже будет так, как нам Яков Аникеев сын Строганов бил челом, и аз царь и великий князь Иван Васильевичь всеа Русии Якова Аникеева сына Строганова, по его челобитью, пожаловал, велел ему на том пустом месте на Чюсовой реке в тех же местех, которые места за ними в нашей в прежней жаловальной грамоте написаны, у соленого промыслу, где они ныне росол нашли, крепости поделати, и городок поставити, и городовой наряд скорострельной, пушечки и затинные пищали и ручные, учинити, и пушкарей, и пищальников, и кузнецов, и плотников и воротников устроити, и сторожи держати собою для бережения от нагайских людей и от иных орд, и около бы городка у соленого промыслу варницы и дворы ставити по обе стороны Чюсовые реке, по речкам и по озерам и до вершин, и от Чюсовые реки по обе стороны Камы реки вниз на 20 верст до Ласвинскаго бору, по речкам и по озерам и до вершин лес сечи, и пашни пахати, и пожни розчищати, и рыбными угодьи и иными всякими владети, и людей неписьменных и нетяглых называти, а нашей бы казне в том убытка не было. А из Перми и из иных городов нашего государьства Якову тяглых людей и письменных к себе не зазывати и не приимати, а воров ему и боярских людей беглых с животом, татей и разбойников не приимати ж. А приедет кто к Якову из иных городов нашего государства или из волостей тяглые люди с женами и детьми, и станут о тех тяглых людех присылати наши наместники, или волостели или выборные головы, и Якову тех людей тяглых с женами и детьми от себе отсылати опять в те ж городы, из которого города о которых людех отпишут имянно, и у себя ему тех людей не держати и не приимати их. А которые люди кто придет в тот город нашего государства или из иных земель люди с деньгами или с товаром, соли или рыбы купити или иного товару, и тем людем вольно товары свои продавати, и у них покупати без всяких пошлин. А которые люди пойдут из Перми жити, и тех людей Якову имати с отказом неписьменных и нетяглых. А где в том месте росол найдут, и ему тут варницы ставить и соль варити. И по речкам и по озерам в тех местех рыбы ловити безоброчно. А где будет найдут руду серебряную, или медяную или оловянную, и Якову тотчас о тех рудах отписывать к нам, а самому ему тех руд не делати без нашего ведома. А в Пермьские ухожеи и в рыбные ловли Якову не входити, которые писаны у пермичь в писцовых книгах и в правежных грамотах. А льготы есьми ему дал на те новые места, о которых нам Яков бил челом, по другую сторону Чюсовые реки и от Чюсовые реки по Каме вниз на 20 верст по обе стороны Камы реки до Ласвинского бору, на 10 лет в ту ж льготу, чем их преж того пожаловал по Григорьеву челобитью от благовещениева дни лета 7076-го до благовещениева дня лета 7076-ro. И кто к нему людей в городок, и на посад, и около города на пашни, на деревни и на починки придут жити неписьменных и нетяглых людей, и Якову с тех людей в те льготные 10 лет не надобе моя царя и великого князя дань, ни ямские, ни ямчюжные деньги, ни посошная служба, ни городовое дело, ни иные никоторые подати, ни оброк с соли и с рыбных ловель в тех местех. А которые люди едут мимо тот городок нашего государства или иных земель с товары или без товару, и с тех людей пошлины не имати никоторые, торгуют ли они тут, не торгуют ли. А повезет он или пошлет ту соль или рыбу по иным городам, и ему с той соли и с рыбы всякие пошлины давати, как и с иных с торговых людей пошлины емлют. А хто у него учнет в том его городке людей жити пашенных и непашенных, и нашим Пермским наместником и их тиуном Якова Строганова и что его городка людей и деревеньских не судити ни в чем, и праведчиком и доводчиком и их людем к Якову Строганову и к его городка и к деревеньским людем не въезжати ни по что, и на поруки их не дают и не всылают к ним ни по что, а ведает и судит Яков своих слобожан сам во всем или кому прикажет. А кому будет иных городов людем до Якова какое дело, и тем людем на Якова здеся имати управные грамоты, а по тем управным грамотам обоим, ищеям и ответчиком, безприставно ставиться на Москве перед нами на тот же срок на благовещениев день. А как те урочные лета отойдут, и Якову Строганову наши все подати велети возити на Москву в нашу казну на тот же срок на благовещениев день, чем их наши писцы обложат. Также есми Якова Аникеева сына Строганова пожаловал: коли он, или его люди или его слободы крестьяне поедут от Вычегоцкие соли мимо Пермь на Каму в слободу или из слободы к Вычегоцкой соли, и наши Пермские наместники, и их тиуны, и доводчики и все приказные люди в Перми Якова и его людей и его слободы крестьян на поруки их не дают и не судят их ни в каких делex. Також есми Якова Аникеева сына Строганова пожаловал: коли наши послы поедут с Москвы в Сибирь или из Сибири к Москве, или из Казани наши посланники поедут в Пермь или из Перми в Казань мимо тот его городок, и Якову и его слобожаном нашим Сибирским послом и всяким нашим посланником в те его льготные 10 лет подвод и проводников и корму не давати; а хлеб и соль и всякой запас торговым людем в городе держати, и послом и гонцом и проезжим людем и дорожным продавати по цене, как меж себя купят и продают; и подводы, и суды, и гребцы и кормщики наймуют всякие люди проезжие, кому надобе, и кто у них дешевле похочется наняти. Також есми Якова Аникеева сына Строганова пожаловал: с пермичи ему никоторые тягли не тянуть и счету с ними не держати ни в чем до тех урочных лет. И во всякие угодья пермичам, в земляные и в лесные, от Чюсовые реки по обе стороны Камы реки до Ласвинского бору, по речкам, и по озерам и до вершин, у Якова не вступатись ни в которые угодья в новые, которых угодей у пермичь в писцовых книгах и в правежных грамотах не написано, а владеют пермичи старыми ухожен, которыми изстари владели по писцовым книгам, а Яков владеет своими новыми ухожеи, с которых ухожеев и со всяких угодей в нашу казну никоторых пошлин не шло, и в Казань ясаков нашим бояром и воеводам в нашу казну на плачивали. А что будет нам Яков по своей челобитной ложно бил челом, или станет не по сей грамоте ходити или учнет воровати, и ся моя грамота не в грамоту. Дана грамота на Москве лета 7076-го марта в 25 день. К подлинной грамоте была привешена красная печать. На обороте подлинной грамоты было написано: Царь и великий князь Иван Васильевичь всеа Русии. – Диак Дружина Володимеров. Подлинник утерян. Перепечатано из «Дополнение к Актам историческим», т. I

Источник: http://zz-project.ru/xvi-vek/185-1568-g-marta-25-zhalovannaya-gramo...
zz-project.ru – Исторические документы Перми Великой

Пропавшие легендарные коми-пермяцкие городки  http://uralistica.com/group/komipermians/forum/topics/2161342:Topic...


посмотрите на карту - там где Пермский край,  и там где находиться Кудымкар, - он как раз на границе между Россией и Казанским ханством на ханской стороне, - ибо в этой карте написанно что народ Пермь частично входит в состав ханства, - а другая часть комипермяков находитйся севернее у Чердыни - они в составе России.

Русско-татарские отношения резко обострились в первой половине XVI века в связи со сменой династии в Казани. В 1534—1545 гг. казанцы регулярно совершали набеги на восточные и северо-восточные владения Русского царства[17].

Взятие Казани — Википедия (wikipedia.org)

Формирование Пермской вотчины Строгановых началось в 1558 г., когда Григорию Строганову была выдана первая жалованная грамота на уральские земли.
Подлинник этого документа не сохранился, но известно несколько изданий, наиболее достоверными из которых являются публикации списка грамоты 1564 г. (о дозволении постройки Орла-городка)
в «Дополнениях к актам историческим…» и 1937 г. в «Истории Сибири»
Г. Ф. Миллера.
Границы пожалованных территорий были обозначены условно – земли
передавались целыми речными бассейнами. Строгановым
жаловались земли «ниже Великие Перми за восемьдесят за восемь верст, по Каме реке, по правую сторону Камы реки с усть Лысьвы речки, а по левую деи сторону реки Камы против Пызноские курьи, по обе стороны по Каме до Чюсовые реки места пустые, лесы черные, речки и озера дикие, острова и наводоки пустые, а всего деи того пустого места 146 верст».
Если северная граница вотчины Строгановых по правому берегу
обозначена достаточно четко – устье р. Лысьва, то граница по левому берегу р. Камы в грамоте 1558 г. привязана к объекту, относительно которого в исторической литературе не сложилось однозначного мнения: «против Пызноские курьи».
В.И. Даль под курьей понимает либо длинный и мелкий речной залив или заводь, либо старое русло реки (Толковый словарь Даля,1905,с.579).
В работах дореволюционных основные точки зрения на проблему северной границы вотчины Строгановых по камскому левобережью.
Основанием первой из них явилась публикация актов, связанных с землевладением Строгановых на Урале Г.Ф. Миллером в 1750 г. в «Описании Сибирского царства», где указано, что Строгановым были пожалованы земли: «по левую де сторону реки Камы против Пыскорския Курьи» (Первая царская грамота…,1750,с.76).
Следует отметить, что гидроним «Пыскорская курья» не встречается ни в одной другой публикации жалованной грамоты 1558 г. В грамотах XVI в. упоминаются места напротив «Пызноские курьи», «Пысноские курьи».
Возможно, что Строгановы умышленно вписали в грамоту, предоставленную Г.Ф. Миллеру «против Пыскорские курьи» для доказательства своих прав на эти спорные земли, либо же сам Миллер, отождествляя устье р. Пыскорки с Пызноской курьей изменил с «Пызноские» на «Пыскорские».
К нач. XX в. А.А. Дмитриев, придерживавшийся первой версии, изменил свое мнение в пользу точки зрения, высказанной еще в 60-70-х гг. (Петухов,1864, с.13) и Н.К. Чупиным (Чупин,1878, с.15). Она заключается в том, что Пызновская курья – это старое русло р. Яйва, находящееся в 8-ми верстах ниже р. Зырянки. Главным аргументом, приверженцев этого мнения было указание в одной из челобитных 1679 г. о земельных тяжбах со Строгановыми соликамцами, что «Пызновская курья есть старое русло Яйвы реки». Таким образом, по их мнению, Строгановы незаконно распространили свое влияние на земли, находящиеся выше р. Зырянки по левому берегу Камы (Дмитриев,1901,с.72).
Третья точка зрения, не получившая большого распространения, была
высказана Ф.В. Мичуриным в 1881 г. в «Пермских губернских ведомостях».
Согласно ей, северной границей вотчины Строгановых по левому берегу
названы земли, лежащие к югу от р. Позь, по которой курья и была, по его
мнению, названа Пызновской. Основным аргументом Ф.В. Мичурина
являлось, то, что по его расчетам, расстояние от р. Позь до р. Чусовой

Северная граница земель Строгановых.
4 версии.

Четыре основные взгляда на проблему расположения северной границы вотчины Строгановых по левому берегу р. Кама были сформулированы ещѐ дореволюционными исследователями.
Г.Ф. Миллер отождествлял границу строгановской вотчины по левому берегу Камы с землями, лежащими напротив Пызновской курьи – устья р. Пыскорка.
Согласно второй точке зрения Пызновская курья – старое устье р. Яйвы, находящееся в 8-ми верстах от р. Зырянки.
Ф.В. Мичурин, сформулировавший третью точку зрения на поставленную проблему, считал, северной границей вотчины Строгановых по левому берегу земли, лежащие к югу от р.Позь, по которой курья и была якобы названа Пызновской.
Авторы, сформулировавшие четвертую позицию по означенному вопросу, называли северной границей вотчины земли по обе стороны Камы от устья Лысьвы.
Советские историки отказывались от точного определения левобережной границы вотчины Строгановых, ссылаясь на расплывчатость формулировок жалованных грамот. В настоящее время интерес к данной проблеме ослаб и до сих пор вопрос о северной границе вотчины Строгановых «по левую деи сторону реки Камы», и, в частности, о расположении Пызновской курьи остается открытым.

Историография проблемы северной границы строгановской вотчины, Бушмакина Ю.В., 1992 год.

ИСТОРИЯ ОРЛА ДО 20 ВЕКА | Орёл-городок (Усольский район, Пермский к...

Поход 1483 года и его место в истории русско-сибирских отношений — ...

Т.е. коми-пермяки Иньвенского края (Анюшкар), а также жители бассейна реки Обвы (Афкул) были данниками Сибирского хана Ибрагима (но не данниками Казани).
Деревня Майкор - что было городище Туманское на реке Иньва - возможно как то связанно со столицей Сибирского ханства городом Тюмень?

----

Ибак-хан (Сайид Ибрахим-хан, Ивак, Упак, Айбактат. Айбәк хан, Ибәк) (ум. 1495) — сибирский хан (14681495) из династии Шибанидов.

Ибак пришёл к власти в 1468 году после развала Ханства Абулхаира и образовал независимое Сибирское ханство. Возвышение Ибака началось в 1471 году после создания коалиции с казахскими властителями Кереем и Жанибеком и расправы над узбекским ханом Шайх-Хайдаром.

В 1481 году совместно с ногайскими мурзами Мусой и Ямгурчи убил хана Большой Орды Ахмата. Кочевая ставка Ахмата Орда-Базар вместе с её жителями и монетным двором была по приказу Ибака перенесена в город Чинги-Тура (Тюмень). Архангелогородская летопись сообщает:

И стоял царь Ибак 5 дней на Ахматове орде и поиде прочь, а ордобазар с собою поведе в Тюмень, не грабя[1].

В 1492 году вместе с братом Мамуком при поддержке ногайских мурз Мусы и Ямгурчи совершил поход в Поволжье, где безуспешно пытался взять Хаджи-Тархан. Скорее всего, причиной неудачи послужил отказ Крымского ханства поддержать поход. Вернулся в Сибирь в начале 1493 года, после чего утвердился в Чинги-Туре. После чего выслал посольство в Москву с князем Чюмгуром.

Предположительно убит во время мятежа знати во главе с Мухаммедом Тайбугой в 1495 году.

RSS

© 2023   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования