Uralistica

Урок коми-пермяцкого языка пройдет в глубинке Кировской области впе...

Открытый урок коми-пермяцкого языка состоится 17 сентября в рамках фестиваля коми-пермяцкой культуры «Чудо» в Афанасьевском районе Кировской области. Здесь исторически проживают коми-зюздинцы, язык которых близок и к нормам коми-пермяцкого, и коми-зырянского языков. Об этом Инфоцентру FINUGOR сообщила лингвист, аспирант одного из московских вузов Елена Абрамова.

По ее словам, обучение на коми-пермяцком языке в местных школах было прекращено в 1940-х годах. "При этом население очень активно использовало язык в быту. Многие дети соприкасались с русским языком только в школе, то есть при живом коми-пермяцком языке начался активный процесс его уничтожения, что и привело к сегодняшней удручающей ситуации, которая ставит под непосредственную угрозу самобытность зюздинских коми-пермяков и сохранение этнической культуры", - пояснила она.

Общаясь дома и в деревне на коми-пермяцком языке, дети испытывали большую трудность в обучении, ведь им приходилось соотносить русские и коми понятия. Так, еще в 1960-х годах у детей наблюдалось смешение языков: во время урока на вопрос, поставленный на русском языке, они отвечали на смеси двух языков. Особенно много трудностей у детей было с русскими падежами. На вопрос, поставленный на русском языке, они отвечали по-коми. Только те, чьи родители работали в райцентре, говорили свободно на русском языке. На переменах общение между детьми шло на коми-пермяцком языке. Впрочем, во взрослом возрасте это поколение перешло на употребление русского языка, а нынешняя молодежь просто не владеет коми-пермяцким языком.

Урок коми-пермяцкого языка в рамках фестиваля пройдет в деревне Московская, куда съедутся дети из разных сел и деревень, в которых их бабушки и дедушки и, отчасти, родители говорят на родном языке. "Это дети, которые пассивно владеют языком, то есть понимают определенный слой языка, но не владеют им полноценно, - пояснила собеседник Инфоцентра. - Это деревни Илюши, Пашино, Московская, в которых еще сохраняется язык. Так, в деревне Московской существует центр коми-пермяцкой культуры и ансамбль «Ниримдор».  В Пашино существовала школа, в которой преподавание велось на коми-зырянском и коми-пермяцком языке, и туда для продолжения образования после начальных школ приходили коми-пермяцкие дети из других, даже удаленных деревень. К сожалению, преподавание на коми было давно отменено, что не свидетельствует о том, что население перестало говорить на языке, он сохранился до настоящего времени. Если говорить об Илюшах, то необходимо отметить тот факт, что в 1990-х годах из местной школы были направлены для обучения преподаванию коми-пермяцкого языка в Пермский педуниверситет  два выпускника. К сожалению, они, несмотря на получение такой специальности, работают в других сферах".

Подготовку урока и его проведение обеспечат специалисты из бывшего Коми-Пермяцкого округа Пермского края. Это преподаватель и автор учебников коми-пермяцкого языка, кандидат филологических наукВалентина Федосеева и главный методист по коми-пермяцкому языку и литературе Коми-Пермяцкого института усовершенствования учителей Маргарита Галкина.

По словам Е.Абрамовой, бытующий в Афанасьевском районе Кировской области верхнекамский или зюздинский диалект коми-пермяцкого языка имеет свои особенности, в частности, он ближе к коми-зырянскому.

 

http://finugor.ru:8080/node/21168

---------------------------

Старообрядчество у коми-пермяков - http://uralistica.com/group/komipermians/forum/topics/2161342:Topic...

---------------------------

О зюздинских Коми-пермяков больше можно узнать тут: http://avomarba.livejournal.com/28872.html#cutid1

-------

''С незапамятных времен население Зюздинского края составляли пермяки, пришедшие сюда, как говорит предание, по Каме из Кая. В настоящее время истых пермяков здесь осталось очень немного, большинство уже почти совсем обрусело, утратив при этом язык и множество обычаев пермяцкого племени.''http://avomarba.livejournal.com/49880.html#cutid1

---------------

Археологические памятники Афанасьевского района http://avomarba.livejournal.com/10458.html

-----------------------------------------

Одним из королей застолья было пиво - http://avomarba.livejournal.com/50479.html#cutid1

--------------

http://uralistica.com/profiles/blogs/konshin?xg_source=activity

-----------------------

Зюздинцы глазами этнографа http://avomarba.livejournal.com/61089.html

----------------------------------

Об образовании верхнекамских раскольников http://avomarba.livejournal.com/61605.html

-----------------------------------------------

Чудо зюздинской свадьбы (часть 1) http://avomarba.livejournal.com/61870.html

Чудо зюздинской свадьбы (часть 2) http://avomarba.livejournal.com/62026.html#cutid1

---------------------

Эстонцы в коми-пермяцком зюздинском крае:

- Эстония в афанасьевской глубинке http://avomarba.livejournal.com/50697.html

- Зюздинская Estonia http://avomarba.livejournal.com/16768.html

- 1917-1959 Воспоминания Августа Августовича Суупа о жизни в Афанасьевском (Зюздинском) районе http://avomarba.livejournal.com/67844.html

--------------------------------------------------------------

Здесь ссылки на фильм "Зюздя" телекомпании Юрган, режиссер А.Пивкин

http://www.youtube.com/watch?v=nQB2PIfPhB0
http://www.youtube.com/watch?v=a1Pu1E2ZmJQ
http://www.youtube.com/watch?v=kE9pSKggfdU
http://www.youtube.com/watch?v=Q1qIOaZvPy0

 Фильм снимали летом 2013

---

Директор Пашинской коми-пермяцкой школы

В преддверии нового учебного года - небольшой рассказ о настоящем учителе.
Он прожил всего 30 лет. Но каждый год его жизни вмещал столько событий и дел, что некоторые за долгую жизнь и не сделали бы половину.

На снимке - коллектив Афанасьевской школы, в центре - Харин Ф.П. Фотография с сайта МОШ пгт Афанасьево http://afanschool.ru/istoriya.html  




Федор Павлович Харин родился 5 июня 1912 года в д. Харины в семье крестьянина. Его отец, Павел Егорович, получив уже при советской власти юридическое образование, пополнил ряды интеллигенции и долгие годы работал в Афанасьеве адвокатом.
Федор, старший в семье, учился особенно прилежно. Закончив в 1927 г. школу крестьянской молодежи, он продолжил учебу в Кудымкарском коми-пермяцком педагогическом училище, которое готовило кадры для национальных школ, в том числе и для Афанасьевского, в то время Зюздинского района, где проживало и проживает немало коми-пермяков. Юноша активно включился в ликвидацию неграмотности в стране.
Четыре года Федор вдумчиво и серьезно овладевал профессией учителя. Ему, коми-пермяку, не все давалось легко, особенно русский язык. Однако, он преуспевал в общественных и педагогических дисциплинах, много брал своим упорством, стремлением и хорошей памятью.
В марте 1931 г. вместе с однокурсницей Пашей Вилесовой они были направлены на педагогическую практику в село Белоево, недалеко от Кудымкара, где Федор вел дневник, подробно записывая все, что было сделано за день. Сохранившийся дневник – как памятник советской эпохи и полнокровной, разнообразной, результативной жизни молодежи того периода.
1 июля состоялся торжественный выпуск окончивших педучилище, и Федор Павлович поехал на работу в свой район, но не один, а с Пашей Вилесовой , ставшей его женой – Пелагеей Даниловной Хариной.
Их трудовая деятельность началась в Пашинской коми-пермяцкой школе, и они, по сути, стали первыми представителями интеллигенции этом селе, где их ждали большие дела.
Возглавив школу, Федор Павлович, тем самым возглавил поход против неграмотности во всей округе. В первую очередь, он наладил работу ликпунктов, выявил грамотных и способных передать другим свое умение читать и писать, договорился с местными жителями, у кого на дому будет работать кружок ликбеза, и дело пошло. Учительскую деятельность молодой педагог рассматривал не только как преподавание уроков, но и широкое просвещение всего населения в ту пору, когда не было в районе ни электричества, ни радио, а газет и журналов при массовой безграмотности было очень мало. Лекции, доклады, бесед ы на различные темы, развитие художественной самодеятельности – все это входило в круг обязанностей сельского учителя.
Федор Павлович всегда был настроен положительно к человеку, с глубоким уважением относился к людям, искренне любил и понимал детей. Ребята это почувствовали сразу, и школа стала быстро пополняться новыми учениками.
В апреле 1932 года в Кудымкаре состоялась Уральская областная конференция угро-финских и тюркских народностей, в которой принял участие и молодой заведующий Пашинской национальной школы. Конференция ставила большие задачи в вопросах просвещения и подготовки национальных кадров, поэтому Федор Павлович поступает на заочное отделение Ленинградского коммунистического пединститута и успешно его заканчивает.
За несколько лет работы увеличилась наполняемость классов и их число, штат преподавателей, в связи с чем в 1937 году в селе Пашино было построено двухэтажное здание школы с просторными классами и широкими коридорами, а сама школа стала семилетней.
У всех учеников Федора Павловича и Пелагии Даниловны остались хорошие воспоминания о школе.
Елена Петровна Порубова (Некрасова): «Наша школа была национальной, преподавание у нас велось вначале на коми-зырянском, а потом на коми-пермяцком языке. Это была, видимо, единственная национальная школа в районе, так как вскоре сюда пришли учиться ребята из Московского, Октябрьского, Грязновского, Илюшовского, Ромашовского, Порошинского и других сельсоветов.
Тогда школьная жизнь была разнообразной и потому интересной. Федор Павлович преподавал историю и коми-язык, а Пелагея Даниловна – математику.
А Федор Павлович очень скоро стал любимцем школы. Сам вел хор, аккомпанировал нам на гармошке и баяне, вел работу в драмкружке и ставил спектакли, готовил с нами физкультурные номера.
На переменах он играл с нами в снежки, в чику, так мы называли игру в лапту. Помню, как весной ходили вниз по Каме на плоту с ночевкой. Играли в военную игру, а Федор Павлович был командиром. То и дело мы слышали: «Челядь, челядь! Кылзоте, мый ме тиянлы висьталэ» («дети, дети! Послушайте, что я вам скажу).
Другой ученик Федора Павловича, П. Г. Бузмаков в газете «Зюздинский колхозник» от 7 ноября 1940 г. написал о нем статью «Народный учитель»: «У каждого, кто учился у Федора Павловича, на всю жизнь сохранились воспоминания о школе, о любимом учителе …»
Федор Павлович умел делать жизнь содержательной, насыщенной событиями, эмоционально активной. Он был доступен всем – и местному населению, и его коллегам-учителям, и детям. Но был очень требовательным. Его повышенная требовательность ни у кого не вызывала сопротивления, ведь все видели, как он был требователен прежде всего к себе.
Федор Павлович Харин стал истинно народным учителем. В Пашинском округе до сих пор помнят не только своего учителя, но даже те стихи и песни, которые с ним разучивали. И сегодня они, бывшие дети 30-х гг., могут исполнить «Интернационал» на коми-пермяцком языке.
Сельский учитель жил в напряженном ритме. Он был избран членом пленума Кировского обкома комсомола, награжден орденом «Знак почета» в 1939 г., который вручил ему М. Калинин. В этом же году Федор Павлович был переведен директором в Афанасьевскую школу – базовую школу района и избран депутатом районного совета. Но недолго пришлось Федору Павловичу поработать директором, так как 8 сентября 1941 г. он ушел воевать.
После учебы в Свердловске и лыжной подготовки на полях и лесах Слободского района, полк, в котором служил Харин Ф.П. , выехал на фронт. А через год политрук 189-го лыжного батальона 73 стрелкового полка Харин Ф.П. погиб в Ленинградской области.
(По материалам книги Нины Серовой «Земляки», глава «Это было с родиной и нами»)

http://avomarba.livejournal.com/12802.html

-----

ОБ ЭКСПЕДИЦИИ К ЗЮЗДИНСКИМ КОМИ-ПЕРМЯКАМ

14-18 декабря состоялась историко-этнографическая экспедиция Коми-Пермяцкого краеведческого музея им. П.И. Субботина-Пермяка в Афанасьевкий район Кировской области с целью исследования традиционных и инновационных видов декоративно-прикладного искусства зюздинских коми-пермяков.

Экспедиция состоялась в рамках реализации проекта «Искусство четырёх рек», ставшего победителем V грантового конкурса «Музеи Русского Севера» Открытого акционерного общества «Северсталь».

Проект ГКБУК «Коми-Пермяцкий краеведческий музей им. П. И. Субботина-Пермяка» ориентирован на изучение, сохранение, развитие и трансляцию традиционных и новых видов декоративно-прикладного искусства двух локальных групп коми-пермяков: зюздинских и язьвинских, источников о которых в фондах недостаточно. Результаты исследований станут основой передвижной выставки, которая будет демонстрироваться в Кудымкаре, Красновишерске и п. Афанасьево Кировской области, а в будущем – новой экспозиции открытого хранения коллекции декоративно-прикладного искусства. 

В ходе экспедиции было обследовано 6 населённых пунктов Афанасьевского района с компактным проживанием коми-пермяков. Собрано около 70 предметов этнографии и декоративно-прикладного искусства. Изучены коллекции Афанасьевского краеведческого музея и Центра коми-пермяцкой культуры в д. Московская — партнёров по реализации проекта.

Эта первая экспедиция к зюздинским коми-пермякам, позволила сформировать новую коллекцию музея. Из наиболее интересных предметов следует отметить пестряди, полотенечные холсты, юбки и пояса-покромки начала ХХ века; половики из разных материалов, расписной сундук, пест с родовыми знаками, детали ткацкого станка, детскую кровать и полотенца середины ХХ века. Достойное место в музейной коллекции займут изделия современных мастеров декоративно-прикладного искусства: полотенце и салфетки Т.А. Визир (д. Илюши), полотенце, вязаные накидка и салфетка Г.В. Некрасовой (д. Московская), полотнеце и дорожка Н.Я. Порошиной (п. Камский), вязаные круги Г.И. Макаровой (п. Камский), корзины из ивовых прутьев В.В. Варанкина (п. Афанасьево) и мн. др.

Источник: subbotin-permyak.com
http://vk.com/kudymkar?w=wall-4221871_26670
------

Просмотров: 3980

Ответы на эту тему форума

Делегация Коми-Пермяцкого округа в гостях у зюздинских коми-пермяков

17-18 сентября в Афанасьевском районе Кировской области состоялся III межрегиональный фестиваль коми-пермяцкой культуры «Чудо».

Представительная делегация Коми-Пермяцкого округа, состоявшая из  ученых, авторов учебников, педагогов, студентов, творческих коллективов, приняла активное участие во всех мероприятиях, включенных в программу фестиваля.

            Выступления преподавателей и студентов филиала УдГУ в г. Кудымкаре и учителей Юсьвинского района составили основу научно-практической конференции «Национальные истоки: обряды и обычаи коми-пермяков». Ансамбль «Дзоридзок» Белоевского сельского Дома культуры Кудымкарского района блестяще выступил в конкурсе исполнителей коми-пермяцкой фольклорной детской песни. Заслуженной наградой белоевскому коллективу стал диплом первой степени. В концертной программе фестиваля порадовали зрителей своим творчеством 2 фольклорных коллектива из Кудымкарского района («Калинушка» Верх-Юсьвинского Дома культуры и «Ыбшар» Березовского сельского клуба), а также этнографический ансамбль «Кукушка» из одноименной деревни Кочевского района.

Одним из центральных событий фестиваля стали открытые уроки коми-пермяцкого языка, которые провели методист Коми-Пермяцкого института усовершенствования учителей Маргарита Галкина и автор учебников, преподаватель Кудымкарского педагогического колледжа Валентина Федосеева. Их учениками стали дети из деревни Московская и близлежащих населенных пунктов Афанасьевского района, где издавна проживали зюздинские коми-пермяки. К сожалению, сейчас язык своих предков здесь знают в основном представители старшего поколения, а дети владеют коми-пермяцким языком только на уровне понимания. Тем не менее, школьники проявили большую заинтересованность в его познании. А сами уроки вызвали большой резонанс в Афанасьевском районе, ведь коми-пермяцкий язык в школах здесь не преподается уже многие десятилетия. Чтобы в дальнейшем дети могли изучать его, гости подарили им книги и учебники на коми-пермяцком языке.

Отметим, что поездка ансамбля «Дзоридзок» и официальной делегации, состоявшей из специалистов в области коми-пермяцкого языка, организована Министерством по делам Коми-Пермяцкого округа на средства Министерства и краевой целевой программы развития и гармонизации национальных отношений народов Пермского края.

 

 

Для справки

Зюздинские коми-пермяки, коми-зюздинцы, зюздинцы (самоназвание – пермяки) – этнографическая группа коми-пермяков в Афанасьевском (бывшем Зюздинском) районе Кировской области (ранее Глазовский уезд Вятской губернии). Говорят на верхнекамском диалекте коми-пермяцкого языка.

Численность зюздинских коми-пермяков быстро сокращается. Если в 50-х годах XX века в Афанасьевском районе их насчитывалось свыше 7 тыс. человек, то в 1970 году – только 700 человек, а в 1989 году – 318. В 2002 году во всей Кировской области 817 человек назвали себя коми-пермяками.

С целью сохранения культурного наследия зюздинских коми-пермяков в 1995 году в деревне Московская Афанасьевского района был создан Коми-Пермяцкий культурный центр. При нём действует фольклорный коллектив «Ниримдор».

 

http://www.minkpo.permkrai.ru/node/1004

Коми-зюздинцы Кировской области вернутся к национальным истокам при...

Коми-зюздинцы Кировской области РФ вернутся к национальным истокам. К такому решению пришли участники научно-практической конференции «Национальные истоки: обряды и обычаи коми-пермяков», прошедшей в поселке Афанасьево Афанасьевского района Кировской области 17 сентября. Форум состоялся в рамках III Межрегионального фестиваля коми-пермяцкого фольклора «Чудо».

Как сообщила Инфоцентру FINUGOR участник конференции, директор Савинской школы Лариса Афанасьева, в работе форума приняло участие около 100 человек. На конференцию прибыли гости из центра Коми-Пермяцкого округа Пермского края города Кудымкара, а также из Кирова.

Так, директор дома народного творчества Кировской области Ольга Колесникова подарила организаторам форума новый, третий, сборник народных песен, собранных в Афанасьевском районе.

Консультант отдела этнокультурного развития министерства по делам Коми-Пермяцкого округа Пермского края Татьяна Меркушева передала районному краеведческому музею несколько книг с фольклорным материалом, а также учебники на коми-пермяцком языке. Она выразила надежду на то, что эти книги будут наглядным примером и пособием по созданию коми языковой среды среди молодого поколения Афанасьевского района.

Гость из Кудымкара доктор исторических наук, профессор Анатолий Коньшин рассказал в докладе о социальных процессах, проходивших в коми-пермяцкой деревне в 1930-1940-х годах, вскрыв корни негативных явлений сельской среды. Его студентка Ольга Лунегова выступила с докладом «Коми-пермяцкие пословицы в формировании национального самосознания». Учитель истории Архангельской средней школы Юсьвинского района Пермского края Елена Кривощекова ярко представила аграрную культуру коми-пермяков в докладе о возрождении коми-пермяцкого праздника «Зажинка» (праздник первого снопа). По итогам выступлений можно было сделать вывод, что образ жизни и традиции коми-пермяков Пермского края и афанасьевских (зюздинских) коми-пермяков очень схожи.

Доклад еще одного студента из Кудымкара Алексея Рискова «Рошво – коми-пермяцкое рождество», наоборот, показал различие между пермскими и зюздинскими коми-пермяками. Как выяснилось, Кудымкар остается центром изучения и сохранения обрядов и обычаев коми-пермяков – как в Пермском крае, так и в Кировской области, так как кудымкарские специалисты неоднократно организовывали научные экспедиции в Афанасьевский район.

Выступление Л.Селезневой на тему «Актуальные проблемы сохранения и изучения языка афанасьевских коми-пермяков» носило программный характер и поднимало злободневные проблемы организации деятельности по созданию языковой среды среди молодого поколения коми-зюздинцев в Афанасьевском районе Кировской области. «Спасти то, что еще осталось и сохранить, пока еще не стало слишком поздно», - прозвучало обращение ко всем заинтересованным людям, а также к администрации района. Созвучным этой теме оказался урок коми-пермяцкого языка, прошедший в рамках фестиваля «Чудо».

Участникам конференции также показали свадебный обряд Афанасьевского района и подарили диски с обрядовыми напевами коми-зюздинцев.

Следующая, IV конференция пройдет полностью на материалах по исследованию коми-зюздинцев. Такие исследования ежегодно проводятся в рамках летней практики филиалом Удмуртского государственного университета в Кудымкаре, домом народного творчества Кировской области, а также силами местных работников культуры и образования.

 

http://finugor.ru/node/21309

ЗЮЗДИНСКИЕ КОМИ-ПЕРМЯКИ

этническая группа коми-пермяцкого этноса. Название «зюздинские» произошло от р. Сюзьва – притока р. Камы, по берегам которой жили предки современных зюздинских коми. Себя называют пермяками или пермянами. Самосознание выражено не отчётливо, некоторые затрудняются определить свою национальную принадлежность. Многие называют себя русскими как носители русских языка и культуры. Отличают себя от коми-пермяков Перм. края и коми-зырян. Зюздинские коми-пермяки в языковом отношении относятся к перм. ветви финно-угорской группы уральской языковой семьи. Зюздинский диалект относится к л-диалектам, имеет ряд особенностей, отличающих его от других коми-пермяцких диалектов, в т. ч. наличием ряда специфических черт, сближающих его с диалектами коми языка. В настоящее время родным языком свободно владеет старшее поколение и часть населения среднего возраста. Этногенез коми-зюздинцев до конца не исследован. По археологическим данным культура древних городищ на территории их проживания близка к родановской культуре 10-14 вв., на основе которой сформировалась коми-пермяцкая народность. Местные предания рассказывали о переселении на данные территории крестьян, бежавших в 16-17 вв. из района Гайн от притеснения Строгановых. Поздние этапы этногенеза зюздинских пермяков происходили в условиях обособленного от других групп народа коми проживания и тесных контактов с соседним русским населением. По переписи 1926 г. в Омутнинском уезде Вятской губ. насчитывалось 7300 коми-пермяков, а также небольшие группы на территории Бисеровского р-на. По переписи 2002 г. пермяками себя назвали 351 человек из 16 961 жителя Афанасьевского р-на. Зюздинские коми-пермяки проживают на исторически сложившейся территории в верховьях Камы, в зап. части расселения коми-пермяцкого народа, в Афанасьевском р-не Кировской обл. На современном этапе большинство носителей языка сосредоточено в крупных населенных пунктах – Пашино, Илюши, Московская. Основным занятием зюздинцев было земледелие. Дополнительно занимались охотой и рыболовством, выполняли временные подсобные работы на заводах. В советское время ведущим оставалось сельское хозяйство с зерновым и животноводческим уклоном. Дополнительно работали на лесозаготовках, сплаве леса, на заводах. До нач. 20 в. сохранялось домашнее ткачество, до сер 20 в. – гончарное дело. Летом широко практикуется сбор грибов, ягод и заготовка их на зиму. 
Поселения зюздинских пермяков располагались в большинстве случаев на возвышенностях вдоль течения р. Камы, имели беспорядочный, линейный тип застройки, позже начал преобладать уличный тип застройки. До сер. 20 в. сохранялось много мелких посёлков, починков и выселок, которые постепенно объединились в деревни и сёла. Усадьба чаще имеет двухрядную или покоеобразную планировку. Жилая часть – трехкамерное жилище, состоящее из избы, сеней и чома (клеть), последняя часто перестраивалась во вторую жилую избу. Крыша двухскатная, позже начинают строить четырехскатную и трёхскатную – шатровую. Внутренняя планировка избы северорусская. Встречаются избы, в которых печь повернута устьем к боковой стене (западный тип) с сохранением местоположения переднего угла. Нар. формы одежды сохранялись до нач. 20 в. 
Женщины носили сарафан с набойкой, печатники, прямые сарафаны на лямках со сборками на спине, сшитые из пестряди – пестрядинники, в праздники надевали «ситчатый сарафан». Под сарафаном носили длинную рубаху – исподку. Поверх сарафана надевали фартук, подпоясывались. Позже из пестряди шили юбки. Мужской комплекс состоял из рубахи (дoрoм) и штанов (гач). Верхней одеждой были шабуры, понитки, гуни, шубы (пась). Замужние женщины на голове носили шамшуру в виде чепца с круглым твёрдым дном, которая в 30-40-е гг. была заменена колпачком из кумача, позже – платок, вязаные шапки. Обувь была распространена кожаная и плетёная. Лапти (нинкoмьяс) двух видов – опушнённые с округлым носком и без опушней, с косым носком – плелись из лыка, сверху оплетались берестой; бродни плелись из бересты. Зимой носили валенки. Женщины надевали вязаные чулки (черoсьяс), мужчины портянки (онучи). 
В религиозном отношении верующие зюздинские пермяки – православные, часть – старообрядцы белокриницкого согласия. Сохраняются дохристианские представления о колдунах, духах – покровителях стихий. В праздничной и семейной обрядности также сочетаются христианские и традиционные народные представления, существуют схожие черты с культурой юж. и сев. групп коми-пермяков, а также с обычаями местного русского населения. Среди зюздинских пермяков распространены предания о появлении деревень, о чуди, «чудских» городищах, рассказы о нечистой силе. Богат песенный жанр (обрядовые, хороводные, игровые песни), но не много поэтических текстов на родном языке. Значительное влияние на традиционную культуру зюздинских коми-пермяков оказало соседнее русское население. На современном этапе наблюдается продолжение процесса ассимиляции. Имеются попытки образовательных и культурно-просветительских учреждений сохранить элементы нар. культуры и знакомить население с историей и традициями этноса. 

Лит.: Белицер В. Н. У зюздинских коми-пермяков // Краткие сообщения Ин-та этнографии. М., 1952. Вып. 15. С. 27-38.; Блинов Н. Заметки о пермяках Вятской губернии // Вятские губернские ведомости. 1861. № 44, 45, С. 361-362, 368-370.; Цыпанов Е. А. О положении зюздинских коми в Кировской области // История и культура Волго-Вятского края: (К 90-летию Вятской ученой архивной комиссии). Киров: Волго-Вятское книжное издательство, 1994. С. 376-377; Чагин Г. Н. Зюздинские коми-пермяки // Материалы по Пермской области к Уральской исторической энциклопедии. Пермь, 1994. Вып. 1.; Черных А. В. Верхнекамские коми-пермяки: проблемы современного этнокультурного развития // Национальные языки России: региональный аспект: материалы междунар. науч.-практ. конф. Пермь, 2005. С. 277-281. 

Т. Г. Голева

 

Библиографии

Белицер В. Н. У зюздинских коми-пермяков // Краткие сообщения Ин-та этнографии. М., 1952. Вып. 15. С. 27-38.
Цыпанов Е. А. О положении зюздинских коми в Кировской области // История и культура Волго-Вятского края: (К 90-летию Вятской ученой архивной комиссии). Киров: Волго-Вятское книжное издательство, 1994. С. 376-377.
Чагин Г. Н. Зюздинские коми-пермяки // Материалы по Пермской области к Уральской исторической энциклопедии. Пермь, 1994. Вып. 1.
Черных А. В. Верхнекамские коми-пермяки: проблемы современного этнокультурного развития // Национальные языки России: региональный аспект: материалы междунар. науч.-практ. конф. Пермь, 2005. С. 277-281.
Блинов Н. Заметки о пермяках Вятской губернии // Вятские губернские ведомости. 1861. № 44, 45, С. 361-362, 368-370.

 

Афанасьевский район на карте
Афанасьевский район Кировской области
Зюздинские коми-пермяки проживают на исторически сложившейся территории в верховьях Камы, в зап. части расселения коми-пермяцкого народа, в Афанасьевском р-не Кировской обл. На современном этапе большинство носителей языка сосредоточено в крупных населенных пунктах – Пашино, Илюши, Московская.

Зюздинские коми: от возникновения до возрождения уникального народа

http://finugor.ru/node/22339

Зюздинские коми-пермяки – этнографическая группа коми, обособившаяся в языковом и этнографическом плане от остальных коми ввиду того, что находилась относительно изолированно географически (в верховьях Камы на территории современного Афанасьевского района Кировской области) и административно. Территориально зюздинцы расположены между коми-зырянами на севере, коми- пермяками на востоке и удмуртами на юге.

Возможно, первое упоминание Зюздинского погоста находим в Вычегодско-Вымской (Мисаило-Евтихиевской) летописи, согласно которой в 1586 году погост вымский Зюзено передавался Перми Великой. Далее в 1607 году зюздинские крестьяне обратились к царю Василию Шуйскому с жалобой на койгородских чиновников, вследствие чего их налоги были снижены. Название «Зюздино», по мнению местного населения, происходит от названия Сюзьва (приток Камы), по берегам которой жили вначале предки современных зюздинских коми, позднее расселившиеся значительнее шире по верхнему течению Камы и ее притокам.

Вид на городище Шудьякор

Описанием быта и языка зюздинцев занимались местный учитель Репин, сын местной помещицы Н.Штейнфельд, сосланные в вятскую ссылку Михаил Салтыков-Щедрин и Владимир Короленко, краевед П.Сорокин и др. В советское время зюздинский диалект языка коми нашел описание в работах В.Лыткина, Г.Нечаева. Этнографическое описание представлено в работах В.Белицер, Ю.Шибаева, Сеппо Лаллукки и т.д. Богатая археология Зюздинского края подробно описана в работах Р. Голдиной и В. Кананина.

Все коми-пермяки Зюздинского района, носители языка, двуязычны и в одинаковой степени хорошо владеют русским и коми-пермяцким языками. Зюздинский диалект коми-пермяцкого языка занимает промежуточное положение между коми-пермяцким и коми-зырянским и имеет целый ряд своеобразных особенностей. В его словаре много слов, заимствованных из русского языка; встречаются фонемы, почти неизвестные в других диалектах языка народов коми. Часто русские слова подвергаются своеобразным изменениям согласно законам коми-пермяцкого языка. С другой стороны отметим и значительное влияние коми-пермяцкого языка на зюздинский диалект русского языка, в первую очередь, в плане фонетики, в частности, интонационный рисунок зюздинцев обусловлен финно-угорским влиянием. В словаре жителей Афанасьевского района присутствует значительное количество слов, осознаваемых как диалектные русские, однако, имеющие коми этимологию. В большинстве случаев, они представляют собой реалии зюздинского быта, например, баля – овца, пистик – полевой хвощ, употребляемый в пищу и т.д.

Среди зюздинцев сохраняются рассказы о жившей здесь и зарывшейся в землю «чуди», «чудском народе», от которой якобы они и произошли, о кладах, спрятанных «чудью» на городищах, о богатырях — коми-пермяках, живших на высоких мысах. Наиболее известное и исследованное городище, Шудьякар, расположено недалеко от современного райцентра и, несомненно, является визитной карточкой района. Местные предания рассказывают также, что ранние жители здешних мест были переселенцами-крестьянами, бежавшими в XVI-XVII веках из района Чердыни, Косы и Гайн в эти малонаселенные, глухие места от притеснений Строгановых. Поднявшись по Каме, они расселились в ее верховьях и по мелким притокам, найдя здесь свободные земли и хорошие пастбища. Связи Зюздинского района с местами, расположенными значительно ниже по течению Камы подтверждаются наличием у жителей этих двух районов одних и тех же фамилий — Харины, Варанкины, Ичетовкины, Бузмаковы. На однородный состав населения указывает также общий диалект, на котором говорят эти группы коми-пермяцкого населения. Общими являются и названия деревень: Харины, Чугаевы, Аверины, Тебеньковы, Некрасовы, Трушниковы, Порошины, Меркуч(ш)евы.

Переписи XX века показывают неуклонное сокращение количества коми-пермяков в Афанасьевском районе (Зюздинском районе, волости). Однако, думается, это связано не только с сокращением их количества, но и с другими факторами, такими как общим сокращением населения волости-района, затруднением опрашиваемых в определении своей идентичности, зачастую, осознанным отходом от своей этничности. Такие показатели, как сохраняющаяся частотность традиционных коми-пермяцких фамилий и антропологические признаки указывают на то, что население этнически продолжает оставаться коми-пермяцким, однако осознает себя как русское. Ассимилятивные процессы продолжаются и усугубляются значительной миграцией за пределы района, продолжавшейся в течение последних 60-и лет, что, по замечанию районного сайта, может привести к тому, что родившийся в этом году афанасьевский малыш при таких темпах сокращения населения района в конце своей жизни может оказаться в одиночестве на своей родине.

Рассмотрим статистические данные о численности зюздинских коми-пермяков в течение последнего столетия. Врач Хомяков, проводивший в Зюздинском уезде в начале XX века краниологические обследования, оценил численность зюздинцев в 12 тысяч человек и обратил внимания на утрату местного языка и вместе с тем на замкнутость группы, которая не вступает в браки с вотяками и татарами и малочисленными русскими (М.Хомяков. Зюздинские коми-пермяки. Краниологические исследования доктора медицины Хомякова).

По переписи же населения 1926 года в Зюздинском крае насчитывалось 7264 человек пермяков, из них 6239 человек в бывшей Афанасьевской волости и 1025 - в бывшей Гординской волости.

По подсчетам исследователей, в 1950-70-х годах зюздинцев насчитывалось в общей сложности 5-7 тысяч человек. Наиболее крупные группы коми-пермяков в то время проживали на территории Xаринского (1306 человек), Кытмановского (1092 человека), Пашинского (844 человека) и Меркучевского (584 человека) сельсоветов. Кроме Зюздинского района, коми-пермяки жили небольшими группами, по 50-100 человек, на территории Бисеровского района. Как отметила В.Н. Белицер (В. Белицер. У зюздинских коми-пермяков), самосознание в этой группе было выражено "не вполне отчетливо": некоторые затруднялись определить свою этническую принадлежность и считали себя кто русскими, кто коми. В большинстве же случаев зюздинцы называли себя пермяками, но отличали себя от коми-пермяков, живущих в Коми-пермяцком национальном округе. В. Белицер также указывала на то, что коми-пермяки Зюздинского района в равной мере владели и родным, и русским языками. Материальная культура зюздинских коми-пермяков близка в некоторых отношениях к культуре тех, кто населяет бывший Коми-Пермяцкий автономный округ, а в других - к культуре более южной, иньвенской группы коми-пермяков.

Перепись 1970 года отразила наличие в районе группы коми-пермяков в десять раз меньше, чем в 50-ые годы. А перепись 1989 года показала, что в Афанасьевском районе проживают 333 коми-пермяка, во всей же Кировской области 939. Данные же сельских советов Афанасьевского района примерно того же времени представляют некую середину между исследовательскими оценками и результатами переписей. Согласно им, в четырех наиболее сохранившихся в этническом плане сельсоветах (Кытмановский, Московский, Пашинский и Ромашовский) проживают свыше тысячи коми-пермяков. Кроме того, они живут еще в четырех других сельсоветах. Однако, в паспортах советского образца они почти все были записаны русскими (С.Лаллукка. Коми-пермяки и Коми-Пермяцкий округ. История, демографические и этнические процессы), за исключением тех, кто настоял на своей коми-пермяцкой этничности, что вызывало удивление чиновников. Необходимо отметить, что результаты переписи 2010 года вряд ли дадут верную картину этнического состава района, поскольку переписчики избегали задавать вопросы об этнической принадлежности, в частности, в Афанасьевском районе. Есть основания утверждать, что официальное количество коми-пермяков района будет ничтожным, поскольку коми-пермяками записали только тех, кто настоял на том, чтобы им был задан вопрос об этнической принадлежности.

Пожалуй, можно утверждать, что зюздинские коми-пермяки оказались в наиболее сложных условиях из всех коми выживания как этнографическая группа, так как не имеют своего административного объединения, следовательно, СМИ, литературы и образования. Группа этнографов Коми филиалов АН СССР, посетившая район в 1966 году, отмечала усиление данного процесса, так как обучение ведется только на русском языке. Если в довоенное время у зюздинских коми-пермяков были в ходу учебники на коми-пермяцком языке из Коми-Пермяцкого округа, имелись учителя, подготовленные для преподавания на родном языке, в том числе и из коми-зырян, то в описываемое время ничего уже не было: связь с округом прервалась виду отсутствия в то время вуза в Коми-Пермяцком национальном округе, хотя зюздинская молодежь все еще частично ехала учиться в Сыктывкар, в пединститут.

При этом население очень активно использовало язык в быту. Как факт, стоит отметить, что многие дети соприкасались с русским языком только в школе, т.е. при живом коми-пермяцком языке происходил активный процесс его уничтожения, что и привело к сегодняшней удручающей ситуации этнического языка для большинства, которая ставит под непосредственную угрозу самобытность зюздинских коми-пермяков и сохранение этнической культуры. Общаясь дома и в деревне на коми-пермяцком языке, дети испытывали большую трудность в обучении, ведь им приходилось сопоставлять форму с содержанием, т.е. соотносить русские и коми-пермяцкие понятия, слова.

Вместе с тем, и в настоящее время старшее поколение в традиционно коми-пермяцких деревнях до сих пор свободно общается на родном языке, хотя и их речь наполнена русским вкраплениями, и отмечаются случаи переключения кода, среднее – с трудом, при общении с родителями и при необходимости сообщить некую информацию, не предназначенную для всех участников общения, а молодежь предпочитает русский. Носителями языка являются в первую очередь сельские жители, в крупных населенных пунктах говорить на родном языке, как отмечается, считается зазорным (Н.Лопуленко. Народы Крайнего Севера России во второй половине 90-х годов XX века). Необходимо отметить тот факт, что в 1990-ые годы из района были направлены для обучения преподаванию коми-пермяцкого языка в Пермский педуниверситет два выпускника. К сожалению, они не смогли применить свои знания на практике. В настоящее время наблюдается интерес к возобновлению преподавания коми-пермяцкого языка в районе, хотя бы в качестве факультатива или кружка, что находит поддержку у коллег из бывшего Коми-Пермяцкого округа. Однако требуются пусть незначительные, но финансовые затраты. Более сложным моментом представляется привлечь внимание самих зюздинцев, в частности, родителей к необходимости изучения родного языка детьми и, вместе с тем, осознанию своей идентичности.

Как отмечает сыктывкарский этнополитолог Юрий Шабаев (Ю.Шабаев. Коми-пермяцкая диаспора), сегодня уже можно говорить, что данной этнографической группы нет, а в Афанасьевском районе проживают только отдельные носители языка и этнического самосознания. Хочется надеяться, что наблюдаемый в последнее время интерес к этническим корням в Афанасьевском районе, наличие энтузиастов, радеющих за возрождение языка, помощь извне, сохранившийся вопреки всему в быту верхнекамский диалект коми-пермяцкого языка, проведение фестиваля коми-пермяцкого фольклора «Чудо», ставшего уже традиционным, научно-практических конференций в районе поможет сохранению зюздинской коми-пермяцкой этнографической группы и их диалекта.

Елена Некрасова – для Инфоцентра FINUGOR
Фото Марины Хариной

Как зюздинский крестьянин Васька Игумнов к Василию Шуйскому на Москву ходил

1607, Марта 10. Царская грамота в Пермъ Великую, о дозволении крестьянам Зюздинской волости платить вместо всех повинностей по 60 рублей в годъ и избирать изъ среды  своей волостного судью.

Отъ Царя и Великого Князя Василья Ивановича всеа Руси, въ Пермь Великую, князю Семену Юрьевичу Вяземскому. 
Бил нам челом Пермского уезда, с верх Камы реки с Зюздинской волости крестьянин Васка Игумнов и в товарыщев своих место, а сказал: живут де они от Пермских городов, отъ Кайгородка верст за двести и больше, и в писцовых де книгах написаны себе опричь Кайгородцев, а дворишка де они ставили на диком на черном лесу, а люди все пришлые; и приезжают де к ним в волость Кайгородцы посадские и волостные и правят на них тягло себе в подмогу, и животе де их грабят себе насилством, и самих их бьют, и жон их и детей бесчестят, и напрасными поклепы продают, и волочат в напрасных поклепных  делах летом в пашенную пору, и им де Зюздинцам в тех их насилствах чинятся продажа и убытки великие и вперед от их насилства чинятся продажа и убытки великие и вперед от их насилства прожити не можно; и нам бы их пожаловати, велети им с Зюздинского погосту за всякие наши денежные доходы, и за посадские службы, и за Сибирские отпуски, и за рыбные ловли, и за бобровые гоны платить в нашу казну оброк опричь Кайгородцов, а судей выбирати у себя в волости, а Кайгородцам въезжати к ним в волость ни по что не велети. И мы Пермского уезда Зюздинския волости крестьяне пожаловали: велели им с Зюздинского погосту за всякие наши денежные доходы, и за посадския службы, и за Сибирския отпуски в нашу казну на Москве платить в году на один срок, на Евдокеин день, по штидесять рублев на год,опричь Кайгородцов и въезжати Кайгородцом к ним в Зюздинской погост ни по что не велели, а судью велели им выбрати у себя в погосте.
И как к тебя ся наша грамота придет, и ты б Зюздинского погосту крестьяном за всякие наши денежные доходы, и за посадския службы, и за Сибирские отпуски, велели платить на Москве в нашу казну, в Ноугородскую четь, на срок, на Евдокеин день, по штидесять рублев на год, опричь Кайгородцов; и на нынешней на 115 год те денежные доходы на Зюздинцах взял и прислал к нам, к Москве, с кем пригож, часа того; а в судьи, для их волостного дела, Зюздинского погоста крестьяном велел бы еси выбрати у себя в погосте человека добра, кого они меж себя излюбят и выбор за выборных людей руками дадут, и к нашему крестному целованью его привел, как иных судеек; а от Кайгородцов бы еси Зюздинского погоста крестьян берег, чтоб Кайгородцы в Зюздинский погост ни по что не въезжали и насилства им и обиды и продажи напрасныя в пашенную поры не чинили; а коли лучится Зюздинцом в Кайгородок приезжать для торгов, а Кайгородцы б с них наши таможенныя пошлины имали как с иных Кайгородцов, по нашей по уставной грамоте; а прочеть сю нашу грамоту и списав себе с нее противень,отдал бы еси ее Зюздинским крестьяном для иных наших Пермских приказных людей. Писан на Москве, лета 7115 году Марта в 10 день.

(На обороте) Диак Григорей Елизаров. 115 году Маия в 7 день привез грамоту Васка Игумнов Зюздинской крестьянин.
Список столбцем на трех листах: «К сему семью староста Пимен руку приложил. Находится в архиве Соликамского уездного суда.

По сборнику "Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи" 1856

Примечания
Семен Юрьевич Вяземский - С мая 1606 года по 24 декабря 1607 года пермский воевода.
В Смутное время служил у Лжедмитрия II и возглавил поход «тушинцев» на Нижий Новгород, который был осажден. Во время одной из вылазок осажденных нижегородцев, в январе 1609 года, князь был захвачен в плен, а затем повешен.
 
Сибирские отпуска – повинность, возложенная на Пермь Великую и Вятскую землю вместе с другими уездами Поморья по снабжению первых русских поселений в Сибири, которая  состояла из трех частей: сбор хлеба, перевозка его в Зауралье, поставка плотников для строительства судов, на которых продовольствие сплавля­ли по сибирским рекам. Основная тяжесть этой повинности легла на черносошное крестьянство и посадских Перми Великой, ближе всего рас­положенной к Сибири. Она поставляла почти две трети хлебных запасов и более половины транспортных средств. 

http://avomarba.livejournal.com/18802.html#cutid1  http://avomarba.livejournal.com/

http://avomarba.livejournal.com/60169.html#cutid1

- Преддверие Зюздинского края - село Верхокамье-Екатерининское Глазовского уезда

Зюздинцы глазами этнографа http://avomarba.livejournal.com/61089.html

И вновь - ЧУДО (IV фестиваль коми-пермяцкой культуры"Чудо")

IV фестиваль коми-пермяцкой культуры"Чудо" состоится 20-21 сентября 2013 г.

Информация от районного отдела культуры (сайт www.naselo.ru)
Коми-пермяцкий праздник "Чудо" по происхождению связан с древним финно-угорским племенем чудь. Чудь еще в древности, не позже ХII века, переселились в верховье реки Камы.
Чтобы сохранять и возрождать культуру - нужна воля самого народа. Для этого на Афанасьевской земле уже в четвертый раз пройдет фестиваль коми-пермяцкого фольклора "Чудо". В рамках фестиваля проходит научно-практическая конференция "Национальные истоки: обряды и обычаи коми-пермяков", выставка-продажа "Чудо-урожай", выставка-продажа мастеров декоративно-прикладного творчества. Большой фестивальный концерт с участием народных фольклорных коллективов: республики Удмуртия, Пермского края, г. Кудымкара, республики Коми,республики Марий Эл и конечно коллективы Кировской области.
Приглашаем всех желающих посетить наш фестиваль, окунуться в атмосферу  настоящего  фольклорного праздника.

О предыдущем фестивале см.
http://avomarba.livejournal.com/2011/09/26/ 
http://avomarba.livejournal.com/2011/09/20/ 
http://avomarba.livejournal.com/2011/09/12/ 
http://avomarba.livejournal.com/2011/09/22/ 

Часть Ломоватовской Культуры:

Ломоватовская культура (V-IX вв)

Афанасьевский район — самое восточное административное образование на территории Кировской области.

Крайняя восточная точка с координатой 54° восточной долготы находится в верховьях реки Колыч — правого притока Камы. Северная граница района имеет участок, смежный с Верхнекамским, а западная — с Омутнинским районами. На юге Афанасьевский район граничит с Глазовским и Балезинским районами Удмуртской реслублики. На востоке соседями афанасьевцев являются территории Кочевского и Кудымкарско районов Коми-Пермяцкого автономного округа и Очерского района Пермской области. Административный центр района — п. Афанасьево, был образован слиянием с. Зюздино-Афанасьевского и дд. Трушниковы, Маёвской (ул. Комсомольская), Ичетовкины и Лозуковы (обе — ул. Труда в юго-западной части поселка). Связь с областным центром осуществляется автотранспортом по маршруту Омутнинск — Белая Холуница — Слободской— Киров (270 км). Ближайшая железнодорожная станция — Стальная (80 км) на ветке ст. Яр — ст. Лесная.

Указом Президиума ВС РСФСР от 1 февраля 1963 г. Зюздинский район был переименован в Афанасьевский.

История зюздинского края, связанная с его местоположением на границе Вятки и Пермской земли, а также национальным составом «зюздинских коми», издревле составлявшие костяк его населения, овеяна легендами и самобытным романтическим колоритом. Название «Зюздино» местность получила, как полагают краеведы, по речке Зюзьбе, протекающей около с. Бисерово. По берегам именно этой речки начали создавать свои первые поселения славяне, проникавшие в верховья Камы с севера в XI-XIII вв. — в годы освоения Великим Новгородом чудских земель. Постепенно «зюзьбинцы» распространились по Каме и ее многочисленным притокам. Историческое название местности, изменившееся стечением времени на «зюздино», позднее закрепилось и за районом.

Основу коренного населения района прежде составляли коми-пермяки, которые были известны также под названием «зюздинских коми». Еще в 1920-е гг. их численность на территории района составляла свыше 7 тыс. человек. По языку и культуре коми-пермяки очень близки коми-зырянам. По происхождению коми-пермяки являются потомками коренного местного населения, издавна обитавшего в бассейне верхней Камы и ее притоков Косы и Иньвы.

Как народность, коми-пермяки сформировались на рубеже I и II тысячелетий н. э. Пермяки редко строили себе прочные капитальные жилища. Опасаясь славянских землепроходцев, они были вынуждены часто менять места стоянок, выбирая глухие участки леса где-нибудь в низинах. Их летние дома строились из леса мелкого диаметра и имели вид шалашей. Сверху они покрывались тонкими прутьями и берестой. На зиму устраивались землянки или пещеры по берегам рек. Полов в таких землянках не было. На землю стлали траву, хвою и сухие листья. Огонь для тепла и приготовления пищи разводили прямо посреди пещеры. Такие чудские ямы обычно группировались по 10-20, что служит свидетельством примитивного общественного устройства.

Задолго до прихода русских зюздинская чудь знала земледелие и гончарное дело, готовила пряжу, вязала сети и бредники, занималась охотой. Единственным вероисповеданием в крае до прихода славян было язычество. Деревянные идолы ставились около городищ, по берегам рек и на перекрестках дорог.

Защищаясь, племена зюздинской чуди устраивали укрепленные городища, археологические остатки которых сохранились до наших дней. Одним из таких укреплений, имеющих наиболее характерные оборонительные признаки, являетсягородище «Шудья-Кар» (кон. I — нач. II тыс. н. э.), расположенное в 280 м к юго-востоку от б. д. Харино. Находится оно в 200 м от реки Камы на берегу небольшой речки. С юга, запада и востока территорию городища окружают глубокие овраги, а с севера насыпано искусственное возвышение высотой до 10 м. Площадь поселения опоясывает земляной вал, высота которого в настоящее время составляет 2-3 м. При внушительной высоте на абсолютных отметках более 330 м удачное расположение городища в береговом рельефе делает его совершенно незаметным со стороны реки Камы.
На рубеже XIV-XV вв. камские земли приняли подданство Московского государства, но жители зюздинского края сохраняли самостоятельность до XVI в. С сер. XVI в. здесь получило распространение христианство, которое прививалось среди местного населения православными подвижниками. Административно край вошел в состав Чердынского воеводства; позднее, при образовании в 1796 г. Вятской губернии, территория района составляла северную часть Глазовского уезда. Около поселений стали появляться первые молельни-часовни и деревянные храмы. Благодаря христианизации в крае начала постепенно развиваться культурная жизнь, образование и появилась новая эстетическая среда, на основе которой определился и характер культовой архитектуры.

Письменные источники датируют строительство первого деревянного храма 1667 годом.Церковь Афанасия и Кирилла Александрийских дала название одному из основных славянских поселений на реке Каме — селу Зюздино-Афанасьевскому, которое ведет свою историю с 1607 г. О формах этой постройки, как и о композиции Николаевской церкви первой пол. XVII в. в другом старинном селе Зюздино-Воскресенском, не сохранилось иконографических сведений. Наиболее старая культовая постройка, облик которой запечатлен на архивной фотографии, — церковь Воскресения в с. Зюздино-Воскресенском (совр. Бисерово), датируемая 1785-1846 гг. Колокольню, отдельно стоявшую при храме, обмерил и зарисовал в 1830-е гг. иерей И. Редников. Этот уникальный рисунок дает представление о формах местных рубленых звонниц XVII-XVIII вв., соответствовавших по композиционным приемам, почерку развития деревянного зодчества Русского Севера. Позднее, в результате перестройки, восьмигранный столп был перебран и поднят на прямоугольный в плане сруб с заменой шатрового завершения.
Все культовые памятники района, как сохранившиеся, так и известные только по выявленной иконографии, были построены по традиционной для вятского региона планировочной схеме, включающей трапезную. По объемно-пространственным характеристикам зюздинские храмы можно разделить на три группы. Клетские постройки (церкви Воскресения 1785-1846 гг. в с. Бисерово, Рождества Христова 1865 г. в с. Савинцах, Крестовоздвиженская 1863 г. и Александро-Невская 1917 г. в с. Гордино,старообрядческий храм 1910 г. в д. Кувакуш) представлены как одноглавыми, так и шатровыми сооружениями. Церкви Александра Невского и старообрядческая были возведены, несомненно, по единому проекту, оригинально воспроизводившему в дереве приемы национально-романтического модерна. Обращение к шатру, как к древнему типу завершения церковного здания, было обусловлено традицией и в то же время-не являлось характерным для местной школы храмостроительства тех лет. Оно выпадает из обычного ряда одно- и пятиглавых храмов, которые часто появлялись в приходах Вятской епархии на рубеже XIX-XX вв. 

Символическое значение шатpa, наличие которого прежде увязывалось с зодчеством дониконовской Руси, в данном случае — просто оригинальный архитектурный прием. Такой же, как и семантическая наполненость композиции, выраженная в формах оригинальных килевидных кокошников, уподобленых языкам пламени.

Кроме церкви в д. Кувакуш, старообрядческий храм находился в д. Илюши Кытмановского с/о. О времени его постройки сведений не сохранилось. Известно лишь, что был он одноглавым и имел колокольню. Богослужение в нем прекратитесь в 1933 г., а здание переоборудовали под клуб, который функционировал до 1950-х гг. Староверская часовня стояла при б. д. Антонёнки Савинского с/о, а на территории б. Верхнеколычовского (теперь — Кувакушский и Езжинский с/о) у границы с Пермской областью, по воспоминаниям старожилов, был женский скит.

В скиту проживало около сотни послушниц, состоявших в основном из коми-пермячек и удмурток во главе с игуменьей. Комплекс построек монастыря включал несколько жилых изб, сгруппированных возле деревянного двухэтажного молельного дома, в котором, вероятно, находилась
келья настоятельницы. Имелась также и отдельная трапезная. Под пашню было отведено несколько гектаров земли. Кроме земледелия монахини занимались скотоводством и пчеловодством. Закрыли монастырь в 1930-е гг.


Усложненные выразительные формы кувашского храма пришлись по вкусу жителям с. Гордино и определили их выбор такой композиции в качестве художественного прототипа. Но при осуществлении этого заказа завершение новой церкви было изменено: кокошники в основании шатра упростились и приняли форму щипцов с фигурным подзором; тем же образом заменились очертания фронтонов, подчеркивавших фасадные
оси.

Клетские храмы с одноглавым завершением имеют, как правило, четырехскатную кровлю. Крыша Христорождественской церкви в с. Савинцы усложнена переломом, главка посажена на сужающуюся книзу шейку, а в планировочную структуру то типу композиции Крестовоздвиженской церкви вписан западный блок с двумя палатками по сторонам притвора под колокольней.

Вторая группа культовых памятников (церкви Афанасия 1861-1872 гг. в с. Зюздино-Афанасьевском, Георгия 1884 г. в с. Зюздино-Георгиевском и Михаила Архангела 1903 г. в с. Пашино) построена по крещатой планировочной схеме. Крестообразность этих построек формировалась за счет прямоугольных прирубов к основному планировочному ядру, имевшему вид четверика. В композицию завершений Афанасьевского и Георгиевского храмов, которые были построены по одному проекту, вписаны шатры. Несмотря на общую композиционную модель, афанасьевский храм выглядел внушительнее. Его образ более тяжеловесен и представителен. Михайло-Архангельская церковь имела каноническое пятиглавие.
Ярусный тип представлен церковью Владимирской Богородицы 1874 г. в с. Верхнее Камье. Ее объемная композиция, основанная на барочных традициях, включает основной восьмерик с узкими диагональными гранями и глухой восьмигранный барабан, несущий колпак шатровой кровли с миниатюрной главкой на высокой тонкой шейке. Архивные источники показывают, что проект этого храма был выбран из «Атласа проэктов и чертежей сельских построек», хранившегося в волостном правлении.

Колокольни многих деревянных храмов района имели однотипные шатровые завершения и, как правило, со щипцовыми обводами у основания. Набор составляющих ярусов, использовавшихся в построении объемов звонниц, был невелик — восьми- и четырехгранные срубы зачастую с промежуточными переходами (колокольни в сс. Пашино, Савинцы, а также Александро-Невского храма с. Гордино). Однако в каждом случае строителям удавалось создавать индивидуальный, запоминающийся архитектурный образ.

Дореволюционная фотография позволила представить облик еще одного типа культовых зданий — молитвенного дома в с. Пашино (1893 г.). В основе постройки лежала обычная крестьянская изба-пятистенок. О ее нежилом функциональном использовании свидетельствует пятигранная апсида и открытая башенка-звонница над противоположным алтарю торцом, который был увеличен за счет другого сруба, формировавшего Г-образную конфигурацию плана этого сооружения. Все части молитвенного дома перекрывали скатные кровли. Срубная конструкция молельни послужила основой архитектору И. А. Чарушину при перестройке ее в 1902 г. в храм. Ему же принадлежит составленный в том же году проект единственной каменной церкви в районе — недостроенного Афанасьевского храма в п. Афанасьеве.

Здесь Чарушин развивает национально-романтическую тему, мотив которой уже прозвучал в проекте пашинской церкви, представлявшем собой разновидность фольклоризирующей ветви русского деревянного зодчества. Усложненный силуэт афанасьевского храма Чарушин решает в характерной для русской архитектуры XVII в. манере: выразительное пятиглавие с глухими барабанчиками малых глав на профилированных постаментах, килевидные полуглавия в завершении стен основного объема, декоративные шатры над углами нижнего яруса — вписаны в пирамидальную композиционную схему с акцентированной центральной осью. Четырехъярусная шатровая колокольня, открытое крыльцо на столбах, соединенных арками с висячей гирькой, в совокупности с богатым декоративным оформлением создают храм-сказку, образ «неба на земле».

Разнообразные приемы фасадного декора культовых памятников второй половины XIX в., заимствованные из арсенала художественной резьбы по дереву, должны были сообщать постройкам присущую народной эстетике «украшательность». Дополнительный декоративный эффект создавала обшивка срубов, сочетавшая вертикальную и горизонтальную набивку досок и служившая фоном для размещения выпиловочных элементов. Например, фасады старообрядческой церкви в д. Кувакуш обшиты в «елочку», а Александро-Невский храм с. Гордино имел оригинальную обшивку в виде треугольных свесов, которые контрастировали с венцами сруба.

Важным компонентом художественной выразительности храмов являлась окраска. Поверхность поля фасадов белилась известью. На фоне побелки ярко выделялись окрашенные темной краской рамочные наличники, сандрики со щипцовыми выступами, зубчатые линии карнизов. Фрагменты подобной отделки сохранились на стенах Христорождественской церкви с. Савинцы. На примере этого же памятника можно проследить стилевой почерк скромного, но со вкусом подобранного декора, уровень качества технического исполнения и подгонки элементов.
В создании храмов принимали участие прежде всего сами прихожане. Соборно, на крестьянских сходах, решали они организационные и строительные вопросы, пополняли церковную казну своими скромными вкладами. Заготовка и приобретение лесоматериала, обеспечение плотницких артелей жильем и питанием на время работы, добровольная помощь на стройке — все это входило в обязанность приходских общин.
Храмы, возведенные «всем миром», становились источниками православного образования и духовной культуры. Они являлись средоточием разных видов искусств, центрами просвещения. Священники основывали в селах приходские школы и, обучая детей грамоте, способствовали насаждению христианской нравственности. Наиболее деятельные священнослужители активно участвовали в создании храмов как организаторы и руководители строительства (М. Князев, д. Черанёво) или, наряду с зодчими, предлагали свои варианты перестройки храмов (И. Редников, с. Зюздино-Воскресенское).

Народные мастера и подрядчики Ф. М. Бледных, С. Борисов, И. В. Малых, Д. Потапов, Северухин, возводя храмы в соответствии с предложенными проектами, стремились проявить свою творческую индивидуальность, а архитекторы И. А. Чарушин, Галкин, Е. И. Мартынов, Э. В. Гарман, варьируя канонические формы, — по-новому прочесть традиционные образцы. 

Главная особенность, отличающая большинство поселений района, — исключительно удачное по архитектурно-ландшафтным качествам месторасположение сел и деревень в окружающей природной среде. Населенные пункты, как правило, находятся по высоким берегам рек и вдоль дорог, проложенных по гребню водоразделов. Застройка живописно огибает складки рельефа, повторяет направление дорог и очертание оврагов. Наиболее распространенные типы планировок — одно- и двухрядная, разветвленная, двухуличная с однорядной застройкой и прибрежная.

В селах и деревнях преобладает поздняя (главным образом после 1940-х гг.) и современная жилая застройка. Постройки второй половины и конца XIX в., не имеющие следов перекатки и капитальных ремонтов, встречаются крайне редко. К одному из таких исключений можно отнести дом Т. И. Черанёва в д. Терешовы Ичетовкинского с/о, построенный Ф. М. Черанёвым в 1870—1890-е гг.

В 1879—1880 гг. в Березовских Починках Глазовского уезда (совр. д. Ванино Березовского с/о) отбывал ссылку писатель и публицист В. Г. Короленко (1853-1921). Свои впечатления от пребывания в «лесной глуши» Вятской губернии он отразил в автобиографическом произведении «История моего современника». Там, наряду с общим повествованием о местности Зюздино-Афанасьевской и Бисеровской волостей, имеются литературные зарисовки крестьянского быта, нравов, а также беглые описания народного жилища и, в частности, курной избы. В настоящее время на месте дома Гаври Бисерова, в котором жил Короленко, поставлена мемориальная стела (автор — кировский художник П. С. Вершигоров).

Среди старой жилой застройки района встречаются дома нескольких типов. К наиболее часто встречающемуся типу можно отнести усадьбы, в которых к жилой части, состоящей из теплой избы, сеней и клети через двор (крытый или открытый), добавляются хозпостройки (амбары, хлева): дом А. Д. Сидорова второй полов. XIX в. в с. Георгиево, усадьбы М. П. Лучниковой кон. XIX — нач. XX вв. в д. Ванино, В. О. Сидорова кон. XIX в. в д. Верхняя Нярпа Георгиевского с/о и Т. Я. Некрасовой кон. XIX в. в д. Парёнки Гординского с/о. В рамках этого типа возможны сонанты, когда хоздвор, вплотную примыкая к избе, придает расположению построек на усадьбе ломаную П или Г-образную конфигурацию (усадьбы Н. П. Светлакова нач. XX в. в д. Вышка, А. Коршунова кон. XIX — нач. XX вв. в А. Минькино Георгиевского с/о). Особый тип
задьбы-комплекса получается при живописном расположении составляющих двор хозпостроек усадьба Ф. А. Бучева нач. XX в. в д. Езжа). Часто встречаются жилые дома-шестистенки (две избы с сенями посередине), поставленные длинной стороной по линии уличной застройки.

Состав хозяйственных построек, как входящий в комплекс усадеб, так и отдельно стоящих, для любого региона области и не выделяется какими-либо характерными местными особенностями. Это амбары, хлева, бани. Амбары (одинарные и двойные) имеют бревенчататые залобники и помосты вдоль широкой стороны. Редко, но попадаются амбары в два яруса (амбар кон. XIX в. в д. Ларёнки Гординского с/о). Бани в основном четырехстенки с дощатым предбанником. Встречаются бани и по-чёрному открытой печью-каменкой и долбленой трубой. Малые формы представлены ледниками, огуречниками рассадниками, колодцами (с воротом и «журавлем»), оградами, воротами и вороньими висельницами. 

Исключительно редким для района сооружением из бревен является мост через старицу р.Камы в д. Ванино. Он представляет собой длинную, заполненную землей ряжевую дамбу с нешироким перекрытым прорезом для протока воды. Построен мост в 20—30-е гг. XX в., но техника его восходит к традиционным приемам старых мастеров-древоделов.

В продолжение темы гидротехнических сооружений стоит отметить, что в 1920-х гг. в Зюздино-Афанасьеве собирались построить ГЭС, для чего спали насыпать высокую дамбу. Стройка велась на средства (освоено около 260 тыс. руб.) лесозаготовительного и сплавного предприятия «Волго-Каспий-Лес». Но вскоре строительство было признано нецелесообразным и работы прекращены.

Достоверные исторические сведения о формировании застройки села Зюздино-Афанасьевского ранее кон. XIX — нач. XX веков отсутствуют. Известно только, что планировочное ядро села образовалось на пересечении дорог, одна из которых проходила от р. Камы до совр. д. Маёвской (ул. Красных Партизан), а другая уходила в направлении с Зюздино-Восхресенсхого (совр. с Бисерево) (ул. Советская), связывая два наиболее крупных населенных пункта края. Центр поселения со второй полов. XVII в. отмечался сменявшими друг друга деревянными храмами. Здесь же в нач. XX в. была заложена и каменная церковь.

Застройка центра, выделяющегося в ландшафтной панораме села более высокими вертикальными отметками, ко времени строительства Афанасьевской церкви — первого и единственного сооружения из кирпича — состояла в основном из крупных двухэтажных деревянных домов, принадлежавших местным торговцам и купцам Абрамову, братьям Митрофановым и Саутину. Особенности функциональной структуры этих зданий заключались в том, что их первые этажи отводились под торговые лавки, служебные и складские помещения, а жилые комнаты для хозяев или для сдачи внаем располагались наверху. Здесь же находились два казенных дома для священнослужителей, в которых после 1926 г. разместили волостную больницу и аптеку. Напротив стояло здание церковно-приходской школы, которая была открыта в 1891 г. на базе реорганизованного первого учебного заведения зюздинского края — «Зюздино-Афанасьевского училища», образованного в 1864 г. Рядом со школой располагалось еще одно двухэтажное здание для церковного причта, проживавшего наверху над помещениями, занятыми торговыми лавками.

В связи с необходимостью изготовления кирпича для возведения капитального здания церкви на восточной окраине села (на месте совр. колхозной конторы) построили два протяженных кирпичных сарая, оборудованных печами для обжига. Весь технологический цикл осуществлялся ручным способом. Заготовка кирпича проводилась успешно, потому что шел он не только на главную стройку, но и по многим частным заказам для нужд населения. В первые десятилетия XX в. местный кирпич кустарного изготовления чаще стал применяться при кладке цоколей общественных и жилых деревянных зданий, но больше всего он использовался для печных работ.

Старое сельское кладбище занимало территорию, на которой в настоящее время расположено здание районной библиотеки (ул. Первомайская, 11; бывш. контора Афанасьевского леспромхоза). Там находилась небольшая деревянная кладбищенская церковь, название и возраст которой забылись. Еще одна культовая постройка — деревянная часовня, появилась в селе в 1879 г. «иждивением ссыльных Санниковых», о которых известно только то, что родом они были из Орловского уезда Вятской губернии.

Облик села в значительной степени изменился пожарами, которые, судя по имеющейся исторической хронике, случались в Зюздино-Афанасьевском достаточно часто. Наиболее сильный пожар 1913 г. уничтожил большую часть исторической застройки села.
На восточной окраине находилась двухэтажная волостная земская больница. Здание было примечательно тем, что имело водопровод, напор в котором поддерживался с помощью насоса. Выделялось оно и внешне: сруб был обшит тесом и окрашен масляной краской, а кровля покрыта листовым железом. Рядом с больницей стоял флигель, в котором располагались квартиры медперсонала.

Неподалеку от больницы стояло двухэтажное здание волостного правления, в котором после революции 1917 г. разместили школу. Другие общественные здания — волостная библиотека и земская школа (сгорела в 1911 г.) — тоже были двухэтажными. Первое из них принадлежало Е. А. Черанёву, причем сам хозяин с семьей жил в том же доме на первом этаже. Ближе к центру располагалась пекарня Митрофанова, где выпекали сушку. Ниже по улице было двухэтажное здание профессионального училища, в котором мальчиков обучали столярному ремеслу. Во время Гражданской войны 1918-1920 гг. помещения училища использовались в качестве инфекционного отделения волостной больницы.
Начиная с 1920-х гг., застройка села постепенно обновлялась за счет перестройки старых и строительства новых зданий на месте сгоревших. Устойчивое, основанное на вековой местной практике и экономических соображениях использование при строительстве только лесоматериала, привело к тому, что и по сей день даже крупные общественные постройки районного центра остаются деревянными. Из них наибольшую архитектурную ценность представляют памятники, появившиеся в 1930-е гг. и отразившие в своем облике веяния конструктивистского направления — Дом культуры и здание администрации.

Последние годы, к сожалению, не внесли в застройку и благоустройство поселка существенных качественных изменений. Известный своей древней историей, которая достаточно изучена благодаря многочисленным археологическим раскопкам, Афанасьевский район не так богат архитектурными памятниками. Сохранившиеся храмы представлены всего двумя постройками — каменной церковью Афанасия Александрийского в п. Афанасьево и деревянной — Рождества Христова в с. Савинцы. Гораздо больше здесь старых рубленых построек, связанных с бытом и хозяйственной деятельностью населения. Интересна деревянная застройка с. Бисерово и п. Афанасьево. В районном центре следует выделить два памятника, относящихся к архитектуре 30-х годов XX в. и имеющих упрощенные черты конструктивизма. Это здание администрации и Дом культуры.

Специфическая особенность, объединяющая почти все памятники района, — это материал, из которого они построены и, соответственно, ограниченный по времени срок их создания — вторая полов. XIX в. — 1930-е гг. Поскольку деревянные постройки наиболее подвержены разрушению и утрате, они подлежат самому бережному отношению при эксплуатации и охране. Все они, независимо от ценности, места и времени создания, представляют несомненный интерес.




Схема расположения памятников:
1 - церковь Афанасия Александрийского,
2 - Дом культуры, 
3 - дом Е. Лихачева,
4 - здание административное,
5 - амбулатория, 
6 - сберкасса, 
7 - лавки торговые,
8 - дом жилой, 
9 - «дом В. Митрофанова».

Афана́сьево — посёлок городского типа в России, административный центр Афанасьевского района Кировской области. Расположен на реке Кама к 80 км к северо-востоку от железнодорожной станции «Стальная», в 270 км к северо-востоку от Кирова.

Населённый пункт известен с 1730 года, была когда построена церковь святого Афанасия. Статус посёлка городского типа — с 1966 года.

В Афанасьевском районе проживает довольно много старообрядцев. Большинство из тех, кто относит себя к белокриницкому согласию проживают в селах: Афанасьево, Кувакуши, Порубово (Илюши), Бор, Архипята (Савинцы). Единственная в райное церковь в с. Кувакуши сгорела в середине января этого года. Прихожане построили новое здание церкви. Бог вам в помощь!

Среди замечательных качеств местного старообрядческого населения особенно хочется отметить доброжелательность и гостеприимство. Для гостя здесь всегда найдется кружка знаменитого местного кваса.

Старообрядческая община в селе Афанасьево построила храм на живописном берегу реки Камы. .

http://kirovold.ru/content.php?page=xjwbupyn_rus&id=5

Фестиваль Коми-Пермяцкой культуры в Кировской обл. и научная конференция http://uralistica.com/group/komipermians/forum/topics/2161342:Topic...

RSS

Пусъёс

© 2018   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования