Uralistica

Шевырин Сергей,
ведущий специалист ГОПАПО

Людмилинская скважина в Соликамске – остатки соляных промыслов. Из скважины до сих пор льется рассол.450 лет назад, в 1558 г., Григорий Строганов, добившись аудиенции у Ивана Грозного, так описывал прикамские земли: «…места пусты, лесы черны, речки и озера дики… и нет в тех местах ухожаев никоторых… и дани никоторые не идут». Григорий предлагал земли эти освоить и защитить от набегов врагов. В то неспокойное время на Урале часты были нападения сибирских татар и ногайцев. А о богатстве земель уральских и сибирских на Руси даже ходила такая легенда, что вместо дождя с неба падают в огромном количестве белки, соболя и лисицы. Главным же, что заинтересовало предприимчивых Строгановых, были месторождения соли.

К этому времени Строгановым уже принадлежали многочисленные соляные варницы в Сольвычегодске, но коммерческий размах и невероятная предприимчивость требовали новых рубежей. Формально пермские земли вошли в состав Московского государства еще в 1472 г., но были отрезаны от Руси враждебным Казанским ханством. Путь в Прикамье лежал в обход Казани, через северные реки – Печеру и Двину. Такая отдаленность не позволяла наладить хоть какую-то защиту русского населения, уже начавшего стихийно осваивать наш край. Так в 1481 г. все верхнее Прикамье было разорено отрядами сибирских татар и вогул во главе с князем Асыкой. В 1506 г. сибирские татары сожгли русский город Соль Камскую (будущий Соликамск). В 1547 г. казанцы и ногайцы сожгли «заставу Чердынскую». После 1552 г. врагов стало меньше – войска Ивана Грозного захватили Казанское ханство. После падения Казани Пермь Великая (так тогда назывался не город, а вся прикамская земля) стала доступнее и превратилась не в формальный, а самый настоящий форпост русского государства. Но осваивать эту очень дальнюю для Москвы окраину не было ни сил, ни средств. Весной 1558 г. началась длительная и неудачная для Руси Ливонская война, одновременно строились крепости на только что завоеванных и еще не совсем мирных территориях Казанского и Астраханского ханств. В этой обстановке предложение Строгановых было как нельзя кстати. Освоение и защита новых земель перекладывалась на плечи частного бизнеса, что давало Строгановым возможность приобрести огромные богатства Прикамья или погибнуть в одной из многочисленных битв с сибирскими татарами или вогулами. В царской жалованной грамоте было написано: «…на том пустом месте ниже Великие Перми …городок поставить, где бы место было крепко и усторожливо, и на городе пушки и пищали учинити…и около того городка по речкам и по озерам лес сечи, и пашни распахивать, и дворы ставить…».

Конечно же, пермские земли к тому времени не были «пусты». Уже добывали соль вологодские купцы Калинниковы, основав город Соль Камскую, кочевали немногочисленные остяцкие и вогульские племена (позже их станут называть ханты и манси), сылвенско-иренское поречье активно заселяли тюрки-башкиры. Строгановы решились объединить край под своей административно-хозяйственной юрисдикцией и сумели доказать царю, что земли эти совершенно пустые. В доказательство в Москву Григорий Строганов привез пермского князька Кодаула, который, конечно же, подтвердил слова Строгановых: «…о котором месте… Григорий бьет челом, те… места искони вечно лежат впусте…». Таким образом, Строгановы получили для освоения 3,4 млн. десятин земли от устья речки Ласьвы (ниже Соликамска) и до устья реки Чусовой. На двадцать лет царь освобождал их от всяких налогов, но обязывал «городки ставить, сечь лес, пашни пахать, соль варить».

В те времена соль стоила достаточно дорого, ведь она была не только приправой, но и консервантом. Соль позволяла дольше сохранять продукты, а значит, содействовала торговле и путешествиям. Без припасов на русском севере выжить было очень трудно. Поэтому соль была важным продуктом и, когда цены на соль стали недоступны москвичам, они в 1648 г. восстали. Строгановы же добывали в XVIII веке до 3,5 млн. пудов соли.

Соль в Прикамье добывали из рассолов – соленых подземных источников и озер. В Соликамском районе пермские археологи обнаружили древний соляной промысел, относящийся еще к каменному веку. Ученые сумели реконструировать древнюю технологию добычи соли. В соляной источник наши дальние предки опускали шкуру животного, после высушивали ее и скребли специальным каменным скребком. Получалось совсем немного соли. Позднее, примерно тысячу лет назад, предки коми-пермяков усовершенствовали технологию. Археологи обнаружили облицованные глиной ямы для концентрирования соляного раствора, множество кострищ и плоские металлические пластины. Таким образом, стало ясно, что рассол сначала выдерживали – настаивали в особой яме, после выпаривали на открытом огне в плоской большой сковородке.

Строгановы принесли современную им северно-русскую технологию выварки соли. В этой технологии отсутствовал этап концентрации соли. В описаниях соляного промысла того времени можно встретить – «соляные трубы и варницы». Вероятно, на русском севере – в Сольвычегодске, Тотьме рассолы были более концентрированные, чем в Прикамье. Соляная или рассолоподъемная труба – это скважина в земле, глубокий колодец, вырытый или пробуренный и укрепленный деревянными трубами. В XVI-XVII веках максимально использовали две вставленные одна в другую трубы. Первая – широкая – называлась «матица». Брался ствол дерева и выдалбливался изнутри, самая широкая «матица», найденная археологами, по внешнему диаметру была 62 см и 40 см по внутреннему диаметру. Длина «матицы» доходила до 25 м. В «матицу» вставлялась «обсадная труба» - тоже деревянная, но меньшего диаметра. Таким образом, получался колодец 50-70 метров глубиной. Рассол подымался с помощью обыкновенного колодезного «журавля» в бадье. Затем рассол по деревянным желобам поступал в варницу. Варница представляла собой большое здание, в центре которого была вырыта яма под костер и висела большая сковорода, называемая «цирен». В то время варницы еще были «черными», т.е. дым от костра и пар от вывариваемой соли выходил не через специальный дымоход, а через окна варницы. В 1647 г. иностранный путешественник Пальмквист сделал рисунок варницы в тотемском соляном промысле. На рисунке видно как дым выходит из волоковых окон варницы.

В XVIII веке процесс выварки соли существенно модернизируется. Рассолоподъемные трубы увеличиваются в своей длине за счет добавления третьей трубы и достигают 100-120 метров в глубину. Рассол подымали уже не колодезным «журавлем», а выкачивали насосом, приводимым в движение лошадиной силой. А в 1825 г. на соляных завода Строгановых появились первые паровые машины для выкачивания рассола. Для насоса начали строить рассолоподъемную башню. Появляются соляные лари – деревянные емкости для повышения концентрации и очищения рассола. Из соляного ларя рассол поступал в варницу. Варницы начали делать «белыми», т.е. строили кирпичную печь с дымоходом. Но в помещении все равно оставался пар от рассола, который уходил в специальный дымник на крыше. Цирены-сковородки стали огромны, и достигали 100 квадратных метров.

Процесс варки соли был очень сложным. В цирен наливали рассол, одновременно разводили огонь в печи. После закипания рассола специальными лотками и черпаками убирали грязь и примеси. Готовность соляного раствора проверяли палкой с рисками, на палке должны были остаться кристаллы соли. Когда рассол максимально концентрировался, закрывали печь и двери варницы, для того чтобы соль кристаллизовалась.

Полный производственный цикл варки (без отстоя в соляном ларе) составлял 24 часа и в XVII веке давал примерно 100 пудов соли с варницы, а в XIX веке – 500 пудов. В XIX веке Строгановы посылали своих служащих в Европу для знакомства с опытом европейских солеваров. Зарубежные новинки тут же внедрялись. Например, новая конструкция печи с рядом дымоходов, позволяющая значительно экономить на дровах и особый пароотводный колпак, выводящий пар сразу наружу.

Готовую соль на баржах везли чаще всего в Нижний Новгород на ярмарку. По Чусовой, Каме и Волге примерно через месяц прибывали на ярмарку пермские караваны, где соль разгружали и продавали. Грузчики носили соль в мешках на спине и часто она просыпалась за ворот и на уши, оттого и прозвали пермяков – «соленые уши». В то время путешествовали редко, а в других городах часто видели только пермяков-соленосов, с ног до головы осыпанных солью.

(Вот отсюда и пошло знаменитое "Пермяк - соленые уши". Потаскай подобным образом мешки - все уши просолятся!) - photo in http://stranarussia.livejournal.com/7508.html

http://uralistica.com/photo/2161342:Photo:204044

Сейчас одну из последних деревянных варниц можно увидеть в архитектурно-этнографическом музее «Хохловка». Она была привезена туда из под Соликамска.

http://yapet.livejournal.com/126928.html?thread=787408  д) Сектор «Солепромышленный комплекс».

... представлен сооружениями Рязанцевских солеварен Усть-Боровского завода (ныне часть г. Соликамска), иллюстрирующими почти от начала до конца способ добычи пищевой соли. В XII-XVII веках соль была исключительно ликвидным и высокодоходным товаром, из-за нее воевали и бунтовали (например Московский соляной бунт 1648 г.). Соликамск интенсивно развивался именно в это время.

Технология, кстати, изменилась совсем немного хотя, конечно, автоматизации стало гораздо больше и там где раньше были человеческие руки и пар сейчас уже давно электричество.

А вот условия труда в солепромышленности того времени были не просто тяжелыми а смертельно опасными для здоровья. Во-первых одежда. К концу рабочего дня она просто стояла отдельно от хозяина, пропитавшись солью. Во-вторых совершенно ненормированное поднятие тяжестей. Работа была сдельная и чем больше мешков (их носили на голове) перенесла твоя бригада тем больше заплатят. Люди себя конечно не жалели да и отдыхать во время погрузки не полагалось.

Если ты работал в варнице то добавлялась еще и высокая температура и соляные испарения.
Поработав в таких условиях десяток лет у соленосов, например, деформировался череп и позвоночник, кожу за ушами проедало до мяса и разрушались мышцы поднимающие веки на глазах.</p>

В этом бизнесе существовали весьма экзотические профессии:
1. «Вертельщики-бурильщики» - шахта бурилась вручную и без профессионалов никуда.
2. «Кочегары» - это понятно.
3. «Повара» - те, кто выпаривал соль и вообще следил за технологическим процессом варки.
4. «Вынимальщики» - выемка готового продукта.
5. «Соленосы» - те, кто занимались переносом мешков соли на баржу. Самый распостраненный, неквалифицированный и малооплачиваемый труд. Нанимались и мужчины и женщины и дети.
6. «Солерубы» - когда соль слеживалась и превращалась в камень требовались именно они.
7. «Резатые» - счетчики мешков при погрузке на баржу.
8. «Весовщики» - тоже понятно, продукт дорогой и без строгого учета никак.

Рязанцевские солеварни в Усть-Боровой основаны в 1882 г. и прекратили свою деятельность в январе 1972 (!) г. Т.е. в музее представлена совершенно аутентичная, рабочая система.

Объект №15. Рассолоподьемная башня.

XIX в. Перевезена на Усть-Боровской сользавод с Островского завода.

Рассолоподъемная башня

(Сооружение над соляной шахтой для подъема рассола из скважины. Бурение и разработка рассолоподъемного колодца было достаточно сложным процессом, занимавшим от 3 до 5 лет. В день при тяжелых грунтах могли не пройти и 2 см. В разработку загонялись полые сосновые стволы и изначально соляной раствор поднимали ведрами, потом с помощью лошади а уж потом стали использовать и электрические машины. Но в музее представлена еще архаичная ручная система.)

Объект №16. Михайловский соляной ларь.

1880-е г г.

(Внутри этого с виду обыкновенного сооружения находится натуральный «ларь» т.е. в данном случае бассейн для хранения рассола. Деревянный чан на первом этаже служит резервуаром для последующего разлива рассола по варницам. Перевозили его из Соликамска в 1975 г. целиком, не разбирая, на речной барже.

"...Сначала тащили стотонный ларь к берегу. Надо было преодолеть метров триста. Тащили осторожно, при помощи домкратов, различных блоков и полиспастов. Для этого на берегу реки, в Усть-Боровой, построили специальный причал, закопали якорь-мертвяк. То же самое пришлось делать и в конце пути, у берегов Заповедного холма. Триста километров плыл ларь на барже вниз по Каме. Весной. По большой воде.")

Объект №17. Варница.

1880-е г г.

(Сердце всей индустрии - варница. т.е. место. где из рассола выпаривают соль. Процесс элементарен но как и любое ремесло обладает массой тонкостей и особенностей. Соль выпаривали, разводя под гигантским импровизированным протвинем огонь...)

---

(Рассол льется по желобам...)

--

--

и, высыхая, застывает белыми кристаллами.

(Вот историческое фото, все выглядело так.)

--

Пермяки - соленые уши

--

--

Объект №18. Никольский соляной амбар.

1880-е гг.

(Амбар он и есть амбар но поражают его размеры. Многосекционный, с высокими потолками с несколькими воротами для погрузки товара на речные баржи и сейчас легко бы мог выполнять свою роль. И размеры и планировка позволяют.)

--

Соляной амбар

--

Вот погрузочный комплекс. Впечатляет

---

Весь комплекс специально перенесен на берег Камского водохранилища в очень красивое место. Напротив - абсолютно дикий скальный берег, поросший соснами.

---

Кама здесь широ-о-о-о-окая.

--

Северо-Екатерининский канал - http://uralistica.com/group/komipermians/forum/topics/2161342:Topic...)

----

photo in:

http://yapet.livejournal.com/126928.html?thread=787408

http://stranarussia.livejournal.com/7508.html

------------------------------------------------------------------

БРАТЬЯ КАЛИННИКОВЫ И ДРУГИЕ

Сколько лет Соликамску, и кто его основатели? Этим вопросом мало кого удастся поставить в тупик. После 1980 года, когда Соликамск официально отметил своё 550-летие, жителям города, и не только им, периодически напоминают о его возрасте. И если наш читатель живёт в Соликамске, да ещё и интересуется историей края, то он, пожалуй, сможет процитировать по этому поводу отрывок из книги В.Верха. Ведь, практически во всех книгах, вышедших в последнее время, там, где есть упоминание о возникновении Соликамска, дословно или в вольном пересказе приводится эта цитата.
Не будем отходить от традиций, и начнем наш рассказ тоже с неё: "В ХY веке вологодские посадские люди Калинниковы завели солеварение возле села Верх-Боровского при реке Боровой и поставили там пять труб. Скудость рассолов побудила их скоро оставить место сие и переселиться около 1430 года на реку Усолку /нынешний Соликамск/, где они и нашли больше способов для продолжения своих промыслов".
Но не всё так просто. Всегда аккуратный, даже щепетильный ученый В.Берх здесь единственный раз изменил своему правилу: не привёл полного текста документа, что он обыкновенно делал, и даже не указал, что это - летопись, предание, какого времени? На этот факт обратил внимание В.А.Шмыров.
Среди исследователей, которые не признавали датой основания Соликамска 1430 год, был Д.А.Удимов, директор Соликамского музея в 1942-1950 гг. Среди его бумаг есть рукопись статьи о ранней истории Соликамска. Он, в частности, пишет, что, вряд ли местные оксы позволили так просто на своей территории возводить поселение промышленникам, и, вероятнее всего, Соликамск появился после присоединения Перми Великой к Русскому государству.
Н.В.Устюгов, автор академического труда по истории солеварения в Соликамском уезде в ХYII веке, предпочитал говорить о документально бесспорной, но явно поздней дате - 1579 годе.
Что же, предположим, что данные В.Берха можно подвергнуть сомнению. Первое доказательство - местная летопись. Один из списков такой летописи хранится в фондах Соликамского музея. Так вот, там дата начала города указана - 1558 год. 1430-й вписан сверху другими чернилами и другим почерком. Стоит ли после этого утверждать, что местные летописи не противоречат сведениям В.Верха? Второе доказательство более весомое - Дозорная книга князя Щербатова 1707 года. Там есть такие строки: "Погост, что была Верх-Боровая у реки Боровой, а в ней церковь Воздвиженья животворящего креста, каменная... строение усольца посадского человека Ивана Третьякова и приходских людей”. Фамилия Калинниковых среди жителей Соликамска ни в ХYI, ни в ХYII веках не встречается, а Третьяковы есть. Были это зажиточные люди, а Иван и его сын к тому же считались людьми сведущими в строительстве и архитектуре.
Чтобы более достоверно подтвердить или опровергнуть данные В.Берха, автору трижды пришлось побывать в Верх-Боровой и урочище Рассолы. В самый первый, 1987 год нам просто очень везло. Разведочный раскоп заложили на очень удачном месте. Попали на неразрешенный культурный слой. Первые же находки оказались неожиданными: русская керамика, но XYIII века. Углубились дальше, и - новые находки. Опять мы увидели то, что не ждали: сероглиняная керамика, остатки двух сосудов второй половины ХYI-ХYП вв. Кстати, в следующем году находки по времени были точно такими же - вначале ХУШ, а потом ХУ1-ХУП века: керамика, подкова, фрагменты чренов, подковка от сапог.
По логике археологических раскопок мы в своём "путешествии" дальше должны были прибыть в XY век. Но это только по логике. После небольшой прослойки земли без находок нам вновь стали встречаться различные предметы: каменная выкладка двух очагов, много плоских железных предметов. Не хватало одного - хорошо датируемой находки. Но и здесь нам повезло, да ещё как. Это была, серебряная монета - византийский милиарисий 921-931 гг. Оказалось, что мы находимся уже в десятом веке. Причем остатки найденных производственных сооружений не оставляли никаких сомнений, что вышли мы на древнее солеваренное "предприятие" коми-пермяков.
В урочище Рассолы и на территории д. Верх-Боровой следов Калинниковых, то есть русского слоя ХУ века, мы так и не нашли. У деревни Верх-Боровой известные древние рассолоподъемные трубы, изготовленные из цельных стволов деревьев, могли поставить и древние коми-пермяки ещё до XY века, и предприниматели, пришедшие сюда гораздо позже- например, московский гость Подошвенников.
А кто же возьмется отрицать существовние Соликамска в то время?Разрушить общепринятые доказательства мы с Вами, читатель, разрушили, сомнения посеяли, а взамен получили только вопросы. Если не Калинниковы основали Соликамск, то кто и когда?Вопросы поставлены и на них нужно отвечать. Вспомним, что В.Берх назвал Калинниковых выходцами с Вологды. А на Вологодчнне соленосные места имели названия с корнем "сол" без приставок: озеро Солёное, река Солониха, город Соль-Вычегодск. Соответственно Усолка должна бы получить название Солониха или Солянка, а поселение - имя Солъ-Камская. Но мы-то знаем, что самое раннее название Соликамска - Усолъе Камское или Усолье на Камском. Термин "усолье" для обозначения соленосных участков и типа промысловых поселений был распространён в Поморье, районе новгородской колонизации. И вот ещё один аргумент. Древнейшими церквями в населённых пунктах на побережье Белого моря, заселенных новгородцами, были церкви св. Климента - редкого на Руси святого. В городе Ладога, это тоже Новгородская Земля, самой древней каменной церковью была церковь св. Климента. В Соликамске до конца ХYII века тоже действовала церковь св. Климента - папы Римского. И когда после пожара на её месте поставили церковь Богоявления, то в новом иконостасе в ряду местных святых оставили икону св. Климента. Таким образом, достаточно обоснованно можно предполагать, что первыми русскими поселенцами на р.Усолке были не вологжане, а новгородцы.
Отвечаю на вопрос "когда?" Считается, что Соликамск основан на пустом, незаселённом месте. Так ли это? В 1986 году на правом берегу р.Усолки, напротив бывшего мужского монастыря были найдены ретушёр и концевой скребок, изготовленные из кремня. Отнести находим можно к каменному веку - мезолиту или неолиту. Вероятно, уже в то далёкое время появилась здесь временная стоянка первобытных охотников, вскоре ими заброшенная.
Постоянное поселение, от которого мы можем вести отсчёт годам Соликамска, возникло, по-видимому, примерно в XII-XIII вв., и вот почему. Среди найденного материала с берегов Усолки есть глиняная льячка и часть подвески. Обе они относятся к родановскому времени, то есть были изготовлены древними коми-пермяками примерно в ХIII-ХIY вв. и это не единственные находки. Как мне сообщил Л.П.Суслов, директор Соликамской станции юных туристов, лет десять назад на правом берегу Усолки на огородах был найден арабский дирхем XII века, но попал он в частную коллекцию. На правом же берегу А.Пилоносов о I986 году нашел глиняную или каменную форму для отливки бронзовых украшений, но потом её потерял.
В 1991 году в городе работала Камская археологическая экспедиция под руководством В.А.Оборина. Во время раскопок на территории бывшего мужского монастыря и рядом с ним нашли остатки родановского селища и святилища. В.А.Оборин датировал его XI-ХП веками. Но он считает, что перед приходом русского населения берега Усолки уже опять были пустыми. Возможно, селище не исчезло, а просто границы его несколько сдвинулись вверх по Усолке, туда, где были найдена глиняная льячка и часть подвески. Безвестные охотники и рыболовы или ремесленники-солевары жили тут восемьсот лет назад.Но, обязательно спросит читатель, когда всё же здесь появились первые русские поселенцы? Пусть даже они будут новгородцами, как это пытается доказать автор?Возможно - в ХY веке. Летописи под 1505 годом сообщают: "а Землю Нижнюю воевал всю, в Усолье на Камском варенцы пожёгл, цырны разорив, а пермяков и русаков вывел и посёкл". Чтобы построить варницы, поставить трубы, наладить производство, нужны не год и не два, а лет десять-пятнадцать. В течении XY столетия наиболееблагоприятные условия для такой деятельности был во второй половине века, и вот почему.
Главным условием существования любого промысла является наличие рынка сбыта. Где можно было сбыть соль, полученную на Усолке? Вывозить на Русь - сложно. Путь, вниз по Каме перекрывала орда Улуг-Мухамеда, основавшего здесь Казанское ханство. Северный путь для вывоза соли был неудобен, он проходил через волоки, по мелководным рекам, и к тому же выходил к старым русским центрам солеварения. Население в самом Прикамье было тогда невелико, а солеваренных мест - немало. Во-вторых, в ХY веке русским населением в основном осваивались земли в междуречьи Камы и Вишеры. Усолка находится далеко от этой территории, и поэтому над ней постоянно висела угроза разорения.
Но вот в 1451 году Пермь Великая стала частью Русского государства, В 1472 г. после похода русской рати в Верхнее Прикамье было подорвано влияние местной знати. Поход 1483 года ослабил военную опасность на восточных границах. После войны 1487 года Ивану III удалось поставить Казанское ханство на время в вассальную зависимость от Москвы. В результате исчезла для Прикамья угроза с юга, и открылся торговый путь вниз по Каме. Почти на тридцать лет в Верхнем Прикамье воцарился мир. Наверняка, те "варенцы" и "парны", которые упоминали летописцы и самом начале XYI века, были построены в относительно мирные восьмидесятые-девяностые-годы пятнадцатого столетия.

http://goroda.pochta.ru/Gorod_bratj.htm

-----------------------------

Исследователь солеваренной промышленности Н.В. Устюгов описал в своей книге, сколько стоил труд уральских солеваров в XVII-XVIII веках. Так, больше всех зарабатывали трубные мастера, в обязанности которых входило полное изготовление скважины и рассолоподъемного устройства – бурение земли, изготовление деревянных труб, монтаж. Эти мастера зарабатывали до 25 рублей в год. Руководитель варки соли – повар – зарабатывал в год до 15,5 рублей. Самым низкооплачиваемым был «мешкодер», в его обязанности входило держать мешок, когда в него насыпают соль. Мешкодер зарабатывал около 3 рублей в год. По подсчетам Устюгова годовой бюджет на одного взрослого человека в Прикамье составлял 4-4,5 рубля, из этой суммы – 1 рубль составляли налоги. Такой небольшой годовой бюджет объясняется тем, что основные продукты питания и одежду люди в то время изготовляли сами. У каждого солевара был свой огород, корова, курицы, покос. Цены же были следующими – утка стоила 5 копеек, гусь – 10 копеек, пуд муки – 17 копеек.

Прибывшую в Прикамье семью Строгановых возглавлял Аника Строганов. Аника обладал чрезвычайным коммерческим чутьем и организаторскими способностями. Уже в 17 лет он организовал собственный солеваренный промысел в Сольвычегодске, занимался перепродажей пушнины и хлеба, организовывал кузнечное производство. Его торговые маршруты выходили даже за границу Русского государства – имел торговые договоры с Литвой. Будучи одним из самых богатых людей государства, по описаниям современников «всю жизнь донашивал кафтаны и шубы своих предков» и всюду возил с собой сундук с походной библиотекой. Именно он обратил внимание на тогда еще «беспризорное» Прикамье и начал строить первые крепости, заселяя их русскими людьми. В 1558 году строится крепость Пыскор, в 1570 – Орел-городок. А в 1572 году «ратные люди» из Орла-городка разбили вооруженные отряды «черемис, остяков и башкирцев», которые «побиша русских торговых людей, 87 человек». После ряда кровопролитных и разорительных нападений сибирских татар, которые «селения и деревни жгли и убиения учиняли», Строгановы наняли казаков Ермака. В летописях сохранилась следующая запись: «В лето 1579 года, априля в 6 день, слышали Семен и Максим и Никита Строгановы от достоверных людей о буйстве и храбрости поволжских казаков и атаманов Ермака Тимофеева с товарищи, которые на Волге ногайцев побивают,… и людей с писанием и с дарами многими посылали к ним, дабы шли к ним в вотчины их, в Чусовские городки и в острожки на спомогание им». Но, не только помогать в защите своих острожков-крепостей звали Строгановы Ермака, а разгромить само Сибирское ханство. В очередной раз сказалось стратегическое мышление представителей этой фамилии. Проблему постоянных набегов из-за Камня (так тогда называли Уральские горы) Строгановы решили кардинально, послав хорошо снаряженный и вооруженный отряд в самое сердце Сибирского ханства – столицу город Кашлык. Первого сентября 1582 года отряд Ермака, состоящий из 300-500 казаков, отправился за Урал и ценой собственных жизней присоединил Сибирь к русскому государству. Так, благодаря частной инициативе Строгановых был освоен не только Западный Урал, но и открылись огромные просторы Сибири.

Деятельность Строгановых в Прикамье привлекла значительные массы русского населения. Работы хватало всем – для соляного промысла необходимы были дрова, нужны были кузнецы, строители барж и кораблей, грузчики, штурманы, бурлаки, крестьяне и животноводы. Уже к концу XVI века пермские земли стали относительно безопасными и активно осваивались. Строгановы строили города и крепости, дороги и храмы. Для охраны своих варниц и людей Строгановы построили острожки-крепости – Очерский, Сылвенский, Яйвенский. Основали свою первую «столицу» - Новое Усолье, где и сейчас стоят прекрасные Строгановские храмы.

Конечно же, в истории Строгановского рода далеко не все страницы благочестивые и добрые. Были и вооруженные нападения на местные – прикамские – племена, значительная эксплуатация работников, подкупы и обманы. Но в итоге получилось так, что интересы государства и частные интересы Строгановых совпали. Молодое русское государство укрепилось и получило новые земли, на которые устремилось свободное русское население, в том числе многочисленные беглецы от крепостного права. Рачительные хозяева Строгановы, хотя и имели предписание принимать только «неписьменных и нетяглых», т.е. свободных людей, брали на свои производства и в вотчины всех. Не раз деньги Строгановых шли на помощь всему государству. Так, еще в 1445 г. Строгановы выкупали московского князя Василия Темного из казанского плена. Строгановы строили на свои деньги военные корабли для Азовских походов Петра 1, сами участвовали в войнах. В Отечественную войну 1812 года барон Григорий Александрович командовал одной из армий, в одном из боев победил французский отряд в три раза превосходящий русский. Но в этом бою на глазах Григория Александровича погиб его единственный сын – Павел Александрович. Получив от императора Петра 1 право на собственный герб и девиз, Строгановы избрали своим девизом следующие слова: «Земные богатства отечеству – себе имя». Этому девизу Строгановы не изменили и после революции 1917 года. Последний владелец пермского майората, граф Сергей Александрович Строганов сдал ключи от картинной галереи и дворца на Невском проспекте наркому просвещения Луначарскому и навсегда покинул Россию. Строгановы не увезли с собой ни свои дворцы, ни произведения искусства, ни вотчины. Шитье и золотошвейное дело всегда входило в круг занятий женщин рода Строгановых, поэтому оказавших в Париже без средств к существованию, графини и княгини открыли ателье, где шили модную одежду. Одна из последних представителей пермской ветви рода Строгановых – Елена Андреевна живет сейчас в Париже, и всю жизнь проработала модельером в доме моды Ив Сен-Лорана. Когда она впервые приехала в Россию она была поражена тем, как обветшали, построенные Строгановыми храмы и дворцы. Строганова создала в Париже международный фонд для восстановления Строгановского наследия. В фонде аккумулируются средства со всего мира и на эти в очередной раз отстраиваются и реставрируются храмы и дворцы.

http://www.permgani.ru/publikatsii/stati/sol-zemli-permskoj.html

-------------------

ПРИРОДНЫЕ ПАМЯТНИКИ ПРИКАМЬЯ »
Людмилинская соляная скважина

Выходы соленых вод в устье р. Усолки известны были в начале XIII—XIV вв. При раскопках же на правом берегу р. Боровой в урочище Рассолы (близ д. Верх-Боровой) открыто поселение, возникшее в родановское время (Х в.). Здесь были найдены предметы, свидетельствующие о том, что древние коми-пермяки примитивным способом получали соль из соленых источников. В первой половине XIII в. здесь стало широко развиваться солеварение с бурением рассолоподъемных скважин. С конца XVIII в. объем выварки соли быстро сокращается в связи с открытием новых соляных центров на западе. В середине XIX в. солеварение здесь совсем прекратилось. Большинство рассолоподъемных скважин и соленых источников на территории, где когда-то были крупные соляные промыслы (Ленвинский, Дедюхинский, Рождественский и др.), в районе от устья р. Боровой до устья р. Зырянки оказались затопленными водами Камского водохранилища. Деревянные рассолоподъемные трубы сохранились на месте первых соляных варниц купцов Калинниковых на берегу р. Боровой в д. Верх-Боровой, расположенной в 21 км от Соликамска.

Из всех существовавших по берегам Усолки рассолоподъемных скважин в своем первозданном виде сохранилась лишь Людмилинская, через устье которой переливает соленая вода. 

Людмилинская соляная скважина пробурена на Троицком солеваренном заводе И.В. Рязанцева и названа в честь его жены Людмилы Васильевны.

В 1906 году рабочий завода Николай Рязанцев получил задание пробурить скважину и по ее образцам понять, как залегают пласты соли. При бурении на глубине девяносто восьми метров была обнаружена желтая соль с красными прожилками.

Обратив внимание на необычный цвет, Рязанцев показал ее разным специалистам. Спустя четыре года провизор А.Власов нашел в ней существенную долю калия с примесью железа. Для подтверждения соль отправили в Петербургский геологический комитет.

На базе научных выводов и началось освоение именитого Верхнекамского месторождения калийно-магниевых солей.

Нынешние гиганты калийной промышленности предприятия "Сильвинит" и "Уралкалий" - наследники «бабушки», Людмилинской соляной скважины, признанной историческим памятником.
ИСТОЧНИК ФОТО: http://klyaksina.livejournal.com/
ИСТОЧНИК ФОТО: http://klyaksina.livejournal.com/
ИСТОЧНИК ФОТО: http://klyaksina.livejournal.com/
ИСТОЧНИК ФОТО: http://klyaksina.livejournal.com/
----
Корнеев Е. Солеварни в Соликамске. 1810 г.
---
Троицкий соляной завод на берегу Усолки
--
Георгиевский соляной завод на берегу Усолки
--
Солеваренные заводы Соликамска
---
Усть-Боровской солеваренный завод в начале ХХ века
---
Усть-Боровской солеваренный завод
--
Усть-Боровской солеваренный завод
--
Усть-Боровской солеваренный завод
--
Усть-Боровской солеваренный завод
--
Соляной ларь и рассолоподъемная башня Усть-Боровского сользавода
--
Башня солеваренного завода
---
Выварка соли
--
---
Выгрузка соли с палатей в вагонетки на Усть-Боровском сользаводе
--
Усть-Боровской сользавод
---
Рабочие-соленосы у соляного амбара
---
Выгрузка соли
---
Загрузка соли в амбары
---
Васильевский амбар Усть-Боровского сользавода. 1970-е гг.
---
Загрузка соляных барж
---
Усть-Боровской сользавод после закрытия
---
Варница сольцеха. 1970 г.
--
Лошадь перед спуском в шахту
--
В шахте
---

Просмотров: 1738

Ответы на эту тему форума

RSS

Пусъёс

© 2017   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования