Uralistica

Женятся пермяки очень рано. Редко возраст достигает 25 лет в холостом состоянии. Свадьба пермяков представляет собой цепь предварительных обрядов; нужно спросить дозволение у своего начальства, священника. Свадьба практически всегда решаются без участия жениха.
Случается, что жених узнает свою суженую только в день свадьбы. После окончательного решения – какую девушку сватать, начинается сватовство (корасем). Это дело всегда принадлежит старшему в семействе или человеку, опытному в таких делах. Принявший на себя обязанность свата, наряжается в праздничное платье и идет в дом невесты, летом – верхом, а зимой на санях и обязательно покрытых рогожей. Сват при входе в дом отворяет двери трижды. Сначала, отворив немного, снова затворяет дверь глухо, потом отворяет вторично и опять затворяет быстро, наконец в третий раз отворяет дверь совсем. Во время входа в избу, перенеся через порог правую ногу, сват пристукивает о порог пяткой и потом наступает на пол комнаты. Этот обряд, по суеверному понятию пермяков, нужен для успеха дела. Далее сват молится Богу, молча кланяется хозяевам и садится на лавку и до тех пор молчит, пока хозяева не спросят о причине прихода. Сват сразу же начинает говорить, предлагать жениха, расхваливать его. Отец и мать по обычаю отговариваются тем, что девка молода, выдавать рано и т.д..
... Пермячки редко сохраняют девственность до свадьбы, но женихи не обращают на это внимание, они берут с охотой даже беременных, рассчитывая, что скоро появится еще один работник. Существует такое поверье, будто в семье отцы считая своих дочерей невинными оскорбляются сватовством, выгоняют сватов, иногда даже колотят, говоря «Что раз дочь моя пена (виновная)».
... Пермяки очень суеверны и поэтому строго соблюдали обряд, во время которого свадебный поезд должен кланяться всем проходящим.
... Интересен следующий обряд, который иногда случается на свадьбе. Мать жениха встречает молодых грязной, одетой в лохмотья с целью показаться молодухе страшною и внушить к себе боязнь.
... Свахи уводят молодых в кутью или за печь. Молодой расплетают косу на две и надевают на голову головной убор. Потом вводят молодых в избу и ставят перед столом. Все садятся за стол, молодые садятся так, чтобы были лицом к дверям. Подле жениха сажают тычяцкого, подле невесты – сваха. Дружко произносит молитву и начинается ужин. Молодые в знак единодушия едят одной вилкой и одной ложкой одновременно, пью из одного стакана. У богатых за каждым кушаньем бывает круговая подача вина, у людей среднего достатка - через кушанье, у бедных – три раза. Молодые сами угощаются вином. Для этого за каждой круговой встают на ноги: молодой наливает рюмку, а молодая подносит ее на тарелке. За каждой новой круговой, гости не пьют до тех пор, пока молодые не выпьют вина. При каждой подаче, гости поздравляют с законным браком, целуют и дарят деньги. 
... Существует обряд угощения зятя блинами от тещи. Теща подает на стол блины, накрытые блюдом и платком. Молодой берет платок себе, а вместо него кладет деньги, потом снимает блюдо. В доказательство любви к теще, по ее просьбе, после верхних двух блинов молодой должен съесть нижний блин, не трогая верхних и не пролив масла, для этого молодой накрывает блины блюдом и быстро переворачивает. В этом искусстве теща усматривает степень ловкости молодого.
Что касается значения угощения блинами, то Пермяки объясняют это так: платок – девственность дочери, блины – дочь. Взятие платка и раскрытие блинов – сохранение девственности до замужества. Деньги – выкуп за девственность, целование – благодарность. Если молодой недоволен своей молодой, то он не снимает платка и блюда, не ест блинов и не целует родителей жены.


Подробно: http://www.rusobryad.ru/index.php?option=com_content&..

---

Коми-пермяцкая свадьба http://uralistica.com/group/komipermians/forum/topics/2161342:Topic...

---

Свадьба у коми-пермяков

Свадебные обряды. В народной среде преобладал брак по договору, то есть с согласия молодых и родителей. Но нередко еще в первой четверти XX в. случалось, что для молодых решающее значение имел отцовский выбор. Брачный сговор обязательно завершался церковным венчанием. У коми-пермяков ранее существовал обычай купли и продажи невесты, но в конце XIX в. он уже не имел большого значения, как это известно у других финно-угорских народов, в частности у манси, удмуртов, марийцев.

Церемонию сватовства возглавлял отец жениха. Вместе с близкими родственниками - сватами и женихом он отправлялся к родителям невесты. У иньвенских коми-пермяков, которые являлись крепостными Строгановых, требовалось на предстоящее сватовство "испросить дозволение у своего начальства и приходского священника". При входе в дом невесты исполнялся ритуал, который очевидец описал так: "Сватовщик отворяет избные двери в три приема. Сначала отворял немного и снова затворял наглухо. Потом отворял вторично и тотчас притворял. Наконец в третий раз отворял дверь совсем. Во время входа в избу, перенеся через порог правую ногу, сватовщик пристукивал о порог ногой и потом уже ступал на пол. Выйдя из-под палатей на середину комнаты, под матицу, сватовщик молится Богу, молча кланяется хозяевам и садится на лавку. Он молчит, пока хозяин не спросит его о причине прихода". В этот момент сватов не принято было угощать, хотя разговор мог длиться до пяти часов. Иногда сваты приходили до трех раз.

При обоюдном согласии назначался день рукобитья, просватанья. Сваты собирались в доме невесты для окончательного ответа ее родителей выдать дочь замуж. Отец невесты в знак согласия приказывал поставить на стол хлеб, соль и зажечь перед иконами свечку. Все молились Богу, и при чтении Иисусовой молитвы отцы невесты и жениха брали, друг друга за правые руки, и с одной стороны близкий человек отца жениха, а с другой - мать невесты руки разнимали. Этим ритуалом при свидетелях утверждалось заключение свадебного договора. После все садились за стол, принимали угощение. Невеста дарила подарки сватам и жениху. Дарами были платки, пояса, пояски к обуви, холст. После рукобитья невеста считалась просватанной.

Потом родители и молодые занимались подготовкой свадьбы. Почти каждый вечер у невесты собирались подруги. Приглашали вытницу - замужнюю женщину, умеющую не только петь свадебные песни, но и знающую причитания - плачи. Невеста с подругами навещала родственников, обязательно получая благословение родителей на выход из дома. В гости невеста шла с подарками; в момент их вручения девушки пели песни.

Отец жениха из близкой родни подбирал поезжан - тех, кто поедет за невестой и повезет ее в церковь. В их число обязательно входил дружка -главный распорядитель свадебных церемониалов и колдун - вежливец. По мнению коми-пермяков, "присутствие вежливца отвращает от свадебного поезда великий злой умысел злого человека или врага, то есть другого колдуна. В это время суеверные пермяки особенно опасаются, не обротил бы он - этот злой человек - свадебжан в зверей или птиц".

В канун свадьбы девушки устраивали девичник, пели песни, расплетали невесте косу, водили в баню. Шли приготовления к свадьбе и в доме жениха. Готовилось угощение, украшался дом. В день свадьбы поезжане собирались у жениха, принимали угощение и с благословением хозяина отправлялись за невестой. Поезжан всегда было нечетное число, чаще 7-9 человек. Впереди ехали большой и малые дружки, за ними - бояре, потом тысяцкий с женихом, затем сваха и сзади - колдун.

Несколько обрядов совершалось возле дома и в доме невесты. Сначала шел разговор дружки с отцом невесты, во время которого по свадебному поезду стреляли из ружей холостыми зарядами, отпугивая злых духов. Пели много песен; дружка выспрашивал хозяина о готовности к свадьбе.

В доме дружка, жених, невеста и ее отец обменивались дарами. Жених и невеста дарили друг другу караваи хлеба в знак того, что в совместной жизни хлеба у них будет много. Когда невеста принимала подарки, колдун поднимал с пола солому и трижды подбрасывал к ее ногам - тоже для избавления от нечистых духов.

Важный ритуал разыгрывался на кухне, куда уходила невеста. В описании его, составленном в середине XIX в., сообщаются такие подробности: "Невеста, как прежде, садится в кути против печи на лавку. Вежливец, зачерпнув ковшом воду из кадки, дает невесте умыться в отстранение призоров и уроков, а иногда умывает ее сам. Женихова сваха выкупает у девок невесту за медный гривенник, потом одевает ее в платье, привезенное от жениха. Первоначально чешет ей волосы, потом надевает чулки, коты, китайник (сарафан. - Г.Ч.), в заключение, сотворив молитву, берет обеими руками фату, обносит ее по солнцу вокруг головы, относит на сторону и встряхивает. Повторяет это три раза и наконец надевает фату на голову. Это делается для защиты головы от всего худого - от призоров, от уроков".

Родители невесты благословляли молодых иконой и хлебом, и поезд направлялся в церковь. В пути поезжане кланялись всем встречным. Если у дороги обнаруживали ценик - голик, то поезд останавливался и все поезжане троекратно хлестали себя кнутом. Верили, что в венике, особенно если он был поставлен стоймя, обязательно находилась нечистая сила, от которой можно было избавиться только таким способом.

По окончании венчания свахи уводили молодых в сторону и надевали на молодуху - с этого момента так называли невесту - шамшуру или кокошник - головные уборы замужних женщин. Молодуха вынимала из-за пазухи рыбный пирог, полученный от матери перед выходом из родительского дома, и угощала им мужа. Перед тем как отъезжать от церкви, колдун осматривал лошадей, сани и произносил заговоры, в которых просил Богородицу и Егория Храброго благословить его и "защитить со всем полком, с поездом от еретиков, от злоумышленников и от всех клеветников".

У дома мужа молодых встречали отец с иконой, мать с хлебом и солью, братья и сестры с пивом. Все входили в избу. Молодые молились на икону, которую держал отец. Положив по три поклона, получали отцовское и материнское благословение иконой и хлебом. Свахи уводили молодуху на кухню, заплетали ей две косы и вновь надевали на голову шамшуру или кокошник. После этого молодых сажали в передний угол, положив под них войлок или подушку. Начинался ужин. Каждое блюдо подавалось по требованию дружки. После ужина молодых уводили ночевать; к постели их провожали родители, свахи, все поезжане и колдун, присутствие которого считалось обязательным.

На следующий день устраивали большой стол. Дружки собирали гостей. К молодым первым приходил колдун, затем свахи. Молодые дарили подарки: отцу - рубаху и набор поясов, матери - рубаху с наплечьями, пояса, свахам - холст и пояса, дружке - платок и пояса-кушаки, колдуну - штаны с поясом. При дарении прочно соблюдался обычай, смысла которого, правда, уже никто не знал уже в середине XIX в.: получившие подарок "вытирали усы и бороду медною монетою, даже женщины терли монетою верхнюю губу и подбородок". Затем накрывали праздничный стол.

В очередной день молодые приглашали на пирожные столы родственников, знакомых, поезжан, чтобы показать свое умение в приготовлении блюд и заявить о себе как о будущих хороших хозяевах. По окончании свадебных празднеств молодые выносили из дома солому, прибирали посуду.

После свадьбы молодые посещали родителей невесты. Их встречали обильным столом, обязательно блинами. Назывался этот ритуал хлебинами. Русские считали хлебины заключительным этапом свадьбы, а коми-пермяки относили их к послесвадебному периоду. Иногда хлебины устраивали в обеих породнившихся семьях. На хлебинах соблюдался общепринятый ритуал: теща подавала на стол блины, накрытые платком и блюдом, зять убирал платок, клал вместо него деньги. Молодые целовали родителей и ели блины. Деньги в этом обряде, очевидно, выражали существовавший прежде выкуп за невесту.

Особое значение в свадебном обряде имели песни, причитания, приговоры дружек. Их известно большое количество, почти все они общерусские. Но у коми-пермяков, по мнению фольклористов, в них выражены локальные различия, касающиеся не мотивов песен, а репертуара в целом. У иньвенских коми-пермяков предпочтение отдавалось песням "Вы возьмитеко, подруженьки, мелку часту щеточку, расчешите мою косыньку, разберите мою русую...", "Соколы, вы, соколы, соколы перелетные, вы где, соколы, полетали...", "Ах, по морю, морю синему, по синему, по Хвалынскому...", "Ох, ты, утка, ты, уточка, сера, мала перепелица! Ты зачем рано выходила из тепла гнезда утичьего..." и др. 

Г.Н. Чагин. Народы и культуры Урала в XIX-XX вв. Екатеринбург, "Сократ", 2002г

http://vk.com/topic-1430074_16687038

--

коми-пермяцкая  свадьба http://uralistica.com/group/komipermians/forum/topics/2161342:Topic...

Просмотров: 467

Ответы на эту тему форума

Г.Чагин: ТРАДИЦИИ СЕМЕЙНЫХ И ОБЩЕСТВЕННЫХ
ОБРЯДОВ КОМИ-ПЕРМЯКОВ
Семейные обряды
В коми-пермяцком крае практиковались венчаные и невенчаные браки, но первых всегда было больше. Безразличного отношения к свадебной церемонии не было, даже в том случае, когда девушка самовольно убегала к парню. Свадьбу играли как по полному циклу, так и с минимальным числом обрядов. В немалой степени семейная жизнь регулировалась церковью.
Интересные подробности о свадьбах отложились в памяти пожилых людей: "Святость брака соблюдалась строго, без воли отца девушка замуж не шла" (д.Кекур Кудымкарского района), "при наших родителях и невест крали" (д.Пузым Кочевского района), "бывало, что жених обратно невесту посылал, если не нравилась" (д.Чазево Косинского района). Если молодые поступали вопреки желанию родителей, то свекор и свекровь требовали от них покориться им. Бывали в с.Архангельском и такие случаи: не покорились молодые родителям, тогда свекор отправил их жить на сторону. Родственники посоветовали им покориться и они пошли на это: упали в ноги родителям, долго плакали. Свекор и свекровь простили молодых, а потом отдали им половину дома (АГО. Р.29. Оп.1. Д.20. Л.8-9).
Не мог быть заключен брак, если у молодых была одна и та же крестная мать. Запрещались браки между кумой и кумом, крестными одного ребенка. Препятствием к этому служило давнее убеждение о духовном родстве людей, образованном путем крещения.
Были распространены большей частью браки между молодыми одного села или одной деревни или их ближайшего окружения. По окончании хозяйственных работ, с Покрова дня (14 октября) начинались молодежные гулянья. По очереди в домах или в какой-либо одной избе, на время выкупленной у хозяина, девушки собирались на супрядки – прясть лен и коноплю. К девушкам приходили парни и сборище молодых превращалось в гулянье. Если парень приглашал девушки пройти по деревне или прокатиться на санках, то это рассматривалось почти как объявление о брачном сговоре. Люди следили и говорили: " Раз парень девушку прокатил, да два прокатил – тут и быть свадьбе" (д.Юрино Кудымкарского района). В период святок – от Рождества до Крещения – молодые с волнением ожидали своей свадьбы. В это время много гадали, стремясь узнать о будущей жизни. Если девушке в гаданье везло, то она об этом никому не говорила. Она боялась, что на нее злые люди могли наслать порчу (д.Вырова Кудымкарского района).
Сватовство, подготовка к свадьбе и сама свадьба у коми-пермяков происходили так же, как на соседней территории у русских Прикамья. Сватались в счастливые дни – в субботу и воскресенье. Сватовство происходило быстро, без длительной словесной игры. Распивали пиво и тут же договаривались о дне свадьбы. "Молодость невесты провожали на вечеринке – девишнике" (д.Нижняя Волпа Юсьвинского района). Во время девишника подруги опевали невесту, исполняли широко известную русскую песню "Отлетала лебедушка…" Накануне свадьбы, в последний вечер девушки вели невесту в баню. По пути в баню обязательно пели песню "Растопляйся красна баинька…" По возвращении из бани девушке заплетали косы и это означало, что невеста просватана.
Утром в свадебный день девушки наряжали невесту, в доме жениха собирался свадебный поезд. На выезд жених получал благословение родителей. Далее во всех свадебных церемониях играл дружка. Он всегда подбирался со стороны жениха. Торжественный момент наступал в доме невесты: свадебный поезд заходил в дом, невесту благословляли родители и она выходила к жениху, затем молодых благословляли в переднем углу избы и дружка с женихом выводили невесту на улицу. Домашнее венчание заканчивалось и переходили к венчанию церковному. Одним из важных эпизодов свадьбы является одевание на молодую головного убора замужней женщины – кокошника или шамшуры.
Чаще свадьбу справляли три дня – в день венчания, на следующий день за "большими столами" в присутствии многочисленных родных и близких, на третий день молодые предпочитали навестить дома родственников. Свадьба в целом была единой у всех групп коми-пермяков. На обширном материале можно сказать, что свадебные церемонии коми-пермяков в силу замкнутости их быта, оставались неизменными до начала 1930-х гг. Позднее происходит не модернизация свадьбы, а резкое сокращение ее отдельных этапов и забвение ритуалов.
Чтобы ввести современных жителей в атмосферу старой свадьбы, познакомить их с особенностями проведения ритуалов, приведем цитату из описания свадьбы гайнских коми-пермяков, составленного Н.Поповым в 1848 г. Кстати, используемый материал является самым ранним из имеющегося в литературе и архивных фондах.
"Сначала отец жениха смотрит и высватывает невесту без жениха. Отец и мать невесты при согласии выдать дочь рядятся с отцом жениха, сколько им надобно взять денег, муки ржаной, бражной муки, солоду, говядины, рыбы и хмелю, невесте кокошник, коты. Когда все это получит отец невесты, тогда сделают посиденок: отец и мать жениха приезжают к невесте без жениха, как здесь водится, жених не видает невесту до венчального дня.
На венчальный день собирают поезд, в коем бывают: тысяцкой, сваха, бояре, дружки и лагунные. Всех сих жених зовет с хлебом печеным. Каждому носят каравай или по здешнему называют челпан хлеба. На каравай кладут деньги по возможности. Когда всех созовут, которые должны ехать с женихом по невесту и в церковь для венчания новобрачных, тогда накануне венчального дня, вечером ходят жениховы поезжане в баню с женихом мыться щелоком, сделанным из пепла дровяного. Потом расходятся по домам.
По утру в венчальный день званые на брак и мывшиеся в бане с женихом приезжают на конях к жениху, зимой на санях, а летом на верховых лошадях. Дружки почти всегда ездят на верховых лошадях, кои назад себя привязывают за шею распущенные большие красные барцевые платы, веющие на спине дружек как флаги. Приезжие все званые к жениху ставят коней своих с санями во двор скотский, потом заходят из двора скотского в избу жениха, садятся за стол, посидевши выходят из-за стола. Тогда отец и мать жениха благословляют образом, по благословении образом жених со всей своей свитой выходит в скотский двор. Садятся на сани и выезжают из двора с песнями. Если родные не умеют песни петь, то посторонних женщин петь песни нанимают за деньги.
К невесте приезжает свадьба. Сначала дружки под окном попросятся у отца невесты с молитвою и наговорами по их обряду. Когда отец невесты прикажет заезжать во двор, тогда вся свадьба заезжает во двор скотский, в коем встречают жениха со свадьбой. Сваха невесты выходит с большой чашкой браги на встречу жениховой, коя встает из саней и наливает тоже свою большую чашку браги. Подходят свахи друг ко дружке и стараются прежде налить из чашки в чашку одна другой брагу. При этом действии замечают: если сваха женихова успеет прежде налить в чашку браги невестиной свахе, то будет большина женихова над молодой, если невестина сваха нальет прежде жениховой свахе в чашку, то будет большина невесты над молодым. И потом обе свахи брагу выпьют из чашек досуха.
После сей церемонии жених со свадьбой приходит в избу невесты, не снимая шапку с головы, проходит к столу с тысяцким и свахой, потом обходят вокруг стола три раза. После обхода садятся за стол. Тогда уже жених снимает с головы своей шапку, дружки просят отца невесты, дабы скорее снарядить невесту. Снарядивши невесту, отец и мать выводят ее к столу. Тогда жених встает из-за стола, встречает невесту близ стола и стараются оба друг друга успеть прежде ударить правой ногой. При замечании такового, если жених прежде ударит невесту правой ногой, то будет большина жениха над молодой. Если невеста успеет прежде ударить ногой жениха, то невеста будет иметь большину над молодым" (АГО. Р.29. Оп.1. Д.72. Л.7-8).
Вспоминая свою молодость (а это 1920-е гг.), многие коми-пермяцкие женщины говорили, что они "вышли замуж в большую семью" (с.Егва, д.Даньшина Кудымкарсткого района, с.Архангельское, д.Нижняя Волпа Юсьвинского района). При этом они раскрывали понятие "большая семья", перечисляя ее состав: родители мужа, их незамужние и неженатые дети, возможно, дяди и тети. Численность семьи достигала 8-10 человек. Порой это были не только многодетные (отцовские), но и неразделенные (братские) семьи, состоящие из женатых сыновей с детьми. Главой семьи являлся отец, свекор, а в их отсутствие – мать, свекровь. Они наделялись неограниченной властью.
Но в 1930-е гг. большие семьи быстро распадались, основной становилась малая форма семьи: родители, дети. Молодые семейные пары, получая часть имущественного наследства родителей, предпочитали жить отдельно. Вся дальнейшая специфика экономической и общественной жизни коми-пермяцкого края способствовала развитию малых семей. Но несмотря на распад больших семей, патриархальные семейные традиции не забывались в течение длительного времени. В наши дни о них так же могут рассказать многие старожилы.
Свадьбы, сыгранные во второй половине 1960-х гг., содержали уже много новых ритуалов, и в этом определенную роль сыграла торжественная регистрация брака в отделах ЗАГСа. Бракосочетание превращается в событие, которое привлекало молодежь и старшее поколение. К этому событию всегда готовятся тщательно, "чтобы было не хуже, чем у людей".... Г.Чагин

https://www.facebook.com/groups/kudymkar/

RSS

Пусъёс

© 2020   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования