Uralistica

Археологическая культура -  совокупность материальных памятников, которые относятся к одной территории и эпохе и имеют общие черты.

Обычно археологическую культуру называют по какому-либо характерному признаку, которым она отличается от других: по форме или орнаменту керамики и украшений, обряду погребения и т. д. или по той местности, где были впервые найдены наиболее типичные памятники данной культуры.
В археологии понятию культура придают значение, которые несколько немного отличается от общепринятого и принятого в других научных дисциплинах. Сходные материальные памятники, которыми характеризуется археологическая культура, не обязательно принадлежат единому обществу, а различный набор материальных памятников — разным общностям людей. В связи с этим некоторые археологи отказываются от самого термина «археологическая культура», предпочитая ему термин «технологический комплекс» или «технокомплекс», чтобы не смешивать археологическую культуру с аналогичным термином социологии.
Когда археологи используют термин «культура», они предполагают, что их находки свидетельствуют об определенном образе жизни людей, оставивших те или иные памятники прошлого. Если речь идет об однотипных орудиях труда или иных артефактах, используется также термин «индустрия». Термин «археологическая культура» является основным при описании доисторической эпохи, о которой нет письменных источников. Механизмы распространения археологической культуры могут быть разными. Теория диффузионизма рассматривает, например, такие варианты, как расселение носителей культуры или передача технологии при торговле. Иногда при раскопках в одном и том же месте находят признаки, характерные для разных культур, что может означать столкновение или сосуществование их носителей, а может — эволюцию одной культуры в другую. http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D1%80%D1%85%D0%B5%D0%BE%D0%BB%D...

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ПЕРМСКОМ КРАЕ. 
Сведения о «чудских городках» Верхней Камы встречаются в писцовых книгах 17 в. Яхонтова, Кайсарова и др. Наиболее ранней публикацией археологических материалов Прикамья была книга шведского путешественника Ф. И. Страленберга (1730 г.), содержавшая описание уникального памятника – Писаного Камня. Ряд средневековых камских городищ описал в своих дневниках, опубликованных в 1770-х гг., русский путешественник капитан Н. П. Рычков. 
В 1819 г. на городищах Искор, Пянтежском и поселении Урол В. Н. Берхом, чиновником Перм. казённой палаты, были проведены первые археологические раскопки в Прикамье. Существенную лепту в изучение и сбор археологического материала Прикамья внес главноуправляющий имениями графов Строгановых В. А. Волегов, который с 1846 г. по их указанию стал собирать археологические находки. Часть из них осела в эрмитажной коллекции Строгановых, а др. часть положила начало самой крупной археологической коллекции Прикамья, которую продолжили собирать с 1864 г. Теплоуховы. А. Е. Теплоухов (1811-1885), управляющий перм. имением графов Строгановых, проводил раскопки Гаревского и Ильинского поселений каменного века, Останинского костища раннего железного века, Лаврятского, Кудымкарского средневековых городищ. Он впервые выделил костища как особый тип жертвенных мест на Урале. Работы отца продолжил Ф. А. Теплоухов (1845-1905), главный лесничий перм. нераздельного имения Строгановых, почётный член Московского и Петербургского археологических об-в. Им проведены разведки и раскопки на Верхней Каме (Усть-Туйское костище, Загарский могильник и др.), написаны обобщающие работы по истории древнего земледелия, торговли и торговых путей, религиозных представлений камской чуди, опубликованы материалы по каменному и бронзовому веку Верхнего Прикамья. Археологическая коллекция Теплоуховых неоднократно демонстрировалась на археологических съездах в Ярославле (1887) и Москве (1890), на выставках в Перми (1894), Нижнем Новгороде (1896). Она послужила основой для создания атласа «Древности Камской чуди по коллекции Теплоуховых», вышедшего с предисловием и систематизацией А. А. Спицына (впоследствии члена-корреспондента АН СССР). 
Коллекция Теплоуховых была подготовлена к изданию А. А. Спицыным во время его поездки в Перм. губ. в 1898 г. Несколько раньше, в 1894 г., он предпринял экскурсию в низовья р. Колвы. Последний раз А. А. Спицын был на Верхней Каме в 1901 г. Он обследовал могильник 6-7 вв. у д. Грудята на р. Ломоватовке, осмотрел местонахождения у д. Зобачева и д. Маркова, а также раскопал 47 погребений 7-9 вв. на Деменковском могильнике. 
Активные полевые исследования в Перм. крае в 1890-1896 гг. проводили секретарь Перм. комиссии Уральского об-ва любителей естествознания С. И. Сергеев, обследовавший Яйвенские пещеры, раскопавший «чудские» могильники в Чердынском и Соликамском уездах, Подбобыкское костище. Ряд памятников был обследован И. Я. Кривощёковым; археологическая коллекция Теплоуховых регулярно пополнялась сборами К. Н. Чернова и А. И. Касимова. По рекомендации А. А. Спицына в Чердынском уезде Перм. губ. в 1900-1901 гг. проводил раскопки памятников древности аспирант Казанского ун-та, а позже инспектор нар. училищ этого уезда В. Л. Борисов. Активная изыскательная деятельность по археологическому изучению древностей Перм. губ. велась многими краевед. и науч. организациями, возникшими во второй половине 19 - нач. 20 вв. К ним относятся Перм. учёная архивная комиссия (1888), собиравшая не только архивные документы, но и вещественные археологические источники; Перм. науч.-промышленный музей и Перм. комиссия Уральского об-ва любителей естествознания - УОЛЕ (1890; под руководством одного из её членов – Н. Н. Новокрещённых – проводились раскопки Гляденовского костища, Рождественского могильника и др. памятников); Об-во любителей истории, археологии, этнографии Чердынского края (1899), организовавшее раскопки Мало-Аниковского могильника и одним из первых поставившее вопрос об организации охраны древних памятников. При Об-ве была организована секция охраны археологических памятников, возглавлявшаяся директором Чердынской гимназии В. А. Белавиным. 
В 1917-1924 гг. проходили археологические исследования Перм. ун-та, которыми руководил молодой тогда хранитель музея древностей и преподаватель А. В. Шмидт (1894-1935), позднее ставший известным востоковедом. А. В. Шмидтом были проведены раскопки ряда ранее неизвестных археологических памятников каменного, бронзового и раннего железного веков. Им были уточнены классификация, периодизация и хронология археологических памятников Предуралья, разработана классификация перм. звериного стиля. Следует отметить плодотворную деятельность краевед. кружка («Кружок по изучению Сев. края») под руководством проф. П. С. Богословского. В 1924-1928 гг. кружком было выпущено 4 тома «Перм. краеведческого сборника», где среди прочего был опубликован ряд археологических статей. 
В связи с началом строительства Камской ГЭС в 1930-х гг. в Прикамье масштабные работы развернула экспедиция Государственной акад. истории материальной культуры, которой первоначально руководил А. В. Шмидт. Вместе с ним трудились такие археологи, как канд. ист. наук Н. А. Прокошев (1907-1942), М. В. Талицкий (1906-1942), А. В. Збруева (1894-1965) и др. Их усилиями были впервые выделены и изучены поселения палеолита, неолита, энеолита, бронзового и раннего железного веков в Прикамье, в том числе жилища; была разработана общая периодизация археологических памятников региона, создана первая сводка по археологии уральских пещер, определён сибирский облик камского палеолита. 
С 1947 г. начинает раскопки Камская археологическая экспедиция Перм. государственного ун-та. Её работами первоначально руководил д.-р ист. наук О. Н. Бадер (12.07.1903 - 02.04.1979), а затем проф., д.-р ист. наук В. А. Оборин (15.07.1929 - 12.05.1995). Сотр. КАЭ ПГУ, канд. ист. наук Ю. А. Поляковым (1932-1992) в 1960-1980-х гг. проведены многолетние раскопки Бутырского и Назаровского городищ, обобщены материалы по гляденовской археологической культуре (более 200 памятников), уточнены её территория, хронология и этнические особенности. Под руководством А. Д. Вечтомова в нач. 1980-х гг. КАЭ проводила работы в зонах мелиорации Перм. обл. КАЭ ПГУ и в настоящее время является ведущим археологическим учреждением Прикамья. В нач. 21 в. её возглавлял преподаватель кафедры истории России Г. П. Головчанский, специалист по археологии памятников эпохи русской колонизации. 
С нач. 1970-х и до 1990-х гг. преимущественно в юго-вост. районах Перм. обл. проводились широкомасштабные археологические исследования Камско-Вятской археологической экспедиции Удмуртского государственного ун-та (КВАЭ УдГУ) под руководством проф. Р. Д. Голдиной. В Сылвенско-Иренском поречье под её руководством изучались в основном памятники неволинской культуры 4-7 вв. 
С 1984 г. начинаются работы Камской археолого-этнографической экспедиции Перм. государственного педагогического ун-та (КАЭЭ ПГПУ) под руководством проф. А. М. Белавина. Её деятельность в основном сосредоточилась на изучении разрушающихся памятников эпохи раннего железа и средневековья в Прикамье. В ПГПУ создан уникальный археологический музей, открыта аспирантура по специальности «Археология». 
В 1990-е гг. успешные исследования палеолитических памятников проводились отрядами экспедиции Коми науч. центра УрО РАН под руководством канд. ист. наук П. Ю. Павлова (Сыктывкар) и Э. Ю. Макарова (Кудымкар). Последним впервые на Урале был открыт комплекс стоянок эпохи верхнего палеолита с наконечниками костенковско-стрелецкого типа. Огромную роль в открытии новых археологических памятников в Перм. крае сыграли местные краеведы: Ф. И. Петровых из г. Осы, директор Чердынского музея И. А. Лунегов, учитель из г. Чусового И. Звегинцев, лесник П. Добрякова из Чердынского р-на и др. 
Большую роль в изучении археологического наследия Прикамья и в подготовке будущих студентов-археологов играет школа юных археологов (ШЮА) при перм. Дворце творчества юных. 

А. М. Белавин

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803978133&idPar...

I. ПАЛЕОЛИТ ПЕРМСКОГО КРАЯ (древнекаменный век) – самая длительная историческая эпоха в археологии края. Подразделяется на:

1) ранний или нижний (3-2,5 млн. – ок. 150 тыс. лет назад),

2) средний (ок. 150 – ок. 40 тыс. лет назад),

3) поздний или верхний палеолит (ок. 40 – ок. 12 тыс. лет назад).

На территории края выявлено до 30 памятников всех периодов палеолита. Основные исследователи: О. Н. Бадер, Э. Ю. Макаров, П. Ю. Павлов. Ранний палеолит края характеризуют стоянки Ельники II, Тарасово (Перм. р-н), ранние комплексы стоянок Ганичата I – II, Чёрмоз (Ильинский р-н), 6-й слой грота Большой Глухой (Чусовской р-н). Для этого периода характерна примитивная галечная индустрия, основанная на использовании для производства орудий (чопперы, чоппинги, скребла) каменного сырья в виде желто-серого кварцитопесчаника. Датировка местонахождений раннего палеолита затруднена из-за отсутствия четких стратиграфических позиций. На стоянке Ельники II изделия раннего палеолита зафиксированы вместе с остатками скелета мамонта трогонтерия. Предположительно памятники нижнего палеолита Перм. края имеют позднеашельский возраст (200-150 тыс. лет назад). 
Памятники среднего палеолита (мустье) малочисленны. Известны стоянки Пещерный Лог (Добрянский р-н), Гарчи I (Юсьвенский р-н), Сосновка III (Еловский р-н), Чёрмоз (Ильинский р-н). Для каменного инвентаря стоянок характерны дисковидные нуклеусы, орудия с двусторонней обработкой – остроконечники, бифасы, угловые скребла, ножи. На стратифицированном памятнике Гарчи I слой среднего палеолита отнесён к одному из ранневалдайский потеплений. Предположительный возраст среднего палеолита края – ок. 50 тыс. лет. Поздний (верхний) палеолит края подразделяется на 2 периода: ранний (38-28 тыс. лет) и поздний (19-12 тыс. лет). К ранней поре верхнего палеолита принадлежат стоянки Гарчи I (верхний слой), Заозерье (Чусовской р-н), грот Близнецова (Александровский р-н). На стоянке Гарчи I выявлены два скопления культурных остатков, которые квалифицируются как наземные жилые сооружения. Орудийный набор памятников типа Гарчи I ярко характеризует каменную индустрию костенковско-стрелецкой культуры Русской равнины – треугольные наконечники стрел и копий с двусторонней обработкой. Каменным орудиям сопутствовал фаунистический комплекс – мамонт, северный олень, дикая лошадь. 
К поздней поре верхнего палеолита принадлежат стоянка им. Талицкого (Добрянский р-н), Шированово (Ильинский р-н), Драчево (Осинский р-н), грот Столбовой (Чусовской р-н). В настоящее время П. Ю. Павлов объединяет памятники этого периода в среднеуральскую культуру, имеющую сибирские генетические корни. Палеолитические памятники края рисуют сложные процессы первоначального освоения края человеком и адаптации человеческих коллективов к условиям арктической зоны Европейского континента.

Мельничук Андрей Федорович

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803977751

ПАМЯТНИКИ ЭПОХИ КАМНЯ. 
Наиболее ранние памятники на территории края расположены в прибрежных зонах Камского и Воткинского водохранилищ. Это – стоянки и местонахождения Пещерный Лог, Ганичата, грот Большой Глухой, Сосновка III. Они относятся к раннему и среднему палеолиту. На памятниках найдены грубые рубящие орудия из кварцитопесчаника, кости древних животных. В верхнем палеолите выделяется несколько групп памятников, связанных с влиянием населения Русской равнины с одной стороны, и Сибири – с другой. К наиболее изученным памятникам следует отнести стоянку им. Талицкого, Гарчи, Заозерье. 
При переходе от палеолита к мезолиту выделяется группа эпипалеолитических памятников. Это – стоянки Горная Талица, Усть-Сылва, Усть-Пожва. Наиболее показательной формой орудий на этих памятниках являются выемчатые трапеции. 
Развитый мезолит представлен памятниками типа стоянки Огурдино. Для них характерна пластинчатая микролитическая индустрия. 
Поздний мезолит отражают материалы памятников Усть-Половинная, Косинская, Голый Мыс, Шабуничи и др. На них фиксируются как мезолитические, так и неолитические черты. 
Классический камский неолит характеризуют стоянки Боровое Озеро I, Хуторская, Кряжская. Для них характерные крупные полуяйцевидные сосуды, орнаментованные гребенчато-ямочными узорами, двусторонне обработанные и шлифованные орудия труда. С переходом к прочной оседлости связано появление подпрямоугольных жилищ-полуземлянок с грунтовыми очагами. 
С поздним неолитом связаны памятники типа стоянки Лёвшино. Помимо гребенчатой керамики на них встречается посуда, орнаментированная с помощью накола. 
К эпохе энеолита относятся 3 археологические культуры. С ранним энеолитом связаны новоильинская и борская культуры. С развитым и поздним энеолитом – гаринская культура.

Лычагина Евгения Леонидовна

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803978035&idPar...

ГАНИЧАТА. 
Стоянка, расположена на правом берегу Камского водохранилища в 1 км к западу от пос. Усть-Гаревая Добрянского р-на Перм. края. 
Открыта в 1981 г. разведотрядом под руководством А. Ф. Мельничука. Обследовалась А. Ф. Мельничуком в 1985 г., П. Ю. Павловым в 1988 г., Ю. Ю. Цыгановым в 1991 г. Вскрыто 15 кв. м площади памятника. 
Основная масса находок – подъёмный материал. Коллекция памятника состоит из нескольких тысяч каменных предметов. Выделяется 2 хронологические группы. 
Первая (немногочисленная) представлена изделиями из кремня и кремнистого сланца, относится к верхнепалеолитическому времени. 
Вторая (основная) представлена орудиями труда, изготовленными из коричневого и серого кварцитопесчаника. В орудийном наборе выделяются чопперы, чоппинги, скребла, острия, ножи. Этот комплекс датируется ранним палеолитом. 
Состояние памятника аварийное: разрушается водами Камского водохранилища.

Лычагина Евгения Леонидовна

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803977813

БОЛЬШОЙ ГЛУХОЙ ГРОТ
Расположен на правом берегу р. Чусовая в 7 км к юго-востоку от г. Чусового Перм. края. Открыт в 1985 г. Б. И. Гуслицером и П. Ю. Павловым. Раскопки в гроте проводились П. Ю. Павловым в 1985-1986 гг. Всего было изучено 64 кв. м площади памятника, являющегося многослойным. 
Выделяется раннемезолитический слой (слой II), верхнепалеолитические слои (слои III-V) и раннепалеолитический слой (слой VI). В слое II были зафиксированы два пятна краски округлой формы диаметром 0,25 м (желтое) и 0,32 м (красное) и кострище диаметром 0,37 м. С ними были связаны находки раздробленных костей животных, костяных орудий труда, украшений. Такой набор находок свидетельствует о культовом характере II культурного слоя. 
В слоях III-V были обнаружены кости сев. оленя, пещерного медведя, лошади, мелкие каменные отщепы и чешуйки. Из орудий следует выделить скребло и усечённую пластину. В нижнем культурном слое были обнаружены 3 отщепа и чоппер из кварцитопесчаника. 
В настоящее время состояние памятника удовлетворительное.

Лычагина Евгения Леонидовна

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803977803

СТОЯНКА ИМ. М. В. ТАЛИЦКОГО; ОСТРОВСКАЯ, СТОЯНКА

Картинка

http://www.uralhistory.ru/kogdato__let_tomu_nazad/pamyatnik_arheolo...

ТАЛИЦКОГО (им. Талицкого), стоянка (Островская), находилась на правом берегу р. Чусовой в 15 км от впадения её в р. Каму, вблизи бывшей д. Остров (отсюда первое название) Добрянского р-на Перм. края. Открыта в 1938 г. М. В. Талицким. Исследовалась им же в 1939 г. на площади 24 кв. м. В 1942 г. небольшие раскопки (19 кв. м) были проведены Четвертичной комиссией под руководством В. И. Громова. С 1945 по 1952 г. работами на стоянке руководил О. Н. Бадер. Было вскрыто 500 кв. м площади памятника, получено более 5 тыс. каменных и 30 костяных изделий. По инициативе О. Н. Бадера стоянка получила имя своего первооткрывателя, М. В. Талицкого, погибшего на фронте в 1942 г. 
Памятник датируется эпохой верхнего палеолита. На стоянке выделяют остатки по крайней мере трёх наземных жилищ с очагами, возле которых фиксируются каменные плиты и бивни мамонта. Орудия изготавливались из кремня и кремнистого сланца. Основной вид заготовки – пластина. Основные группы орудий: скребки, микропластины с ретушью (вкладыши), долотовидные, изделия с выемками, проколки, «резчики», скребла, рубящие орудия. Костяной инвентарь невыразителен. Он представлен костяными бусинками, обломками иголок, лощилами, вкладышевым наконечником. В 0,5 км выше по течению от стоянки было найдено орнаментированное ребро мамонта, но его связь с памятником не доказана. 
Стоянка им. М. В. Талицкого считается одним из выдающихся палеолитических памятников на Урале и в России. Территория стоянки практически полностью разрушена водами Камского водохранилища.

Лычагина Евгения Леонидовна

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803978296

II. МЕЗОЛИТ ПЕРМСКОГО КРАЯ (среднекаменный век) – исторический период в археологии в эпоху послеледнивековья (раннего голоцена). Хронологические рамки: 10-6 тыс. до н. э. Основные исследователи: О. Н. Бадер, А. Ф. Мельничук. Известно до 50 стоянок в различных районах, относящихся к различным хронологическим стадиям. 
Ранний мезолит (эпипалеолит) характеризует культуру древних охотников на северного оленя и дикую лошадь в самом начале голоцена. Наиболее изучены стоянки Горная Талица (Добрянский р-н), Пеньки, Антыбары (Чусовской р-н), Усть-Сылва (Перм. р-н), комплекс стоянок Усть-Пожва (Юсьвенский р-н). В кремневой индустрии доминируют черты, свойственные памятникам конца палеолита Русской равнины – разнообразные резцы для обработки кости, усечённые пластины. Встречаются отдельные наконечники стрел свидерского и аренсбургского облика, выемчатые геометрические изделия (трапеции). Памятники ранней поры мезолита формировались на основе позднепалеолитической культуры Прикамья, связанной культурными корнями с палеолитом Восточной Европы. 
Памятники классического мезолита характеризуют микролитическую индустрию древних охотников, основанную на использовании пластинчатой вкладышевой техники при изготовлении орудий. Появляются первые сланцевые изделия с частичной пришлифовкой поверхности – топоры. Сохраняются в инвентаре стоянок отдельные выемчатые трапеции. Наиболее известные памятники: Огурдино (Усольский р-н), Новожилово (зона г. Березники), Шумково (Кишертский р-н), Камо-Жуланово (Осинский р-н). Стоянки располагаются по краям высоких боровых песчаных террас или на водораздельных участках близ ручьев или заболоченных котловин. В этот период развивается индивидуальная охота на животных с применением дистанционного вооружения (лук и стрелы). Появляются новые методы охотничьего промысла на копытных и хищных животных (северный олень, лось, медведь). На стоянках Огурдино и Новожилово выявлены остатки сезонных жилых сооружений в виде полуземлянок. 
Позднюю, заключительную фазу мезолита отражают материалы стоянок Голый Мыс, Усть-Половинной (Перм. р-н), Косинской I (Косинский р-н), Чашкинское Озеро V (зона г. Березники), Шабуничи (Краснокамский р-н). В этот период древним населением осваиваются участки низких боровых террас, примыкающих к старичным образованиям и высокая пойма р. Камы и её крупных притоков. Это свидетельствует о том, что, помимо охотничьего промысла и собирательства, древнее население активнее развивает промысел водоплавающей птицы и рыболовство. Наблюдаются изменения и в каменной индустрии – уровень микролитизации инвентаря уменьшается, появляются более крупные пластины и орудия на них, разнообразные шлифованные изделия – топоры, тесла. На стоянках Усть-Половинная, Шабуничи, Голый Мыс выявлены сезонные жилища-полуземлянки с очагами в центре. 
Мезолитические памятники края отражают динамику формирования культуры таёжных охотников и собирателей, которая послужила основной базой для сложения ярких памятников камского неолита. 

А. Ф. Мельничук

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803977652&idPar...

ГОРНАЯ ТАЛИЦА
Крупный археологический памятник эпохи финального палеолита – раннего мезолита (рубеж позднего плейстоцена – раннего голоцена). Расположен в Добрянском р-не, возле дачного пос. Горная Талица, близ устья р. Талица. Открыт в 1976 г., исследован в 1984 г. А. Ф. Мельничуком и П. Ю. Павловым. Приурочен памятник к разрушенному водами водохранилища тыловому участку первой надпойменной террасы правого берега р. Чусовой.
Изучено 20 кв. м культурного слоя. Каменные орудия залегали в толще аллювиальных песков на глубине до одного метра. Собраны разнообразные каменные изделия из кремнистого сланца и яшмы позднепалеолитического облика: боковые выемчаторетушные, срединные, угловые резцы, пластины с ретушью, скребки, ножи, острия, оригинальные проколки, призматические нуклеусы. 
Кремневая индустрия памятника сохраняет традиции палеолита Восточной Европы и отражает развитие материальной культуры древних охотников, имея много общего с памятниками усть-камской культуры типа Сюкеевский взвоз.

Чагин Георгий Николаевич

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803981352

ОГУРДИНО, крупнейший памятник эпохи мезолита (6-7 тыс. до н. э.) Среднего Приуралья. 
Стоянка, расположена между пос. Орёл и д. Огурдино на правом берегу р. Кама в Усольском р-не Перм. края. Стоянка простирается вдоль берега р. Камы почти на 2 км и является одним из крупнейших мезолитических памятников в Европе. Памятник был открыт в 1949 г. В. П. Денисовым и В. А. Обориным. Исследовался в 1951-1952 гг. О. Н. Бадером, в 1984 и 1995 гг. А. М. Белавиным, в 1993-1994 и в 1996 гг. – А. Ф. Мельничуком, в 2002 г. – Н. Б. Крыласовой. 
Всего изучено около 2000 кв. м площади памятника, обнаружено более 10 000 предметов из камня. По данному памятнику развитый этап камской мезолитической культуры называется огурдинским. Для стоянки характерна пластинчатая индустрия. Орудия изготавливались из ножевидных пластин шириной до 1 см. Основные виды орудий – пластины-вкладыши, угловые резцы, концевые скребки. На памятнике были обнаружены геометрические микролиты в виде выемчатых трапеций (трапеции камского типа). К особым находкам следует отнести найденный в 1993 г. «клад» из 6 топоров. В хозяйственном отношении стоянка Огурдино была базовым лагерем первобытной общины. Площадь памятника разрушается береговой абразией и грунтовой дорогой.

Лычагина Евгения Леонидовна

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803978203

 

УСТЬ-СЫЛВЕНСКОЕ ГОРОДИЩЕ
Расположено на мысовидном выступе высокого коренного правого берега р. Сылвы в месте её слияния с р. Чусовой, в 2 км к северо-востоку от пос. Ляды Перм. р-на Перм. края. Открыто И. Г. Георги в 1772 г., обследовано Н. А. Прокошевым в 1934 г. Раскопки на городище проводились А. В. Голдобиным в 1989-1990 гг. Памятник является многослойным. Наиболее древний слой относится к раннему этапу камской мезолитической культуры. Все артефакты этого слоя были сделаны из камня. Для изготовления орудий использовались крупные пластины и пластинчатые отщепы. Основными категориями орудий были боковые резцы, усечённые пластины, скребки, шиповидные орудия. Особую категорию орудий составили выемчатые трапеции, которые могли использоваться в качестве поперечнолезвийных наконечников стрел.
Следующий слой относится к ананьинской археологической культуре раннего железного века. С ней связаны находки керамики и костяных орудий труда.
Поздний слой относится к эпохе раннего средневековья и связан с ломоватовской археологической культурой. С этим слоем связана яма с черепом животного и обломками глиняной чаши. Из находок следует отметить бусы, серебряные и медные украшения. Особо выделяются 10 монет, в т. ч. византийских императоров Ираклия и Константина (610-641 гг. н. э.).
Состояние памятника удовлетворительное.

 

Лычагина Евгения Леонидовна

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803977988

III. НЕОЛИТ ПЕРМСКОГО КРАЯ (новокаменный век)заключительный период в археологии каменного века (6-4 тыс. до н. э.). Основные исследователи: А. В. Шмидт, Н. А. Прокошев, О. Н. Бадер, В. П. Денисов, А. Ф. Мельничук, Е. Л. Лычагина. Характеризуется материалами стоянок Хуторская I, Чашкинское Озеро VI (зона г. Березники), Боровое Озеро I (Добрянский р-н), Лёвшино (зона г. Перми), Кряжская (Осинский р-н), Усть-Залазнушка II (Усольский р-н), объединённых в единую культурную систему камского (волго-камского) неолита. Неолит совпадает с тёплым и влажным климатическим атлантическим периодом. Памятники раннего неолита изучены крайне слабо – Усть-Букорок (Чайковский р-н), Мокино (Перм. р-н). Они расположены на невысоких берегах небольших рек в удалении от долины р. Камы и её крупных притоков. Каменная индустрия характеризуется пластинчатой техникой, свойственной позднему мезолиту. Однако появляются орудия с двусторонней обработкой из плитчатого кремня – ножи, наконечники стрел и глиняная посуда, декорированная гребенчатым штампом и отдельными ямочными узорами. Материалы классических стоянок (Хуторская, Боровое Озеро, Усть-Залазнушка, Кряжская и др.) характеризуют развитую фазу камской неолитической культуры. Изучены остатки жилищ-полуземлянок с боковыми нишами по краям, хозяйственными ямами и грунтовыми очагами. Орудия труда и предметы вооружения изготовлялись из плитчатого кремня, сланцевых и каменных пород: скребки, ножи, проколки, наконечники копий и стрел, шлифованные топоры, тесла, долота. Глиняная посуда – большие остродонные сосуды полуяйцевидной формы, которые сплошь украшены гребенчатыми узорами, образующими сложные геометрические композиции. Ямочный орнамент носит подчинённый характер. В этот период проявляются культурные связи с памятниками лесного Зауралья типа Евстюниха. Поздний неолит отражают материалы стоянок Лёвшино, Чашкинское Озеро VI, Базов Бор, Чернашка. В материальной культуре отмечается уменьшение удельного веса орудий из плитчатого кремня. Увеличивается число орудий на ножевидных пластинах. Керамика во многом сохраняет классические черты посуды камского неолита. Однако наблюдаются определённые изменения в оформлении венчиков сосудов, разреженность орнаментальных композиций. Крайне интересны керамические комплексы с гребенчато-ямочной керамикой типа стоянки Чернашка, которые, очевидно, оказали воздействие на формирование новоильинской и борской культур эпохи раннего энеолита. В связи с атлантическим потеплением в таёжную зону Перм. края проникают группы населения из районов Среднего Поволжья и Юж. Урала, которые взаимодействуют с местными неолитическими общинами. Материальная культура пришельцев представлена глиняной посудой в виде плоскодонных горшковидных и баночных сосудов, декорированных по стенке разреженными накольчато-прочерченными узорами, а также кремневой отщепо-пластинчатой индустрией (Лёвшино, Базов Бор, Чашкинское озеро IV, VI, VIII). В конце неолита появляются святилища и жертвенные комплексы, отмеченные в предгорной части Перм. края. Наиболее известны жертвенное место и наскальные изображения Писаного камня, грот Дыроватый на р. Вишере и камень Дивий на р. Колве. В эпоху неолита древнее население региона создает высокоорганизованное комплексное хозяйство охотников, рыболовов и собирателей.

Карта неолитических памятников окресностей г. Березники: 1 - Чашкинская стоянка; 2 - Хуторская стоянка

Мельничук Андрей Федорович

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803977663&idPar...

ЛЕВШИНСКАЯ СТОЯНКА - многослойный памятник эпохи позднего неолита и энеолита на территории г. Перми, близ ж.-д. ст. Левшино. В настоящее время затоплено водами Камского вдхр. Один из первых памятников каменного века в Прикамье, подвергнувшийся широким археологическим исследованиям. Левшинская стоянка известна с конца 19 в. по сборам Ф. А. Теплоухова, С. И. Сергеева, И. Н. Глушкова. Исследовалась в предвоенные годы А. В. Шмидтом и Н. А. Прокошевым. В 1947 памятник осмотрен O. Н. Бадером. 
Левшинская стоянка располагалась на песчаном дюнообразном всхолмлении, возвышающемся на 5-6 м над уровнем левобержной поймы р. Камы. Площадь памятника 5000 кв. м. Изучено 300 кв. м культурного слоя в виде желто-серого песка, мощностью 40-50 см, в котором выявлены остатки древних грунтовых очагов и хозяйственных ям с значительной концентрацией каменных изделий и керамики. 
Каменный инвентарь состоит из разнообразных скребков, двустороннеобработанных ножей и наконечников стрел, различных орудий на ножевидных пластинах, среди которых выделяется серия черешковых наконечников стрел постсвидерского облика. Керамический материал характеризует различные стадии развития материальной культуры древнего населения Прикамья в эпоху неолита и энеолита - гребенчатая посуда камского неолита, сосуды с накольчатой орнаментацией, прочерченная посуда зауральского облика и керамика гаринской культуры. К гаринской культуре относятся также находки медного ножа и четырехгранного шила. По хронологической схеме О. Н. Бадера неолитические материалы стоянки отражают позднюю стадию развития камского неолита, получившей название левшинской.

Мельничук Андрей Федорович

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803981458&idPar...

ПИСАНЫЙ КАМЕНЬ, ИСТОРИКО-ПРИРОДНЫЙ КОМПЛЕКС РЕГИОНАЛЬНОГО ЗНАЧЕНИЯ, КРАСНОВИШЕРСКИЙ РАЙОН
Образован: решением Перм. ОИК от 28.04.81 г. № 81. 
Режим охраны установлен: указом губернатора Перм. обл. от 26.06.01 г. № 163. 
Границы: в границах выделов 33, 35-38 квартала 63 и выделов 5, 17, 2123, 25, 28, 29 квартала 69 Акчимского лесничества Красновишерского лесхоза. 
Впервые описан П. И. Кротовым (1888). Предложен к охране Г. А. Максимовичем (1959). Находится в 50 км к востоку-северо-востоку от г. Красновишерска, на правом берегу р. Вишеры выше д. Писаная. Представляет собой правый береговой склон р. Вишеры, обрывающийся к реке скалами высотой до 80 м. Скалы разделены участками задернованного склона и логами. Скальные выходы рифогенных известняков нижней перми с пещерами и гротами. На одной из скал имеются наскальные изображения, выполненные охрой. У подножия скалы с рисунками обнаружены остатки жертвенного места эпохи неолита, энеолита, раннего железного века и средневековья. Известно несколько небольших пещер и гротов. Нижняя часть скалы с рисунками обезображена посторонними надписями. На отдельные скалы поднимаются пешеходные тропы. Камень уникален своими большими размерами и наличием наскальных рисунков, широко известных в научном мире.

Красновишерский район. Писаный камень на р. Вишере

Наскальные изображения, выполненные охрой на одной из скал камня Писаный на Вишере.

Лавров Игорь Анатольевич

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803837299

IV. ЭНЕОЛИТ. Эпоха раннего металла (новокаменный век)конец 4 – начало 2 тыс. до н. э. Хронологически совпадает с переходом от атлантического к суббореальному периоду с прохладным и влажным климатом. В Перм. крае в этот период складывается гаринско-борский металлургический очаг, базировавшийся на разработке камских медистых песчаников, из которых выплавляли исключительно чистую медь. Древними металлургами производились только престижные и, очевидно, культовые вещи и украшения – ножи с игловидным черешком, подвески-лунницы, шилообразные предметы. На ряде памятников гаринской культуры (Красное Плотбище, Заосиново I) найдены медеплавильные сооружения и фрагменты глиняных литейных форм. Основным материалом для производства орудий оставался камень. 
В эпоху энеолита на территории Перм. края существовали различные культуры, входившие в волосовско-гаринскую историко-культурную общность. К раннему энеолиту относятся новоильинская и борская культуры неолитоидного облика, которые очень скудны следами металлургического производства. 
Поздний энеолит характеризует гаринская культура, носители которой, собственно, и создали местный очаг цветной металлургии, действовавший до появления сейминско-турбинских бронз. 
В эпоху энеолита интенсивно развивается высокоорганизованное комплексное хозяйство высших охотников, рыболовов и собирателей. К концу энеолитической эпохи у гаринского населения проявляются зачатки производящей экономики, о чём свидетельствуют находки костей домашних животных на ряде поселений.

Мельничук Андрей Федорович

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803977773

НОВОИЛЬИНСКАЯ КУЛЬТУРА
Археологическая культура эпохи раннего энеолита (конец 4 – сер. 3 тыс. до н. э.). Географический ареал распространения: Перм. край, Нижнее Прикамье. Генезис культуры неясен. Наблюдается определенная преемственность с памятниками поздней стадии камского неолита типа стоянки Чернашка. Культура открыта О. Н. Бадером, впоследствии изучалась В. П. Денисовым, А. А. Выборновым, А. Л. Наговицыным. Внутренняя периодизация культуры не разработана. 
Наиболее крупные поселения в Перм. крае – Ново-Ильинское III (Краснокамский р-н), Гагарское II (Осинский р-н), Заюрчим I (Перм. р-н), Усть-Очёр I (Оханский р-н). Памятники располагались по краям боровых песчаных террас. Жилища – небольшие одиночные полуземлянки или двухкамерные углубленные сооружения. Керамический комплекс представлен открытыми полуяйцевидными сосудами с гребенчатой орнаментацией, образующей узоры в виде горизонтальных рядов, зигзагов и флажков. Часто отмечаются узоры из кружкового и ямочного орнамента. Реже фиксируется орнамент, выполненный гладким штампом. На отдельных памятниках (Тюремка, Усть-Очёр I) отмечаются находки накольчатой энеолитической посуды тат-азизбейского типа и липчинской культуры. Кремневая индустрия основана на сочетании отщеповой и пластинчатой техники изготовления орудий. В качестве сырья для производства орудий использовался серый и пестроцветный кремень из аллювиальных отложений р. Камы. Наиболее характерные изделия – ножи-ложкари, листовидные наконечники стрел. Найдены сланцевые подвески, каменные молоты. Следы металлургической деятельности крайне малочисленны и представлены находками капель меди и глиняной ошлаковки. Целых медных изделий новоильинской культуры не обнаружено. Население занималось охотой, рыболовством и собирательством.

Мельничук Андрей Федорович

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803977742

БОРСКАЯ КУЛЬТУРА
Территория Борской культуры эпохи энеолита – Пермское и Чусовское Прикамье. 
Наиболее крупные памятники – Бор II, V, Боровое озеро VI. Впервые выявлены О. Н. Бадером в 1950-е гг., рассматривались как составная часть турбинской культуры на позднем борском этапе ее развития (XIV-XII вв. до н. э.). 
В настоящее время борские памятники объединяются в единую культуру, которая характеризуется архаичными неолитоидоидными керамическими и кремневыми комплексами. Сложение борской культуры происходило на основе новоильинской культуры или памятников камского неолита, возможно, под сильным влиянием новоильинской культуры. Время ее существования определяется по-разному: вторая половина 3 тыс. до н. э. или первая половина – сер. 3 тыс. до н. э. 
Хозяйственные занятия носителей борской культуры – охота и рыболовство. Борские поселения небольшие, состояли из 1-2 жилищ, редко больше, которые соединялись попарно переходами. Полуземляночные жилища преимущественно удлиненные, часто в боковых стенках устраивались кладовки. 
Борская керамика полуяйцевидной или котловидной формы с округлыми днищами. Орнамент покрывал всю поверхность сосудов и выполнен в основном гребенчатыми штампами: многорядные горизонтальные, наклонные (часто прерывистые) и реже вертикальные линии, дополняемые зигзагом. 
Кремневый инвентарь изготовлен на крупных ножевидных пластинах, среди которых выделяются своеобразные комбинированные скребки – ножи. 
Следы металлургии выявлены на самом позднем борском поселении - Бор V. 
Погребальные памятники не известны. Определенные связи поддерживались с гаринским населением Прикамья и зауральским, что подтверждается находками керамики с тальком. 
Финал борской культуры археологами не прослежен.

Чагин Георгий Николаевич

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1804045817&idPar...

БОРСКАЯ КУЛЬТУРА 
Археологическая культура эпохи раннего энеолита (пер. пол. 2 – сер. 3 тыс. до н. э.) в составе волосовско-гаринской общности Волго-Камья. Территория её распространения – Перм. и Чусовское Прикамье. 
Памятники этого типа впервые выявлены О. Н. Бадером в 50-е гг. 20 в. и рассматривались как составная часть турбинской культуры на позднем борском этапе ее развития (14-12 вв. до н. э.). 
В настоящее время борские памятники объединяются в единую культуру, которая характеризуется архаичными неолитоидными керамическими и кремневыми комплексами. Наиболее крупные поселения в Перм. крае – Ново-Ильинское III (Краснокамский р-н), Гагарское II (Осинский р-н), Заюрчим I (Перм. р-н), Усть-Очёр I (Оханский р-н), Бор II, Бор V, Боровое озеро VI (Добрянский р-н). 
Генезис борской культуры детально не изучен. Есть предположения, что она формировалась на основе памятников камского неолита типа стоянки Чернашка, возможно, под сильным влиянием новоильинской культуры. Недостаточно раскрыта внутренняя периодизация борской культуры. Самые ранние памятники – Бор IV (Добрянский р-н), Зверево (Пермский р-н). 
Борские посёлки были небольшими по размерам и состояли из 1-2 жилых сооружений. Характерной чертой борского домостроительства являются удлиненные жилища-полуземлянки с нишами, близкие по форме к неолитическим. На крупнейшем поселении борской культуры (поселении Бор V) выявлено 7 сооружений, среди которых выделяются две соединенные переходами постройки гаринского облика. 
Борская керамика – полуяйцевидные или котловидные сосуды с округлыми днищами. Орнамент в виде гребенчатых и ямочных узоров покрывал всю поверхность посуды. Отмечается полное отсутствие в орнаментации «шагающей» гребенки. 
Кремневый инвентарь изготовлен на крупных ножевидных пластинах, среди которых выделяются своеобразные комбинированные скребки-ножи. На раннеборских поселениях, помимо обычных листовидных наконечников стрел с двусторонней обработкой, найдены наконечники стрел на пластинах с боковой выемкой кельтеминарского типа. 
Следы цветной металлургии выявлены только на самом позднем борском поселении Бор V. 
Хозяйственный уклад носителей борской культуры – охота, рыболовство, собирательство. Могильники борской культуры неизвестны. Культурные связи поддерживались с гаринским населением Прикамья и зауральским, что подтверждается находками керамики с тальком. 
В финале население борской культуры, очевидно, вошло в состав гаринской культуры.

Мельничук Андрей Федорович

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803977694&idPar...

ГАРИНСКАЯ КУЛЬТУРА 
Археологическая культура эпохи энеолита (сер. 3 – первая пол. 2 тыс. до н.э.). 
Первые памятники исследованы А. В. Шмидтом и Н. А. Прокошевым. В 50-е гг. 20 в. памятники гаринской культуры определялись как составляющая часть турбинской культуры на раннем гаринском этапе её развития (20-18 вв. до н. э). 
Ареал распространения гаринской культуры – бассейн р. Камы. Наибольшая концентрация памятников наблюдается в приустьевой части р. Чусовой, близ гг. Перми, Березников, Соликамска, Осы, Оханска в Удмуртском Прикамье – по линии Чайковский – Сарапул и в Северном Прикамье – район Чусовского озера. Поселения располагаются на надпойменных боровых террасах (4-10 м), часто примыкающих к старицам больших рек. Крупные поселения насчитывают свыше десяти жилищ (Бор I, Боровое Озеро II, Астраханцево, Камский Бор II, Старушка, Красное Плотбище). Площадь отдельных памятников достигает 2 га. 
Характерной чертой гаринского домостроительства являются многокамерные жилища-полуземлянки с бревенчатым срубом, соединенные между собой коридорообразными переходами. На поздних гаринских поселениях чаще распространены одиночные жилища. Площадь жилищ варьируется от 40 до 120 кв. м. Керамика – полуяйцевидные сосуды с приострённым дном, украшенные гребенчатыми узорами. В изготовлении орудий исключительно преобладает отщеповая индустрия. Кремневые комплексы представлены разнообразным набором тщательно изготовленного охотничьего вооружения (наконечники стрел, копий, дротиков), овальными скребками, листовидными ножами на плитках, сверлами, проколками. Каменные орудия состоят из шлифованных топоров, тесел, долот, стамесок, наконечников стрел, ножей и пилок. Часто встречаются каменные молоты с перехватами, абразивные плиты из песчаника, отбойники и зернотерки. 
О существовании развитого сетевого рыболовства свидетельствуют скопления каменных рыболовных грузил от сетей в прибрежных частях стоянок. Украшения состоят из овальных и округлых сланцевых подвесок, браслетов из шифера. Иногда встречаются привозные подвески из прибалтийского янтаря. 
Интересны фигурные кремни – изображения птиц и животных. 
Население гаринской культуры создало свой очаг цветной металлургии на базе камских медистых песчаников. Обнаружены медеплавильные сооружения (Красное Плотбище), фрагменты глиняных литейных форм, различные медные изделия – шилья, листовидные ножи, подвески-лунницы, очковидные подвески, спиралевидные привески, булавки со спиралевидным навершием, абашевские розетки. 
Гаринское население обладало высокоорганизованным хозяйственным укладом высших охотников, рыболов и собирателей. На ряде гаринских поселений наравне с костями диких животных выявлены кости крупного и мелкого рогатого скота (Ольховско-Первомайское, Бор I), что свидетельствует о формировании производящей экономики на территории Перм. края в эпоху позднего энеолита. 
Гаринское население поддерживало активные культурные связи с древними энеолитическими аятскими и липчинскими общинами Зауралья. В финале гаринской культуры отмечаются связи с населением южных районов Волго-Камья, относящимся к абашевской и балановской культурам. Население гаринской культуры, несмотря на огромные изменения в материальной культуре, искусстве, вызванные влиянием степных культур Евразии в эпоху бронзы (транскультурный сейминско-турбинский феномен), составило основное этническое ядро последующих культурных образований эпохи бронзы и раннего железного века Перм. края.

Мельничук Андрей Федорович

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803977705

БОР I. Поселение гаринской культуры эпохи энеолита (вторая половина 3 тыс.) находилось в Добрянском р-не, затоплено водами Камского водохранилища. 
Памятник располагался на краю песчаной боровой террасы, возвышавшейся над правобережной поймой р. Чусовой. Открыт в 1934 г. Н. А. Прокошевым, раскопан в 1950-е гг. О. Н. Бадером. 
Изучены остатки 23 жилищ-полуземлянок, часть из которых соединялась между собой углубленными переходами. Площадь построек варьировалась от 40 до 80 кв.м. Ряд жилищ разделялись перегородками на две части. В их пределах отмечены грунтовые очаги, очажные и хозяйственные ямы, производственные площадки со значительной концентрацией археологического материала, характеризующего раннюю стадию развития чусовского варианта гаринской культуры. 
Среди орудий труда – скребки, листовидные ножи, скобели, тесла, долота, молоты с перехватами, медный нож и шилья. Предметы охотничьего вооружения – наконечники стрел и дротиков, посуда представлена крупными полуяйцевидными сосудами с Г- и Т-образными венчиками и округлым дном, украшенными гребенчатыми узорами, среди которых преобладает так называемая «шагающая» гребенка. 
Бор I – опорный памятник гаринской культуры, ярко характеризующий комплексное охотничье-рыболовецкое хозяйство древнего населения Приуралья в эпоху позднего энеолита.

Чагин Георгий Николаевич

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803986796

V. БРОНЗОВЫЙ ВЕК ПЕРМСКОГО КРАЯ 
Переход к бронзовому веку в таежной зоне Перм. края происходит во второй четверти – середине 2 тыс. до н. э., когда в результате воздействия степных культур Евразии в регион начинают поступать бронзовые изделия сейминско-турбинского типа. Финал бронзового века в Перм. крае относится к концу 2 тыс. до н. э. Ранняя фаза бронзового века Перм. края документируется памятниками сейминско-турбинского типа. Обнаружено 6 местонахождений этого типа, 4 из которых, включая крупный некрополь Турбино I, выявлены в окрестностях г. Перми. Выдающийся памятник могильник Турбино I (17-15 вв. до н. э.) исследовался А. В. Шмидтом, Н. А. Прокошевым, О. Н. Бадером. Изучено около 200 погребений с богатым набором медно-бронзовых изделий: топоры-кельты с геометрическими узорами, листовидные ножи, кинжалы с фигурными навершиями, вильчатые копья, топоры-чеканы и клевцы, височные кольца. Обнаружены «престижные» изделия из серебра (копье), кольца и браслеты из нефрита. Им сопутствовали прекрасно обработанные отжимной ретушью кремневые ножи и наконечники стрел. Подобные изделия выявлены и на других сейминско-турбинских памятниках Прикамья – Заосиново, Бор-Ленва, Усть-Щугор, Турбино II, Усть-Гайва. На местонахождении Бор-Ленва найдены крупный бронзовый нож с граффити, массивное изображение антропоморфного идола, близкого к находке Галичского клада, изображение человека в круге, напоминающего изделия алтайской кротовской культуры. Данный памятник в настоящее время интерпретируется как святилище. О. Н. Бадер полагал, что памятники сейминско-турбинского круга оставлены населением местной гаринской культуры. Основные исследователи траснкультурного сейминско-турбинского феномена объясняют появление уникальных бронзовых изделий в таежной зоне Прикамья миграциями воинственных групп металлургов-коневодов из Сибири. До сих пор много споров вызывает хронология турбинских древностей и этническая принадлежность их носителей. В сейминско-турбинское время происходят социально-экономические изменения в общинах гаринской культуры, которая трансформируется в пока слабо изученную культурную систему типа поселения Заосиново VII (16-14 вв. до н. э.). Поселение Заосиново VII расположено в низменной части поймы р. Камы, что связано с потеплением климата в середине 2 тыс. до н. э в период голоценового оптимума. Изучено три жилища-полуземлянки с грунтовыми очагами и очажными каменными выкладками. Керамика поселения сохраняет черты позднегаринской посуды с гребенчатой орнаментацией, однако в декоре появляются резные узоры. Выявлена также зауральская посуда раннечеркаскульского и коптяковского типов. Каменный инвентарь – подтреугольные скребки, наконечники стрел и ножи турбинско-сейминских типов. На базе поселений типа Заосиново VII происходило формирование ерзовской культуры эпохи поздней бронзы в Перм. крае. В этот период в центральных и юж. областях региона окончательно утвердилась производящая экономика – пастушеское скотоводство и мотыжное земледелие. В Сев. Прикамье в сейминско-турбинское время наблюдается отток значительной части позднегаринского населения на юг, в зону производящей экономики. Оставшиеся редкие группы населения трансформируются в лебяжскую культуру таежных охотников и рыболов – стоянки Усть-Лемва, Черное Озеро, Усть-Онолва, Васюково II.

Мельничук Андрей Федорович

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803977613

ЕРЗОВСКАЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА (14-10 вв. до н. э.) характеризует материальную культуру эпохи поздней бронзы. Выделена в 1950-е гг. О. Н. Бадером и В. П. Денисовым. Формировалась на постгаринской основе при участии чернаскульских памятников Лесного Зауралья. В целом ерзовская археологическая культура имеет андроноидный облик и входит в круг родственных культур, образовавшихся в эпоху поздней бронзы в Волго-Камье (приказанская, межовская, луговская). Наиболее крупные поселения – Ерзовка, Сосновка IV, Заюрчим I. Выявлен 1 могильник ерзовской культуры в Перм. Прикамье – Заозерский II, отдельные погребения ерзовской культуры встречены на ананьинских могильниках Оханского Прикамья – Залазнинском и Першинском. Ерзовская археологическая культура занимала в основном территорию Среднего Прикамья, однако отдельные памятники ерзовской культуры встречены на р. Берёзовке на севере и близ г. Сарапула на юге. 
Хорошо изучены жилища ерзовской культуры: бревенчатые, прямоугольные и квадратные постройки площадью до 200 кв. м, слегка углубленные в грунт, а на позднем этапе – наземные. Некоторые из них имели хозяйственные пристройки, соединенные с основным сооружением переходами. Население пользовалось глиняной посудой горшковой формы с округлым или плоским дном, хорошо профилированной шейкой. Орнамент наносили на верхней части оттисками гребенчатого штампа, ямками, вдавлениями, прочерчиванием; на позднем этапе появились шнуровые отпечатки. Орудия труда выполнены в основном из камня и кости, бронзовых изделий мало. Из бронзовых предметов известны плоские двухлезвийные ножи, втульчатые топоры-кельты, мотыги, наконечники копий. 
Основой хозяйства ерзовской культуры было скотоводство, дополняемое охотой, рыболовством и – с некоторой долей вероятности – земледелием.

Коренюк С. Н.

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803977716

ТУРБИНСКИЙ МОГИЛЬНИК, выдающийся некрополь эпохи бронзы Урала. Расположен на правом берегу р. Камы в пос. Шустовке, на Шустовой горе, в пределах Орджоникидзевского р-на г. Перми. Открыт в конце 19 в. геологом А. А. Краснопольским. Обследован в 1891 г. С. И. Сергеевым и И. Н. Глушковым, в 1915 г. А. М. Тальгреном, в 1923 г. – А. В. Шмидтом. Раскопки на памятнике проводили: в 1923-1927 гг. – А. В. Шмидт, в 1931 г. – он же совместно с Н. А. Прокошевым, в 1934-1935 гг. – Н. А. Прокошев; в 1948, 1951, 1952, 1958-1960 гг. – О. Н. Бадер. В 1980 г. памятник был осмотрен А. М. Белавиным, в 1990 г. – П. А. Корчагиным. А. В. Шмидтом вскрыто 417 кв. м, Н. А. Прокошевым – 434 кв. м, О. Н. Бадером – 4251 кв. м. 
Изучено около 200 погребений эпохи бронзы на площади 5118 кв. м, которые залегали в желтоватом мелкозернистом песке на глубине 0,5-1,15 м от поверхности. Ориентация могил – на северо-восток. От костяков сохранилась лишь зубная эмаль. Найдены бронзовые втульчатые копья, бронзовые кельты, тёсла, топоры-клевцы, вислообушные топоры, ножи, бронзовые и серебряные украшения. Аналогичные могильники известны на территории Центральной России (Сейма, Решное) и Зап. Сибири (Ростовка). По мнению некоторых исследователей появление памятников турбинско-сейминского типа связано с миграцией плёмен воинов-коневодов-металлургов с территории Алтая на запад в сер. 2 тыс. до н. э. Однако проблему турбинско-сейминского феномена нельзя считать окончательно решённой. Территория памятника частично застроена пос. Шустовкой.

Лычагина Евгения Леонидовна

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803977955

VI. ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК ПРИКАМЬЯ 
Историческая эпоха, пришедшая на смену эпохе Бронзового века, начавшаяся с распространения железа и массового изготовления из него орудий труда. Завершающая эпоха археологической периодизации истории. Делится на два периода:

1) ранний железный век (8 в. до н. э. – 5 в. н. э.) и

2) поздний железный век (начиная с 5 в. н. э.).

Рубеж в периодизации определен началом массового появления местных изделий из железа и событиями Великого переселения народов. 
В Прикамье появление железных орудий датируется 10-9 вв. до н. э. и связано с проникновением вещей и технологий с территории кобанской культуры Кавказа. Мощное культурное влияние на развитие хозяйства народов Прикамья оказали также скифы и сарматы. Техника изготовления железа сложнее, чем обработка меди. Но, будучи освоенной, она быстро вытеснила металлургию меди и бронзы, так как железные руды в природе распространены в большей степени, чем медные и оловянные, а свойства металла значительно выше. Ранний железный век Прикамья характеризуется двумя крупными культурными образованиями – ананьинской археологической культурой (8-3 в. до н. э.) и гляденовской археологической культурой (3 в. до н. э. – 5 в. н. э.). 
На стадии позднего железа в Прикамье завершается разложение первобытного строя. На основе ананьинской и гляденовской культур в верховьях Камы последовательно складываются ломоватовская (6-9 вв.) и родановская (9-14 вв.) археологические культуры предков коми-пермяков. Происходит дальнейшее развитие производящей экономики, земледелия и скотоводства, наряду с сохранением традиционных промыслов – охоты, бортничества, рыболовства. Происходит окончательное выделение ремесла. Завязываются политические связи с государственными образованиями Волжской Булгарии и Руси. Прослеживаются экономические и культурные связи с Византией и Ираном. С 10-12 вв. определился зап. торговый путь к землям прибалтов и зап. финнов. Происходит дальнейшее развитие духовной культуры, нашедшее выражение в произведениях металлической пластики (Пермский звериный стиль). Идет становление политеистических религиозных систем, смена локальных религиозных культов общими; у предков коми-пермяков выделяется верховное божество Ен. 
В 9-15 вв. местное язычество трансформируется под влиянием проникающих в религиозную среду элементов славянского язычества. Это привело к тому, что в настоящее время довольно сложно реконструировать собственно коми-пермяцкие языческие представления. В 12-14 вв. становится всё более очевидным взаимодействие с русской культурой. В конце 14 в. начинается массовое проникновение русского населения в Верхнее Прикамье. 
В середине 15 в. происходит официальное присоединение территорий Верхнего Прикамья к Русскому государству (русская колонизация Прикамья). 

С. Н. Коренюк, Г. П. Головчанский

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803977642

АНАНЬИНСКАЯ КУЛЬТУРА 
Археологическая культура эпохи раннего железного века (конец X – III вв. до н. э.). Сформировалась на базе культур поздней бронзы предананьинской общности (ерзовской, приказанской и др.) в Северном Прикамье. Наряду с ерзовской, основой формирования ананьинской культуры послужила лебяжская археологическая культура поздней бронзы. Выделена по материалам Ананьинского могильника во 2-й половине 19 в. Основные исследователи – А. В. Збруева, А. Д. Вечтомов, В. П. Денисов, С. Н. Коренюк. Ареал распространения ананьинской культуры – бассейн р. Камы, Средняя Волга, бассейны рек Вычегды, Мезени, Средней Двины и Печоры. Ряд исследователей предлагают объединить все памятники этого типа в ананьинскую культурно-историческую область. Ананьинские памятники на территории Перм. края представлены городищами, селищами, святилищами, могильниками и отдельными находками. На поселениях и городищах находят остатки наземных бревенчатых, прямоугольных в плане, домов. Население занималось скотоводством и земледелием, а также охотой и рыболовством. Большое развитие получили чёрная и цветная металлургия, бронзолитейное и рудничное дело, занимались ткачеством, прядением, обработкой кости и кожи, изготовлением посуды. Характерна круглодонная керамика с ямочным, шнуровым и гребенчатым орнаментом. На поселениях и святилищах находят много изделий из кости. Погребальные памятники представлены грунтовыми могильниками. Господствует обряд ингумации в могилах-ямах, над которыми возводились деревянные срубы-домики. Преобладали одиночные погребения, но известны парные и коллективные; представлены расчлененные (вторичные) и частичные (захоронения черепов), встречается кремация (трупосожжение). Для раннего периода ананьинской культуры характерно сосуществование бронзовых и железных орудий труда и оружия. Прослеживаются связи ананьинской культуры с носителями культур Кавказа (колхидо-кобанской) и кочевниками степей Евразии (киммерийцы, скифы, саки, сарматы). На основе ананьинской культуры к 2 в. н.э. формируются культуры гляденовско-пьяноборской общности. 

Лит.: Голдина Р. Д. Древняя и средневековая история удмуртского народа/ Ин-т истории и культуры народов приуралья. Ижевск: Удмурт. ун-т, 1999. 464 с.; Збруева А. В. История населения Прикамья в ананьинскую эпоху. М., 1961. 326 с. (Материалы и исследования по археологии СССР; № 30); 
Коренюк С. Н. Ананьинская культура в трудах А. П. Смирнова и новые данные в её изучении // Труды ГИМ. М., 2000. Вып. 122. 

С. Н. Коренюк

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803977079

ГРЕМЯЧАНСКОЕ ПОСЕЛЕНИЕ И СВЯТИЛИЩЕ 
Археологический комплекс раннего железного века. Расположен возле д. Гремяча Осинского р-на, на правом берегу р. Тулва. Открыт в 1956 г. археологом Перм. ун-та Ю. А. Поляковым. 
Возникло на раннем этапе ананьинской культуры и с 5 в. до н. э. использовалось как межплеменное святилище, где совершались жертвоприношения богам и духам. Рядом со святилищем находится несколько современных ему селищ. В раскопках обнаружено несколько очагов, хозяйственных и культовых ям; четыре культовых комплекса с укладкой конских и медвежьих черепов и челюстей на вымостках из галек, чаще имеющих круглую или овальную форму; два культовых рва, пересекающих площадку с запада на восток. Рядом с культовыми комплексами обнаружены детские и два взрослых погребения. Основную массу находок составляет бытовая и жертвенная посуда ананьинской и гляденовской культур. Найдены женские антропоморфные глиняные статуэтки и одна – мужская. Среди находок – орудия труда, оружие, предметы быта и украшения из металла и кости. Много костяных наконечников стрел, в том числе миниатюрные, с небрежной обработкой, предназначенные для культовых целей. Часты находки с изображениями животных, вырезанные из кости, глиняные пряслица с солярными знаками. Найдена костяная маска-личина с прорезными рисунками. Есть украшения из металла, выполненные в зверином стиле. 
Гремячанское поселение и святилище – самое крупное жертвенное место ананьинской культуры в Прикамье. 

Г. Н. Чагин

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1804044063&idPar...

МОКИНСКИЙ МОГИЛЬНИК 
Расположен в Перм. р-не Перм. края. Выявлен А. В. Шмидтом в 1924 г. В 1990-х гг. неоднократно раскапывался Н. В. Кулябиной и А. Ф. Мельничуком. 
Исследовано 241 погребение, совершённое в прямоугольных ямах глубиной от 20 см до 1,5 м и ориентированных по линии восток-запад. Погребения совершались как по обряду трупоположения в деревянных гробовищах, так и по обряду трупосожжения. Некоторые могилы имеют следы ритуальных разрушений костяков. Ряд погребений имеет на дне белую известково-меловую подсыпку, характерную для сармат. В материалах погребений собрана большая коллекция керамики, пряжек и наконечников ремней от поясных наборов и узды из железа, меди и серебра, найдено сарматское височное кольцо, костяные черешковые наконечники стрел, железные наконечники копий, крупные стеклянные, халцедоновые и янтарные бусины, в том числе украшающие темляки рукоятей железных мечей сарматского типа в деревянных окрашенных красной краской ножнах с накладками из серебряного тиснёного листа. 
Наибольший интерес представляет находка небольшой сапфириновой (голубоватый халцедон) позднеантичной геммы, изображающей головку Амура. Данный предмет датируется первой половиной 1 в. н. э. и является фалерой – наградой для римских легионеров. Вероятно, этот ценный боевой трофей сармат использовался как навершие меча. 
По мнению исследователей, материалы Мокинского могильника и особенности его погребального обряда отражают непростую этнополитическую ситуацию в Приуралье в первых веках н. э. К сожалению, в конце 20 в. могильник неоднократно подвергался незаконным браконьерским раскопкам и серьёзно повреждён.

Белавин Андрей Михайлович

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803977840&viewM...

Мокинский могильник расположен в 0,3 км к югу от деревни Мокино Пермского района
Пермского края и занимает мыс подпрямоугольной формы левого берега реки Нижняя Мулянка. Памятник известен с 1924 г. Он был выявлен А. В. Шмидтом и отнесен им к железному веку[Талицкая, 1957, с. 92]. Также были найдены фрагменты ананьинской и раннеломоватовской керамики, кости животных и фрагменты человеческого черепа. Однако раскопки памятника не проводились. В 1950 г. памятник осматривался В. Ф. Генингом и был определен как Мокинское селище ананьинской и ломоватовской культур. Ю. А. Поляков относил Мокинское селище к ананьискому и гляденовскому времени. В 1986 г. памятник был обследован членом Камской археологической экспедиции (КАЭ) В. П. Мокрушиным, а в связи с мелиоративными работами повторно осмотрен в 1987 г. В. П. Мокрушиным и А.Ф. Мельничуком. Помимо керамического материала на нем были
найдены фрагменты человеческого черепа. В 1987 г. на памятнике были проведены значительные работы отрядом КАЭ Пермского университета под руководством В. А. Оборина, в ходе которых был открыт могильник IV–V вв. и изучено 62 погребения [Мельничук, Оборин, Соболева, 1989]. Исследование могильника продолжалось в 1989–1990 и 1992 гг. Н. В. Соболевой, благодаря чему в прибрежной части некрополя изучена его ранняя часть [Соболева, 1991]. Всего на могильнике обследованы 228 погребений и различные сооружения в виде культового рва и жертвенников. В связи с опасностью застройки могильника в ходе расширения деревни Башкултаево в 1994 г. было решено возобновить исследование этого важного памятника, характеризующего процесс формирования в Прикамье харинских древностей. В 1994 г. раскоп 1 (1987 г.) был продолжен в западном направлении (208 кв. м). Было изучено 13 захоронений (№ 229–241). В настоящий момент поверхность памятника зарастает лиственными деревьями, но ранее распахивалась, поэтому погребения фиксируются только на глубине 0,4–0,5 м от поверхности земли.

http://www.histvestnik.psu.ru/PDF/20111/08.pdf

УСТЬ-СЫЛВЕНСКОЕ ГОРОДИЩЕ. 
Расположено на мысовидном выступе высокого коренного правого берега р. Сылвы в месте её слияния с р. Чусовой, в 2 км к северо-востоку от пос. Ляды Перм. р-на Перм. края. Открыто И. Г. Георги в 1772 г., обследовано Н. А. Прокошевым в 1934 г. Раскопки на городище проводились А. В. Голдобиным в 1989-1990 гг. Памятник является многослойным. Наиболее древний слой относится к раннему этапу камской мезолитической культуры. Все артефакты этого слоя были сделаны из камня. Для изготовления орудий использовались крупные пластины и пластинчатые отщепы. Основными категориями орудий были боковые резцы, усечённые пластины, скребки, шиповидные орудия. Особую категорию орудий составили выемчатые трапеции, которые могли использоваться в качестве поперечнолезвийных наконечников стрел. 
Следующий слой относится к ананьинской археологической культуре раннего железного века. С ней связаны находки керамики и костяных орудий труда. 
Поздний слой относится к эпохе раннего средневековья и связан с ломоватовской археологической культурой. С этим слоем связана яма с черепом животного и обломками глиняной чаши. Из находок следует отметить бусы, серебряные и медные украшения. Особо выделяются 10 монет, в т. ч. византийских императоров Ираклия и Константина (610-641 гг. н. э.). 
Состояние памятника удовлетворительное.

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803977988

ГЛЯДЕНОВСКАЯ КУЛЬТУРА 
Археологическая культура эпохи раннего железного века (3 в. до н. э. – 5 в. н. э.). Сформировалась на базе предшествующей ананьинской культуры. Выделена А. В. Шмидтом в 1932 г. по материалам Гляденовского костища. 
Основные исследователи: В. Ф. Генинг, Ю. А. Поляков, А. Н. Лепихин. Ареал распространения гляденовской культуры – бассейн р. Камы (от устья р. Бабки до оз. Чусовского), бассейны рек Вычегды и Печоры. Ряд исследователей предлагают объединить все памятники этого типа в гляденовскую историко-культурную область. 
Юж. гляденовские памятники от устья р. Обвы и ниже р. Камы представлены городищами, селищами, святилищами-костищами и отдельными могильниками. Материальная культура юж. гляденовского населения характеризуется производящей экономикой (скотоводство, мотыжное земледелие, цветная и черная металлургии и металлообработка) и вспомогательными традиционными видами деятельности – охотой, рыболовством и собирательством. 
Хозяйство гляденовских общин Сев. Прикамья, при наличии навыков цветной металлообработки, продолжало базироваться на присваивающем жизненном укладе, развивая для обменных операций пушной промысел. Городища гляденовского населения – мысового типа, укреплённые одним валом. Однако встречаются городища с несколькими валами (Бутырское, Юго-Камское I), которые рассматриваются как культовые места. В ходе раскопок этих городищ выявлены многочисленные канавообразные сооружения, возле которых располагались очаги. Учитывая значительную площадь этих городищ (до 2 га), можно предположить, что на них проводились какие-то охранительные обряды, связанные с домашним скотом. К городищам обычно примыкали несколько селищ, образуя своеобразный микрорайон, который мог отражать специфику расселения отдельных общин. 
Могильники очень редки (Городок, Заосиново). Погребальный обряд очень скуден. Лишь в конце гляденовской культуры (3-4 вв.) особенности погребального обряда можно проследить по материалам ранней части могильника Мокино. 
Обнаружены многочисленные наземные жилища гляденовской культуры (Федотовское, Осинское, Черновское I городища, селища Пеньки, Нижняя Курья I), часть из которых представляли собой прямоугольные в плане срубные постройки (60-100 кв. м), основания стен которых опускались в неглубокие канавки. Выразительными памятниками гляденовской культуры являются крупные жертвенные места – костища. Традиционно они подразделяются на две группы: раннюю, памятники которой формировались на святилищах поздней стадии ананьинской культуры (Гляденово, Юго-Камск), и позднюю, памятники которой появились на новых территориях Перм. края в ходе миграций гляденовских общин (Гаревское, Ильинское, Слепушка, Усть-Туй, Ломотино и др.). На памятниках в мощных отложениях сырых и пережжённых костей выявлены остатки жертвенников и человеческих жертвоприношений, а также собрано огромное количество украшений из бронзы, стеклянных античных бус, антропоморфных и зооморфных изображений, наконечников стрел из металла и кости, медные монеты древних государств Средней Азии и Ханьского Китая. Возникнув в конце ананьинской эпохи (4 в. до н. э.), эти памятники наиболее интенсивно функционировали в первых веках 1 тыс. н. э. и прекратили свою деятельность с наступлением харинской эпохи в конце 4 – начале 5 вв. 
Вызывает сложность определение верхней гляденовской культуры. Памятники её поздней стадии Ю. А. Поляков относил к 5-6 вв. В. Ф. Генинг памятники этого же круга, но по локальным районам, выделял в отдельную гаревскую и федотовскую культуры. Р. Д. Голдина ряд позднегляденовских памятников, в частности, поздние костища синхронизирует с ломоватовской культурой. 

А. Ф. Мельничук

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803977068&idPar...

КОСТИЩА В ПРИКАМЬЕ 
Костищами принято называть оригинальные культовые памятники гляденовской культуры – II в. до н. э. – IV в. н. э. В настоящее время известно 14 костищ-святилищ. Территория их распространения совпадает с ареалом памятников гляденовской культуры. 
Традиционно костища распределяются на две хронологические группы: раннюю (Гляденово, Юго-Камск) и позднюю (костища типа Гаревского). В. Ф. Генинг поздние костища и синхронные им памятники выделил в особую гаревскую культуру. Р. Д. Голдина относит поздние костища к ломоватовской культуре. 
Ранние костища расположены на площадках ананьинских городищ, поздние – на мысах (Останинское, Панкрешихинское), на вершинах холмов (Гаревское, Усть-Туйское) и на склонах (Ильинское), на высоких коренных берегах рек (Слепушка, Ломотино). 
Стратиграфия костищ очень сложная и представляет собой мощные напластования сырых и пережженных костей, костного пепла, концентрация которых обычно наблюдается в центре жертвенных мест. На площадках костищ выявлены сооружения культового характера – вымостки из галечника, серповидные и прямые канавки, глинобитные прокаленные площадки, скопления песчаниковых плит, выкладки черепов жертвенных животных, столбовые и жертвенные ямки. Возле култовых сооружений найдены бусы, медные и бронзовые украшения, железные и костяные наконечники стрел, зооморфные и антропоморфные фигурки, вотивные модели орудий труда, столовая посуда и жертвенные чаши. 
Остается спорным вопрос о назначении костищ. Большинство исследователей считает их жертвенными местами. В. Ф. Генингом и В. А. Обориным высказано мнение, что костища являются коллективными могильниками с трупосожжениями гляденовской культуры. Костища интенсивно функционировали в первых веках н. э. Прекратили существование с наступлением харинской эпохи в кон. IV-V вв. н. э. 
Материалы костищ являются уникальными источниками по изучению духовной культуры и религиозных представлений древнепермского населения в эпоху раннего железного века.

Чагин Георгий Николаевич

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1804047068

ГЛЯДЕНОВСКОЕ КОСТИЩЕ 
Расположено на Гляденовской горе на правом берегу р. Нижняя Мулянка неподалеку от г. Перми. Известно с 16 в. Впервые исследовано Н. Н. Новокрещённых в 1896 г., в 20-21 вв. неоднократно исследовалось А. Д. Вечтомовым, А. Н. Лепихиным, С. Н. Коренюком.
Расположено на площадке ананьинского городища и представляет собой культовое жертвенное место. Окружено системой из трёх валов. Культурный слой мощностью до 1,5 м насыщен отложениями костного пепла, пережжённых, частично обожжённых и сырых костей животных. Изучены мощные напластования костей, различные жертвенные комплексы в виде прокалённых глиняных площадок, канавок с остатками жертвоприношений и столбовых ям от деревянных истуканов-идолов.
В этих жертвенниках найдено несколько сотен миниатюрных сосудиков для жертвенной крови. Обнаружены отдельные жертвенники с черепами медведей и лосей, ритуальное захоронение жеребёнка и ритуальное человеческое погребение. За многие годы исследований здесь собрано огромное количество находок: свыше 25 тыс. стеклянных и каменных бус, железных и бронзовых наконечников стрел, наконечники копий и дротиков, вотивные (т. е. имевшие культовое назначение) изображения животных, людей и различных орудий труда. Найдены древние монеты, например, кушанская монета царя Хувишки 306-333 гг. н. э, китайская монета в 5 шу, отлитая в годы правления императора Гуан Уди (25-57 гг. н. э.) династии Младшая Хань. Возможно, здесь же находилось известное по легендам и «Житию епископа Трифона Вятского» жертвенное место, где гл. божеством, которому приносились жертвы, была огромная ель.

Белавин Андрей Михайлович

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803978123&idPar...

Гляденовское костище

http://www.museumperm.ru/kollektsii/all/glyadenovskoe-kostishche

ТРИФОН ВЯТСКИЙ Занимается миссионерской деятельностью среди языческого населения Прикамья. В устье р. Мулянки срубает остяцкое идоложертвенное дерево, растущее на языческом капище, чем по официальной церковной версии способствует обращению язычников-остяков в православие.

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1804066536

НЕВОЛИНСКАЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА (конец 4-9 вв. н. э.)
Сформировалась в Зап. Приуралье (Сылвенско-Иренское поречье) на основе местного населения гляденовской археологической культуры и (по разным данным) либо пришедшего из лесостепной зоны Зап. Сибири угорского населения, либо сарматского населения. Неволинская культура близка ломоватовской археологической культуре, является южным вариантом культуры протопермских народов. 
Название получила от с. Неволино, находящегося на правом берегу р. Ирень в Кунгурском р-не Перм. края, где в 1926-1927 гг. А. В. Шмидтом был исследован курганный могильник, относящийся к этой культуре. Крупнейшие памятники неволинской археологической культуры – Верх-Саинское, Ермаково, Кунгурское городища, Бартымские селища, Бродовский, Верх-Саинский, Неволинский могильники. 
Хозяйство неволинской археологической культуры имело комплексный характер: подсечное земледелие, пастушеское скотоводство, охота, собирательство, рыболовство, бортничество. Наблюдается резкий подъём ремёсел, в том числе металлургического производства. Развитие получают гончарные и костерезные промыслы, ткачество, прядение. Таким образом, экономический потенциал неволинской культуры аналогичен ломоватовской археологической культуре. 
Материальная культура неволинцев также близка ломоватовской археологической культуре. Выделяются кожаные пояса так называемого неволинского типа, украшенные на концах пряжкой, наконечником и многочисленными накладками. Неволинские пояса были предметом дальней торговли и обмена, известны в погребениях Швеции и Финляндии. Неволинская глиняная посуда отличается большим количеством резного орнамента. 
Могильники неволинской археологической культуры представляют собой сложные комплексы, сочетающие курганные и бескурганные части. Предполагается, что до 7 в. погребения осуществлялись в курганах, затем установилась традиция бескурганных погребений. Сочетание курганных и бескурганных частей свидетельствует о длительности функционирования могильников. Способ погребения – индивидуальные и групповые (чаще всего парные) трупоположения. Погребения содержат богатый инвентарь, для мужских захоронений типичны маски и оружие. 
К неволинской археологической культуре принадлежит большое число кладов, содержащих металлическую посуду иранского, византийского и среднеазиатского происхождения, что свидетельствует об оживленных связях с отдаленными территориями. Наряду с единичными предметами встречаются собрания по 2 и 5 сосудов. Большое количество импортной посуды было найдено в окрестностях Бартымского I селища, в том числе византийская чаша, иранская ладьевидная чаша, 4 хорезмийские чаши, а также серебряная чаша с 264 византийскими монетами Ираклия. Находки датируются 7 – началом 8 вв. н. э. 
В 10 в. неволинская культура исчезает, вероятно, в результате появления кочевников-протобашкир. Вероятно, часть неволинцев мигрировала в Верхнее Прикамье и слилась с родственными племенами ломоватовцев, часть переселилась в Нижнее Прикамье и вошла в состав Волжской Булгарии. Выдвинуто предположение, что известные по письменным источникам «эсегелы» Волжской Булгарии – представители переселившейся части племен неволинской археологической культуры.

Головчанский Григорий Петрович

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803779070&idPar...

ВЕРХ-САЯ, ГОРОДИЩЕ, ДЕРЕВНЯ ВЕРХ-САЯ, БЕРЕЗОВСКИЙ РАЙОН 
Городище, расположено на мысу левого берега р. Сая в Берёзовском р-не Перм. края неподалеку от д. Верх-Саи. 
Открыто в 1950 г. В. Ф. Генингом, в 1980-1990-х гг. стационарно раскапывалось археологами Камско-Вятской археологической экспедиции Удмуртского государственного ун-та (КВАЭ УдГУ) под руководством Р. Д. Голдиной, Н. В. Водолаго, И. Ю. Пастушенко. Городище вскрыто практически полностью. Изучено более 10 жилищ, 36 хозяйственных ям-погребов, др. сооружения. 
Жилища представлены как полуземлянками, так и наземными жилищами площадью 14-16 кв. м. Исследована оборонительная система городища, состоявшая из высокого дугообразного вала длиной более 200 м, широкого неглубокого рва, валов со стеной из заполненных грунтом срубов по сторонам мыса, склоны мыса были эскарпированы. Оборонительная система имеет следы трёх строительных периодов, что указывает на неоднократные боевые столкновения за обладание этим пунктом. 
На городище собрана обширная, насчитывающая несколько десятков тысяч единиц хранения, коллекция фрагментов лепной неволинской, гончарной булгарской и среднеазиатской посуды, железных и бронзовых орудий труда, украшений, предметов вооружения, бытовых предметов, стеклянных и каменных бус. Встречены изделия из кости, рога, камня. 
Обширные раскопки городища позволили уточнить хронологию и особенности хозяйства населения неволинской археологической культуры 6-9 вв., собраны единичные предметы 9-12 вв. Памятник считается опорным в этнокультурном плане для выделения своеобразной угорской неволинской археологической культуры. Это – один из немногих археологических памятников Волго-Камья, раскопанный полностью. Материалы из раскопок хранятся в Удмуртском ун-те (г. Ижевск).

Белавин Андрей Михайлович

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803978169

ЛОБАЧ (ЕЛБАЧ). Городище, расположено в Кишертском р-не на утёсе правого берега р. Сылвы, в силу своего расположения доминирует над окружающей местностью. С напольной (внешней) стороны защищено двумя мощными валами. Площадь, занятая городищем, – около 2,5 га. 
Открыто известным русским археологом А. А. Спицыным в 1909 г, впоследствии неоднократно осматривалось и изучалось. Наиболее крупные раскопки проведены Г. А. Шокшуевым в 1961 г. и Р. Д. Голдиной в 1985 г. Изучено 10 жилищ наземной конструкции. В культурном слое собраны многочисленные фрагменты местной лепной и гончарной привозной керамики из Волжской Булгарии, Хорезма, Причерноморья. Найдены железные ножи, рыболовные крючки, наконечники стрел, костяные и глиняные пряслица. К датирующим находкам относится арабский серебряный дирхем 10 в. Основной слой и сооружения относятся к неволинской археологической культуре 7-9 вв., однако есть отдельные находки (фрагменты зауральской керамики с тальком и слюдой, бронзовый трёхлопастной наконечник стрелы), которые позволяют считать, что впервые это место было заселено ещё в раннем железным веке (1 тыс. до н. э.) носителями иткульской культуры лесного Зауралья. 
Для более позднего времени (9-13 вв.) характерны некоторые фрагменты керамики, собранные в верхней части культурного слоя и типичные для раннего этапа чияликской культуры. Это указывает на миграционные пути поздних угорских кочевников из-за Урала на Нижнюю Каму.

Белавин Андрей Михайлович

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803978074&idPar...

ЛОМОВАТОВСКАЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА (5-9 вв. н. э.)
Сформировалась на территории Верхнего Прикамья на основе мигрировавшего из Среднего Прикамья финно-пермского населения гляденовской археологической культуры, а также (по разным данным) либо пришедшего из лесостепной зоны Зап. Сибири угорского населения, либо сарматского населения. Территория распространения – от широты Перми и устья р. Чусовой до истоков р. Камы и её притоков. Название происходит от р. Ломоватовки, на берегах которой в конце 19 в. были сделаны первые находки вещей, принадлежавших этой культуре. 
Хозяйство ломоватовской археологической культуры имеет комплексный характер: подсечное земледелие, пастушеское скотоводство, охота, собирательство, рыболовство, бортничество. Наблюдается резкий подъём ремесел, в т. ч. металлургического производства. Дальнейшее развитие получают гончарство, костерезные промыслы, ткачество, прядение. 
Известно более 200 памятников этой археологической культуры, среди которых выделяются Кудымкарское, Лаврятское и Назаровское городища, Зародятское, Коновалятское и Патраковское селища, Деменковский, Каневский и Митинский могильники. Находки на памятниках ломоватовской культуры представлены украшениями, в том числе металлическими височными, шумящими и нешумящими подвесками, браслетами, пряжками, накладками, пронизками, гривнами, ожерельями и т. д., бусами различной формы и материала; оружием, в том числе железными и костяными наконечниками стрел, железными наконечниками копий, универсальными и боевыми железными топорами, однолезвийными или двулезвийными мечами; элементами конской сбруи (стременами, удилами, железными пряжками), предметами быта и орудиями – костяными гребнями и иглами, глиняными пряслицами, железными кресалами, мотыжками, сланцевыми точилами, скобелями и т. д. 
Массовой находкой на городищах и поселениях ломоватовской культуры является глиняная посуда. Преобладают приземистые круглобокие профилированные чаши, встречаются также миски и сковороды. Орнаментация посуды представлена оттисками шнура и гребенчатого штампа. 
К ломоватовской культуре принадлежит большое число кладов, содержащих металлическую посуду и монеты иранского, византийского и среднеазиатского происхождения, что свидетельствует об оживленных связях с отдаленными территориями. 
Уровень духовной культуры ломоватовцев иллюстрирует расцвет бронзовой металлической пластики (пермский звериный стиль). Религиозно-мифологические представления реконструируются на основании анализа погребальной традиции. Погребальные памятники ломоватовской археологической культуры делятся на курганные и бескурганные могильники. Для могильников характерно трупоположение, трупосожжение в ямах и на деревянной поверхности. При раскопках могильников ломоватовской археологической культуры фиксируются признаки сложных обрядовых погребальных традиций, в т. ч. ритуальной трапезы, поминальных костров и т. д. 
На основе ломоватовской археологической культуры складывается родановская археологическая культура, непосредственно предшествующая культуре коми-пермяцкого народа.

Головчанский Григорий Петрович

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803977726

http://kronk.spb.ru/img/goldina-rd-1985-01.jpg

http://kronk.spb.ru/library/goldina-rd-1985-0.htm

ХАРИНСКАЯ КУЛЬТУРА 
Археологическая культура эпохи раннего средневековья (5-7 вв.). Представлена яркими курганными захоронениями, характеризующими культуру и погребальный обряд населения края в эпоху Великого переселения народов. Крупнейшие курганные некрополи – Бурковский, Митинский, Харинский, Бродовский, Усть-Качка, ранняя часть Верхсаинского и поздняя часть Мокинского могильников. В невысоких курганных насыпях встречаются от одного до 13 захоронений. Могильники сильно пострадали от браконьерских раскопок. Преобладающий обряд захоронения – трупоположение, но довольно часто встречается кремация трупов. В погребениях найдены предметы вооружения (мечи, кинжалы, копия, наконечники стрел), остатки поясной гарнитуры, бусы из стекла, янтаря, сердолика, серебряные и золотые украшения. Погребальному инвентарю иногда сопутствовал монетный материал, состоящий из серебряных драхм сасанидских шахов Пероза, Кавада, Хосрова I и т. д. К середине 7 в. курганный обряд исчезает и трансформируется в грунтовый. Поселения харинского периода изучены недостаточно, т. к. вещественные комплексы этого времени находятся в верхних слоях на памятниках поздней стадии гляденовской культуры (Бутырское, Опутятское, Пещерское, Горюхалинское, Мало-Слудкинское, Черновское I городища, селище Пеньки). Очень сложен вопрос о генезисе памятников харинского типа. Представляется, что они формировались на базе местного позднегляденовского населения при участи пришлых сарматизированных постпьяноборских групп. Не исключено проникновение небольших военизированных страт поздних сармат, и, может быть, угров. По мнению Р. Д. Голдиной, памятники харинского типа принадлежат к двум родственным культурам раннего средневековья: в Верхнем Прикамье – ломоватовской, в Сылвенско-Иренском поречье – неволинской, которые связаны с этногенезом древних пермских финнов.

Мельничук Андрей Федорович

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803977679&idPar...

РОДАНОВСКАЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА (9-15 вв. н. э.)

РОДАНОВО ГОРОДИЩЕ - городище 10-14 вв., пос. Городище, Юсьвинский р-н, Коми-Пермяцкий автономный округ, правый берег р. Камы. Обследовано в 1933 А. В. Шмидтом, раскопки I935 - Н. А. Прокошев, 1936 - 1937 - М. В. Талицкий. 
На высоком (30 м) мысу, защищено дугообразным валом (1,5 м) и рвом (гл. 1,5 м). Вскрыто 748 кв. м. Культурный слой (1-1,5 м) из двух частей: верхний, темный, отделен от нижнего, серого, плотного слоем сгоревшего или сгнившего дерева. Материк - красная плотная глина. Обнаружены остатки 6 наземных деревянных жилищ вдоль берега в две линии, открытые глинобитные очаги и ямы-кладовки. Найдены орудия, глиняная посуда - местная лепная с примесью раковины в тесте, с гребенчатым и шнуровым орнаментом, гончарная булгарская и славянская, костяные вещи с тамгами, амулетами, глиняные фигурки, украшения, предметы быта.

http://enc.permculture.ru/showObject.do?object=1803989753

Просмотров: 13208

Ответы на эту тему форума

К ВОПРОСУ О ТИПОЛОГИИ ДЛИННОКЛИНКОВОГО ОРУЖИЯ ПРИКАМЬЯ II-VII ВВ. Н. Э.

О.О. Малых

Статья посвящена характеристике длинноклинкового оружия (мечи, палаши), получившего распространение в Прикамье в период раннего средневековья. В итоге проведенного анализа сделан вывод о том, что несмотря на наличие особенностей в развитии оружия в данном регионе регионе, не вызывает сомнения, что в целом в Прикамье длинноклинковое оружие развивается в условиях внешнего влияния и, вероятнее всего, большая его часть является импортом из других регионов.

https://vk.com/nordhagenegor?w=wall55415702_15269%2Fall
https://vk.com/doc55415702_437624296?hash=56bdd9f2ad3f5e3249&dl...
k-voprosu-o-tipologii-dlinnoklinkovogo-oruzhiya-prikamya-ii-vii-vv-n-e.pdf

Вложения:

ТИПОЛОГИЯ БРОНЕБОЙНЫХ НАКОНЕЧНИКОВ СТРЕЛ ПЕРМСКОГО ПРЕДУРАЛЬЯ 

А.В. Данич

https://vk.com/nordhagenegor?w=wall55415702_15253%2Fall

https://vk.com/doc55415702_437603747?hash=d1c52e71b3e4cf0e85&dl...

Вложения:

ИЛЬИНСКИЙ НЕКРОПОЛЬ – ХРИСТИАНСКОЕ КЛАДБИЩЕ С ЯЗЫЧЕСКИМИ ТРАДИЦИЯМИ В ПЕРМИ ВЕЛИКОЙ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА
XVI - ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XVII ВВ.)

С.И. Коренюк,
А.Ф. Мельничук

В сравнении Среднего Поволжья и Удмуртии, где в последние десятилетия изучены поздние погребальные комплексы финского населения XVI-XIX вв. с выразительной языческой обрядностью, на территории Верхнего Прикамья подобные поздние некрополи древних коми-пермяков до сих пор целенаправленно не изучались. Однако к настоящему времени накопились источники, свидетельствующие о непростом характере формирования в период русской колонизации Перми Великой христианской погребальной обрядности, которая была значительно осложнена старыми языческими традициями аборигенного коми-пермяцкого населения.
https://vk.com/nordhagenegor?w=wall55415702_15251%2Fall
https://vk.com/doc55415702_437601095?hash=0496e242370ecc2769&dl...

Вложения:

КЛАССИФИКАЦИЯ СРЕДНЕВЕКОВЫХ ТОПОРОВ ПЕРМСКОГО ПРЕДУРАЛЬЯ

Данич А.В.
(Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет, Пермь)

Ключевые слова: топор, чекан, секира, клевец, бородовидный топор, Пермское Предуралье.

В статье обобщаются данные о находках на территории Пермского Предуралья боевых, рабочих и универсальных топоров существовавших в IX-XV вв. В работе была проведена систематизация топоров, прослежены связи данного материала с другими регионами и выявлены региональных особенности, проведен анализ комплекса вооружения, в который входят топоры и прослежена взаимосвязь топоров с другими видами вооружения.
https://vk.com/nordhagenegor?w=wall55415702_15244%2Fall

СПОСОБЫ ИСКУССТВЕННОГО ОСВЕЩЕНИЯ ЖИЛИЩ В СРЕДНЕВЕКОВОМ ПРЕДУРАЛЬЕ

Н.Б. Крыласова
https://vk.com/nordhagenegor?w=wall55415702_15242%2Fall
https://vk.com/doc55415702_437589110?hash=e6a4ef34af4bd51f85&dl...

Вложения:

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ ЮГО-ВОСТОЧНОГО ЛОКАЛЬНОГО ВАРИАНТА ЛОМОВАТОВО-РОДАНОВСКОЙ ОБЩНОСТИ. ИСТОРИЯ И ПРОБЛЕМЫ КОМПЛЕКСНОГО ИЗУЧЕНИЯ 

С.Л. ОСТОРОВСКИЙ

https://vk.com/nordhagenegor?w=wall55415702_15233%2Fall

https://vk.com/doc55415702_437578543?hash=e77bc183c568b54e9d&dl...

Вложения:

ПРЕДЫСТОРИЯ ВЕНГРОВ и венгеро-пермская проблема

Ярослав Пилипчук, кандидат исторических наук

https://vk.com/doc55415702_437455835?hash=3e9033b07d121d7c32&dl...

https://vk.com/nordhagenegor?w=wall55415702_15138%2Fall

Вложения:

RSS

Пусъёс

© 2017   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования