Uralistica

 
 
ДРЕВНЯЯ АФКУЛА. Археология Пермского края. 
А.М.Белавин, Н.Б.Крыласова 
603 стр., формат А4 
содержит более 200 иллюстраций и фото 
Перм. гос. пед. ун-т. - г.Пермь, 2008г. тираж 500 экз.

------------------

У Пермских археологов и мусульман, появился общий интерес, 
они будут искать остатки фундаментов, древней и уникальной  
средневековой мечети на Рождественском городище....

http://klad.perm.ru/cgi-bin/yabb2/YaBB.pl?num=1277284151;start=all

Столица государства Вису 
Научный руководитель экспедиции, ведущей раскопки, Н.Б.Крыласова является автором  
исторической монографии, которая хранится в Карагайском краеведческом музее.  
В ней повествуется о том, что многолетние исследования Рождественского археологического  
комплекса на реке Обве, изучение и сопоставление найденных экспонатов с письменными  
арабскими источниками, а также результаты исследований татарских ученых позволили  
определить – это ни что иное, как остатки разрушенного города Афкуля, столицы государства Вису,  
прозванного страной Чулманской. (Камской). 
Письменное упоминание о нем датировано 1412 годом. Государство Вису располагалось  
на берегу реки Обвы и вело торговлю с Волжской Булгарией, что обосновалось на средней  
Волге. Булгарские купцы отправлялись в страну Вису за мехами соболей и черных лисиц.  
А привозили сюда одежду, ткани, посуду, изделия из железа, а также сладости,  
вино, зерно, масло. 
 
 
 
Один арабский путешественник описал народ Вису: «Я видел группу людей во время зимы:  
красного цвета, с голубыми глазами, волосы их белы, как лен, и в такой холод они  
носят льняные одежды. А на некоторых бывают шубы из превосходных шкурок бобров.  
И пьют они ячменный напиток – кислый, как уксус»… 
 
Крупнейший средневековый памятник 
Рождественский археологический комплекс – крупнейший средневековый памятник  
Пермского Предуралья. Кассаба Афкула - «поворотная крепость» на берегу  
Обвы и есть Рождественское городище. 
С запада к площадке Рождественского городища примыкает Филипповское (малое) городище.  
Общая площадь двух одновременно существовавших городищ и посада составляет 6,5 га.  
Находка бронзового светца и обломки зеленой черепицы указывают на существование 
 на городище мечети. Рядом с мусульманским могильником домонгольского времени  
расположено финно-угорское кладбище. Можно предположить, что здесь было  
погребено около 8,5 тысяч человек. 
 
 
 
В шесть часов-подъем 
70 человек – таков был основной состав участников летней экспедиции 2009 года. В числе них, выпускники и преподаватели Пермского педуниверситета, школьники. 
По рассказам очевидцев, рабочий день начинался в 7 часов, а подъем в 6. До 12 часов работаем на раскопках. Затем второй завтрак. С 13 до 16 часов продолжаются раскопки. В 17 часов обед, а потом отдых. В 22 часа – ужин. 
В этом году делали три раскопа – городища, могильника. 
 
Раскопки Рождественского городища продолжаются 
 
Технология раскопок проста и ответственна одновременно.  
Сначала лопатой снимаешь слой земли, исследуешь.  
Когда натыкаешься на захоронение, используешь кисточку и совок. 
Было найдено таким образом около 400 интересных находок на могильниках –  
мусульманском и языческом. Найденные на языческом могильнике фрагменты  
черепов, костей, а также бусы, бронзовые бубенчики, накладочки представляют  
историческую ценность. По черепу узнают, кто был захоронен –  
мужчина или женщина,- и когда погребен.Экспедицию возглавляли антрополог  
Н.Г.Брюханова, аспирант А.Н.Сарапулов. 
 
 
 
Подробный отчет о находках – описание, зарисовки и фотографии –  
отсылается в Москву. Часть повторяющихся экспонатов отдано на хранение  
и в Карагайский муниципальный музей. 
 
 
http://www.volga-foto.ru/history_krai/23-raskopki-rozhdestvenskogo-...

---------------------

В Пермском крае археологи нашли древний металлургический завод

video : http://www.vesti.ru/only_video.html?vid=433713&asf=1&path2=...

В легендарной Афкуле археологи нашли древний металлургический завод. С виду рутинная работа являет на свет неожиданные результаты. 15 лет раскопок и только сейчас археологи натолкнулись на главную находку. «Горн за горном, то есть это было какое-то единое производство, объединенное в единый комплекс», — рассказывает Наталья Крыласова, руководитель археологических раскопок в с. Рождественское. Пермские археологи нашли промышленный завод начала 14-го века — тогда это место покинули люди. И в тот момент нигде в Пермском крае не существовало поселений такого уровня. Найти спрятанные под землей секреты позволил специальный прибор "Иднакар", работающий по принципу рентгена. «Речь идет о крупных объектах: остатки фундаментов сооружений, засыпанные рвы или валы, то, что не видно на поверхности», — уточняет Игорь Журбин, заведующий лабораторией физико-технического института УрО РАН.

Вот так и нашли металлургический комплекс. Вокруг обломки тиглей и отходы производства. Уже ясно, древний город был поделен на ремесленные кварталы. Здесь бондари, за ними гончары, кузнецы и так далее. Этот оборонный вал никто не обслуживал и не заботился о нем с начала 14 века. Но несмотря на это ни последующие завоеватели, ни природный фактор не смогли стереть его с лица земли. Он отчетливо виден и сегодня в 21 веке. Удивительно другое — похоже, это был самый толерантный город во времена средневековых религиозных войн. Хотя создали его булгары, первые носители ислама на Руси. 

«Мы находим здесь не только религиозные символы, связанные с исламом, но еще и с православием, с язычеством, то есть это некая точка, где полиэтническое население жило в мире и согласии», — считает Андрей Белавин, директор Пермского филиала Института истории и археологии УрО РАН. Летописную Афкулу археологи ищут давно. Это был центр цивилизации в дикой Парме. Сюда привозили восточное золото и серебро, увозили то, что требовалось охотникам и собирателям в Сибири, а их вождям дорогое оружие и утварь. Пока не ясно, как погибла легендарная Афкула. Следов разорения нет. Пришедшие в 16-м веке русские назвали этот город гнилым местом. Ученые гадают — либо это свидетельствует об эпидемии, либо просто о покосившихся домах Афкулы. Но археологи уверены, жители города покинули его впопыхах. Почему, пока остается загадкой.

http://www.vesti.ru/doc.html?id=851446

-----------

Спустя более пяти веков на месте средневекового города Афкула вновь зазвучал азан

23 июня 2010, 14:58

22 июня на территории Рождественского городища (с. Рождественск Пермского края, в 135 км на северо-запад от Перми) мусульмане Пермского края совершили общий намаз. Намаз был организован по просьбе профессора Андрея Белавина, под руководством которого на этом месте с 1985 года ведутся археологические раскопки.

Подсказка
Подсказка
Профессор Андрей Белавин
22 июня – день начала очередного этапа археологических исследований на Рождественском городище, существенно отличающегося от прежних: впервые пермские археологи будут использовать программно-аппаратный автоматизированный электроразведочный комплекс «Иднакар», что позволит определить планировку, выделить контуры основных археологических объектов на территории городища, обозначив места дальнейших раскопок. «Залучить» на Рождественское городище уникальный аппарат «Иднакар» родом из Ижевска позволил совместный (ПГПУ, Музей археологии и этнографии ПГПУ, Пермский филиал Института истории и археологии УрО РАН и Пермский муфтият) научный инициативный проект «Мечеть средневековой Афкулы», одобренный Российским фондом поддержки исламской культуры, науки и образования, который выделил грант на проведение нынешних археологических исследований.
И начать новый археологический сезон профессор Андрей Белавин и муфтий Мухаммедгали Хузин решили с намаза! 

В пользу принятия столь непривычного для ученого мужа решения организовать мусульманский молебен на месте археологических раскопок послужила и давняя история, случившаяся с его коллегой - директором Болгарского государственного историко-архитектурного музея-заповедника в Республике Татарстан (Болгары считаются первым местом вхождения ислама в Русь): во время реконструкции минарета, которому более 1000 лет, для установки нового купола-шатра вызвали вертолет; трижды он поднимал шатер, трижды пытался водрузить его на башню и трижды промахивался, несмотря на безветренную и ясную погоду; в конце концов, вертолет улетел на дозаправку, а директор музея - к слову, убежденный атеист - в это время собрал в Болгарах стариков-имамов, привел их к минарету и попросил помолиться. Усевшись вокруг минарета, они почти час молились. Вернувшийся с дозаправки вертолет установил шатер с первого раза! 

Подсказка
Подсказка

Доктор исторических наук Наталья Крыласова рассказывает пермским мусульманам о Рождественском городище

СПРАВКА: 
В результате многолетней работы Камской археолого-этнографической экспедиции Пермского государственного педагогического университета под руководством доктора исторических наук, профессора, заведующего кафедрой отечественной истории и проректора ПГПУ по научной работе А. Белавина и доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника Пермского филиала Института истории и археологии Уро РАН Натальи Крыласовой на одном из крупнейших средневековых археологических памятников Пермского края выявлен ряд древних объектов (подземный ход-лаз, колодец, остатки косторезной и 3-х гончарных мастерских, более полутора десятков жилых сооружений), исследовано более 120-ти языческих погребений на языческом некрополе и 26 мусульманских погребений (домонгольского времени). Основанием для датировки служат прямые аналогии с мусульманскими кладбищами домонгольской столицы Волжской Болгарии – города Биляра (IV и VI некрополи): одинаковая степень соблюдения кыблы, выразительность исламских черт обряда, наличие особого типа гробовых гвоздей и пр. X-XII вв. датируется наконечник стрелы, ставший причиной смерти одного из погребенных в могильнике, X- нач. XI вв. датируются бронзовая пронизка и поясная накладка, найденные в пространстве между мусульманскими могилами.

Материалы раскопок убедительно свидетельствуют о проживании на Рождественском городище, помимо финно-угров, достаточно крупной булгарской общины. Её представители занимались гончарным ремеслом, торговлей (собраны монеты, весовые гирьки, части от купеческих весов), земледелием (пахотные орудия булгарского типа), иными хозяйственными делами. Булгарская община, вероятно, была мусульманской и хоронила своих покойников на отдельном кладбище, примыкавшем к городским укреплениям с внешней стороны. В материалах городища найдено множество булгарской посуды (как местного производства, так и привезенной из Биляра, Сувара, Джуке-тау), интересен разделитель от мусульманских четок. Другая находка – часть мечетенского бронзового светильника-хороса - свидетельствует о возможном нахождении на территории этого города мечети или иного молельного дома мусульман. Это сооружение было необходимо не только для отправления религиозных обрядов членов местной мусульманской уммы, но для молений приезжающих сюда булгарских купцов.

В целом Рождественский археологический комплекс достаточно твердо может ассоциироваться с известной по средневековым письменным источникам "касабой Афкула". (Афкула – "Поворотная крепость" – место, до которого ходили торговые караваны из исламской Волжской Булгарии. Вместе с товарами в Пермское предуралье купцы, ремесленники и воины несли и свою веру – ислам. Таким образом, древняя Афкула – точка первоначального вхождения ислама в Пермское предуралье). 
----
---------------------------
АНЮШКАР, ГОРОДИЩЕ
АНЮШКАР, городище, расположено на правом берегу Камского водохранилища в 0,8 км к юго-востоку от д. Кылосово Ильинского р-на Перм. края. Впервые городище упомянуто в писцовой книге М. Кайсарова в 1624 г. под именем «Анюшкар». В 19 в. крестьяне находили на нём множество древних вещей, часть которых попала в коллекцию Теплоуховых. В 1889 г. городище обследовал геолог П. П. Краснопольский. В 1933 г. на городище побывал А. В. Шмидт, который датировал памятник 10-14 вв. В 1938 г. М. В. Талицкий провёл здесь небольшие раскопки (материалы переданы в Государственный Эрмитаж). Наиболее масштабные исследования памятника проводились под руководством В. А. Оборина в 1951-1955 гг. (вскрыто 3420 кв. м). В 1989-1990 гг. раскопки здесь велись под руководством Г. Т. Ленц и А. А. Терехина (вскрыто 800 кв. м). 
В результате Анюшкар является одним из наиболее хорошо изученных крупнейших городищ Перм. Предуралья. Здесь исследованы остатки разнообразных жилых построек (срубных, столбовых, с двускатной и односкатной кровлями, большой площади и малых), производственных сооружений (гончарные горны, ремесленные мастерские), большие ямы-кладовки с остатками обуглившегося зерна, разнообразные иные объекты. Городище являлось крупным торгово-ремесленным центром. 
Комплекс керамической посуды свидетельствует о разнородном этническом составе населения, проживавшего на территории городища. Наличие при городище мусульманского и языческого кладбищ подчёркивает и разнородность религиозной принадлежности жителей. В частности, не вызывает сомнения факт проживания на городище булгарских ремесленников, которые снабжали своей продукцией местное население. Наиболее развитым было керамическое производство, причем анюшкарские гончары специализировались на изготовлении не только посуды, но и масляных светильников-жирников, которых на Анюшкаре встречено намного больше, чем на других городищах. 
Находки торгового инструментария (фрагментов весов, весовых гирек, арабских монет) подчеркивают значение городища как торгового центра, а наличие костей верблюда среди остеологического материала городища является свидетельством того, что сюда заходили даже сухопутные караваны из дальних вост. стран. 
Население городища отличалось высокой бытовой культурой. Здесь впервые в Перм. Предуралье проявились тенденции к улучшению комфортности жилищ и приспособлению их к более активной производственной деятельности (в помещениях выделяются зоны работы и отдыха, а иногда даже отдельные «комнаты»; появляются такие элементы мебели, как столы и полки, о чём свидетельствует возникновение специфических керамических подставок-валиков для установки традиционных круглодонных сосудов на плоскую поверхность. Наряду с забранными в деревянную раму открытыми очагами на толстой глиняной подушке распространяются глинобитные печи, земляные полы жилищ покрываются глиной и досками). Именно с Анюшкара происходит большинство известных в Перм. Предуралье костяных гребней, расчёсок с футлярами и копоушек, что говорит об особом отношении жителей к гигиене. Высокий уровень достатка у населения подчеркивается наличием на городище большого количества украшений из бронзы и серебра, стеклянных и каменных бус, дорогой металлической посуды. Материалы городища использованы во многих обобщающих работах по средневековой культуре Перм. Предуралья.

Авторы

------------
4515221_AD_900BulgarsDjavarEn__v_9m_nachale_13go_vekov (555x700, 147Kb)

Анюшкар


Анюшкар
(Кыласово)
   городище позднего жел. в., Родановская культура (X-XV в.). Перм. обл., Ильинский р-н, в 800 м к Ю.-В. от с. Кыласово. Впервые упоминается в 1624 в переписи М.Ф.Кайсарова. Расположено на шир. мысу пр. берега р. Иньвы в 5 км от ее впадения в р. Каму на берегу залива Камского водохранилища в 7-8 м (до затопления - 15 м) над поймой. Ровная площадка имеет искусственную подсыпку и подрезки с сев.-вост. склона, с Ю.-В. защищена валом длиной 125, высотой 2,5-3,7 м, шир. в осн. 12 м. Общая пл. ок. 17000 кв.м. Пл. раскопок - 3970 кв.м. Основанием датировки служат находки серебряного подражания куфическому дирхему X в. в нижнем слое и медного пула, чеканенного в Хорезме в последней четв. XIV в. Рядом обнаружены два одноврем. могильника.
   В ранний период обитания пос. располагалось ближе к концу мыса и было защищено невысоким валом, рвом и частоколом по валу и склону. Параллельно склонам располагались бревенчатые прямоугольные жилища (42-60 кв.м.) с двускатной крышей, покрытой берестой, и выступающим при входе тамбуром.
   В поздний период пл. пос. расширилась к Ю., вал был снесен, ров засыпан, насыпан новый вал, на гребне к-рого сохранились остатки частокола и вырыт ров (глубиной 1,2, шир. 4-5 м). Ок. вала находился колодец (глубиной 4 м) и была сосредоточена осн. ч. произв. сооружений (домницы для варки железа, кузница с горном и наковальней, мет. печи и очаги, косторезная, гончарная и кожевенная мастерские), культовые комплексы (выкладки черепов и костей животных, глинобитный очаг-зольник с находками медного антропоморфного идола и обломков каменных жерновов, скопления обгорелого зерна, расположенные по овалу). Жилища верхнего слоя имели меньшие размеры (16-20 кв.м), дощатый пол, очаги в деревянных рамах у задней стены. Ямы-кладовки размещались за домом в небольшом дворике, ограниченном столбовыми ямами. Рядом с одним из них находилась баня с печью-каменкой.
   Осн. массу находок составляет местная посуда в виде круглодонных или с уплощенным дном чаш с прямым или отогнутым венчиком. Найдена также булгарская и золотоордынская поливная гончарная посуда, славянская гончарная и заур. лепная посуда с примесью талька.
   В раскопках найдено много орудий труда из металла и кости, оружие, украшения, предметы быта и культовые вещи, предметы с различными типами родовых знаков - тамг. Обитатели городища занимались пашенным земледелием (найдено 10 железных ральников, обгорелое зерно), скотоводством, охотой и рыболовством. Городище занимало важное стратегическое положение, прикрывая сильными укреплениями густонаселенный р-н одного из племен родановской культуры, было крупным ц. ремесла и торговли. Местные кузнецы владели сложными приемами металлообработки (закалка, наварка, трехслойный пакет). Возникнув как обычное пос., оно приобрело к XII-XIV вв. функции протогорода древних коми-пермяков. Процесс градообразования был прерван булгарской и рус. колонизацией.
   Лит.: Бадер О.Н., Оборин В.А. На заре истории Прикамья. Пермь, 1958; Оборин В.А. Камская археологическая экспедиция в 1955 // КСИИМК, 1959. Вып. 74; Ленц Г.Т., Терехин А.А. Раскопки Кыласова городища // Археологические открытия Урала и Поволжья. Ижевск, 1991.
   Оборин В.А.
----
книга. 
 
"Камский торговый путь" 
Белавин А.М. 2000 г. 
198 страниц. формат PDF 73.8 МБ  
 
 
В монографии на материалах археологических, письменных н фольклорных 
источников реконструируются экономические и этнокультурные связи круп- 
ного региона России - Предуралья в IX-XIV вв. н.э.. Огромную роль в разви- 
тии этих связей сыграл Камский торговый путь- своеобразное продолжение 
Великого Волжского пути, способствоваший включению Предуралья в 
международную систему торговли эпохи средневековья. 
Книга рассчитана на специалистов, студентов исторических факультетов, 
учителей, краеведов и всех, интересующихся прошлым Предуралья. 
 
 
Кама – одна из великих рек Евразии, самый крупный приток Волги.  
Если говорить более точно, Верхняя Волга - это приток Великой Камы.  
Камской воды в среднем и нижнем течении Волги больше верхневолжской,  
поэтому, с точки зрения гидрогеологии, именно Кама впадает в Каспий, да и  
Камское русло древнее Верхневолжского. Арабские географы средневековья  
именно так и считали, по их мнению, Великий Итиль (Волга) берет свое начало  
в горах Урала, нижнее течении Камы именовалась Кара Итиль (Черная Волга),  
а её верхним течением считалась Ак Итиль (нынешняя Белая). Средняя и верхняя  
Кама именовались рекой Чулман или Чолман, это название можно переводить как  
«Струящаяся». 
 
По берегам Чулмана в средневековье жили разные племена тюрок, угров, финнов.  
Тюрок особенно много было на Нижней Каме, где на рубеже IX-X веков складывается  
крупное феодальное государство Волжская Болгария или Булгария. Здесь располагались  
её основные городские центры, в том числе, и Биляр - столица этого государства,   
Великий город булгарский. Основную массу населения Средней и Верхней Камы –  
страны Вису или страны Чулыман – вплоть до XII в. составляли угры: предки  
древних венгров-мадьяр, те племена, потомками которые в более позднее время  
стали ханты и манси. Эти народы были известны на Востоке как булгарские эсегелы  
(т.н. Старые племена – Иски Эль) жившие в Прикамье задолго  
до появления здесь тюрок-булгар. 
 
Прикамье богато разнообразными природными ресурсами.  
В глубокой древности особого внимания заслужили три вида этих богатств:  
меха пушных зверей, медь и поваренная соль. Множество пушного зверя было  
в лесах Предуралья, именно меха стали основным предметом торговли еще в  
I тысячелетии до н.э. Ими торговали камские ананьинские племена с сарматами  
и скифами, получая взамен оружие, украшения, конскую сбрую. Затем булгары  
взяли меховой торг в свои руки, именно это стало для булгар делом государственной  
важности. Меха было удобно транспортировать, они давали гигантскую прибыль.  
Поэтому уже в Х столетии Прикамье было интегрировано в состав Булгарии, население  
Прикамья стало платить харадж и джизью царю булгар, а разрешение на камскую  
торговлю давал лично царь Булгарии. Именно благодаря булгарам оформился  
Камский торговый путь – один из важнейших торговых путей средневековья,  
часть мировой системы Восточной торговли. В X в. ал-Мукаддаси составил список  
товаров, которые булгары привозят по Камскому пути: "… меха: собольи, беличьи,  
горностаевые, куньи, лисьи, бобровые; зайцы, козьи шкуры; воск, крупная рыба,  
шапки, белужий клей, рыбьи кости, бобровая струя, юфть, мед, орехи…» 
 
В средневековье пушного зверя было достаточно много и на севере Восточной  
Европы, и на севере Азии, но именно пушной зверь Северного Предуралья и Зауралья  
был особенно привлекателен. Здесь было очень много куницы, белки, лис и бобров.  
Последние давали не только мех, но и «бобровую струю» - ценное вещество, служившее  
основой для средневековых восточных лекарств и благовоний. Здесь, в Предуралье и  
Зауралье, водился в изобилии особенно крупный соболь и множество горностаев.  
Мех соболя и горностая признавался самым красивым и дорогим, это были царственные  
меха. Недаром в более позднее время ясак на Руси считали именно в соболях. Мода на  
пушнину в восточных странах  вызвала рост цен на этот вид товара, и меховая торговля  
к средневековью стала крайне выгодным делом. Так, по данным Ибн Баттуты (XIV в.),  
в охотничьих регионах Предуралья шкурку соболя можно было купить за 1-2 «зеленые»  
бусины стоимостью по 1 серебряному дирхему за каждую, а на рынке в Калькутте цена  
такой шкурки составляла 400 золотых динаров, т.е. разница в цене составляла 4 тысячи.  
Шкурка горностая, стоившая в Предуралье 6-8 дирхемов или бусин, продавалась на рынках  
Азии за 1000 золотых динаров. Судя по материалам поселений позднеломоватовского времени,  
в Прикамье складывается промысловый тип охоты на пушных животных, который и  
обеспечивал международную торговлю. Не случайно все авторы того времени уделяли  
вопросам меховой торговли болгар особое внимание. Можно даже считать, что булгары  
были своеобразными монополистами-меховщиками для стран Востока. Значительная роль  
Булгарии в меховой торговле Востока прослеживается вплоть до XIV столетия.  
Так, среди подарков золотоордынского хана Токтая правителю государства хулагуидов  
названы и соболи булгарские. 
 
Территория Предуралья была хорошо известна авторам восточных географических  
трудов средневековья. Безусловно, в основе этих знаний была информация от болгарских  
торговцев. По представлению булгар, на севере находилось три области:  
область и народ Вису (Ису), за ней страна и народ Юра (Йура), а еще севернее - Страна Мрака,  
которую окружают море и непроходимые северные горы. Арабский географ-энциклопедист  
ал-Омари (1331г.) упоминает касабу - маленький го­родок по-персидски - Акикул (Аваколь, Афкулу)  
в 20 днях пути от Булгара на север, то есть в пределах страны Чулман (Джулыман),  
землю и город Чулман, расположенный севернее Афкулы, города Сибир, Ибыр.  
При этом Чулыман размещается примерно там же, где ранее находилась Вису. 
 
Под влиянием болгар у предуральских угров также расцветает торговля.  
Жители Прикамья, известные по источникам как «купцы чулманские», это торговые  
посредники болгар в их связях с племенами Севера и Западной Сибири.  
Ал-Омари сообщает: «Купцы наших стран, говорил Номан, не забираются дальше города  
Булгара; купцы булгарские ездят до Чулымана, а купцы чулыманские ездят до земель  
Югорских, которые на окраине Севера». Интересно, что при раскопках языческой  
части Рождественского могильника, Н.Б. Крыласовой было выявлено погребение такого  
«купца чулыманского». В погребении № 37 этого могильника обнаружена уникальная в  
Предуралье находка – трапециевидная серебряная подвеска, на лицевой стороне которой  
изображена тамга Владимира Святославовича, а с оборотной стороны – знак его современника,  
приемного сына и соправителя Олава Трюггвасона. По обоснованному мнению автора  
находки, подвеска является верительным купеческим знаком, «печатью для ношения»,  
которые выдавались болгарским купцам в соответствии с торговым договором,  
заключенным в 1006 году болгарами и Владимиром Святым. 
 
Еще одним важным и дорогим товаром, продававшимся буквально на вес серебра, была соль.  
Факты возникновения в Предуралье соледобычи задолго до появления здесь русского  
населения хорошо известны археологам. Впоследствии солеварение стало одной из  
важнейших отраслей экономики Верхнего Прикамья. Соль как один из товаров, поступающих   
из Волжской Болгарии, называют многие средневековые авторы. 
 
Предметом торговли, в том числе и с болгарами, стал и цветной металл. В специальных  
литейных формах отливались чушки меди в виде вытянутых палочек или соединенных  
между собой плоских блинков. Такие формы и чушки найдены на многих памятниках  
(Анюшкар, Кудымкарское, Рождественское, Редикорское городище, Вакинское и  
Мартыновское селище и др.). Интересно, что анюшкарские формы-изложницы для  
слитков имеют прямые аналогии в Ладоге, на Рюриковом городище и в древнешведской  
Бирке. Они служили для производства сырьевых ювелирных слитков. Это отражает  
высокий уровень обмена, торговли и развитие процесса перемещения  
ремесленников-ювелиров на широком пространстве Восточной и Северной Европы. 
 
Вхождение Предуралья в международную торговую систему привело к становлению  
в нашем крае новой системы управления, маркирующей начало формирования  
раннефеодальной социально-экономической системы. Главы родов тех территорий,  
которые были опорными в меховой и соляной добыче и торговле, стали представителями  
булгарской феодальной администрации. Они получали особые знаки в виде серебряных  
филигранных подвесок с изображением сокольничего и зверей, обозначающих  
подчиненные им фратрии или кланы. Фигура сокольничего, хорошо известная в  
европейской и восточной геральдике, обычно связывалась с обозначением  
княжеско-родовой власти. Таким образом болгары, включившие к XI в. земли Вису  
в состав своего государства, обеспечивали безопасность международной торговли  
в этих землях. Подобные знаки XI-XII вв. встречались и в могильниках вымской  
культуры на территории современной республики Коми в Северном Предуралье.  
С распространением международной торговли к XIII-XIV вв. в Зауралье и в Приобье  
там была налажена схожая система, о чем свидетельствует наличие подобных знаков  
среди найденных там древностей. 
 
Бдительно оберегая свою торговую монополию на Камский путь, булгары распускали  
самые фантастические слухи о трудностях пути на Север и об ужасных нравах тамошних  
жителей. Жители этих мест питаются исключительно медом, мясом белок и соболей, а  
также по нескольку раз варят голые кости, так как тяжело с продовольствием.  
Севернее Вису на море Мраков якобы живут великаны из племени Яджуждж и Маджудж  
с головой «как самый большой котел», и, если кто увидит их, то сразу же умирает от ужаса.  
Разрешения на торговое плавание давал лишь царь. Но даже и при наличии разрешения купцы  
булгарские могли сами расправиться с нежелательным для них конкурентом.  
Известен рассказ Инбн Фадлана (Х в.) о неком «синдийском» (индийском) купце, который,  
хотя и добился разрешения торговать без посредников по речному пути, был убит компанией б 
улгарских купцов. Пытался пробраться к народам Севера и магри­бинский путешественник XIV в.  
Ибн Баттута, но его все же отговорили в Булгаре, при этом ссылались на трудности пути и  
невыгодность такой поездки. Таким образом, монополию северной торговли булгары  
охраняли очень ревностно, дело дошло даже до того, что северным жителям было  
запрещено являться в Булгарию. Так, судя по сообщениям ал-Гарнати (XII в.): «…  
жителям Вису и Йура запрещено летом вступать в страну Булгар, потому что когда  
в эти области вступает кто-нибудь из них... то вода и воздух холодают, как зимой, и  
у людей гибнут посевы». 
 
Камский речной путь был основной дорогой, по которой булгарские и восточные купцы  
продвигались к Вису и иным народам Севера. На использование Камского (Чулманского)  
речного пути, по которому караваны поднимались против течения три месяца, имеются  
прямые указания в источниках (Фадлан, Йакута, Казвини). От Биляра до Рождественского  
городища на р. Обве было обнаружено большое количество булгарской керамики, булгарские  
гончарные горны, булгарское домонгольское мусульманское кладбище, множество булгарских  
и иных предметов, восточных монет. Там, вероятно, располагалась самая крупная торговая  
фактория булгар в странах Вису и Чулман – кассаба Афкула. Речной путь (Черемшан –  
Кама (Кара-Итиль, Чулман) – Обва) составлял около 1220 км. День пути (по данным Б. А.  
Рыбакова) – бархала-мархала – по реке вверх равнялся 20-30 км, вниз по течению 70-75 км.  
Таким образом, путь из  столицы Болгарии в кассабу Афкула вверх по течению Камы занимал  
примерно 60 дней в движении и 25 дневок через каждые 2-3 дня пути, всего - 3 месяца.  
Путь вниз занимал 20 дней (указание на такое расстояние находим у ал-Марвази – XII в.  
и у Ауфи – XIII в.) – 15 дней пути с 5 дневками через каждые 3 дня движения. 
 
 
 
Достаточно точные данные об особенностях пути в «страну Чулыманскую» свидетельствуют  
о вековой выверенности Камского торгового пути. Он был так же хорошо известен,  
маркирован и часто посещаем, как и Булгар-Киевский торговый путь, соединявший  
столицы Древней Руси и Волжской Булгарии. Кассаба Афкула, судя по сообщениям источников,  
была столицей страны Чулыман (Джулыман). Сюда неоднократно приезжали булгарские астрономы –  
было необходимо рассчитывать время мусульманских молитв в разные сезоны. 
 
Не менее важным пунктом на Камском торговом пути был город Чулыман. Скорее всего,  
его можно локализовать на месте современного археологического памятника – городища  
Анюшкар в Ильинском районе. Здесь, как и на Рождественском городище, собрано много  
булгарской посуды и других иноземных вещей. Изучено булгарское мусульманское кладбище.  
Наличие булгарских гончарных горнов, как и на Рождественском городище, указывает на проживание  
здесь булгарских ремесленников. Кроме пути по воде в страну Вису (Чулыман) вел и сухопутный  
караванный путь. О последнем свидетельствуют кости верблюда, найденные на Анюшкаре. 
 
Страны Вису, Чулыман и Йура восточные купцы посещали не только в теплое время года.  
Б.Н. Заходер в «Каспийском своде» приводит такие сведения: «Булгары везут в страну Вису и 
Йура товары на санях, которые тащат собаки по сугробам снега, а сами люди передвигаются на  
лыжах». Описание лыж  приводит Абу Хамид ал Гарнати. Костяные детали собачьих упряжек  
найдены в раскопках Анюшкара, Рождественского, Соломатовского городищ и на других памятниках  
Уральского Прикамья. На них же найдены и детали оленьей упряжи. Лучшая зимняя дорога в  
лесной полосе – замерзшая река. Камский торговый путь, таким образом, функционировал круглогодично. 
 
Если пытаться проследить развитие Камского торгового пути во времени, то мы увидим, что  
функционировал он почти два тысячелетия.  Начало его становления приходится на ранний  
железный век. В эпоху расцвета ананьинской культуры (общности) был налажен обмен  
с соседями - сарматскими ираноязычными племенами, жившими на Южном Урале,  
а через них - со скифами. Через скифов в Предуралье потекли вавилонские бусы,  
египетские бронзовые изделия, кавказские и скифские украшения и оружие.  
Ананьинцы стали в массовом порядке добывать меха пушных зверей в предуральских  
лесах, возможно, был еще какой-то иной эквивалент обмена. 
 
В период Великого переселения народов этническая карта Предуралья претерпела  
значительные изменения,  исчезли сарматы, их место заняли тюрки, из-за миграций из З 
ауралья на западных склонах Урала стали преобладать угры. Сложился новый мир –  
Великая уральская Венгрия, легендарная Magna Hungaria – огромная уральская угорская  
ойкумена по обе стороны хребта. У угров, во многом под влиянием бывших ираноязычных  
соседей, сложились совершенно особые жизненные правила, религиозные представления и  
культовая обрядность. Пояса женщин и мужчин стали украшать наборы из металлических  
(бронзовых и серебряных) накладок, пряжек и наконечников. Косы женщин и богатырей- 
мужчин украшадись шумящими подвесками, к поясам привешивались металлические,  
чаще серебряные, ритуальные ножны. Божественным металлом стало считаться серебро,  
каждый угорский род и каждое племя собирали на своих святилищах серебряные предметы,  
служившие во время культовых обрядов для связей с богами и мифическими героями.  
Религиозные обряды требовали наличия на святилищах серебряных дисков, тарелок или чаш.  
На них должен был стоять конь бога или небесного героя – он просто не мог стоять на земле.  
Серебро поставлялось из древнего Ирана, а позже из арабского халифата. Там мода на северную  
пушнину не угасла, напротив, она все набрала силу. Так в пермские и приобские леса потекли  
реки изделий из серебра с востока и юга. Остатки их дошли до нас в виде находок парадной  
серебряной посуды, сделанной в Сасанидском Иране, Средней Азии, в Византии, а также  
в виде многочисленных монет: драхм, динариев, дирхемов, большая часть которых  
использовалось как сырье для изготовления необходимых в ритуалах серебряных предметов. 
 
 
 
Расцвет Камского торгового пути пришелся на X-XIII века, когда управление этой торговой  
системой взяла на себя Волжская Булгария. В XIV столетии активность на Камском торговом  
пути стала затухать. Связано это было с перемещением основных центров на юг, в Нижнее  
Поволжье, где строятся степные Ордынские города. В силу этого, а так же по причине эпидемии  
чумы 1346-1350-х гг. (Предуралье - Северное и Пермское - было задето чумой, распространявшейся  
вдоль торговых путей и поразившей дважды, в 1352 и 1363г., европейский северо-восток) во второй  
половине XIV в. исчезают булгарские торговые фактории, сворачивается торговая активность  
местных купцов. 
 Основные торговые пути переносятся в Прииртышье и в Приобье – за Урал. Кроме того,  
в XII-XIII столетиях Пермское Предуралье активно заселяется пермскими финнами –  
предками коми и удмуртов, которых вытесняет с Европейского северо-востока древнерусская  
колонизация. Угорская ойкумена интенсивно сокращается. Угры частью переселяются  
в Булгарию, частью уходят в Приобье, частью просто вымирают. Еще раньше Предуралье  
покидают мадьяры, нашедшие свою новую родину на Дунае. 
К XV столетию древний Камский путь умирает, уступив место северным трансуральским  
путям, пробитым русскими. Лишь в XVII столетии Камский торговый путь обретает второе  
рождение, но уже как главный путь для караванов с пермской солью, а позже - и с  
уральским железом.
-----
-----
Скачать книгу ''Камский Торговый Путь'' (file attached) http://www.egpu.ru/lib/elib/Data/Content/128720762983750000/KTP.pdf 

Просмотров: 2317

Вложения:

Ответы на эту тему форума

Камский торговый путь из Болгара в "страну Вису и Чулман"

Андрей Белавин
Пермь

Река Кама, левый и самый крупный приток Волги длиной 1805 км со средним расходом воды более 3500 м3/с, был хорошо известен географам древности и средневековья. Еще Птолемей Клавдий во II в. до н.э. считал, что Кама составляет восточное течение Волги-Pa. За истинное продолжение Волги Каму принимали и арабские средневековые географы и путешественники, именуя нижнее течение последней и реку Белую термином Ак-Итиль, а среднее и верхнее течение Камы термином Кара-Итиль или, по-тюркски, Чулман (Чолман). Эти авторы были совершенно правы, так как Кама значительно полноводнее верхнего течения Волги и в Каспий впадает именно камский поток с третью верхневолжской воды. По справедливому замечанию гидрогеолога Г.Ф. Мирчинка, "исторически, в геологическом смысле этого слова, правильнее было бы считать Волгу притоком Камы". Берега Камы и сам поток уже с глубокой древности использовались людьми как прекрасная дорога из Прикаспия и равнин Восточной Европы на Урал, далее в Сибирь и на Север. Еще в эпоху мустье вдоль берегов Камы в Приуралье приходят его первые жители, а в период неолита и бронзы зарождаются торгово-обменные функции Камского пути, по которому шел обмен высококачественным кремнем, яшмой, днепровским янтарем, свинцом и оловом.
Подлинная история Камского торгового пути началась в эпоху "раннего железа", когда по берегам Камы и Средней Волги расселялись угорские и финские племена, входившие в состав т.н. "ананьинской общности". Тогда уже Кама стала превращаться в торговую артерию, вдоль которой шли партии товаров, в том числе осуществлялся очень дальний транзит, результатом которого стало появление в Приуралье различных изделий скифов, Египта, Вавилона. Основным предметом обмена для жителей Приуралья, по единодушному мнению исследователей, становятся меха пушных животных, столь любимые владыками Востока. Однако после распада "ананьинской общности", в IV в. до н.э., эти функции Камского пути несколько снижаются.
Торговые связи жителей Приуралья, разрушенные при распаде "ананьинской общности", стали восстанавливаться только в период Великого Переселения Народов (ВПН). Широко расселившиеся в Прикамье в результате ВПН угорские группы принесли с собой свои представления о хозяйстве, моде, свои идеологические представления и свои традиционные экономические связи. Можно сказать, что с VII-VIII в. н.э. Приуралье вновь вернуло себе статус международного поставщика мехов. В ответ в Прикамье мощным потоком хлынуло среднеазиатское и иранское серебро, арабские и византийские монеты, дорогие восточные (в том числе китайские) ткани. Огромное значение для развития экономических и этнокультурных связей народов Приуралья имело появление на Нижней Каме болгар и возникновение здесь к началу X в. одного из наиболее экономически развитых государств раннесредневековой Европы - Волжской Болгарии.
Волжская Болгария, по меткому выражению академика В.Л.Янина, превратилась в восточные торговые ворота Европы. Имея устойчивые культурные и политические связи с Арабским халифатом, Болгария была своеобразным центром арабской и в целом восточной торговли в Европе. Многочисленные колонии арабских и иных купцов на Волге были источниками географической, экономической и культурной информации о странах Севера, 7 климата по арабской географической средневековой классификации. Деятельность болгар послужила основой расцвета Камского торгового пути, ставшего главной торговой артерией в связях Севера, Урала и Западной Сибири со странами Востока и Запада.
Причины установления активных торговых связей Болгарии и Приуралья требуют своего специального пояснения. Вероятно, что это результат проникновения на территорию будущей Волжской Болгарии в IX-X вв. больших групп угорского Приуральского населения, известного в источниках под именем "булгарских эсегель" [1]. Исходными районами этих угорских групп были территории неволинской, ломоватовской и поломской археологических культур.
Вероятно, уже к XI столетию практически все Прикамье (за исключением бассейна Средней Вятки, где уже в XI-XII вв. возникает русская Вятская земля) становится частью территории Волжской Болгарии, ее своеобразной угро-финской периферией. Здесь возникают болгарские торговые фактории, а также возникают и функционируют вплоть до XIV-XV вв. болгарские городки Афкула, Ыбыр и Чулман, бывшие важнейшими опорными пунктами сбора налогов и контроля над торговцами на Камском торговом пути. Постепенно расширяется состав продуктов обмена - из Приуралья в Болгарию и далее на Восток и Запад шли не только меха, но и слитки меди и бронзы, отборное зерно и продукт огромной ценности для раннего средневековья - соль. Кама служила основной транспортной артерией для связи центральных районов Болгарии с ее северными областями. Этот путь хорошо маркирован несколькими десятками кладов и отдельных находок восточных и византийских монет в Среднем и Верхнем Прикамье, а так же системой городищ и селищ IX-XIII вв., в устьях малых и средних притоков Камы и бывших, возможно станциями-пристанями на водной торговой до-Роге. Некоторые из них имеют большие могильники, в материальной культуре которых нашли свое отражение связи с Болгарией. Так в 1997-1998 гг. исследуется разрушающийся Камским водохранилищем могильник неподалеку от устья р. Пожва, в материалах которого широко представлены серебряные и железные изделия болгарских ремесленников.
Торговые связи болгар с камскими народами маркируются не только находками монет, но и многочисленными ремесленными изделиями самой Волжской Болгарии, находимыми на большинстве памятников ломоватовской, чепецкой и родановской археологических культур. В Приуралье болгарский импорт представлен почти на 200 памятниках IX-XIII вв. Это разнообразные украшения из серебра, бронзы и золота, в том числе золотые сканозерневые височные кольца с уточкой и желудеобразными привесками; туалетные принадлежности, ключи и замки, наконечники стрел, сабли и боевые топоры, бусы из камня и стекла, в том числе желтые стеклянные бусы, изготавливаемые в большом количестве на Семеновском селище в Волжской Болгарии (раскопки Е.П. Казакова). Важными находками являются разнообразные гирьки-разновесы и части от склад-ных коромысловых весов (детали коромысел, медные чашечки от них), которые были характерной принадлежностью средневековых торговцев, необходимой для определения монетных весов.
Наиболее показательной частью болгарского импорта является гончарная (круговая) керамическая посуда. Наличие находок керамики, как известно, показатель не только экономических, но и этнических контактов. Частое и устойчивое появление в керамическом комплексе определенной археологической культуры керамики иного культурного происхождения связывают либо с каким-то переселением тех или иных групп инокультурного населения в местную среду, либо с какими-то иными формами этнического проникновения (браки, наличие пленников или невольников и т.п.). Таким образом, находки болгарской керамики, особенно в массовых количествах, на памятниках Приуралья - показатель высокого уровня не только торговых, но и определенных этнокультурных связей. Кроме того, керамика служит своеобразным источником, позволяющим судить о внутриполитических и внешнеполитических событиях в изучаемом регионе, отлично маркирует развитие ремесел и социально-экономических отношений, служит источником для понимания мировоззрения и эстетики древнего населения. Болгарская керамика выявлена на 43 поселениях и 2 могильниках Пермского Приуралья. Наибольший интерес представляет керамическая коллекция Рождественского городища, расположенного на р.Обва, правого притока р. Кама. Всего за шесть лет раскопок на городище собрано более 10 тысяч фрагментов гончарной и 3 тысячи фрагментов лепной керамики. Причем среди лепной керамики встречаются сосуды не только родановские, но и фрагменты вымских, чепецких и зауральских сосудов. Общее количество лепной посуды в культурном слое городища, таким образом, не превышает 25 % от числа всей собранной на нем древней керамики, керамическая коллекция в целом характеризуется как гончарная. По показателю соотношения лепной и гончарной посуды Рождественское городище может быть сближено с собственно болгарскими поселениями, где примерно такое же соотношение прикамско-приуральской и гончарной общеболгарской посуды характерно для памятников центральной Волжской Болгарии. Видимо, большая часть болгарской неполивной керамики Рождественского городища может быть отнесена к домонгольской. Среди гончарной посуды имеется 765 фрагментов поливной керамики, с поливой буро-зеленого, зеленого и желто-зеленого цветов. Такая керамика имела распространение как в домонгольской Болгарии, так и в Болгарии золотоордынского времени [2]. Неполивная керамика представлена в основном так называемой общеболгарской керамикой (группа 1 по Т.А.Хлебниковой), широко распространенной по всей территории этого государства. Выделяется комплекс так называемой "керамики типа Джукетау", представленной 145 фрагментами горшковидной керамики серого цвета. Такая керамика распространена в северо-восточных окрестностях городища Джуке-Тау (летописный город Жукотин на Каме). Этот комплекс весьма показателен, так как он с уверенностью позволяет утверждать, что у жителей Рождественского городища существовали связи именно с этими районами Болгарии.
С учетом того, что на этом городище исследовано 3 гончарных болгарских горна, можно утверждать, что часть посуды изготовлена на месте. В целом все три горна представляют собой углубленную в землю конструкцию с двумя ярусами без опорного столба с удлиненным устьем топочной камеры. Наиболее близки описанные горны к простейшим двухъярусным горновым печам с горизонтальной перегородкой без опор, известным как горны 1-го типа из Волжской Болгарии. По наблюдениям Н.А. Кокориной, подобные горны имели широкое распространение у городских и сельских ремесленников Болгарии [3]. По функциональному назначению из болгарской посуды Рождественского городища можно выделить как комплекс тарной посуды (корчаги, кувшины), так и комплексы столовой и кухонной посуды. Последнее свидетельствует также в пользу проживания на городище болгар. Рядом с укреплениями городища исследован мусульманский могильник домонгольского времени.
По описанию капитана Рычкова, осмотревшего городище в XVIII в., на его территории находилось много обработанного белого камня, обломков кирпичей и зеленой черепицы, а в валу существовали "врата из дикаго камня", разобранные местными жителями [4]. С запада к подпрямоугольной площадке городища примыкает т.н. Филиповское (малое) городище, имеющее мощный вал и глубокий ров, следы ворот через вал и остатки основания земляной башни на стороне вала, выходящей к разделяющему городища глубокому, но узкому каменному логу. С напольной части Рождественского городища на свежей пашне наблюдается обширное пятно культурного слоя - остатки неукрепленного посада. Общая площадь двух одновременных городищ и посада составляет около 6,5 га. С востока к укреплениям примыкает мусульманский могильник домонгольского времени, а через небольшой лог от него расположен финно-угорский могильник, характерный для ломоватовско-родановской традиции.
Площадь некрополей составляет около 3,5 га с учетом плотности размещения захоронений (около 4 кв.м. на погребение), то можно думать, что здесь было погребено около 9 тысяч человек. Вероятно, что это не единственный некрополь этого крупнейшего в Пермском Приуралье поселения со столь сложной городской структурой. Примерно в 1,5 км от комплекса поселений существовало языческое святилище - его остатки известны в науке как "Волгинский" клад (1852 г. и позже), в состав которого входили серебряные изделия: восточное блюдо, три гривны глазовского типа, плетеная серебряная цепочка с наконечником из зерненых шаров, две серебряные лунницы, привеска-налобник, монетные гривны южнорусского типа, китайский монетный ямб. Вполне вероятно, что именно Рождественский археологический комплекс и был известен как "касаба Афкула (Авакаль)" [5] в источниках XII-XV вв. Показательно отсутствие костей свиньи и присутствие костей верблюда в остеологических материалах этого комплекса.
В целом Пермское Приуралье (Верхнее Прикамье) было хорошо известно в арабском мире как "страна и народ Вису", платящая налоги в казну царя Волжской Болгарии [6]. С XII в. это название исчезает из источников, его место занимает "страна и народ Чулыманские", что, наш взгляд, наглядно демонстрирует некую смену населения в Верхнем Прикамье. Значение Прикамья, как важнейшего звена международной торговли, сохранилось и после монгольского нашествия. Так "купцы чулыманские", т.е. камские, в XIII-XIV вв. ведут активную торговлю не только с Поволжьем, но и со "странами Севера", Зауральем, Русью. Причем эта система торговли сложилась в более раннее время, когда болгарские купцы везли свои товары в "страну Вису", а далее их переправляли уже торговцы этого народа.
Район р. Чепцы - притока р. Вятки (Удмуртское Приуралье) к XI столетию также оказался втянутым в торговлю с Болгарией, а после монгольского нашествия был одним из тех мест, куда активно переселялись болгары. Однако значение этого района второстепенное по сравнению с Верхнекамским. На это указывает, прежде всего, малое количество восточных и болгарских импортов по сравнению с территорией Пермского Приуралья.
Камский путь служил не только прямой торговле, большую роль играла и торговля транзитная. Транзитная торговля в эпоху средневековья была наиболее выгодной, так как риск поставщика сводился к минимуму, а доходы - к максимуму. Власти, контролирующие торговый путь, были заинтересованы в его охране и регулировании. Можно смело утверждать, что Камский путь был именно таким упорядоченным. Регулирование его было государственным делом Волжской Болгарии. Источники подчеркивают, что именно царь болгар давал (или не давал разрешения на продвижение в страну Вису-Чулман того или иного торговца или партии товара. Причем были оговорены как права болгарских купцов, так и права "купцов чулманских". Последним было запрещено самим являться в Болгарию, а их редкие появления, если таковые происходили, становились событием, достойным упоминания. Так восторженно описывал этих запретных гостей ал-Гарнати: "Я видел группу их в Булгаре во время зимы: красного цвета, с голубыми глазами, волосы их белы, как лен и в такой холод они носят льняные одежды. А на некоторых из них бывают шубы из превосходных шкурок бобров, мех этих бобров вывернут наружу. И пьют они ячменный напиток, кислый как уксус, он подходит им из-за горячести их темперамента, объясняющейся тем, что они едят бобров, и беличье мясо, и мед" [7].
Именно путем транзитной торговли через Волжскую Болгарию в Приуралье в IX-XIII вв. попали славянские и древнерусские вещи, предметы, сделанные руками волжско-финских ремесленников, монеты из Центральной и Западной Европы, скандинавские, византийские, азиатские предметы. На транзитное проникновение указывает их совместное нахождение с болгарскими товарами. Из древнерусских предметов преобладают вещи южнорусского происхождения: киевские стеклянные перстни и браслеты, яйцо-писанка, булава киевского типа, овручские пряслица (их найдено несколько десятков), монетные гривны черниговского типа. Часть предметов носит следы еще более далекого транзита - например, византийские серебряные сосуды с древнерусскими граффити (находки в Мальцеве, Сальниково, Пеняхино). Таким же транзитом через Волжскую Болгарию шли по Камскому пути и европейские вещи: скандинавские фибулы, стрежневидные застежки, западноевропейские монеты. Аналогичные предметы найдены и в самой Болгарии?
Роль чиновников, регулирующих движение товара и собирающих налоги в пользу царя Волжской Болгарии, играли, видимо, представители позднеродовой знати из коренного населения Приуралья. Они имели отличительные знаки в виде круглых пластин (типа пайзце) с изображением сокольничего в окружении птиц, зверей и солярных знаков. Эти, большей частью серебренные филигранные изделия, изготавливались в Болгарии. Часть из них имеют клейма в виде рунической буквы "Б" или косого луча, бывших знаками Биляра-Булгара, и маркирующие, видимо, продукцию царских (государственных) мастерских. Особый интерес представляет и находка погребения т.н. "купца чулманского", сделанная на Рождественском могильнике (среди прочих ломоватовско-родановских погребений). Автор раскопок Н.Б. Крыласова резонно считает, что найденная в этом погребении (№ 37) серебряная трапециевидная привеска, единственная такого рода находка в Приуралье, несущая на лицевой стороне тамгу Владимира I, а на обороте - тамгу в виде молота Тора, насаженного на меч - является верительным знаком купца, овеществленным результатом торгового договора Руси с Волжской Болгарией 1006 г. [8]. Такие "печати для ношения" придавали фигуре их владельца большую значимость в глазах соплеменников. Им стремились подражать, примером такого завистливого подражания является грубое подобие тамги Владимира на костяном одностороннем трапециевидном гребне из городища Инднакар на Чепце [9]. Таким образом, это подражание свидетельствует не о прямых чепецко-русских контактах, как думает публикатор гребня, а о популярности в Приуральском обществе купцов и людей, обслуживающих торговлю.
Наивысший расцвет Камского торгового пути приходится на XI-XIII вв. Не утрачивает своего значения Камский путь и после покорения Болгарии ханом Бату, хотя ближе к началу XIV в. и начинается определенное сокращение поступлений восточных и болгарских импортов в Прикамье. В то же время на этот период приходится определенная волна болгарского переселения в Приуралье, связанного с оттоком населения из Орды. Именно с этой волной связано известное болгарское надгробие из окрестностей чепецкого городища Гурьякар. Возможно, что на это время приходится начало формирования т.н. "пермских татар". Интересно, что в XIV в. на территорию Среднего Прикамья в бассейне левого притока Камы - р. Сылва формируется малочисленная группа русского населения - вероятно беглецы из Орды [10]. Какой-либо яркой роли в освоении Присылвенского края эта группа населения не сыграла и судьба их мало исследована. Лишь с конца XIV в., после ослабления из-за внутренних разладов влияния Орды, стало возможным относительно безопасное проникновение в Верхнее Прикамье русского населения, пока со стороны уже освоенного ими бассейна Вычегды - "Старой Перми". Болгария, входившая в состав Орды переориентировала свою торговлю на связи с Приобъем, перенеся основную нагрузку на сухопутные караванные пути через южно-уральские степи, и значение камского пути упало. К XV столетию Русь стала основным торговым партнером Верхнего Прикамья. Причем влияние русской культурной традиции становится столь сильным, что уже в XIV в. значительно сокращается местное традиционное бронзолитейное дело и черная металлургия; традиционные прикамские украшения, носившие скорее угорский, нежели финский характер, заменяются предметами новгородского и, позже, московского производства, а железные орудия труда стали изготавливаться по русским образцам. Лишь со второй половины XVI в. Камский путь вновь набрал силу.
Вместе с русскими пришло и новое название Верхнего Прикамья - Перемь, Перма, Пермь. Это название было воспринято и коренными жителями, ставших именовать самих себя "перемяками, пермяками". Русское население дифференцировало себя от коренного населения, именуясь "русаками".
Название "Пермь" заменило собой известные местные этнонимы, воспринимавшиеся с подачи болгар и арабских географов и как название территории - "Вису, Чулман, Гамаль". Свое значение торговый путь по Каме, проторенный волжскими болгарами, сохраняет и по сей день. Прекрасным памятником былой болгарской торговли по Каме служит название одного из сел Оханского района Пермской области - Болгары.

1. Белавин A.M. О раннем этапе болгаро-пермских контактов //Ранние болгары и финно-угры в Восточной Европе. Казань, 1990. С.125- 131.; Белавин A.M., Крыласова Н.Б. Основные этапы этнокультурной истории Пермского Приуралья в эпоху железа // Коми-пермяки и финно-угорский мир. Материалы 1-ой Международной научно-практической конференции. Кудымкар, 1997. С. 136
2. Посуда Биляра. Казань, 1986.
3. Кокорина Н.А Гончарные горны Билярского городища //Средневековые археологические памятники Татарии. Казань, 1983. С. 63-67.
4. [Рычков Н.]. Журнал или дневные записки путешествия капитана Рычкова по разным провинциям Российского государства, 1769 и 1770 годы. СПб., 1770.
5. На мой взгляд, топоним Афкула можно понимать из тюркских (в персидском переложении) Афу, Ашу - поворот и Кула, Кала - башня, крепость, как "Поворотная крепость". Такое название соответствует характеру торговли болгар, которые ездили с товарами до этого места, а дальше торговали местные купцы.
6. Белавин A.M. О локализации страны Вису в Пермском Приуралье// Коми-пермяки и финно-угорский мир. Материалы 1 Международной научно-практической конференции. Кудымкар, 1997. С. 166-171.
7. Путешествие Абу Хамида ал-Гарнати в Восточную и Центральную Европу (1131-1153 г.). М., 1971. С.35.
8. Крыласова Н.Б. Подвеска со знаком Рюриковичей из Рождественского могильника // Российская археология. 1995. № 2.
9. Амелькин А. О. Знак на гребне с городища Иднакар (к вопросу о начальном этапе русско-удмуртских контактов) //Проблемы изучения древней истории Удмуртии. Ижевск, 1987. С. 107-113.
10. Пастушенко И.Ю. История населения бассейна р.Сылвы в первой половине второго тысячелетия н.э. Авторефрат канд. диссертации. Ижевск, 1995. С.17.

Материал Международного симпозиума "Международные связи. торговые пути и города Среднего Поволжья IX-XII веков". Казань, 1998г

http://barda-perm.narod.ru/perm/tarih/belavin.htm

........................... далее https://search.rsl.ru/ru/catalog/record/6984

Городок Ибыр (Арба) арабских летописей




В трудах арабских ученых и путешественников при описании страны Вису и страны Чулыманской нередко можно встретить упоминание городка Ибыр. (Иногда его написание звучит как Арба. Арбан, Эрты, возможно — это следствие перевода.) Причем его упоминание всегда связано с торговлей. Городок этот долгое время играл важную роль в торговых операциях. Впервые он упоминается в 925 году, последний раз — в XIV веке.

Исследователи раннесредневековой истории Верхнего Прикамья высказывали разные предположения по поводу местонахождения этого городка. Пермский историк профессор А. М. Белавин первоначально локализовал городок Ибыр на месте расположения Соломатовского городища на р. Усьве. Но в более поздних работах он локализует городок Ибыр на месте расположения городища Ид-накар на р. Чепце. Ученый-историк из Ижевска И. Ю. Пастушенко считал, что городок Ибыр, возможно, находился на месте современного Саинско-Бартымского археологического комплекса на р. Сылве. Для подтверждения своих гипотез ученые использовали следующие критерии: во-первых, на указанных городищах (поселениях ) среди находок большой процент составляли предметы булгарского происхождения, а, как известно, арабы всю торговлю с северными народами вели через булгарских купцов. Во-вторых, исследования показали, что городища отличались своими размерами, системой укреплений и планировкой, что позволило видеть в них характерную для раннефеодальных городов трехчленную структуру: цитадель (детинец), внутренний город (крепость) и внешний город — неукрепленный посад.

Как мы видим, исследователи называют три возможных места расположения загадочного Ибыра. Причем всюду они пользуются одинаковыми критериями, а результат получают разный.

Где же все-таки мог располагаться летописный городок Ибыр (Арбан)? В одном из уже названных городищ или, может быть, в совсем ином месте? Первым критерием локализации городка исследователи (А. М. Белавин, И. Ю. Пастушенко) называли высокий процент булгарских находок. В своих последних работах А. М. Белавин уточняет этот тезис — наличие торговой фактории волжских булгар. Где же на территории Прикамья располагались торговые фактории купцов Волжской Булгарии? Всего сейчас называют пять таких мест: городище Иднакар на р. Чепце, Рождественское городище на р. Обве, городище Анюшкар на р. Иньве, Соломатов-ское городище на р. Усьве и Городищенское городище на р. Усолке.

Второй критерий — городища (об этом мы говорили выше) должны отличаться своими размерами, системой укреплений и планировкой, т. е. иметь характерную для раннефеодальных городов трехчленную структуру: цитадель, внутренний город и внешний город (посад). Таким критериям соответствуют и Рождественское, и Соломатовское городища. Там рядом располагаются два городища на соседних мысах — большое, малое и неукрепленный посад. Городища Анюшкар и Иднакар имеют несколько иную систему укреплений и планировку — там детинец и внутренний город расположены на одном мысу, так же как и неукрепленный посад. Но они занимают обширную площадь и имеют достаточно мощные укрепления.

На первый взгляд, Городищенское городище не удовлетворяет второму критерию. Но в настоящее время оно находится в полуразрушенном состоянии. Почти в таком же состоянии этот памятник находился, когда на нем в 1980—1981 годах проводились археологические раскопки под руководством А. М. Белавина. Но это городище известно очень давно, впервые упоминание о нем встречается в документах еще XVII столетия. О нем писали многие исследователи XIX—XX веков. В 1952 году его описание составил В. П. Денисов, известный пермский археолог, работавший в те годы научным сотрудником Соликамского краеведческого музея. Исходя из этого описания, Городищенский комплекс состоял из двух расположенных на соседних мысах городищ — из большого, на мысу

Городок, и малого — на Русском мысу. (В настоящее время Русский мыс полностью разрушен карьером.) Распространение родановских находок X—XIV веков за пределами городища весьма значительно, примерно один гектар. Но сейчас все это место занято пашней. То есть Городищенское городище также вполне подходит и под второй критерий. Кстати, если говорить о городищах, расположенных рядом на двух соседних мысах, то, наверное, под такой критерий можно подобрать довольно много памятников. Например, в Соликамском районе под него попадают еще Эсперово и Тетеринское городища. Они располагаются на двух соседних мысах. Эсперово городище более крупное. Между ними на огромной площади длиной до 800 м и шириной от 50 до 400 м встречаются характерные находки, т. е. все это место занимал, следуя терминологии, внешний город.

Попытаемся использовать другой критерий — совпадения по времени. Городок Ибыр впервые упоминается в X веке, исчезает со страниц арабских географических произведений к XIV веку. Но и это нам тоже мало что дает. В Верхнем Прикамье в этот период существовало множество укрепленных поселений. Обратимся непосредственно к тому, как арабские авторы описывали этот городок. Истархи писал: «Никто из них не добирается дальше Эрты. ибо туземцы убивали всех чужестранцев и бросали их в воду». Мукадаси говорил почти то же самое: «Ни одному чужестранцу не удалось ступить на их земли, не поплатившись за это своей жизнью». Идриси утверждал: «Туземцы, живущие за неким городом Арбан, — людоеды и пожирают чужеземцев». Абу-ль-Фида уточнял, что это происходит за городом (у города) Арба (Ибыр). В сообщении еще одного арабского путешественника Ибн-Хаукаля содержатся подобные же сведения: «По торговым делам никто не едет дальше Болгар, никто не едет до Эрбы, ибо тамошние жители убивают всех встречающихся им чужестранцев». Как мы видим, городок Ибыр (Арба, Арбан) упоминается в основном в связи с торговыми делами, и обязательно следует предостережение, что дальше него ехать чужеземцам нельзя. Как же велась торговля в те времена? Арабские купцы, как правило, ездили только до Булгарии. Булгарские купцы всеми правдами и неправдами не допускали чужих (не булгар) купцов дальше на север. Известны случаи, когда они убивали тех, кто пытался проникнуть в северные земли.

Но ведь для арабов булгары не были туземцами, как они называют жителей городка Арба (Ибыра), да и в одном из сообщений (Ибн-Хаукаль) Булгар и Эрбы называются как разные города.

От Булгара, как следует из арабских источников, булгар-ские купцы ехали до страны Чулыманской: «Купцы наших стран не забираются дальше города Булгар, купцы булгарские ездят до Чулымана, а купцы чулыманские ездят до земель Югорских, которые на окраине Севера». Как мы видим, булгарских купцов не пускали внутрь земли Чулыманской и дальше на север, точно так же, как они не пускали дальше Булгара арабов. Самая северная торговая фактория волжских булгар находилась на Городищенском городище. До него булгары поднимались, а дальше их уже не пускали. Под это описание не подходит больше ни одна из других торговых факторий булгар: ни Иднакар, ни Анюшкар, ни Рождественское, ни Соломатовское городища. А поскольку эти городища были последним пунктом, то как севернее их появилась еще одна фактория? Кстати, профессор А. М. Белавин считал, что название Ибыр можно перевести с древнеудмуртского как «сторож», «караульщик». А такое название как никакое другое подходит к городку, дальше которого чужеземцы пройти не могли.

Подводя итог, мы можем сказать, что городок Ибыр (Арбан, Эрбы), упоминаемый в арабских средневековых письменных источниках, находился на месте Городищенского городища, расположенного на правом берегу р. Усолки, возле современного с. Городище, в пяти километрах к востоку от г. Соликамска.

Об этом свидетельствуют и сами письменные источники (Ибыр — последний пункт, куда поднимались булгарские купцы), и археологические находки (торговая фактория булгар), и географическое положение, и даже название.

http://www.istorya.ru/book/perm-velikaya/09.php


Пропавшие легендарные коми-пермяцкие городки  http://uralistica.com/group/komipermians/forum/topics/2161342:Topic...

RSS

Пусъёс

© 2018   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования