Uralistica

Фрагмент выставки "Набойка Пермяцкого края"

Выставка набойки

Коми-Пермяцкий краеведческий музей им. П. И. Субботина-Пермяка примет участие в Межрегиональном празднике обрядовых культур финно-угорских народов «ЧУДный карнавал-2013». В этот раз музей вывозит на обозрение одну из самых уникальных коллекций. Выставка называется «Набойка пермяцкого края» и знакомит посетителей с традиционным видом декоративно-прикладного искусства, способом украшения тканей при помощи досок с рельефным узором. На ней будут представлены более 50 предметов из фондов музея: набойные доски, ткани, одежда, альбомы П.И.Субботина-Пермяка с образцами набивных рисунков. Для всех желающих будет проводиться мастер-класс по набойному ремеслу.
Жители Пермского края смогут посетить её 20 июля 2013 года в с. Пешнигорт Кудымкарского района.

http://komiperm.ru/museum-news/Vystavka-Nabojka-permjackogo-kraja-2...

---

Набойки

Коми-Пермяцкий краеведческий музей им. П. И. Субботина-Пермяка третий год подряд принимает участие на ярмарке народных промыслов, организуемых на базе выставочного центра «Пермская ярмарка» г.Перми. В этот раз музей вывозит на обозрение одну из самых уникальных коллекций. Выставка называется «Набойка пермяцкого края» и знакомит посетителей с традиционным видом декоративно-прикладного искусства, способом украшения тканей при помощи досок с рельефным узором. На ней будут представлены более 50 предметов из фондов музея: набойные доски, ткани, одежда, альбомы П.И.Субботина-Пермяка с образцами набивных рисунков. Для детей будет проводиться мастер-класс.
Жители Перми и Пермского края смогут посетить её с 1 по 6 марта 2012 года по адресу: г. Пермь, Бульвар Гагарина, 65, выставочный центр «Пермская ярмарка».

Обращаться по тел.: (34260) 4-59-48- хранитель фондов Епишина Валентина Ивановна

http://komiperm.ru/museum-news/Vystavki-Nabojka-permjackogo-kraja

----

Набойки

Выставка

12 июня 2012 года ГКБУК «Коми-Пермяцкий краеведческий музей им. П. И. Субботина-Пермяка» второй раз примет участие в IV фестивале современного искусства «Живая Пермь». На этот раз будет представлен выставочный проект «Набойка Пермяцкого края», который познакомит посетителей с традиционным видом декоративно-прикладного искусства, способом украшения тканей при помощи досок с рельефным узором. На выставке будут представлены более 50 предметов из уникальной коллекции музея: набойные доски, ткани, одежда, альбомы П. И. Субботина-Пермяка с образцами набивных рисунков. Для всех желающих будут проведены мастер-классы.
Жители и гости Перми смогут посетить выставку в сквере Пермского Дома народного творчества по адресу: г. Пермь, ул. Советской Армии, 4. Начало работы в 11-30 час.

http://komiperm.ru/museum-news/Vystavka-Nabojka-Permjackogo-kraja

-----

Коми-Пермяцкий краеведческий музей им. П.И. Субботина

http://vk.com/subbotinpermyak

http://www.subbotin-permyak.com

----

Marina Belavina:

''Шамшура связана с волосами, значение самих орнаментов надо соотносить с их обережной двусторонней функцией по отношению именно к волосам женщины. Двусторонней - то есть, должна быть защита как для самой владелицы кос, так и для окружающих от действия силы, соотносимой с женскими волосами.''

Amina Akhmerova:

''Есть много книг,например:"Текстильный орнамент коми" Г.Климов;"Традиционный костюм народов Прикамья" М.Г.Морозова; "Коми-пермяцкий национальный костюм"Г.Н.Чагин,В.В.Климов,Л.В.Караваева. В основном я полагаюсь на них.Но ходила ещё в пермский музей и там мне из старых книг делали распечатки.Тогда я изучала как изготовить шамшуру.Но нигде нет описание и смысл узоров.В основном на них изображены сердечки в различных вариациях и колличествах.Но есть просто ромбы из черных ниток,есть узоры из пуговиц.Кто побогаче могли себе позволить бисер и стеклярус.''

http://vk.com/topic-1430074_23249415

---

В Коми-Пермяцком этнокультурном центре состоялись курсы по кубовой набойке

Как сообщает Коми-Пермяцкий этнокультурный центр, с 20 по 22 августа на базе Центра проходили уникальные курсы по кубовой набойке - искусству украшения ткани при помощи резных деревянных форм. Мастер-класс, который проводила Екатерина Кондратьева из г. Санкт-Петербург, оказался настолько востребован, что желающих научиться кубовой набойке пришло гораздо больше, чем предполагалось.

В первый день мастер познакомила участников курсов с  историей древнего ремесла и особенностями технологии, рассказала вдохновляющую легенду про куб и индиго – известный на весь мир натуральный растительный краситель, который имеет многовековую историю и высоко ценится за стойкость, яркость и красоту синего цвета.

В последующие два дня только что полученные знания удалось применить на практике. Участники курсов выбрали доски с рисунком, измерили ткань и учились печатать резервирующим составом (вапой). Мастер подготовила краситель к последующей работе (запустила куб) и раскрыла тонкости этого процесса. После этого участники приступили непосредственно к окрашиванию ткани, сравнили старинные и современные методы, получили  долгожданные изделия. Нужно добавить, что окрашивание ткани с помощью кубовой набойки – очень долгий и трудоемкий процесс. Из-за вредных (ядовитых) компонентов красителя этим делом в старину занимались только мужчины. Для создания даже маленького платка уходило не менее одних суток.

Участники остались в полном восхищении от курсов, на которых царила дружественная атмосфера. Они пришли к выводу, что это ремесло нужно возрождать, обучать ему молодое поколение, чтобы дать новую жизнь коми-пермяцкой набойке как важной части национальной культуры.

По итогам курсов будет собран видеоматериал для пополнения библиотеки и видеотеки этнокультурного центра.

Курсы прошли в рамках реализации проекта-победителя  Всероссийского конкурса проектов «Культурная мозаика малых городов и сел» «От льна-долгунца до полотна» при поддержке Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко.

Просмотров: 1850

Ответы на эту тему форума

У мужчин и женщин большую роль играли рубахи. Делали их обычно дома, начиная от прядения и кончая вышивкой. Рубахи коми-пермяков и русских достигли полного сходства в покрое, но украшения их сохранялись согласно собственным вкусам. 
У коми-пермяков распространилась мужская рубаха-косоворотка туникообразного покроя с разрезом на правой стороне и невысоким стоячим воротником. Дополняли мужскую нательную одежду штаны. Их кроили из прямых полотнищ, в шагу вшивали клинья, пояс делали на вздержке – гаснике, завязывавшемся вокруг талии. Носили рубаху навыпуск, поверх штанов, и подпоясывали узким поясом.
Женская рубаха была длинной, иногда до ступней. Ранние рубахи по покрою были туникообразными, то есть из одного полотнища, перегнутого пополам. Расширялась рубаха при помощи клинообразных вставок у подола и ромбических ластовиц под мышками. Кстати, такой вариант применялся и для получения больших мужских рубах. Рукава женских рубах делались узкими. Ворот вырезался круглым, а разрез на груди – прямым. 
В XIX в. покрой женских рубах поменялся. Основной акцент при этом делался на плечевую часть. Шили их с прямыми и косыми плечевыми вставками – поликами, на кокетке. Украшали вышивкой, аппликацией из другой ткани у ворота, на плечах, концов рукавов. Женская рубаха состояла из двух частей разного материала: верх из красивой пестряди, тонкого холста или фабричных тканей, а низ – из грубого холста. Рукава делались широкими, с манжетами. Характерно, что в украшениях рубах коми-пермяки проявили большое своеобразие, что в целом отличает коми-пермяцкий костюм от русского. 
Туникообразные рубахи перешли в разряд обрядовых рубах. Их хранили и использовали дольше всего на похоронах. Как реликт, они сохранялись еще в начале XX в. Обрядовое значение свидетельствует об их большой древности. 
На нижнюю часть ног надевали вязаные шерстяные носки и чулки. На голень и на стопу поверх штанов накручивали онучи – длинные полосы материи. На руках носили рукавицы и перчатки. Делали их вязаными, суконными, кожаными. Богатые рукавицы украшали шитьем.

http://togeo.ru/main/kudimkarkraevedmuseum/expositions/komi-permjac...

--

Экспозиция «Рубахи»

Рубаха женская – йöрнöс. Кон. XIX – нач. ХХ вв.

Мастер неизвестен; 
х/б ткань, лен;
шитье, вязание крючком;
длина 79,5см; длина рукава 59см;
Поступила 20.03.1979 г. от М.А.Кудымовой, д. Демино Кудымкар-ского района;
КПОКМ № 4072/1
Сшита из пестряди в красно-белую мелкую клетку с поликами и ко-кеткой, около которой ткань присборена. Ворот открытый, прямо-угольной формы, обшит красной кумачовой тканью; разрез спере-ди, застежка на двух пуговицах. Рукава широкие, с длинным клином и ластовицей. Край обвязан красно-белым кружевом. Становина из белой х/б ткани.
Рубаха праздничная.

--

Рубаха женская – йöрнöс. Нач. ХХ в.

Мастер неизвестен;
холст;
шитье;
длина 103см; длина рукава 45см;
Поступила 02.08.1926 г. от Е.И.Субботиной;
КПОКМ № 873/2
Составная, с длинной становиной. Верх рубахи сшит из пестряди в красную и сине-белую мелкую клетку на кокетке, с длинными рука-вами. Ворот вырезан овально и снизу подшит синим набойным хол-стом. Разрез с планкой по центру груди, застегивается на одну пу-говицу. Переднее полотнище со вставкой из синеного холста с на-бойкой и без набойки. Рукава двушовные, с ластовицей, суживают-ся к запястью. Становина из грубой пестряди в сине-розовую круп-ную клетку и куска набойного и синеного холста.

--

Рубаха женская – йöрнöс. Кон. XIX в.

Мастер неизвестен;
холст, х/б нить;
шитье;
длина 111см; длина рукава 52,5см;
Поступила 11.08.1926 г., сборы Е.И.Субботиной, д. Завьялово Ку-дымкарского района;
КПОКМ № 854
Сшита из белого волоконного холста, присборенного у ворота на узкой красно-белой тканой обшивке, с узором из ромбиков. На пле-чах полики украшены браным узором красными нитками в виде «цедилки». Рукава широкие, длинные, с клиньями и ластовицей. У запястья рукава также украшены браным узором. Становина из трех полотнищ грубого холста с двумя клиньями.
Рубаха праздничная.

--

Рубаха женская– йöрнöс. Нач. ХХ в.

Мастер неизвестен;
х/б ткань, лен;
шитье;
длина 104см, длина рукава 53,5см;
Поступила 11.09.1926 г., сборы Е.И.Субботиной, д. Завьялова Ку-дымкарского района;
КПОКМ № 864
Сшита из белой ткани, сотканной из х/б и льняных ниток, с полика-ми. Рубаха присборена у ворота с отложным воротником. Разрез до середины груди в центре. Рукава пышные, сшиты из двух полот-нищ, присборены у запястья на обшивку из узкой полоски красной ткани атласного переплетения. Из-под нее выпущены короткие брыжжи. Уголки воротника, полики, поверхность рукавов и брыжжи вышиты крестом черными и красными нитками. На поликах узор со-ставлен из трех квадратов, заключенных в восьмилистник. Стано-вина сшита из белой х/б ткани.
Рубаха праздничная.

--

Рубаха женская – йöрнöс. Нач. ХХ в.

Мастер М.С.Кучева, д. Бачманово Косинского района;
х/б ткань;
шитье;
длина 4см;
Поступила 27.06.2002 г. от М.С.Кучевой; 
КПОКМ № 4881/11
Сшита из х/б ткани белого цвета, составная, на кокетке с длинным рукавом, присборенным на обшлаг. Без становины. Ворот-стойка. По рукавам, кокетке и вороту выполнена вышивка черно-красного цвета тамбурным швом.
Рубаха праздничная.

--

Рубаха женская - йöрнöс. Нач. ХХ в.

Мастер Е.А.Климова, д. Ганево Юсьвинского района;
х/б ткань, лен;
шитье, вышивка;
длина 115 см, длина рукава 43см;
Поступила 07.1985 г. от Р.Г.Обириной;
КПОКМ № 4819/1
Составная. Сшита из белой х/б ткани, на кокетке, с длинными рука-вами с ластовицей. Ворот-стойка, планка на разрезе, кокетка, ман-жеты, брыжжи украшены одинаковой вышивкой гладью: красные 4-х лепестковые розетки с черной окантовкой выполнены в 2 ряда на вороте, планке, брыжжах. Между розетками вышиты мелкие ромби-ки из 4 крестиков. Становина сшита из тонкого холста (3 полотнища расширены двумя небольшими клиньями). 
Рубаха праздничная.

--

Рубаха женская – йöрнöс. 1940-е гг.

Мастер Т.И.Исаева, д. Шипицына Кочевского района;
х/б ткань, сатин, цветная х/б нить;
шитье, вышивка;
длина 90см, длина рукава 49см;
Поступила 10.02.2000 г. от В.В.Кривощековой, г. Кудымкар;
КПОКМ № 4730/5
Составная, верх сшит из темно-красного сатина на кокетке. Ворот-стойка, длинная планка на груди, кокетка украшены вышитым сти-лизованным растительным узором, состоящим из желто-зеленых цветочков и черных листиков. Застежка на 3 белые пуговицы. Рука-ва одношовные с ластовицами, к запястью заложены в складку, с брыжжами. Концы украшены вышивкой. Становина из цветастой х/б ткани.
Рубаха праздничная.

--

Рубаха женская – йöрнöс. Кон. XIX в.

Мастер неизвестен;
холст, х/б ткань;
браное ткачество, шитье;
длина 31см, длина рукава 56см;
Поступила 01.02.1965 г. от А.И.Козловой, г. Кудымкар;
КПОКМ № 2233/6
Сшита из белой домотканины с льняной нитью в основе и х/б в ут-ке. Глубокий овальный вырез горловины с разрезом по центру об-шит узкой белой тканью, с застежкой на одну пуговицу. Полики ук-рашены браным красным узором в виде многослойных ромбов, где просматривается фоновый рисунок в виде «цедилки» и «сорочьей ножки» между ромбиками. Передние и задние полотнища присбо-рены в виде «каре» на белой обшивке. Рукава пышные, двушов-ные, присборены на манжете, к каждой пришиты красно-белые кру-жева, связанные крючком. Манжеты застегиваются на две черные пуговицы. Одна ластовица из белой ткани с браным узором.
Рубаха праздничная

--

Рубаха женская – йöрнöс. Кон. XIX в.

Мастер неизвестен;
холст, кумач, льняная нить;
шитье, вышивка;
длина 23,5см, длина рукава 54см;
Поступила 25.04.1991 г. от М.И.Трушниковой, п. Усть-Зула Юрлин-ского района;
КПОКМ № 4496/9
Составная, сшита из пестряди в мелкую красно-белую клетку. Ру-баха с поликами и широкими длинными рукавами. Полики сшиты из белого холста ремизного ткачества. Вырез горловины прямоуголь-ной формы, обшит холстом с вышивкой в виде сетки из красной ни-ти. Разрез по центру обшит кумачом, застегивается на одну пугови-цу. На концах рукавов пришиты полосы холста ремизного ткачества красно-белого цвета.
Рубаха праздничная.

http://togeo.ru/main/kudimkarkraevedmuseum/expositions/komi-permjac...

Экспозиция «Штаны»

Штаны – вешьян. Нач. ХХ в.

Мастер неизвестен;
холст;
шитье;
длина 85см;
Поступили 25.01.1983 г. от А.С.Петуховой, г. Кудымкар;
КПОКМ № в/ф 859/1
Сшиты из холста в сине-белую полоску, с треугольной вставкой в се-редине. Опушка (обшивка) из белого грубого холста.
Штаны мужские.

--

Штаны (порты) – вешьян. Кон. ХIХ в.

Мастер неизвестен;
холст;
шитье;
длина 103см;
Поступили 30.01.1963 г. от В.Г.Мысовой, д. Жданова Кудымкарского района;
КПОКМ № 1718
Сшиты из синеного тонкого холста с широким шагом. Штанины пря-мые, узкие, расширены двумя большими серединными клиньями. Верхний край взят на вздержку, в нее вдернут гасник, заплетеный в косичку.
Штаны мужские, нижние.

--

Экспозиция «Носки»

Чулки. Нач. ХХ в.

Мастер А.И.Лесникова, д. Сойга Гайнского района;
шерсть;
ручное вязание;
46 х 25см
Поступили 25.06.1958 г. от А.П.Лесникова, д. Сойга Гайнского района;
КПОКМ № 1377
Связаны из разноцветной домашней шерсти: (сверху) – розовой, жел-той, синей и бордовой, темно-желтой, фиолетовой, красной, черной и белой; подошва связана белой шерстью. Узор геометрический («ба-раний рог»), расположенный по всей высоте чулка.

--

Носки (чулки). Сер. ХХ в.

Мастер К.Д.Мазунина, д. Мазунино Гайнского района;
шерсть;
ручное вязание;
41 х 25см
Поступили 30.06.2002 г. от К.Д.Мазуниной, д. Мазунино Гайнского района;
КПОКМ № 4881/18
Связаны из овечьей шерсти с чередующимися полосами малиново-белого, сиренево-алого, желто-красного и черно-белого цветов, обра-зующих ромбовидный национальный орнамент. Носок обшит темной тканью.

http://togeo.ru/main/kudimkarkraevedmuseum/expositions/komi-permjac...

---

Экспозиция «Рукавицы»

Варежки – кеписсез, испоткаэз. Сер. ХХ в.

Мастер З.Е.Утева, д. Секово Юсьвинского района;
шерсть;
ручное вязание;
22 х 8,5см
Поступили 25.05.1983 г. от З.Е.Утевой;
КПОКМ в/ф 909/6
Связаны из ниток фабричного производства красно-зеленого цвета, узор в виде цветка зеленого цвета из четырех «птичек». 
Варежки женские.

--

Рукавицы – кеписсез. Нач. ХХ в.

Мастер С.М.Кашова, с. Коса;
шерсть;
ручное вязание;
28 х 12см
Поступили 02.1960 г. от С.М.Кашовой;
КПОКМ № 1468
Связаны из разноцветных тонких шерстяных ниток: пальцы желтого цвета, остальная поверхность вывязана в виде орнаментированных полос – красной, сине-розовой, красно-зеленой, розово-зеленой, сине-белой и красно-зеленой.
Рукавицы мужские, праздничные.

--

Рукавицы – кеписсез. 1970-е гг.

Продукция Кудымкарского окрбыткомбината;
кожа, мех;
шитье;
24 х 10см
Поступили 17.02.1975 г. 
КПОКМ № 3867/2
Сшиты из черной кожи с белым меховым искусственным подкладом, узор на внешней стороне в виде трех ромбиков, центральный с от-ветвленными углами, выполнен красными и желтыми х/б нитями.
Рукавицы женские.

http://togeo.ru/main/kudimkarkraevedmuseum/expositions/komi-permjac...

Коми-пермяцкая мода  http://uralistica.com/group/komipermians/forum/topics/moda

Народный костюм коми-пермяков в фотографиях  http://uralistica.com/group/komipermians/forum/topics/2161342:Topic...

Особенно широко искусство набойки было развито на Руси. Русская набойка украшала крестьянскую одежду, скатерти, сарафаны и рубахи. В Историческом музее и Музее народного искусства (Москва), в Эрмитаже и Русском музее, в музеях Иванова, Горького, Ярославля, Загорска, Костромы и других городов хранится множество прекрасных образцов этого вида народного искусства, датированных XVII—XIX вв. Там можно увидеть ткани, а также сами резные доски, с которых печатались рисунки.

Оба описанных способа украшения тканей существуют до сих пор.

КУБОВАЯ НАБОЙКА — получила свое название от куба — чана с красителем индиго, в котором окрашивалась ткань с нанесенным набивным способом узором.

НАБОЙКА — способ украшения ткани. Название получила от процесса работы, когда по доске с рисунком, наложенной на ткань, ударяли деревянными молотками для лучшего проникновения красителя в ткань.

На фото - ткани с кубовой набойкой (старинные образцы)

Старинная русская набойка по своим техническим приемам была очень близка батику — разогретый резерв (различные смеси пчелиного воска, смол и других компонентов) наносился вручную на ткань при помощи так называемых квачей (тампонов), штампиков или резных досок. После застывания резерва ткань опускали в чан, как правило, с синей краской — индиго. По окончании процесса крашения ткань просушивали, удаляли резерв, после чего на синем фоне оставался белый узор. Чан, в котором окрашивалась ткань, назывался кубом; отсюда и способ этот получил название кубовой набойки.

Нередко наносили масляной краской ярко-красный горох. Эти ткани использовались главным образом для шитья сарафанов, а нередко и мужской одежды.

Индиго - природный кубовый краситель. Название "кубовый" возникло благодаря способу изготовления красителя: его необходимо было настаивать в специальных чанах - "кубах". Искусные мастера - "синильщики", "красильщики" - могли придать ткани любой оттенок от глубокого синего до светло-голубого. Из "синюхи" шили праздничную и будничную одежду, головные уборы, ее могли использовать и при изготовлении обуви.

Позднее, в конце XVII в., научились выполнять так называемую белоземельную набойку. Рисунок в этом случае печатался резными досками по неокрашенной ткани. Количество досок соответствовало количеству цветов, образующих рисунок. Резной узор на досках часто дополнялся металлическими вставками в виде гвоздиков без шляпок, печатавших «мелкий горох», или металлических полос, изогнутых соответственно рисунку, при помощи которых узор обогащался тонким контурным рисунком, придающим ткани изящество.

Набойка кубовая. Россия. 19 в. Загорский историко-художественный музей-заповедник.

Полотна, украшенные этим способом, применялись не только в костюме, но и в интерьере.

В конце XIX — начале XX в. набивные ткани изготовлялись на фабриках и широко использовались не только в сельском, но и в городском интерьере.

Рисунки стали разнообразнее и богаче по цветовой гамме. Приобрели известность великолепные ивановские и костромские набойки.

Мастера-рисовальщики и граверы на протяжении многовекового пути развития набойки отбирали и отшлифовывали узоры, главным украшающим мотивом которых становились цветы и листья. В каждом растении эти мастера умели найти главную декоративную характеристику, прорисовать и сколорировать узор таким образом, что он сливался воедино с тканью, не разрушая ее плоскости.

В декоративных набойках нередки были изображения сцен деревенской и городской жизни, птиц и зверей. Поражает мастерство рисовальщиков и граверов, создававших декоративные композиции, необычайно слаженные, ритмичные, где даже фон между элементами орнамента воспринимался как узор.

Без постижения декоративных закономерностей которых, по существу, невозможно овладеть искусством украшения тканей.

Среди способов украшения тканей набойка - едва ли не самый простой. Для набивки тканей применялась деревянная доска с резным узором или выложенным и врезанным в толщу доски металлическими пластинками и шпеньками. Квадратные доски - «манеры» размером примерно 20x20 см делали из твердых пород дерева. На такую доску наносили специальный состав — «вапу», отпечатывали его на гладком холсте, затем ткань опускали в чан, где она окрашивалась в густой синий цвет. Зарезервированный вапой узор оставался неокрашенным и тонким графическим рисунком выделялся на синем фоне. Иногда поверх основного орнамента мастера наносили специальными трафаретами оранжевые горошины, что обогащало декоративные качества ткани. Набивка тканей не была домашним производством. Этим промыслом занимались красильщики или синильщики, владевшие небольшими мастерскими и обслуживавшие население окрестных деревень. В каждой мастерской существовал узорник или «заказник» - многометровый холст с отпечатками всех имевшихся досок. Такой узорник раскидывали на местном базаре или ярмарке и по нему принимали заказы на изготовление набойки с соответствующим орнаментом. Заказчик прилагал к номеру узора рулон гладкого домотканого полотна и через некоторое время получал его в виде готовой кубовой набойки.

На территории Вологодской губернии производство набойки было особенно развито в бывших Никольском и Грязовецком уездах. Из кубовой набойки делали занавески, скатерти, украшенные в середине крупными розетками и широкой каймой по краям; шили передники, мужские порты и рубахи, женские сарафаны. Сарафан был обязательной принадлежностью одежды вологодских женщин. Сшитый из нескольких полотнищ, с большими сборками на груди и спине, он придавал горделивую осанку фигуре, плавность походке. В орнаменте кубовой набойки преобладают растительные формы. Но это не конкретные растения, а условные ветви с цветами и листьями, геометризованные кустики, несущие в своем рисунке и плавных изгибах отзвуки живой природы. Композиции узоров кубовой набойки несложны: отдельные мотивы чередуются в шахматном порядке или повторяются рядами и косыми полосами. Ритмично и равномерно располагаются они по всему полю холста. Орнамент набойки всегда графически четкий, линейный, это своего рода гравюра на холсте. Кубовая набойка бытовала вплоть до 1930-х годов. Ее богатое орнаментальное наследие и технические принципы успешно используются ситценабивной промышленностью.

По сравнению с набойкой узорное ткачество - технически самый сложный вид украшения тканей. Его существо состоит в создании орнамента и узорной структуры в самом процессе тканья. Для этого служило специальное приспособление - ткацкий стан с натянутыми продольными нитями основы, которую поперек переплетали нитями утка. Простейший способ полотняного переплетения мастера дополняли различными приемами и усовершенствованиями. Ткачихи, не всегда умевшие написать свое имя, осуществляли сложнейшие расчеты нитей и их сплетений в различных техниках ткачества.

Среди видов тканья на Севере были особенно распространены пестрядь, ремизное и браное ткачество. Пестрядь - простое переплетение цветных нитей, образующих небольшие клетки и полосы. Из пестряди шили рубахи, сарафаны, делали передники, скатерти, покрывала. Ремизные ткани создавали с помощью дополнительных приспособлений на ткацком стане, которые позволяли сочетать гладкую и рельефную фактуру, усложнять структуру орнамента. Ремизная техника применялась главным образом в тканье скатертей и полотенец. Но более сложные и оригинальные орнаменты выполнялись браной техникой, дающей негативный узор с лицевой и изнаночной стороны ткани. Бранину применяли для украшения многих предметов одежды и домашнего обихода. Сама техника обусловила геометрический характер тканых орнаментов. В них обычны мотивы ромбов, квадратов, полос, зигзагов, угольников и других простейших фигур. Но господствует среди них мотив ромба.

Дальше смотрите другие фото - в том числе детскую льльку, доски для набойки и тд

Поставленный на сторону или углом, с отростками или мелкими ромбиками по углам, крупный или миниатюрный, целиком или поделенный на части, в сложноузорных композициях или главенствующий на конце полотенца, ромб входит в бесчисленное множество орнаментов, но никогда не бывает одинаковым.

Геометризованные формы приобретали в ткачестве и человеческие изображения, редкие в этом виде искусства. Особенно характерны они для тканей из района Великого Устюга, где составляют уникальную особенность местной бранины. На передниках, косынках, полотенцах нередко вытканы ряды человеческих фигур, женских в длинных юбках и мужских в коротких рубахах, стоящих подбоченившись, словно в хороводе. У них типичные ромбы-головы и крючья-руки. Плоскостность изображений и взаимная параллельность всех линий подчеркивают орнаментальность исполнения.

Синяя, полосатая, клетчатая и набойчатая ткань синего цвета часто использовалась в убранстве жилища. Люлька с пологом, постельные принадлежности, скатерти, половики всех оттенков индиго в 19в. и перв. половине 20в. являлись неотьемлемой частью традиционного интерьера. На фото справа - "Зыбка" - детская колыбель с пологом. (фото отсюда - irensmiren.livejournal.com/80710.html)

Литература

Мастера Русского Севера-Вологодская земля

Вступительный текст В.И.Белова
Текст И. Я. Богуславской
А.А.Рыбакова
Рецензент Д.С.Лихачев
Составление Р. А. Армеева, А. В. Блохнина

и другие источники

Тверская губерния была крупным центром набивного дела в России, славившимся своими образцами кубовой набойки. Здесь не только складывались и развивались местные традиции, но благодаря торговле и отхожим мастерам они имели широкую сферу влияния в других частях страны. Красильно-набивным промыслом занимались в старинных городах и посадах, бывших центрах Тверской земли, и в отдельных, иногда отдаленных от них селениях. С начала Х1Х века набойный промысел получает в Тверском крае широкое распространение. Набойку делали в Торжке, Зубцове, в других уездах. Но самый крупный центр находился к востоку от Твери в Горицкой волости Корчевского уезда.

Синильным делом здесь занимались примерно в пятидесяти деревнях, а в других еще и производством набойных досок. Льняные набивные ткани широко использовались для крестьянской мужской (рубахи, кафтаны) и женской (сарафаны, юбки, фартуки, платки) одежды как подкладочный материал и для различных предметом домашнего обихода (скатерти, занавеси, матрасники). В Х1Х столетии тверские мастера повсеместно производили кубовую набойку с белым узором, нанесенным «резервом» ( составом, предохранявшим рисунок во время окраски холста). Печаталась она холодным способом и отличалась прочным крашением. Мастеров по набойке называли: «синила, «синильник», «крашенинник» работали весной, одни – своей семьей в жилых избах, другие с помощью наемных рабочих, в небольших мастерских «красильнях», «синильнях» сооружавшихся около водоемов. Набойку, по-местному «узоры», наносили на ткань вручную при помощи разных набойных досок. Сначала их макали в глинистый раствор «вапу», накладывали на белый холст и, пристукивая деревянной яйцевидной колотушкой «ладушой», «печатали» или «отбивали» узор. «Вапа», просыхая пропитывала ткань, предохраняя ее от окраски в синий цвет. При промывке она смывалась, обнажая белые просветы рисунка. После просушки «лощилом», т.е. округлым стеклом, наводился глянец. Наряду с набойкой мастера занимались окраской холста ( синей и черной крашенины) и пряжи в разные цвета. Кубовая набойка Х1Х века выполнялась в разных оттенках синего цвета – от глубокого темного до более светлого. Иногда она дополнительно расцвечивалась масляными красками. В ряде мест желтый цвет «оживлялся» оранжево-красной краской. Такие яркие узоры распространены у бежецких, осташковских, весьегонских и ржевских набойщиков. В отдельных калязинских кубовых набойках орнамент наносился только красной краской. В композиционном построении тверской набойки Х1Х века преобладает традиционное шахматное расположение узора. Орнамент имеет спокойный и однородный ритм. Композиции присуща великолепная уравновешенность, гармоническая ясность взаимоотношений, большая декоративная цельность. Общий упадок набивного дела в конце Х1Х века в России, связанный с развитием мануфактурной промышленности, вызвал резкое сокращение ремесленного производства.

Образец крашенины с биркой владельца, начало 20в, Вологодская губ.
В баночках - натуральные красители для ткани, конец 19 века, Узбекистан, г.Самарканд.

Тверская губерния была крупным центром набивного дела в России, славившимся своими образцами. Здесь не только складывались и развивались местные традиции, но благодаря торговле и отхожим мастерам они имели широкую сферу влияния в других частях страны. Красильно-набивным промыслом занимались в старинных городах и посадах, бывших центрах Тверской земли, и в отдельных, иногда отдаленных от них селениях.

С начала Х1Х века набойный промысел получает в Тверском крае широкое распространение. Набойку делали в Торжке, Зубцове, в других уездах. Но самый крупный центр находился к востоку от Твери в Горицкой волости Корчевского уезда. Синильным делом здесь занимались примерно в пятидесяти деревнях, а в других еще и производством набойных досок.

Льняные набивные ткани широко использовались для крестьянской мужской (рубахи, кафтаны) и женской (сарафаны, юбки, фартуки, платки) одежды как подкладочный материал и для различных предметом домашнего обихода (скатерти, занавеси, матрасники). В Х1Х столетии тверские мастера повсеместно производили кубовую набойку с белым узором, нанесенным «резервом» ( составом, предохранявшим рисунок во время окраски холста). Печаталась она холодным способом и отличалась прочным крашением. Мастеров по набойке называли: «синила, «синильник», «крашенинник» работали весной, одни – своей семьей в жилых избах, другие с помощью наемных рабочих, в небольших мастерских «красильнях», «синильнях» сооружавшихся около водоемов.

Набойку, по-местному «узоры», наносили на ткань вручную при помощи разных набойных досок. Сначала их макали в глинистый раствор «вапу», накладывали на белый холст и, пристукивая деревянной яйцевидной колотушкой «ладушой», «печатали» или «отбивали» узор. «Вапа», просыхая пропитывала ткань, предохраняя ее от окраски в синий цвет. При промывке она смывалась, обнажая белые просветы рисунка. После просушки «лощилом», т.е. округлым стеклом, наводился глянец. Наряду с набойкой мастера занимались окраской холста ( синей и черной крашенины) и пряжи в разные цвета.

Кубовая набойка Х1Х века выполнялась в разных оттенках синего цвета – от глубокого темного до более светлого. Иногда она дополнительно расцвечивалась масляными красками. В ряде мест желтый цвет «оживлялся» оранжево-красной краской. Такие яркие узоры распространены у бежецких, осташковских, весьегонских и ржевских набойщиков. В отдельных калязинских кубовых набойках орнамент наносился только красной краской.

В композиционном построении тверской набойки Х1Х века преобладает традиционное шахматное расположение узора. Орнамент имеет спокойный и однородный ритм. Композиции присуща великолепная уравновешенность, гармоническая ясность взаимоотношений, большая декоративная цельность.

Общий упадок набивного дела в конце Х1Х века в России, связанный с развитием мануфактурной промышленности, вызвал резкое сокращение ремесленного производства.

Синельник - тот, кто красит ткани в синий цвет. (Ф) или выделывающий синель - особый вид нитей.

На фото ниже - ткань, кубовая набойка

Историческое развитие искусства набойки

Изобретена набойка была, по-видимому, в Индии. На Руси она появилась через посредство купцов, торговавших с восточными странами. Сведения о ней встречаются уже в источниках, относящихся к X в. Сначала набивным делом на Руси занимались иконописцы-травщики. Но потом оно было освоено народными умельцами и получило широкое распространение в крестьянской среде. Из всех видов узорных тканей набойка – самая дешевая. Одежду из нее носили и деревенские жители, и небогатые горожане.

Существовали два основных типа набивных тканей: белоземельные – с рисунком по белому фону, и кубовые – с рисунком по фону синему.

И в том и в другом случае узор на ткань наносили вручную, при помощи специальных резных досок – «манер». Их изготовляли из цельного куска твердой древесины (березы, клена, груши). Доски имели квадратную или прямоугольную форму, реже – клиновидную. Обычный размер такой доски – 20 х 20 см. Толщина – 3–5 см. Рисунок на манерах вырезался и был рельефным.

Если необходимо было нанести на ткань многоцветный рисунок, то пользовались несколькими досками. Для каждой краски готовилась отдельная доска, на которой вырезался не весь узор, а лишь его фрагменты, соответствующие данному цвету. Манеры накладывались на холст одна за другой – сколько красок в узоре, столько и досок. Так получалась ткань с рисунком, окрашенным в несколько цветов.

До конца XVII в. для нанесения узора на ткань применялась масляная краска. Краской пропитывали натянутый на раме кусок сукна. На него помещали доску с узором. Ткань расстилали по столу, покрытому чистым сукном. Доску накладывали на полотно и били по ней деревянным молотком. Краска переходила с доски на ткань. Операция повторялась до тех пор, пока вся материя не покрывалась узорами. Потом на смену этому способу пришел другой. Рисунок на набойной доске стали покрывать веществом, которое препятствовало переходу краски на ткань. Называлось оно «вапа» и могло быть разным по составу. Но обычно его готовили, растворяя в кипящей воде белую глину, купорос (соль серной кислоты), растительный клей и немного говяжьего жира. С рельефного рисунка на доске вапа переходила на ткань, которую затем опускали в кубовую краску. Получался белый узор на синем фоне. От вапы ткань отполаскивали в слабом растворе серной кислоты. Если основу вапы составлял воск, то достаточно было промыть готовую набойку в горячей воде.

Еще одним способом производства набойки была вытравка. Этот способ заключался в том, что на окрашенную ткань наносили с набойных досок вещество, окисляющее и разрушающее синюю краску. Результатом, как и при использовании вапы, был белый узор по синему полю. Но вытравку чаще всего использовали тогда, когда узор состоял из мелких деталей и его воспроизведение требовало четкости линий.

Набивкой ткани занимались красильщики, или синильщики, которые владели небольшими мастерскими и обслуживали население окрестных деревень. В каждой мастерской существовал образец – многометровый холст с фрагментами всех узоров набивных досок, имеющихся у владельца. Этот образец назывался узорником, заказником или маренником. Такой узорник раскидывали на местном базаре и по нему принимали заказы. Мастера-отходники брали его с собой, когда отправлялись на заработки в другие губернии.

Узоры набойки в основном были геометрическими и состояли из точек, кругов, квадратов, звездочек. С помощью этих простых фигур разрабатывались растительные мотивы (листики, ягодки, веточки, лепестковые цветы и т. д.). Но на набойных тканях встречаются и более сложные изображения: всадник, птица Сирин, грифон, древо жизни. Искусные мастера могли составить даже целую сюжетную композицию, в которой были представлены несколько персонажей.

Появление новых технических приемов изготовления набойки дало мастерам возможность усложнить рисунок и ввести в него мелкие детали. Один из таких приемов состоял в том, что контуры рисунка выкладывались шляпками вбитых в дерево гвоздиков, проволокой или медными пластинками, врезанными в поверхность доски.

На фото - доски для набойки

Орнамент набойки всегда графически четкий, линейный. В нем не используются оттенки и полутона. Это своеобразная гравюра на холсте. Такое сравнение не случайно, потому что мастера-набивщики часто заимствовали элементы узора из гравированных книжных иллюстраций и лубочных картинок.

Набивные ткани были яркими, декоративными. Они заменяли крестьянам шелк, бархат, атлас – дорогие привозные материи, которыми могли пользоваться лишь люди состоятельные. Из набивных тканей шили как женскую одежду (сарафаны, передники, верхние части рубах), так и мужскую (рубахи, порты). Набойка использовалась в облачениях священников и в церковной утвари. Ею обтягивали переплеты книг. В технике набойки изготовляли даже полотнища знамен.

На территории Вологодской губернии небольшие мастерские по производству набивных тканей были почти в каждом уезде. Но особенно интенсивно это ремесло развивалось в Грязовецком, Каргопольском, Никольском и Устюженском уездах.

С конца XVIII в. фабричное производство набивных тканей (миткалей и ситцев) постепенно начало вытеснять ручной способ их изготовления. Однако и на протяжении всего XIX, и в начале XX в. это ремесло еще кормило целые уезды.

С начала 19 века набойный промысел получил в России широкое распространение. Набивные ткани широко использовались для крестьянской мужской (штаны, рубахи) и женской одежды (сарафаны, юбки, фартуки, платки), как подкладочный материал (например, для кафтанов), а также для изготовления различных предметов домашнего обихода (скатертей, занавесок, наматрасников). У многих народов складывались и развивались собственные традиции создания набойчатых тканей.

http://www.narodko.ru/article/bati/naboika.htm

Н. Соболев
"Набойка в России"

Машинное производство набивных тканей основано на кустарном промысле. Промыслом этим была ручная набойка или ручная набивка тканей. Ручная набойка, кормившая в России целые уезды, исчезла почти повсюду за сравнительно короткое время и заменившие ее набивные фабрики нивелировали труд кустарей набойщиков, искусство которых заложило основу механического печатания.

О распространенности искусства набивки тканей на Руси свидетельствуют многочисленные остатки набоек той эпохи, хранящиеся в музеях, ризницах церквей и монастырей. Представители этого искусства находились при дворе московского государя.

В старинных книгах приказов, монастырских описях и других актах встречаются указания на набойки, из которых шили церковное облачение, одежды священников, переплетали из них книги, шили шатры и знамена для полков, делали занавесы (см. рис. стр.4), перины, кафтаны и сарафаны, оклеивали сундуки и ризницы – словом набивку можно встретить везде. Производство набивки началось не в период Московского царства и не на Руси. Его надо искать в более отдаленных временах. Искусство украшать ткани пришло на смену искусству украшать себя. Татуирование тела сменилось раскрашиванием от руки одежды. Раскрашивание это постепенно видоизменялось и пришло к современной технике набивного производства. Раскрашивание тканей, достигшее высокой степени совершенства в Индии, крайне сложные технические приемы работы и благоприятные условия развития – все это, взятое вместе, заставляет предполагать, что именно в этой стране зародилось набивное дело. Изобилие красящих веществ и высокая культура хлопка (на хлопчатобумажных тканях краска ложится лучше, чем на каких-либо иных), замкнутость страны, с ее делением на касты, среди которых была и каста красильщиков, передававших свои познания только своим членам и преемственность от отца к сыну – все это делало Индию классической страной набивного дела.

Несмотря на то, что при современной технике многие приемы работы из-за их сложности не используются, некоторые из них до сего времени употребляются на Востоке, вызывая подражание себе на европейских мануфактурах. Примером этого может служить крашение способом «бандана». Отдельные места ткани перевязываются узлами и при окрашивании остаются защищенными. При вторичном окрашивании перевязываются узлами другие места, и таким образом получаются своеобразные узоры. Другой способ, получивший при перенесении его французами из колоний Юго-Восточной Азии в Европу название «воскового» или «фарфорового» печатания, также имеет принцип защиты некоторых мест рисунка от действия другой краски посредством нанесения на ткань узора смесью смолы с воском. Узор наносился горячей смесью кистью, позднее формой. Набитую таким способом ткань опускали в раствор. Защищенные восковой смесью места ткани не окрашивались и после крашения, смытые горячей водой, оставались белыми на цветном фоне. Способ этот дал технологию, которая существует в современном ситценабивном производстве, где смола и воск заменены более дешевыми, отвечающими уровню современного технологического процесса материалами. Такую же технологию окрашивания ткани с использованием воска имеет «батика».

Отрывочные сведения о набивном деле и истории его развития не дает возможность представить полную картину его распространения. Уже за 12 столетий до Рождества Христова в Финикии для крашения тканей использовали пурпур. Применение пурпура вписало в историю крашения тканей красивую легенду. Пурпуровая краска на самом же деле не давала такого роскошного яркого цвета, какой является в нашем воображении. Цвет пурпура несколько мутноватый и имеет несколько оттенков, начиная от цвета свернувшейся крови и до голубоватого и фиолетового. Окрашенные пурпуром ткани обладали необыкновенной стойкостью. По словам Плутарха, одежды Дария Гистаспа не изменили своего цвета, пролежав в кладовых дворца около 190 лет.

Из Финикии крашение тканей распространилось в Палестину. В Библии упоминается о повсеместном распространении крашения тканей.

Уже в древности, не довольствуясь одним крашением, на ткань стали наносить узоры. Геродот упоминает, что жители Каспийского побережья изображали на своих одеждах различных животных весьма стойкими красками. Особенно высоко стояло это искусство в Египте Целые кварталы занимали цехи красильщиков В древних папирусах описываются сложные технологии крашения тканей. Плиний говорит, что египтяне помещали на белой ткани различные вещества, которые при одном и том же способе окрашивания, давали различные цвета. К таким веществам надо отнести уксусно-глиноземную соль. Жирную глину растворяли в кислом соке пальмовых деревьев и затем добавляли в этот раствор соду. Таким образом, получали вещество, которое затем использовали в технологии крашения тканей.

В Греции крашение тканей не получило такого развития, так как культура этой страны простая и суровая не оказала большого влияния на развитие этого искусства. У римлян это искусство получило большее распространение. Существовал особый цех красильщиков, хранивший секреты производства, разглашение которых было воспрещено. Технологии производства римлян до нас не дошли, но вещества, применявшиеся в производстве, известны. К ним относятся корень альканы, орсель, марсена, вайда, орешки, гранатная корка, египетская акация, железный и медный купорос, естественные квасцы. Включение в состав Римской империи Малой Азии, славившейся этим искусством, и перенесение столицы в Константинополь вдохнуло в начавшее дряхлеть римское искусство новую жизнь и дало новые формы, развитие которых мы видим в пышную эпоху Византии. Необычайное развитие этого искусства в Сирии, специальные императорские фабрики в самой столице – все это исчезло с падением Константинополя.

Появление на смену Византии романского искусства оставило много тканей с причудливыми орнаментами и животными. Это была эпоха тетралогического или звериного стиля. Ткани этого времени набивались не только одними красками, но и растворами золота и серебра. При Строгановском училище в Москве в Художественно-Промышленном училище хранится ткань этого времени. Набойка по темно-синему фону исполнена серебром. В качестве ткани взят деревенский холст (см. рис. на стр. 11). Распространение этого искусства породило и соответствующую литературу. В 1429 году в Италии выходит сборник способов крашения. Франция становится центром набивного производства. В предместьях Парижа Жиль Гобелен основывает большую фабрику. В соседние с Францией страны из-за религиозных преследований бежали ремесленники-гугеноты, что послужило распространению набивного искусства Франции в других странах. Единственным способом нанесения узоров на ткань до 1735 года была ручная набивка. В ходе естественного совершенствования технологического процесса производства появляется машинный способ набивки тканей. Машинный способ набивки тканей постепенно повсеместно вытесняет ручную набивку.

В России возникновение и развитие набивного искусства в большей степени находилось под влиянием Востока, чем Запада. Подражание Востоку велось в широких масштабах. Вырабатываемая продукция давала названия местностям, где она производилась. Московский район Хамовники происходит от индийского слова хаман, то ест бумажное полотно. В свое время существовало село Киндяково, название которого происходит от киндяков – набивных бумажных тканей, привозимых из Персии. Набивное искусство в России существовало уже в XII веке. Первыми мастерами были иконописцы. В Московской Оружейной палате хранится верх походного шатра царя Алексея Михайловича второй половины XVII века. Великолепная набойка исполнена иконописцем Салтановым. На широкое распространение этого производства указывает существование в свое время в Торговых рядах специального Крашенинного ряда, услугами которого пользовался дворец Государя Московского, если не хватало своих запасов.

Мастера, которые занимались пестрением тканей красками, назывались «пестрядильниками».Набойки, выбойки, киндяки и другие набивные ткани играли большую роль в обиходе людей того времени. Из них делали церковное облачение, знамена, шатры, одежду, переплетали книги. Постоянное употребление бумажных и льняных набоек заменялось более дорогими шелковыми и бархатными тканями иностранного производства. Уклад жизни людей того времени предъявлял свои требования. Дорогие парчовые, шелковые ткани заменялись набойкой, узоры которой имитировали дорогие оригиналы, а времени на изготовление такой ткани много не требовалось. Первоначально нанесение узоров делалось масляной краской и никаких химических операций над тканью не производилось. Большинство набоек исполнялось одним тоном и лишь изредка расцвечивалось сверху от руки другими красками. Основное внимание уделяли форме рисунка. Архивные названия узоров отмечают характерные черты рисунка и помогают восстановить узоры тех набоек, которые не сохранились до нашего времени: травчатый, уступами, лапчатый, дорогами, личинами, струями, репьями, копытцами, шахматный и т. д.. Кроме того, в привозных тканях встречаются названия, определяющие место изготовления: исфаганские киндяки, индийские выбойки и другие. Характерными являются и старинные названия цветов ткани: сахарный, алый, багрецовый, вишневый, багровый, осиновый, темно-лимонный, фиолетовый, лазоревый, брусничный, красно-кирпичный, темно-дымчатый, рудо-желтый, светло-багровый.

Хранящиеся в Московском историческом музее (см. стр. 23), в музее при Строгановском училище, в Московской Оружейной палате старинные набойки относятся к началу XVI века. Несмотря на сравнительно позднее время их происхождения композиции рисунков этих набоек содержат мотивы более раннего периода. При оригинальности общего замысла эти рисунки в отдельных своих частях представляют собой обыкновенные мотивы. В них можно увидеть помимо старинных форм следы той культуры, которая пришла из степей азиатского Востока. В мелких составных частях этих рисунков встречаются и детали классических орнаментов, и стилизация растений, характерная для мусульманского искусства, и влияние Византии. Технологии производства того времени заставляла длительное время сохранять мотивы рисунков. Перемена рисунка связана с изготовлением новой формы для набивки и, следовательно, с изменением технологии. Долгое использование одних и тех же технологий происходило и в машинном производстве. Следует отметить, что ни одна отрасль прикладного искусства не была так свободна от влияния извне, как эта, с одной стороны, и с другой – в ней отразились те влияния и культурные приобретения, которые проникали в русскую жизнь. Много первоисточников, вызвавших подражание себе в этом деле, исчезло, но образцы русского творчества, возникшие под их влиянием, отразили в своих рисунках, как в зеркале, те формы, которые служили прототипом русским художникам. При подробном рассмотрении уцелевших образцов набоек видно, что главным был вкус народа, избегавший слепого подражания, усваивая и развивая новые формы. Ярким примером этого служит хранящийся в Московской Оружейной палате верх царя Алексея Михайловича. С лицевой стороны писанный по полотну живописным письмом, подбитой изнутри великолепной набойкой. Стиль росписи говорит о германском влиянии. Все элементы орнамента, начиная от центрального пятна и кончая мелкими поворотами листьев, носят следы заимствования мотивов с какой-нибудь грамоты германского происхождения. Совершенно иное представляет собой подложенная под эту роспись набойка. Композиция ее состоит из сплошного ковра цветов подсолнуха, василька и ежевики, соединенных перевивающимися в виде жгутов ветвями, украшенными богатой листвой. Все цветочные формы носят следы восточной стилизации. Богатая листва фона, слегка искаженные акантовые листья – наследие тех итальянцев, которые оставили много памятников своего искусства в Москве. Таким образом, на одной и той же вещи в двух отраслях художественной промышленности мы имеем совершенно различные направления.

Шелковые и бархатные парчовые изделия Востока, хлопчатобумажные набойки и киндяки разнообразных рисунков, ткани Венеции – все это служило образцами для подражания русским мастерам. Многие из этих иностранных тканей не сохранились до наших дней. Один из известных образцов подобных тканей хранится в Московской Оружейной палате. Он имеет название «Конская косынка» (см. рис. стр. 27) и представляет собой треугольник с двумя отверстиями для конских ушей. На нем по розоватому фону отдельными пятнами овальной формы расположены развернувшиеся цветки нарциссов с мелкими бутонами и листьями. Другой образец, датированный 1689 годом, находится в Московском Историческом музее. Им обита тыльная часть небольшого образа (см. рис. стр. 23). Рисунок этой ткани исполнен по светлому фону коричневато-черной краской с расцветкой зеленым тоном и представляет удлиненные огурцы, покрытые чешуей, расположенные отдельно друг от друга. По типу ткани он близок к предыдущему образцу.

Уцелели немногочисленные образцы тех набоек, которые производились в России в подражании привозным тканям. Сама ткань была грубее, рисунок тяжеловеснее, а иностранный мотив переработан в нем сообразно с пониманием национального творчества. Окружающая природа, животный и растительный мир, вышивки одежды (см. рис. стр. 77, 78,79) резьба по дереву (см. рис. стр.34), лубочные картины (см. рис. стр.68, 70, 71), узорный кафель для печей (см. рис. стр. 29, 47, 48, 49), печатная продукция (см. рис. стр.58, 59) – все это оказало влияние на композиции набивных тканей. Остатки старинных набоек отличаются примитивностью рисунка и грубостью ткани. Это комбинации небольших квадратов и шашек. По своей простоте рисунок этот является переходным от простого окрашивания ткани к созданию на ткани рисунка и носит название «веретье» (см. рис. стр. 30). Более сложный рисунок представляет собой комбинацию мелких и крупных шашек. Третий рисунок состоит из розеток, заключенных в квадратные рамки (см. рис. стр.17), перебивающиеся в пересечениях мелкими квадратными гвоздиками. Напоминает классическую мозаику полов и представляет часть фелони, исполненной черной масляной краской по холсту. Кроме таких простых рисунков имеются другие, мотивы и время появления которых трудно определить. Они не имеют никаких других характерных признаков, кроме способа передачи рисунка на ткань и грубости ткани. К числу таких рисунков относятся фелони, набитые мелкими и крупными звездами (см. рис. стр. 31). Диаметр крупных звезд 9 см. и расположены они на темно-синем фоне, покрытым белыми точками. Рисунки хранятся в Московском Историческом музее. Сюда же надо отнести и те набойки, в которых рисунок получается от геометрических построений, образуемых пересекающимися кругами. Подобные узоры встречаются в рисунках римских мозаик (см. рис. стр. 32). Большое количество набоек имеет растительный орнамент. Мотивы его пришли с Востока, с которым существовала оживленная торговля. С присоединением Казани к Руси торговля была перенесена сначала в Астрахань, затем на южное побережье Каспийского моря, на «Гилянский берег». Особо оживленная торговля велась в XVII веке. Образец ткани с цветами на темных крупных полосах и косыми линиями представляет собой подражание тканям азиатских народов. Эти «дороги» исполнялись по шелку и были в большом ходу. Подражавшие им набойки исполнялись на холсте или полотне и носили старинное русское название «дорожников» (см. рис. стр. 14).Тканями этого типа торговали в Астрахани приезжавшие из Персии «шаховы люди». Со второй половины XVII века в Астрахань начинают приезжать много крестьян-торговцев из Иванова-Вознесенска. Рисунки этих «дорожников» представляют собой комбинации однотонных или цветных полос, гладких или покрытых мелкими цветами, т. е. представляют собой восточный растительный орнамент. К полосатым тканям, исполнявшимся в России, добавлялась кайма (см. рис. стр. 34) самобытного характера. На кайме полосатой набойки в середине изображен орел с двумя павлинами по бокам. По типу этих птиц видно сильное влияние пряничных форм, которые имели большое распространение в допетровской Руси.

Переходя от полосатых тканей, имеющих растительный рисунок, следует отметить ткань, покрытую отдельно разбросанными розетками на фоне мелких треугольников (см. рис. стр. 34). Такие набойки встречаются на фелонях, переплетах книг. Набоек с подобным рисунком много. Отличаются они друг от друга цветками розеток, которые разбросаны по фону, чередуясь с небольшими розетками иного характера, или посажены в шахматном порядке и имеют подвешенные снизу гирлянды. Розетки большого размера чередуются с очень мелкими. Это стилизованная форма цветка ромашки. Легкость исполнения давала большую возможность вариаций этого мотива. В этих набойках просматривается влияние предметов домашнего обихода, украшенных резьбой по дереву. В Художественно Промышленном музее при Строгановском училище хранится набойка, в которой между небольшими полосами с правильным узором в виде треугольников, заполненных белыми кружочками, идет волнообразный стебель с цветками, с одной стороны, и ягодами с другой (см. рис. стр. 36). Рисунок этот напоминает резные украшения деревенских построек севера России. Набит темно-синей краской по белому холсту. Более позднее производство отличается от раннего точностью рисунка, как и машинное от ручного. К типу рисунков народного стиля можно отнести набойку с отдельными небольшими цветами, напоминающими подсолнухи. Трактовка рисунка примитивна и выполнена в стиле резьбы по дереву (см. рис. стр. 37).

Набойка, исполненная суриком (см. рис. стр. 24) по серому холсту, представлена сплошным рисунком с правильными завитками, на концах которых расположены цветы. Тип узора напоминает басменные оклады византийских икон. Среди других более сложных рисунков интересен мотив все того же развернутого цветка, но лишенного геометрического фона. Масса небольших лунообразных листочков с мелкими розетками заполняют фон ткани (см. рис. стр. 37). Тип лепестков выдает восточный мотив. В другой набойке сохранены все черты Востока (см. рис. стр. 38). Заполнение фона, с помощью тесного расположения фигур, введение розеток наряду с «огурцами», ряд завитков – все это создало русскую набойку, взявшую мотивом иностранный образец. Беря за основу иностранные мотивы тканей, русские художники добавляли в них свое представление и таким образом, видоизменяя, получали типичную русскую набойку(см. рис. стр. 38, 39).

Среди цветов персидского растительного орнамента большую роль играет цветок гвоздики, эволюцию которого в русских набойках трудно проследить за отсутствием многих переходных мотивов не дошедших до нашего времени. В Художественно-Промышленном музее при Строгановском училище хранится кусок набивки, рисунок которой носит черты персидского растительного орнамента(см. рис. стр. 40). Толстый черный контур, в который заключены формы цветка, придает этому рисунку сходство с декоративными росписями стен церкви Василия Блаженного в Москве, где цветочные формы окаймлены таким же контуром. Заполнение квадратиками фона – обычный прием народной набойки XVII века, не оставлявшей пустого поля. Мелкий фон не подходит к рисунку в плотную, а оставляет вокруг всех форм тонкую полоску чистой ткани. Набойка эта слегка иллюминована желтоватым и красноватым тонами.

Заимствование мотивов рисунка для набоек с дорогих парчовых тканей Востока было обыкновенным явлением. Оплечье фелони, хранящееся в Художественно-Промышленном музее при Строгановском училище представляет собой подобный пример. В этой набойке цветы персидских лотосов образуют розетки в богатых рамах, чередующиеся с другими крестообразно расположенными растительными формами. Хотя восточные мотивы переработаны здесь русским мастером, все же формы первоисточника слишком ясно видны (см. рис. стр. 42). Рисунок исполнен на сером холсте черной краской с расцветкой поверху желтым и красным тонами. Типичный мотив рисунка представлен на набойке, где узор нанесен по голубому фону черной краской (см. рис. стр. 43). Крестообразный мотив розетки взят с дорогой, затканной золотом или серебром ткани. Стилизованный ячмень заимствован из растительного орнамента Востока. Рисунок набойки (см. рис. стр. 44) представляет восточный мотив, в котором круглые пятна цветов похожи на розетки, встречающиеся в затканных серебром и золотом шелковых платках. Между круглыми и овальными красными пятнами розеток цветов идут черные листья орнаментов.

Подражанием тканным шелковым платкам является набойка шелкового платка (см. рис. стр. 46). Узор этого платка, исполненный темно-красным и черным тонами, носит восточный характер.

Иной тип рисунка представляет набойка, подражавшая венецианским бархатам XVII века (см. рис. стр. 47). Крупные цветы «лапами» с мелкими розетками и хвостиками .Рисунок исполнен на темно-синем фоне черной краской. Этот тип рисунка распространен. Часто в нем орнамент преобладает над фоном.

Примером «репейчатых» или «обращатых» набоек, исполненных под впечатлением восточных изразцов, служит набойка на рис. на стр. 47. Это чередующиеся в рамках отдельные мотивы, часто встречающиеся в иранской мифологии. По сходству форм они напоминают ассиро-вавилонские изображения «древа жизни» и другие дошедшие до нас барельефы. Широкое пространство фона заполнено квадратами. В другой набойке деление рамок взято в иных пропорциях (см. рис. стр. 48). Сам рисунок настолько насыщен, что кажется втиснутым в рамку. Ряды ваз с греческими акротериями чередуются с цветами, бутоны которых носят византийский характер. К этому же типу можно отнести набойку (см. рис. стр. 49) с богатым рисунком, представляющим чередующиеся ряды фантастических цветов с розетками и зверушками. Сохранившая восточные формы, набойка эта по преобладанию рисунка над фоном, по трактовке цветов и розеток является образцом русского творчества XVII века.

По богатству композиций и красоте мотива можно выделить две набойки: это царская палатка и часть фелони, образцы которой хранятся Художественно-Промышленном музее при Строгановском музее (см. рис. стр. 51). Орнамент акантовых листьев итальянского стиля чередуется в ней с розетками, представляющими распущенные цветы гвоздики и водяной лилии. Завитки листьев указывают на влияние западного искусства, а в цветах прослеживаются традиции Востока. Здесь удачно сопоставляется два различных влияния: западного и восточного, оказывающих на работу русских художников в конце XVI или начале XVII веков.

Широко распространенные в XVI веке изделия из финифти или расписной эмали, с ее типичным приемом раскраски «усами» оказывали свое влияние на характер рисунка набойки (см. рис. стр. 53). Мотивы тюльпанов и других цветов, широкая раскидка стеблей указывают на персидские первоисточники, давшие схему рисунку, обработка которых напоминает финифтевую живопись.

Китай со своими своеобразными орнаментациями имел тоже некоторое влияние на русское искусство. Встречались ситцы, носившие название китаек. Они далеки от первоисточника, но среди древних набоек есть некоторые, по типу композиции близкие к оригиналу (см. рис стр. 55). К числу таких надо отнести фелонь с бархатным оплечьем, исполненным в турецком или крымском стиле по песочному фону зеленой и темно-красной краской. Сама фелонь набита по синему фону черной краской и представляет собой переделку китайского рисунка русским художником.

Декоративная роспись стен также имела влияние на набойку. Фелонь (см. рис. стр. 58) имеет рисунок, созданный под влиянием этих декоративных украшений. В мотивах росписей ярославских церквей есть много общих черт с этой набойкой, в луковицах со стилизованными корнями, в растущих из них цветах гвоздики, василька, тюльпана, свободно разбросанных по фону из широких листьев, покрытой мелкой тушевкой.

Металлические произведения германских мастеров со следами готики в травном орнаменте имели большое распространение и влияние на характер рисунков в набивке тканей. Набойка (см. рис. стр. 57) отражает это влияние. Широкие завитки, покрытые мелкой готической листвой, свободные повороты орнамента дают красивый декоративный мотив. В таком же стиле исполнена и набойка на рис. на стр. 19. Стиль рисунка этой ткани напоминает металлические басменные украшения окладов икон и других металлических изделий. Первые печатные украшения книг выполнялись в таком стиле (см. рис. стр. 58). Типографские украшения, попадавшие с Запада вместе с первыми лубочными картинами и гравюрами, дали образцы растительного орнамента, исполненного совершенно в ином стиле, чем те , которые создавались под влиянием Востока.

Усиление влияния Запада на Россию также отражается и в производстве набивных тканей (см. рис. стр. 60). Скатерть времен императрицы Елизаветы Петровны набита двумя красками, красной и черной, и по типу рисунка напоминает гравюру. Однако следует отметить, что растительный орнамент Востока, персидская гвоздика, еще долго будет встречаться в рисунках набоек.

Появление в рисунках новых форм дает и узоры иного типа (см. рис. стр. 61). Набойка на переплете книги XVII века напоминает металлические накладки елизаветинской эпохи. Отдельные ее части лишены гибкости и общей схемы. К этому же времени относится набойка с растительными формами восточного орнамента (см. рис. стр. 62). Развернутый лотос, гвоздика, василек и ромашка были стилизованы русским мастером и носят отдаленные черты своего происхождения. В мотив рисунка были введены листья дуба, покрытые точками, придавшие своеобразный характер рисунку. Еще более своеобразной является набойка, выполненная черной и розовой красками по грубому накрахмаленному холсту, служащая переплетом книги (см. рис. стр. 63). Композиция набойки сложилась под влиянием французских тканей. Не имея общей схемы, намеченной заранее, она представляет собой образец рисунка, создававшегося во время резьбы формы. Возникновение рисунков, подражавших богатым французским тканям, было обязано моде, охватившей состоятельные классы населения России. Другая часть населения, не имевшая возможность покупать дорогие ткани, довольствовалась выбойкой в подражание им Под французским влиянием выполнен рисунок фелони (см. рис. стр. 66), в котором присутствует широкая раскидка рисунка и свободное направление тушевки орнамента.

Пряничные формы с их своеобразным фантастическим миром птиц и других животных оказали влияние на рисунки набоек (см. рис. стр. 72; 73). Представляет мотив народного творчества. Интересной является занавеска из коллекции Художественно-Промышленного музея при Строгановском училище (см. рис. стр. 5). В ней заморские птицы помещены на ветвях фантастических цветов. Некоторые из них созданы под влиянием пряничных форм, другие под влиянием лубочных картин. Верхняя полоса орнамента выполнена под французским влиянием, господствовавшим по всей Европе и, в частности, в России со второй половины XVIII века.

Всевозможные лубочные картины, известные в России уже в XVI веке, в последующую эпоху получили еще большее распространение. Ввозимые с Запада и гравируемые в России, они украшали хоромы царевны Софьи Алексеевны. В 1686 году у патриарха Никона их было 270 листов. Лубочные картины прочно вошли в быт России того времени. В эпоху царя Петра они вместе с пряничными формами дают новые мотивы украшений тканей. Первые клише прямо печатали на материи без соблюдения какого-либо порядка. Подбирали одно клише к другому и таким образом заполняли ткань случайными сюжетами форм (см. рис. стр. 68).На занавеси рядом с райской птицей, заключенную в орнаментованную окружность, попали пирующие люди, сражение царя Александра Македонского, охота на птиц и т. д. Все сюжеты заключены в однотипный орнаментный бордюр. Подобный набор клише, предназначенный для печатания лубочных картинок, не подходил для набивки тканей. Появились специальные доски с рисунками для набивки тканей. Тип рисунка вначале представляет иконописный характер, впоследствии приобретает черты светскости, отражая особенности эпохи. На занавеси времен царя Петра с богатой каймой сверху в стиле Людовика XIV изображены два воина, едущие навстречу друг другу. В самих костюмах воинов отразилась эпоха царя Петра.

Громадный занавес, сшитый из отдельных полотнищ и окаймленный широким узором, отчасти напоминающим французское кружево с мелкими розетками, в которых видны цветы гвоздики, заключает повторяющиеся фигуры всадников, мчащихся навстречу друг другу (см. рис. стр. 70). Наряду с воинственными сюжетами встречаются мирно едущие всадники, чередующиеся с фигурами беседующих люде (см. рис. стр. 71). В этих рисунках присутствует боязнь больших плоскостей фона и постоянное его заполнение. Свободные места фона заполняются типичными розетками, надписями, орнаментами, штриховкой. Большое распространение имеют птицы, встречающиеся так часто в набойках, взятые с пряничных форм или лубочных картин, заполняющие пустые места фона. Со времен царя Алексея Михайловича они не перестают встречаться в декоративных украшениях. В деревянной резьбе, в росписи различных предметов домашнего обихода, в тканях постоянно встречаются птицы, но различные эпохи накладывают на них свой отпечаток. Холст с набитым синим тоном птицами, щиплющими ягоды (см. рис. стр. 74). Изображение птиц стилизованное и совершенно иного характера, чем птицы, и выполненные на паневах, хранящихся в Художественно-Промышленном музее более позднего времени. Стилизация их более грубая (см. рис. стр. 6). Птицы расположены в шахматном порядке, чередуются с веточками, имеющими листья в виде турецких огурцов. Чтобы отделить их от фона, они покрыты грубыми точками, заполняющими их туловище и поверхность листьев. Более изысканно нарисованы птицы, взлетевшие над небольшими деревцами. Эта правильность и утонченность форм рисунка, которая получилась от изгибов металлической манеры, дает некоторую сухость изображения и лишает набойку той живописности, которая присуща деревянным «цветкам» (см. рис. стр. 75). По синему фону с тонким белым контуром нарисованы птицы, переступающие с ветки на ветку. Набитые поверх желтой и красной масляной краской группы пятнышек придают нарядный вид сарафанам (см. рис. стр. 1). Манера рисунка более интересная, чем металлическая. Рисунок, расположенный в центре большого синего платка, резко отличается от типа узора борта платка. Рисунок в центре носит восточный характер, мотив же борта напоминает вышивку. Птицы, попавшие на этот платок с какой-то другой формы, вписались в общий характер борта и составили общую композицию узора. (см. рис. стр. 76).

Узоры вышивок оказали свое влияние на рисунки набоек (см. рис. стр. 77).Здесь представлена фелонь с примитивным рисунком «городками», которые идут между полос, чередуясь с переплетенными веточками трав. Рисунок исполнен голубоватым тоном по светлому холсту.

Переработанный персидский мотив орнамента набойки напоминает вышивку юга России, идущую богатым узором между полосами, изображающими переливы шелка (см. рис. стр. 78). Полосатые французские ленты, вышитые золотом, дали свое повторение в набойке. Золотые вышивки бортов мундиров павловской эпохи, гирлянды, перевитые цепями, полоски в виде елочек и т. д. – все это дает образцы для набоек той эпохи (см. рис. стр. 79). К этому же времени относится и другой рисунок, исполненный широкой манерой на простом грубом холсте. В центре в четырехугольной рамке расположено здание с куполообразной крышей и колоннами. По бокам здания расположены цветы в стиле пряничных форм. Все это заключено в орнамент в виде широких ремней, огибающих звезды, расположенные в углах квадрата (см. рис. стр. 80). В центре большого платка изображена взлетевшая птица (см. рис. стр. 81). Это одноглавый орел, держащий ветки пальмы. Орел повторен на рисунке шесть раз между цветами борта платка. По борту платка расположены вазы с цветами, стоящие под сводом ветвей. Стилизация всех элементов рисунка и общая композиция исполнены с большим мастерством.

В XIX веке в набивном производстве тканей появляется стремление придать плоскостным рисункам рельефность и больше натуральности.

Начиная с первой четверти XIX века русская набойка окончательно утрачивает свою самобытность. Ее трудно отличить от Западной. Исключение составляют только те набойки, которые приурочены к какому-либо событию. Такова набойка, выпущенная вскоре после открытия памятника Минину и Пожарскому в Москве (см. рис. стр. 85).Она представляет собой пример имперского стиля. Эта набойка явилась прототипом всех последующих, исполнявшихся на тему выдающихся событий того времени. Примером могут служить набивные платки, выпущенные по случаю коронации.

http://farsiiran.narod.ru/clothes/parchesobolev.htm

НАИМЕНОВНИЯ ОДЕЖДЫ В СОВРЕМЕННОМ КОМИ-ПЕРМЯЦКОМ 
ЯЗЫКЕ (функционально-семантический аспект)
Кривощёкова Александра Григорьевна

Наименования верхней одежды 
Дубас – старинная женская одежда. В книге «Коми-пермяцкий 
национальный костюм» (2006), в нескольких местах отмечен способ изготовления дубаса и его особенности. Так, говорится, что он сшит из шерсти полотнищ домотканого синего набивного холста. Два передних голенища гладкие, на вздержке. Остальные аккуратно присборены в мелкую складку. Лямки узкие, пришивные, сходятся на спинке, сшиты из того же холста. Узор ткани составляют белые контурные ромбы с кружочками на углах (КПНК 2006: 35). Далее вся информация, касающаяся способа изготовления того или иного предмета одежды или его качества, была нами заимствована из названного источника, а также в работе использованы интернет-ресурсы. Юр вылас сылöн ыджыт кашемировöй подшалок, вывтас зелёнöй дубас, да сэтшöм кузь, что Овдя эз вермы тöдны, мый кöмалöма попадья (В. Климов). Досл. «На голове у нее большой кашемировый платок, на ней зеленый дубас, да такой длинный, что Овдя не смогла понять, во что обулась попадья». 
Лексема дубас по своему происхождению русская (из материалов википедии https://ru.wikipedia.org/wiki/Дубас) проникла в язык коми-пермяков, по всей вероятности, вместе с данным видом одежды. Она (лексема) зафиксирована в коми-пермяцком лексикографическом источнике (Баталова, Кривощекова-Гантман, 1985: 130). В настоящее время слово составляет пассивную группу слов, относится к историзмам.

Запон в зн. «фартук, передник» – старинная мужская и женская одежда. Представляет собой подпоясываемый фартук, предназначенный для сохранности от возможного пачкания обычной одежды. Сшит из полотнища белой х/б ткани. Верхний край передника заложен в редкую складку на пояске. Для женщин было принято шить запон «передник» повседневный и праздничный. Нижний край праздничного запона украшали вышивкой. Одзас прошваöн вурöм йöрнöсыс кодь жö чочком запон (М. Лихачев). Досл. «Перед ней кружевной, такой же, как и рубашка, белый фартук». Данный предмет одежды, в зависимости от его предназначения, мог иметь прилагательное-определение, например, соса запон досл. «фартук с рукавами». Этот вид передника носили мужчины, работая в лесу. При работе он надежный защитник от грязи. Николай Рогов своей работе «Материалы описания быта пермяков» (1860) пишет так: «С целью предохранить одежду от грязи, разрывов, скорого износа, во всякое рабочее время Пермяки носят еще, сверх рубашки, шабура, понитка, зипуна, так называемый запон – нагрудник. Это своего рода рубашка, также с рукавами, прорехой и завязками у ворота, или с круглой дырой для головы, отличающаяся от настоящей рубашки тем, что во всех частях шьется шире он, длиною напереди до колена, а назади только до пояса. Запон шьется из толстого конопляного белого холста» (Рогов, 1860: 6). По происхождению слово является русским. Коми-пермяки 
заимствовали слово вместе с предметом.

Зипун – зимняя одежда коми-пермяков. Представляет собой полупальто без воротника, изготовленное из грубого самодельного сукна ярких цветов со швами, отделанными контрастными шнурами, облегающее фигуру, с неширокими рукавами. В письменных источниках впервые упоминается в «Домострое». Термин широко известен с XVII века, им обозначается мужская и женская верхняя одежда. Как правило, это была двубортная одежда с длинными рукавами, без воротника или с небольшим стоячим воротником, застёгивающаяся справа налево на крючки или кожаные пуговицы и кожаные петли. 
Опонь пасьталöма шоныт зипун, юр вылас пуктöм кукань кучикись кузь пеллеза шапка, а пиннез сёровно ляскöтöны (И.Минин). Досл. «Опонь надела теплый зипун, на голову положила шапку из телячьей кожи с длинными ушами». 
Коми-пермяки заимствовали предмет вместе с названием. В настоящее время слово входит в состав историзмов.

Йи в знач. «покромка» – разновидность пояса. Она выткана из шерстяной окрашенной нити. На концах кисти. Цветные покромки носили с праздничной одеждой. Быдöнныс нiя вöлiсö ленточкаэза кузь чикисяöсь, паськыт сарафанаöсь да кистиа йиаöсь (И.Шадрин). Досл. «Все они были с лентами в длинных косах, в широких сарафанах и поясах с кисточками». Впервые о таком пояске упомянуто в работе Н. Рогова «Материалы описания быта пермяков» (1860) Вот что он пишет: «Это - домашней работы тканец, или поясок, четвертей десять – двенадцать длиною, в полпальца шириною, из льняных или шерстяных ниток, или из тех и других вместе, белого, синего, коричневого цвета» (Рогов, 1860: 2). По своему происхождению является исконной лексемой, она представлена и в близкородственных языках (Лыткин, Гуляев, 1970: 110). Слово сохраняет свои широкие функциональные возможности, хотя зачастую заменяется русским вариантом пояс.

Кушак – широкий тканый пояс с кистями. Является преимущественно мужской деталью одежды. Коми-пермяцкий кушак выткан на белой х/б основе цветными гарусными нитками. Предназначен для опоясыванияодежды. О данной детали одежды сказано и написано довольно много. Кушак стал волшебным предметом в коми-пермяцкой фольклорной прозе. О данной детали одежды писал В.В Климов, посвятив кушаку целое стихотворение. Общеупотребительный термин кушак относится сегодня числу русских заимствований. 
Быд мортлö синнэз вылас усис ыджыт кистиэза волькыта домалöм гаруснöй кушак (И.Шадрин). Досл. «Каждому бросался в глаза завязанный гарусный кушак с большими кисточками».

Сарафан (диал. сарапан) – традиционное женское платье, обычно без рукавов у народов северных и центральных областей Восточной Европы. 
Существовало множество разновидностей по покрою и тканям. Это же название употреблялось в старину для обозначения мужского длинного кафтана особого покроя. В России, в значении мужской верхней одежды, упоминается в документах 14 в. Как женская длинная одежда, сарафан был давно известен на Руси. С 19 в его носили, в основном, крестьянки в северных и центральных областях, в Поволжье, в дореформенный период – также и горожанки. Самый старый тип сарафана – глухой, слабо раскошенный, то есть это было безрукавное платье, надеваемое поверх рубашки. Потом появился сарафан со швом спереди, или на пуговицах сверху донизу; края и середина украшались позументом. На сильно раскошенном сарафане могли быть откидные рукава. В 19 в. был распространен прямой сарафан на лямках. Самый поздний тип сарафана – юбка с лифом – пользовался популярностью в ряде районов второй половины 19 – начала 20 вв. В некоторых областях России до сих пор сохранились сарафаны старого типа (Андреева, 1997). 
В коми-пермяцком языке данная лексема довольно употребительна. 
Надо полагать, что она проникла в язык вместе с предметом. При употреблении данного слова наблюдается фонетическая адаптация наименования. Поскольку в коми-пермяцком языке нет [ф], то при заимствовании происходит звукопередача: [ф] переходит в [п]. Это касается всех лексем, содержащих данный звук. 
Сэтöн и чочком серöтöм йöрнöссэз, и кашемировöй сарафаннэз, и набивнöй дубассэз. (М. Лихачев). Досл. «Там и белые вышитые рубахи, и кашемировые сарафаны и набивные дубасы».

Пась в зн. «шуба» – это длинная меховая одежда, разного покроя. 
Лексема является общепермской по происхождению (Лыткин, Гуляев, 1970: 217). В языке наблюдается дифференциация двух лексем пась и шуба. К настоящему моменту эти лексемы не являются полными синонимами. В сознании коми-пермяка лексема шуба ассоциируется с понятием «дорогая меховая одежда». Со словом пась «шуба» ассоциации иные: во-первых, это старинный вид одежды, сшитый из дубленой кожи. Пась представляет собой длинную тяжелую, а, следовательно, теплую одежду. 
Ветлi тöн начальник дынö, кори пимиэз и пась, дак абу, шуö, не талун дак ашын ваясö, сэк и сета пö. (И. Минин). Досл. «Ходил вчера к начальнику, попросил валенки и шубу, но говорит, что нет, не сегодня, так завтра привезут, тогда и дам, говорит».

Плащ (диал. плаш) – верхняя одежда из непромокаемого материала. 
Плащ считается очень древней одеждой. Представляет собой непромокаемую одежду в форме лёгкого пальто, предназначенную для ветреной или дождливой погоды. Плащи бывают с рукавами или без рукавов, причём последние надеваются внакидку. Председатель новйö брезентовöй плащ, кирзовöй сапоггез, юр вылас дед Опонь моз пуктöма тöвся шапка, только пеллесö абу лэдзöм (И.Минин). Досл. «Председатель носит брезентовый плащ, кирзовые сапоги, на голову, как дед Опонь надел шапку, только уши не спустил». 
Данная лексема является заимствованной из русского языка и в настоящее время активно применяется в речи.

Пониток (диал. поньток (гуня)) – зимняя одежда коми-пермяков. Сшит из домотканого холста. Распашной, запахивается налево. По бокам врезаны карманы. Ворот-стойка переходит в полочки. Пониток считался демисезонной одеждой коми-пермяков. Н. Рогов пишет: «Пониток фасоном схож с шабуром; отличается же от него тем, что короче его – только до колена, не имеет узорчатых вышивок, и шьется из особой ткани сероватого цвета, основу которой составляет белая льняная, а уток черная шерстяная пряжа» (Рогов, 1860: 3).
Русская по своему происхождению лексема в прошлые времена входила, наверное, в активный словарный запас коми-пермяков. Сегодня относится к историзмам. 
Чöвтны кö понитоксö, то кольччас только öтiк дöраовöй, дöмаса йöрнöсöн (И. Шадрин) Досл. «Если снять пониток, то останется только в одной холщевой рубашке в заплатках». 
На данный момент лексема пониток является устаревшей и в речи не используется.

Телогрейка 1. Женская одежда в виде теплой кофты без рукавов. 2. Стеганая ватная куртка, ватник (Орленко, 1996) 
Сторожка дынö перыта локтiс ватнöй телогрейкаа, резиновöй 
сапожоккеза томыник нывка (И. Минин). Досл. «К сторожке быстро подошла молоденькая девушка в ватной телогрейке и резиновых сапогах». 
Крайне редко употребительная в коми-пермяцком языке лексема телогрейка по своему происхождению является русской.

Тулуп – обычно длинная, не крытая сукном меховая шуба из овчины без перехвата в талии с высоким воротником. Шьётся обычно из овчины либо заячьего меха. Мех в этом изделии обращен внутрь (в отличие от шубы); неизменным атрибутом является воротник — большой, отложной, который при сильном ветре прекрасно утепляет. 
А тулупыс менам? О-ко-ко! Ась сiя и поновöй, ась куимöт тöв новья, а сё небытжык, сё шонытжык лоö (И. Шадрин). Досл. «А шуба моя? О-хо-хо! Пусть она и собачья, пусть три зимы ношу, а все мягче, все теплее становится». 
По происхождению лексема является русской. 
В вэовых диалектах коми-пермяцкого языка встречается вариант тувуп, тууп. Связано это с фонетическими особенностями этих диалектов.

Шабур – старинная верхняя крестьянская одежда в виде лёгкого кафтана из домотканой материи (Ефремова, 2000). Инькаэс уджалiсö мороз коста, кöть и пасьтавны вöлi нем, öтiк шабурокöн петавлiсö (В. Канюков). Досл. «Женщины работали во время мороза, хоть и нечего было надеть, в одном шабуре выходили». 
Предмет заимствован вместе с наименованием из русского языка. 
Сегодня является историзмом.

Юбка – женская поясная одежда, шившаяся из нескольких прямых или косых полотнищ ткани, собиравшихся на талии на вздержку или пояс. Для изготовления юбок использовались различные ткани как домашнего, так и фабричного производства. Юбки были распространены на всей территории России (Соснина, Шангина, 2006: 383). 
Телефоныс кöзовöй, менам юбка розовöй (частушка) Досл. «Телефон из ели, у меня юбка розовая». 
Наименования верхней одежды представлены в количестве 14 лексем.
Материалы показывают, что по своему происхождению большинство встретившихся нам лексем являются заимствованными из русского языка. В коми-пермяцкий язык лексемы проникали вместе с предметом.
http://vkr.pspu.ru/uploads/8056/Krivoschekova_vkr.pdf

https://www.facebook.com/groups/gort59/permalink/906458399487497/

Кривощёкова Александра Григорьевна 

НАИМЕНОВНИЯ ОДЕЖДЫ В СОВРЕМЕННОМ КОМИ-ПЕРМЯЦКОМ
ЯЗЫКЕ - http://vkr.pspu.ru/uploads/8056/Krivoschekova_vkr.pdf

НАЦИОНАЛЬНАЯ ОДЕЖДА КОМИ-ПЕРМЯКОВ

Одежда коми-пермяков была в значительной степени однотипна с одеждой русского населения Северного Прикамья. Но в конце XIX — начале XX в. костюм русских подвергся существенной трансформации, а костюм коми-пермяков во многом остался неизменным. Поэтому вполне правильно считать, что коми-пермяки были хранителями традиционных национальных форм одежды как собственно своей, так и русской.

Участие в этногенезе коми-пермяков разных локальных этнических групп (в рамках родановской культуры IX-XV вв.), особенности этнической истории и контакты с другими народами способствовали развитию своеобразия одежды не только на территории компактного проживания народа, но и в пределах территории проживания отдельных групп коми-пермяков. Особенно наглядно своеобразие одежды наблюдается у северных и южных коми-пермяков. Дадим характеристику тех видов одежды, которые позволяют увидеть ее характерные черты и в целом особенности этнокультурного развития коми-пермяков.

Материал

Холст - сьӧлӧмӧс дӧра

Холст — сьӧлӧмӧс дӧра 1940-е гг.

Одежду шили в основном из тканей собственного производства. Льняную однотонную ткань называли холстом, а узорную клетчатую — пестрядью. Среди северных коми-пермяков наиболее употребительной была яркая расцветка, чем у южных. Сохранившиеся образцы пестряди позволяют предположить, что размеры и цвета клеток были свои у разных групп коми-пермяков. Но этот важный вопрос еще не исследован в литературе.

Ткань с продольно-полосатым рисунком называлась кёжью, кёжевой, а крашеный холст — крашениной. Окрашивали холст настоем трав, коры и железа, позднее — анилиновыми красителями. Холст с набивным узором, полученный при помощи специальных резных досок, называли набойкой, набивным. Узор выполнялся масляной краской по одноцветному холсту. В ряде сел и деревень действовали кустарные заведения, которые назывались синильными, а мастера синильщиками, так как окрашивание холста производилось синей краской.

Бранью называли материал, геометрические узоры которого получали на ткацком станке с применением специальных дощечек — бральнщ, образующих дополнительный зев для выполнения узора. Но браное ткачество имело ограниченное распространение, особенно у северных коми-пермяков.

Шерстяная крашеная ткань домашнего производства называлась сукном, пониточиной, а некрашеная — сермягой. Конопляную ткань, которая была грубее льняной, простой народ использовал для рабочих запонов.

Готовые ткани коми-пермяки стали приобретать поздно. Дорогие ткани были доступны только состоятельным людям, особенно тем, кто был связан с ярмарочной торговлей и отхожими промыслами. Приобретали в основном хлопчатобумажные материи — сатин, ситец, кумач; шелковые — атлас, китайку, камку, тафту; а также некоторые виды сукна.

Нательная одежда

У мужчин и женщин большую роль играли рубахи. Делали их обычно дома, начиная от прядения и кончая вышивкой. Рубахи коми-пермяков и русских достигли полного сходства в покрое, но украшения их сохранялись согласно собственным вкусам.

У коми-пермяков распространилась мужская рубаха-косоворотка туникообразного покроя с разрезом на правой стороне и невысоким стоячим воротником. Дополняли мужскую нательную одежду штаны. Их кроили из прямых полотнищ, в шагу вшивали клинья, пояс делали на вздержке — гаснике, завязывавшемся вокруг талии. Носили рубаху навыпуск, поверх штанов, и подпоясывали узким поясом.

Женская рубаха была длинной, иногда длина доходила до ступней. Ранние рубахи по покрою были туникообразными, т. е. из одного полотнища, перегнутого пополам. Расширялась рубаха при помощи клинообразных вставок у подола и ромбических ластовиц под мышками. Такой вариант применялся и для получения больших мужских рубах.

Рубаха женская - йӧрнӧс

Рубаха женская — йӧрнӧс

Рукава женских рубах делались узкими. Ворот вырезался круглым, а разрез на груди — прямым.

В XIX в. покрой женских рубах поменялся. Основной акцент при этом делался на плечевую часть. Шили их с прямыми и косыми плечевыми вставками — попиками, на кокетке. Украшали вышивкой, аппликацией из другой ткани у ворота, на плечах, концах рукавов. Женская рубаха состояла из двух частей разного материала: верх — из красивой пестряди, тонкого холста или фабричных тканей, а низ — из грубого холста. Рукава делались широкими, с манжетами. Характерно, что в украшениях рубах коми-пермяки проявили большое своеобразие, что в целом отличает коми-пермяцкий костюм от русского.

Туникообразные рубахи перешли в разряд обрядовых рубах. Их хранили и использовали дольше всего в похоронах. Как реликт они сохранялись еще в начале XX в. Обрядовое значение свидетельствует об их большой древности.

На нижнюю часть ног надевали вязаные шерстяные носки и чулки. На голень и стопу поверх штанов накручивали онучи — длинные полосы материи. На руках носили рукавицы и перчатки. Делали их вязаными, суконными, кожаными. Богатые рукавицы украшали шитьем.

Верхняя одежда

Сарафан 19в.

Сарафан 19в.

Повседневной одеждой женщин были сарафаны. Первоначально их называли дубасами, так как использовался холст, окрашенный способом дубления — погружения в раствор красителя, полученного из древесной коры.

Допускалось большое разнообразие сарафанов. Многим видам сарафанов была присуща определенная территория и социальная среда бытования.

Глухой сарафан генетически восходит к туникообразной одежде. Он отличался широкими проймами, а не узкими лямками. На раннем этапе его носили повсюду, а на позднем — преимущественно в старообрядческой среде. Глухой сарафан непременно являлся частью погребального комплекта.

Косоклинный сарафан шился из трех полотнищ. Различались они формой и расположением полотнищ и вставных клиньев, отделкой выреза ворота, размерами лямок и способом их закрепления на обшивке, а также формой и расположением по талии складок-пластиков и борков.

На позднем этапе распространился сарафан прямой по покрою. Он состоял из полотнищ, собранных на обшивке. Поэтому его еще называли круглым. Праздничные сарафаны шили из красивых материй и обязательно из набойки. На них пришивали ленты, кружева, драгоценные пуговицы. Некоторые женщины надевали поверх сарафана душегрейку — короткую распашную кофту, собранную сзади в борки.

Юбка 1940-е гг.

Юбка 1940-е гг.

В дальнейшем на смену сарафана приходит парочка — юбка и кофта. В 1920-е гг. она стала основным видом женского костюма. Наибольшее распространение получила юбка из пестряди. По подолу праздничных юбок пришивали оборки и ленты. Некоторые женщины в зимнее время носили полосатые шерстяные юбт-сукманки. Для нарядного костюма юбки шили длинными и расширенными книзу.

Женский костюм дополнялся ношением передника (запона,, фартука). При этом применялись два вида передника — только до талии и с нагрудником. Праздничные передники украшались вышивкой и кружевами, пришитыми к подолу.

Мужской и женской верхней одеждой были шабур, пониток, зипун. Надевали их поверх рубахи и сарафана. В них ходили дома и на улице. Шабур первоначально шили из белого холста, затем из темного, обязательно в талию и длиной до колен. У мужчин левая пола заходила на правую, а у женщин наоборот — правая на левую. Застегивался на петли. Отличительными чертами покроя являются боковые клинья, перехват в талии со сборами, ворот без воротника. Пониток и зипун шили из сукна, в талию, с застежками-петлями. Зипун имел более прямой и свободный покрой, чем пониток. Его надевали в дорогу поверх шабура, а иногда и понитка. Пониток утепляли: пришивали холщовый подклад, воротник, а иногда покрывали холстом или покупной материей. В этом случае пониток называли гуней. Но иногда гуней называли утепленный шабур.

Верхней одеждой были шубы и полушубки. Они изготовлялись из тщательно обработанных овчин. В зависимости от назначения и моды их шили с покрытием или без покрытия материей — нагольными, длиннее и короче, свободными или в талию, с узким или широким отложным воротником. У большей части простонародья на покрытие шуб использовался серый и крашеный холст, а у богатых — роскошные материи.

Купить одежду коми-пермяков: Творческая мастерская «Горт»

Производственная одежда

Охотничья одежда коми-пермяков

Охотничья одежда коми-пермяков

Важным отличием одежды коми-пермяков было четкое выявление в ней одежды, предназначенной для ведения охоты, рыболовства, лесных и домашних работ.

Одежду охотников и рыбаков составляли запоны и лузаны. Лузаны изготовляли из специально сотканного сукна, чаще поперечно-полосатого. Полотнище перегибали пополам, в середине вырезали отверстие для надевания лузана. Одна часть полотнища прикрывала спину, другая — грудь. Под полотнищами за счет пришитого холста образовывались мешки-карманы для хранения добычи и необходимых охотнику и рыбаку принадлежностей. На спине была металлическая петля для подвешивания топора.

Запоны были глухого и свободного покроя. Для них использовали широкое холщовое полотнище, перегнутое на плечах. К основной части по прямым линиям пришивались боковые вставки, рукава и ластовицы под мышками. Надевали запон через голову и подпоясывали поясом.

Верхней зимней дорожной одеждой были тулупы из овчин и суконные бешмети. Тулупы шили длинными, с высоким воротником, материалом покрывали редко, а бешмети — широкими и с башлыком-капюшоном.

Пояса

Опояска - йи вонь начало 20 века

Опояска — йи вонь начало 20 века

Нательная и верхняя одежда обязательно подпоясывалась. Простейшими были пояса плетеные и витые. Костюм коми-пермяков становился самобытным и красочным от узорчатых поясов -кушаков, покромок, тельников. В основе узоров — геометрический рисунок, образованный прямыми линиями, треугольниками, квадратами, ромбами, которые имеют коми-пермяцкие и русские названия: сынан — гребешок, перна — крест, радз — цедилка, катша кок — сорочья нога, тупдсь — оладушка, дзуган — путанка, баран сюр — бараний рог и др. Пояса являлись воплощением духовной жизни народа, запечатленной в смыслах декоративных узоров, в обычае дарить пояса во время свадьбы.

Каждый вид пояса имел специальное назначение. Кушаки надевались поверх шабуров, понитков, шуб; покромки — сарафанов; тельники — рубах. Молодежь старалась выглядеть стройнее и подпоясывалась по талии, а некоторые пожилые люди — ниже талии, чтобы выделить живот для солидности. У мужчин на кушаках висели небольшие кожаные сумки, в которых хранилось огниво, или кожаные ножны для ножей. Эти сумки обычно ничем не украшались.

Украшение поясов было характерно для коми-пермяков с глубокой древности. При раскопках могильников были обнаружены разнообразные металлические украшения и пряжки кожаных поясов. Этот излюбленный элемент украшения костюма имел распространение среди значительной части населения. С XIV в. металлические украшения в погребениях очень редки. Позднее они совсем не употребляются.

Головные уборы

Прослеживаются четыре типа женских головных уборов: повой, кокошник, шамшура, таток.

Повой (в письменных сведениях он обозначается еще словом убрус — полотенце) был полотенчатым. Он обвивался вокруг головы, закрывая волосы, и концами спускался на грудь и спину. В музейном собрании известны редкие образцы головных полотенец с узорами, полученными браным ткачеством. Видимо, украшенные повои (полотенца) были атрибутом богатых женщин.

Кокошник. Конец 19 века

Кокошник. Конец 19 века

Кокошники и шамшуры хорошо известны по многочисленным образцам, представленным в музеях. Они были символами замужества. Под них женщины укладывали волосы и сверху прикрывали платком, чтобы их не было видно. Форма кокошника — полусферическая. Он имел твердый околыш-очелье и задок из куска яркой материи, стягивающейся шнурком. Наиболее традиционно околыш украшался жемчугом, перламутром, кручеными серебряными и золотыми нитями, бисером и красивыми пуговицами.

Шамшуры (их еще называли самшуры, шашмуры) имели плоские жесткие основы квадратной или трапециевидной формы, приходящиеся на верхнюю часть головы. Их богато украшали вышивкой. Нижнюю часть шамшуры, которая прикрывала голову со всех сторон, шили из ярких материй.

Кокошники и шамшуры уже в начале XX в. были выходящими из употребления. Взамен их получили широкое распространение моршни — шапочки из тонкой материи, стягивающиеся шнурком. Поверх их женщины все чаще носили платки, шали. На свадьбе свекрови предписывалось кокошники и шамшуры дарить снохе.

Шамшур. Конец 19 века

Шамшур. Конец 19 века

Прослеживается у коми-пермяков региональная особенность бытования кокошников и шам-шур. Кокошники носили только северные (косинско-камские) коми-пермячки, а шашмуры — южные (иньвенские).

На примере кокошников прослеживается связь коми-пермяков и русских Северного Прикамья. Как известно, кокошники такого же вида, как у коми-пермяков, носили русские. Существует предположение, что коми-пермяки заимствовали их у русских. Но если это так, то процесс заимствования не был механическим. Коми-пермяцкие кокошники приобрели отличительные черты: более пологий лицевой околыш, наличие острых углов, почти отсутствие сплошного золотого шитья, при ношении нахождение лицевой стороны не в вертикальном положении, как у русских, а в наклонном.

Девушки украшали косы вплетенными лентами. Они носили налобные повязки {перевязки) — ленты из простых и дорогих тканей. Богатые украшали их на лбу {челе) шитьем, геометрическим и растительным орнаментом, иногда — жемчугом. Более сложные, богато украшенные повязки назывались венчиками и корунами.

Наиболее распространенными видами мужских головных уборов были валяные колпаки и шляпы, меховые шапки. Фасоны этих головных уборов отличались однообразием. Носили шапки — ной с четырехугольным верхом, сшитые из белого сукна домашней выработки. Позже получили распространение картуз, а затем — фуражка.

Украшения

Серьги - пелькытш. 15 век

Серьги — пелькытш. 15 век

Костюм коми-пермяков дополнялся небольшим числом украшений.

Женщины носили серебряные серьги — пелькытш. Название их коми-пермяцкого происхождения: пель — ухо, кытш — кольцо, круг. Эти украшения заимствовали у коми-пермяков русские. Они неоднократно упоминаются в актах XVII в. русских крестьян Чердынского уезда.

Использовали коми-пермяцкие женщины серьги под названием лапи. Они представляли собой изогнутый стержень с нанизанным стеклом, к которому снизу прикреплялись мелкие привески в виде птичьих лапок. Они были такой формы, которая известна по археологическим материалам IX-XIV вв.

Также прослеживается древний обычай носить серьги с рясками. Рясами назывались пряди жемчужных зерен. Помимо этого, костюм украшали привески, пришитые к головному убору.

На шею надевали металлические, каменные и стеклянные бусы, цепочки, на кисти рук — браслеты, на пальцы — перстни и кольца.

Украшения мужского костюма ограничивались пряжками, пуговицами, цепочками.

Как уже отмечали, одежда украшалась вышивкой, пришивными лентами и кружевами, обшивкой галунами.

Обувь

Лапти - нинкӧммэз. 1972 г.

Лапти — нинкӧммэз. 1972 г.

Наиболее распространенными видами обуви были лапти — нинкöм и коты. Лапти носили женщины и мужчины, а коты — преимущественно женщины. Оба вида обуви древние. Костяные кочедыки (сьöктан) — инструменты для плетения лаптей — находят на поселениях коми-пермяков IX-XII вв. Плетение лаптей и шитье кожаных котов было исключительно мужской работой, как прядение и ткачество было занятием женщин. У коми-пермяков были распространены лапти с косым носком, в этом случае различались лапти правые и левые. По-видимому, это отличие восходит к древним коми-пермяцким племенам.

Коты шили из двух кусков кожи. Верх закрывал всю стопу до щиколотки. Пришивная подошва была мягкой. Коты и лапти прикреплялись к голени длинными тесемками, вставленными в опушни -матерчатую обшивку краев. Тесемки лаптей, чаще лыковые, назывались оборами (воннез). Их перекрещивали по нескольку раз на голени поверх онучей.

Сапоги берестяные - кэланнэз

Сапоги берестяные — кэланнэз

Распространенной обувью были кожаные бахилы и сапоги. Сапоги отличались коротким голенищем и подошвой на деревянных, позднее железных шпильках. Бахилы имели высокое голенище и мягкую подошву. Их шили без различий между правой и левой ногой. Но впоследствии их разнашивали на определенной ноге.

Охотники изготавливали уледи. Они имели невысокое кожаное голенище с разрезом. Когда их надевали на чулок, одно голенище накладывали на другое и сверху обматывали ремнями. Уледи — это архаичная обувь.

В зависимости от достатка с конца XIX в. обувь стали покупать на рынке. В письменных источниках у коми-пермяков отмечена городская обувь — башмаки, ботинки, туфли, черевички, сапоги.


Приведенные материалы дают представление об отдельных предметах, а не о комплексах одежды. Представить себе костюм в комплексе позволяют описания его, выполненные в середине XIX в. Обратимся к двум таким свидетельствам, обнаруженным в архиве Русского географического общества (Санкт-Петербург).

Мужской и женский костюм. Общий план

Мужской и женский костюм. Общий план

Священник с. Гайны Н. Попов, а он жил среди северных коми-пермяков, рассказал в 1848 г. о том, что у мужчин и женщин бытовали два вида костюма — праздничный и будничный. Мужской нарядный костюм выглядел так: «Нижнее у мужчин платье: рубаха-косоворотка, у коей ворот вышит красными бумажными нитками, и затягивают на правом плече медною пуговицею; пояс, сплетенный из овечьей шерсти красный, на коем висит кожаная сумка с медными пуговицами, где хранится огниво — железная плашка, кремень, трут, сделанный из осиновой или березовой баки; порты, сшитые из белого льняного холста, внизу портов ряски, порты носят поверх чулков, вязанных с узорами из шерстяной пряжи. Верхнее мужское нарядное платье: гуня или шабур, так называемые у жителей, шитые из белого холста, назади ниже поясницы боры, ворот у коих большой без воротников, обшитый кумашною оторочкою. Некоторые ныне уже начинают носить шабуры из синего холста, запоны с рукавами, шитые из белого же холста, опоясываются опояской, вытканной из красных шерстяных ниток с разными из черных ниток узорами. На голове носят шляпу с узкими полями и высоким верхом. На ногах жители носят коты с красными опушнями, а некоторые и сапоги».

Повседневное мужское платье, по свидетельству Н. Попова, выглядело так: мужчины «носят летом запон с рукавами, опоясываются ремнем, на коем висят на левом боку ножны с ножиком, на правом — скобка железная для топора, застегивают ремень железной пряжкой». Зимой мужчины носили «гуни, шитые более из белого сукна, поверх коих надевают запон холстяной с рукавами; на голове колпак, скатанный из овечьей шерсти; на ногах берестяные лапти или, у кого есть, уледи из сыромятной кожи; на руках рукавицы из сыромятной кожи; а овчинные шубы очень малые имеют».

Большим разнообразием отличался женский костюм. По наблюдению Н. Попова, он был ярок и своеобразен: «Нарядное женское платье: женщины носят рубаху, шитую из ленного белого холста, ворот на рубахе вокруг шеи с борами и остебеньем, застегиваются застежкою, на коей рубахе рукава широкие и длинные до перстов, с борами и опушкой. Верхнее платье летнее: женщины носят сарафаны, шитые из голубой китайки или кумача, на проймах сарафана сзади и напереди бумажные кружева, на голове кокошник, вышитый напереди жемчугом, задки у кокошников из травчитой штофы, в ушах носят серьги серебряные старинной работы, долгие с рясками; на ногах носят чулки, вязанные из белых шерстяных ниток, и кожаные коты с красными опушнями» (там же).

Повседневное женское платье, отмечал Н. Попов, «бывает подобно нарядному платью: женщины носят дубасы, шитые из дубленого изгребного толстого холста, а некоторые из синего; на ногах берестяные лапти; на голове такие же кокошники, только уже в низшей степени» (там о/се).

Второе описание касается одежды южных коми-пермяков. Священник с. Архангельского А. Третьяков, будучи корреспондентом Русского географического общества, в 1850 г. писал, что мужчины «в простые рабочие дни носят в летнее время синие понитки и поверх толстые конопляные запоны с рукавами, а в зимнее время носят серого и черно-серого толстого сукна бешмети и полушубки, покрытые толстым сукном, перепоясавшись шерстяным узорным кушаком. Обувь — обыкновенно лапти, сапоги не имеют вовсе, состоятельные имеют, если и бахилы, но одевают очень редко. На голове — шляпы и черно-серого цвета шерстяные колпачки, а в зимнее время — простые шапки и также в шерстяных колпаках. Этот обряд одежды соблюдают и в праздники, только поверх своей лопоти не надевают своих конопляных запонов».

Женщины ходят «при домашних занятиях в подсиненных и дубленых сарафанах-дубасах, а голову обертывают поношенной тряпкой. На работу в летнее время выходят в этой же одежде, а в зимнее -обувают лапти и такого же покроя бешметь или полушубки, какие носят их мужья. В праздники надевают такой же, но чистый подсиненный сарафан, а голову украсят цэпцом, и вдобавок обуют коты».

Из всего изложенного видно, что повседневный костюм, как мужской, так и женский, состоял из более ранних по времени бытования предметов. Для него свойственны дубасы из дубленого и изгребного (грубого) холста, запоны и гуни из белого холста и конопляной ткани, берестяные лапти, уледи, неорнаментированный кокошник и др.

Праздничный костюм выглядел более нарядно. В его составе были предметы, ярко украшенные и сшитые из фабричных материй. Так, женщины носили сарафаны из китайки и кумача, украшенные кружевами, имели возможность выйти в жемчужных кокошниках и вышитых чепцах (под ними следует понимать шамшуры), надеть серебряные с жемчугом серьги. Мужчины надевали шабуры и гуни из белого холста с отделкой кумачом, а также шляпы с узкими полями и широким верхом.

По перечню предметов, по обозначению, какими они были — праздничными или будничными, в целом прослеживается эволюция одежды: от домотканого костюма — к покупному, от простого покроя — к сложному.

Коми-пермяцкий костюм на протяжении многих веков был наиболее стойким, в нем отразились традиции и целесообразно объединенные утилитарные и художественные функции. Он поражает красотой и удобством ношения. Его художественная ценность так велика, что в наше время он необходим для фольклорных коллективов, театрализованных постановок, для познания духа и души народа. Ему, как символу народа, невозможно уйти в прошлое.

http://kudportal.ru/natsionalynaya-odezhda-komi-permyakov


Коми-пермяцкий набивной дубас 
Нам посчастливилось пообщаться с внучкой мастера-синильщика Капустина Кирилла Семеновича, 1855 г.р., уроженца деревни Железновской Чепецкой волости Вятской губернии, Кузнецовой Анной Ивановной, 1918 г.р. Ее дед прибыл из Вятской губернии, в 1890 г. женился на коми-пермячке Кочевой Марии Филипповне и открыл свое дело - синильно-на-бивной промысел: построил двухэтажный дом, на первом этаже которого была мастерская, а на втором проживала семья. В 1919 г. К.С. Капустин умер, а синильный промысел продолжил его сын Капустин Иван Кириллович (в 1937 г. его арестовали как врага народа и расстреляли, все имущество конфисковали). 
А.И. Кузнецова вспоминала, что в детстве помогала бабушке Марии Филипповне сушить и гладить крашеные холсты: «Помнита:тятькао да мамо поле вылын, бабо Мария Филипповна краситчо. Мийо челядьыс, джодж миськалам, гладитам крашеные холсты, сьокытось - кышалам пу бердо, в подвешенном состоянии гладитам. Красили мастерскояс холсты и кожи, печатайтгсо (Помню: отец и мать работают в поле, а бабушка Мария Филипповна красит холсты. Мы, дети, мыли полы, гладили крашеные холсты, тяжелые - натягивали на дерево, гладили в подвешенном состоянии. В мастерской отца красили холсты и кожи, набивали рисунок)». 
Для глажения крашеных холстов было специальное приспособление - стеклянный или металлический шар, вставленный в деревянные ручки, похожие на палки. 
Технология коми-пермяцкой набойки довольно сложная. Холст окрашивался (как запечатлел акварелью в своих альбомах известный художник Прикамья П.И. Субботин-Пермяк) чаще в синий, а иногда в темно-зеленый, коричневый, желтый и крайне редко - в красный цвет [14]. Его сушили, гладили и потом специальными набойными досками (личкан пов), покрытыми масляными красками, наносился рисунок белого или желтого цвета. Иногда рисунок был трех- или четырехцветный. При набойке одним цветом использовали одну доску, для разноцветного узора применяли несколько досок: чем больше досок использовал мастер, тем сложнее и красочнее получался узор и тем дороже стоила набивная ткань. 
В набивном промысле набивные доски были самым необходимым оборудованием. Изготавливались доски самими мастерами синильного промысла, иногда кому-либо заказывались. Материалом для досок служили береза, липа, ель. Доски по форме были чаще квадратными (15^15 см, 20^20 см), реже - прямоугольными (15^20 см). В фондах Коми-Пермяцкого краевого краеведческого музея им. П.И. Субботина-Пермяка, Архангельского краеведческого музея, Больше-Ко-чинского этнографического музея имеются набивные доски круглой, треугольной, сегментообразной и валикообразной формы. Толщина досок различна, от 4 до 9 см. Каждая доска состояла из двух или трех склеенных слоев - один слой склеивался волокнами дерева перпендикулярно другому. На главной доске вырезался или набивался трафарет (штамп) с вырезанными или вбитыми в доску деревянными шпильками, втулками, иногда металлическими гвоздями и пластинками, которые располагались в форме рисунка. Для удобства нанесения рисунка на ткань с обратной стороны доски прикреплялся кожаный ремешок или по бокам досок делались углубления-выемки для руки. У лучших мастеров-красильщиков насчитывалось до 500 и даже 800 набоек с разными рисунками. 
Для коми-пермяцкой набойки характерен традиционный геометрический орнамент несложной композиции. Весьма распространен и растительный орнамент, составленный из цветков-розеток, мелких цветочков и листочков на ветках, стебельков с бутонами. Встречается мотив птицы (голубя, петуха и др.). 
Исследователи отмечают, что стиль орнаментации и само искусство набойки к коми-пермякам пришло от русских. Однако коми-пермяками данное ремесло не только было перенято, но и освоено с внесением национальных мотивов в орнаментирование тканей, подбором характерной для национального восприятия цветовой гаммы: «каждый мастер вкладывал в свое дело индивидуальный вкус с учетом местной художественной традиции» [5, с. 114]. Облегчили освоение техники набойки с давних пор существовавшие у коми-пермяков ремесла: резьба по дереву, производство естественных красок, изготовление и тиснение берестяной бытовой утвари, орнаментирование предметов гончарного производства. 
Коми-пермяки издавна научились использовать в качестве красителей природные материалы: листья деревьев, их кору и почки, ягоды; местные глины: белую глину - 'чочком сёй, красную глину -'горд сёй, желтую глину - 'веж сёй'. 
К.И. Федурина, 1930 г.р., из д. Моск-вино Кочёвского района вспоминает, что раньше в качестве красителя использовалась ивовая кора: нитки и холст окрашивались в коричневый цвет: «Перво бадьон краситл1со шортсо и дорасо. Лоо коричневой. Краскаэс эд эз воло (Раньше ивовой корой красили нитки и холст. Получается коричневый цвет. Красок же не было)». 
Центрами набойки на территории Коми-Пермяцкого округа были села Коса, Юсьва, Ошиб, Архангельское. Занимались набойкой в селах Белоево, Большая Коча, Верх-Иньва, Кочёво, Кудымкар, Кува, Майкор, деревнях Отопково, Пыс-тогово, Сеполь Кочёвского района. В 1922 г. из названных деревень были собраны образцы набойных досок, которые хранятся в Коми-Пермяцком краеведческом музее им. П.И. Субботина-Пермяка. 
В результате наших экспедиций выявлена еще одна деревня, где красили холсты: по сообщению информанта Е.В. Климовой, 1931 г.р., занимались синильно-на-бивным промыслом в деревне Николаево (Микув) Архангельского сельского совета. 
У синильщиков существовала своя символика. Каждый мастер отпечатывал на куске ткани свой знак (пас). Перед мастерской ставился шест, закрашенный сверху донизу горизонтальными черно-белыми полосами, на верхушке которого прикреплялся своеобразный флюгер - рамочка с холстом и пихтовой веточкой. 
Мастера набойки синильщики собирали у заказчиков ткани, отмечая их специальными деревянными планками с определенными знаками-пасами, чтобы не перепутать заказчиков и номера выбранных ими образцов рисунков набойки. Иногда заказчики сами приходили к синильщику и выбирали узоры из предложенных мастером образцов. 
Констатируя, что набивное производство коми-пермяков относится к исчезнувшему виду народного искусства, исследователь Л.С. Грибова на основе своих полевых материалов подробно дает существовавшую технологию приготовления красителей для крашения холста [5, с. 112].
Позднее, когда набивной промысел почти исчез, по-видимому, у коми-пермяков возникли и упрощенные технологии крашения льняной ткани. Наш информант, уроженка села Доег Юсьвинского района Казанцева Евдокия Павловна, 1944 г.р., вспоминает: «Помню, когда мне было семь лет, как бабушка красила льняное полотно. Дровами затапливала печь, вода в котле доводилась до кипения, засыпали анилиновые краски в виде порошка из пакетиков и опускали льняное полотно. Помешивали веретеном, и если окраска была бледной, то порошок еще добавляли. Для укрепления краски в красильный раствор добавляли соль. Затем окрашенное в темно-синий цвет полотно развешивали и сушили на солнце. На высохшее полотно наносили рисунки». У информанта сохранился чугунный котел (чан) для крашения ткани, который в настоящее время используется как вазон для цветов. 
Людей, занимавшихся синильно-на-бивным промыслом, называли синильщиками. Данное название мастеров фигурирует в опубликованных работах. Помнят название синильщик и старожилы. Климова Екатерина Васильевна, уроженка деревни Николаево (Микув) Архангельского сельского совета Юсьвинского района, вспомнила, что в деревне, где она родилась, был такой мастер: «Чочком дорасо краситны специальной морт вои - шуисо синельщикон. Челядь коста Николаевас синельщикыс вои, ог помнит, кыдз шуисо, красит1с, печатайте. Специальной вои сыон и помешеннё. Ме эг пыраввы -разрушит1со (Для крашения белого холста был специальный человек - его называли синельщик. В период моего детства в Николаево тоже был синельщик - не помню, как звали, - красил, печатал. У него было и специальное помещение. Я туда не заходила - разрушили)». 
Другой информант, Сысолетина Елизавета Емельяновна, 1922 г.р., уроженка деревни Карасово Архангельского сельского совета вышеназванного района, также подтверждает: «Дубассэзвас воисо шинэльшиккез, печатайтныто. Миян вои родня, братан сайын тенак, шинэльшиквон ныв. Архангельскас вои специальной мастерской (Для печатания дубасов были шинельщики (информант вместо слова 'синельщик' произносит 'шинэльшик' - Н.М.). У нас была родня, за двоюродным братом сноха, дочь ши-нельщика. В Архангельском была специальная мастерская)». 
Работа по изготовлению одежды была весьма сложной и трудоемкой, требовала особых умений, терпения, эстетического вкуса и пространственного мышления. Ткачихе, а затем портнихе надо было точно рассчитать, где и как расположить узор, чтоб не испортить ткань, чтоб осталось как можно меньше кусочков неиспользованной ткани. 
Трудоемкость и сложность в создании национального костюма привели к экономному расходованию холста: использовался каждый самый маленький кусочек ткани. Ластовицы рубахи, вставки под мышками (конлос / конвос), например, имели прямоугольную форму. По мнению информанта В.Е. Мартыновой, швея, портниха знала цену холсту: «Медбы вурсисьыслон нем эз кольччы да эз чап-киссьы, Ыя тод1с дораысл1сь донсо: кор вурис йорнос да мыйко модгко, шоралгс с1дз, чтоб торрез паськомыслон вол1со прямоугольнойось (Портниха знала цену холсту: чтоб ничего не оставалось во время шитья рубах или других вещей, она раскраивала так, чтоб детали одежды имели прямоугольную форму)». По-видимому, предпочтение деталей одежды прямоугольной формы обусловливалось формой тканого полотна. В крайнем случае остатки ткани использовались на обшивку краев фартука, шитье лямок (пройми) сарафана (дубас), подкладки корсажа (ду-бас костуй), в аппликации и т.п.

Научная библиотека КиберЛенинка: http://cyberleninka.ru/…/traditsionnoe-dekorirovanie-odezhd…

https://www.facebook.com/groups/gort59/permalink/942908072509196/

Image may contain: shoes

Выставка «Набивное искусство земли Пермской»

Пермский дом народного творчества
(ул. Советской Армии, 4)
Фойе
1 этаж
ВХОД СВОБОДНЫЙ

Наш край обладает богатым художественным наследием кубовой и масляной набойки. В музеях хранятся множество набойных досок, сарафанов, тканей. Но зачастую эти рисунки не известны не только обычному человеку, начинающему интересоваться народным костюмом, но и специалистам-этнографам. Сотни набойных досок нигде не опубликованы. 
Возникла идея собрать всю информацию о набойке Пермского края, сфотографировать и опубликовать все рисунки набойных досок, хранящихся в музейных фондах. И для этого мы объехали более 20 музеев края, методично фотографировали каждую доску. В каких-то музеях встречали 1-2 доски, в каких-то, как в музее Чердыни или Соликамска, их хранятся сотни. И перед нашими глазами прошел огромный ряд разнообразных рисунков. Мы увидели, как неотрывно пермская набойка связана с набойкой России, ведь многие рисунки тканей и досок знакомы нам по другим территориям Русского севера. И в то же время пермская набойка имеет своё очень характерное лицо. И мы рады познакомить вас этой красотой. Смотрите. Наслаждайтесь. Знайте. Творите. 

Проект создан при поддержке Министерства Культуры Пермского края. 
Партнер проекта: Мастерская штампов «Кайма»

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=727773274054144&set=gm....

Image may contain: 4 people, people standing and outdoor

Часто задают вопрос о том, во сколько обойдется изготовление в мастерской #Горт мужского #народного костюма. Отвечаем:
Мужской народный костюм включает: 
1) #рубаха#косоворотка - йӧрнӧс (дӧрӧм - сев.) - возможные материалы и декор: хлопок, лён, пестрядь (ткань в этнографическую клеточку), браное ткачество (обережные узоры ткутся вручную на деревенском ткацком стане), вышивка. 
Отличия русских рубах от коми-пермяцких: пермяки делали застежку справа. Так что и русскую без проблем сошьем)) стоимость от 1800 до 3100. 
Например, на фото льняные рубахи с воротом стойкой и широкой планкой на груди за 2600 руб. 
2) штаны, #порты - вешьян. Возможные материалы: лён, хлопок. 1600 руб. 
3) пояс, кушак. Ручное ткачество, от 1500 до 7000 руб. 
4) чулки вязаные с орнаментом. 1500-2000 руб. 
Таким образом, комплект из рубахи, штанов и пояса обойдется в среднем в 5700 руб.
Сроки выполнения работ зависят от нашей занятости в данный момент, наличия желаемых материалов и обговариваются отдельно по каждому заказу. Несколько рубах и поясов, как правило, бывает в наличии, так что можем подобрать и в день обращения.

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=783705388460932&set=gm....

RSS

Пусъёс

© 2017   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования