Uralistica

Следует перемеиновать понятие ''вассалное зависимость русских земель от Золотой Орды'' к ''вассальное зависимость пермских земель от Золотой орды или Сибирского ханства''.
Пермские земли не были централизованными также как и русские земли до нашествия монгол, удельные пермские князья властвовали во своих владениях: Пермь Вычегодская (коми-зыряне), Пермь Великая (Чердынь) и Пермь Нижняя (Кудымкар, Афкуль, Анюшкар).

До монгольского нашествия в Перми Нижней было булгарское влияние ибо в городах Анюшкар (Кыласово городище) и Афкуль (Рождественское городище) найдены остатки мечетей и мусульманских могил и языческих (пермских) могил. К этим двум городам можно приписать и Кудымкар - ибо все трое находится рядом. После монголсьского завоевания Пермь Нижняя стала вассалом Казани.
То что новгородцы в летописях прихватили землю Пермь Великую еще не значит что эта Великая земля постоянно находилась в зависимости от Новгорода. В средневековья все против всех воевали и если было несколько походов на Чердынь - это не значит что Чердынь находилась в зависимости от Новгорода. Ну написали и пошло - во всех русских картах земля Пермь Великая часто рисуется как часть Новгородских земель. Эта неточность переходит и к нерусским картам. Но и то что в окрестностях Чердыни находили множество изделий Пермского звериного стиля и серебренных Персидских сосуд - также не значит что эта Великопермская земля (Чердынь, Пянтег, Редикор) владычествовала над Пермью Нижней (Афкуль, Анюшкар, Кудымкар). Нет таких источников. Наоборот - с косвенных источников можно сделать вывод что Чердынь как Пермь Великая не была и такой великой ибо она не была в центре Пермских земель - она была на окраине этих земель, хотя занимала стратегическое положение соединяла речные торговые пути между Архнагельсом, Зауральщиной, Казани и Персии. Но это стратегическое место легко заблокировать южнее по Каме. Значит если есть город южнее Чердыни - он и мог контролировать все потоки товаров,- и таким городом мог быть Афкуль. Распространенное мнение что Чердынь контролировала и Кудымкар, но нет таких источников. Пермь Великая не была никакой великой также и поэтому что это пермяцкое княжество также была зависимой от монгольских завоевателей, она не была самостоятельной. Также как Кудымкар был зависим от Казани, также и Чердынь была зависима от Сибирских властителей. Есть много сведений что у Чердыни жили манси, - они в средневековья были воинственным народом. Предпологаю что Чердынь была зависима от Сибирского ханства вот почему: Стефан Пермский начал крещение коми в Перми Вычегодской, очень странным является факт что Пам-сотник (бывший верховный жрец Коми), не признавая крещения убежал; - самое интересное куда он убежал - он убежал не в Чердынь (якобы верховный город в Прикамье) - а минуя ее через Чердынь убежал за Уралом к манси - т.е. попросил помощи у Асыки мансийского князя (который состоял в вассальной хиерархии в Сибирском ханстве). Значит Чердынь не могла защитить братьев по вере (язычников коми) и не могла сорганизовать военный поход в Пермь Вычегодскую. Вопрос почему? Наверняка потому что Чердынь вовсе не была Великой Пермью а была удельным княжеством и еще зависимом от манси - зависимом от Сибирского Ханства ибо Чердынь в это время не могла проводить независимую внешнюю политику. Но потом мы прочитаем что мансийские войска с Памом сотником (наверняка с чердынцами) напали на Пермь Вычегодскую. Из этого делаю вывод что между Чердынью, Пелымом (столице Манси) и Искером-Тюмени (столицей Сибири) был военный союз и в нем Чердынь был вассалом Сибирского ханства, вот как много где пишут:

''Попытки убить Стефана заканчивались временным ослеплением нападавших язычников. Спустя несколько лет Пам-сотник еще раз попытался организовать отпор неистовому крестителю, рубившему деревянных истуканов и сжигавшему «кумирницы», но был изгнан за Камень (Урал) в Югру. В 1392 году Пам привел под Усть-Вымь войско вогуличей (манси), но к тому времени форпост православия в зырянской земле уже стал достаточно хорошо защищенной крепостью, которую могли бы взять штурмом таежные охотники. В одном из сел нынешнего Ханты-Мансийского округа в середине XIX века была записана легенда о переселении на это место коми язычников. Ханты сообщили, что их предки «...в числе нескольких семейств пришли сюда из Перми с шаманом Памом-сотником». Возможно, именно там нашли приют вишерские изгнанники, «не похотевшие к святей вере быти»…'' (http://finugor.ru/leaders/candidate/18047)


Попробую разбить еще один стереотип что якобы Кудымкар был присоединен к Москве сразу после завоевании московитами Чердыни. Если коми-пермяцкие земли Чердынь и Кудымкар до Московского завоевания не были объединены в одно единое - то как Кудымкар сразу после завоевания мог присоединится к Москве? Единственный путь к присоединении в это время был военный путь, но источники пишут что московиты завоевали только Чердынь и города вокруг нее, но источники не пишут что русские дальше завоевали и Кудымкар. Создается впечатление что Чердынь стала такой базой следующих завоеваний в Прикамье и это подтверждает весь 16 век. Сибирское ханство постоянно хотело уничтожить этот русский форпост в Прикамье, и не только Сибирские татары, манси, ханты этим занимались - но и сами коми-пермяки участвовали в походах против русской Чердыни для освобождения Пермских земель. Вот почему: из источников известно что мансийский князь Асыка постоянно нападал на Чердынь, но вот недавно еще раз прочитал коми-пермяцкое предание о Кудым-Оше и в одной из версий этого предания пишется что Коми-Пермяцкий Кудымкарский князь Кудым-Ош женился на дочери мансийского князя Асыки - ее имя Костя. Значит Кудымкар стал союзником Сибирского Ханства, если князь Асыка воевал против Чердыни, значит и Кудымкарские коми-пермяки воевали против Чердыни с целью вытеснения русских с Чердыни. Вот так. Так даже в википедии пишется:

Асыка
Асы́ка (Ассья́н, Азыкай) — «большой князь» вогулов (манси).
Сопротивлялся продвижению московских войск в свои владения, простиравшиеся от предгорий Северного Урала до Оби. Неоднократно нападал на русские селения, а в 1455 году дошёл до Усть-Выми (столицы коми Вымского княжества), убил местного епископа Питирима, ограбил и сжёг близлежащие деревни и сёла и вернулся с богатой добычей в свою столицу — Пелыма (Пелымский городок). В 1465 году Асыка был взят в плен московским воеводой устюжанином Василием Скрябой, приведён в Вятку на шерть, но уже скоро нарушил свою клятву. В 1467 году, по сообщению Устюжского летописца, более сотни вятчан совершили набег на вогулов и пермяков, «вогулич воевали… князя вогульского Асыку» захватили и «на Вятку привели». 29 июля 1483 года войско Асыки было разбито в сражении у Пелыма (Пелымского городка) «судовой ратью» под командованием московских воевод Ф. С. Курбского-Чёрного и И. И. Салтыка-Травина, Асыка бежал.
Имел двоих сыновей — Юмшана (Юзмонапу) и Колпу, а также дочь, выданную за югорского князя Пыткея. Также по мнению исследователей женат на его дочери Костэ был легендарный коми-пермяцкий национальный герой князь Кудым-Ош.

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D1%81%D1%8B%D0%BA%D0%B0

Кудымкарское городище
Куды́мкарское городище (рус. Красная горка, к.-п. Изъюр «Каменная голова») — памятник родановской археологической культуры (Пермь Великая). Действовало в VII-XVII веках. Памятник археологии федерального значения.
Городище располагается в центре Кудымкара (Пермский край), на выступе высокого (40 м) левого берега реки Кува, над городским пляжем.
Площадь городища — 8 тыс. м². С севера площадка защищалась валом высотой в 1,5 м, остатки которого видны и сейчас. Культурный слой мощностью до 1,5 м. При раскопках на городище обнаружены остатки наземных бревенчатых жилищ, очагов, ям-кладовок, столбовых ям от частокола. Кроме того найдены орудия труда, оружие, предметы быта, украшения, обломки глиняной посуды — местной и привозной (особенно булгарской).
В северной части городища обнаружены погребения XVII века с русскими нательными крестами, но с коми-пермяцкими элементами погребального обряда (неглубокие ямы, покрытие берестой).

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%83%D0%B4%D1%8B%D0%BC%D0%BA%D...

Наверняка предание о Кудым-Оше можно разделить на два разные предания, они как бы со временем слились. Это предание такой же источник как и русские летописи. Значит в предании пишется что коми-пермяцкий князь Кудымкара Кудым-Ош ходил в Сибирское Ханство - в ее столицу Искер (потому чти стал союзником Сибири):

''А думал ли Кудын-Ош, желал ли своему народу что-то плохое? Разве не он говорил пожилым, женщинам и мужчинам, да малым детям как устроить хорошую жизнь? Разве не он ходил в Изкар со всеми своими самыми хорошими меновщиками и привозил новые подарки: самые хорошие собольи шкуры, давал без счёта много беличьих шкурок. Дал Кудын-Ош, да не даром дал: привёз домой тогда новый топор, новый товар - не игрушка, острые топор-нож и железный меч, да привёз не много, не мало, а целый караван лодок. А ещё сам Ош смотрел, как обрабатывают железо, а из железа выковывают всякие поделки. И с тех пор у чуди было своё железо. Стало своё железо, появилась сила большая.''

( Столица Сибирского ханства Искер: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D1%81%D0%BA%D0%B5%D1%80)

Далее в предании пишется как Кудым-Ош взял в жены дочь князя Асыки:

''А думал ли Кудын-Ош, желал ли своему народу что-то плохое? Разве не он говорил пожилым, женщинам и мужчинам, да малым детям как устроить хорошую жизнь? Разве не он ходил в Изкар со всеми своими самыми хорошими меновщиками и привозил новые подарки: самые хорошие собольи шкуры, давал без счёта много беличьих шкурок. Дал Кудын-Ош, да не даром дал: привёз домой тогда новый топор, новый товар - не игрушка, острые топор-нож и железный меч, да привёз не много, не мало, а целый караван лодок. А ещё сам Ош смотрел, как обрабатывают железо, а из железа выковывают всякие поделки. И с тех пор у чуди было своё железо. Стало своё железо, появилась сила большая.
Услышал Кудын-Ош про красивую девушку и сказал так: "Давай съезжу и посмотрю я на неё и сосватаю за себя: мне такая и нужна как раз, которая подарит мне сына-богатыря." А братья Оша, Купра и Май, не советовали среди чужих народностей искать невесту, советуют из чуди искать. Не послушался их Кудын-Ош - сам князь. И поступил, как ему надо. Вот и выбрал себе товарищей, сели они в лёгкие лодки и поплыли по течению реки Иньвы, где стоит Анюшкар, да где живёт его знакомый князь Анюш. Быстро плывут лодки по течению, а Кудын-Ошу надо ещё быстрее: тянет его сердце к красивой девушке, так тянет - лопнуть готово. Пришли в Анюшкар, спрашивают, как добраться к вогулам, как попасть к ихнему князю. А там им показали дорогу по Каме, против течения: поплывёте один день от темна до темна и как раз придёте в другой город. А в том городе, мол, живёт княгиня из чудского племени и знает, мол, у него, Оша, отца. Вот и направились Кудын-Ош и его товарищи к княгине, пришли поздно вечером. Пустила княгиня гостей к себе, спрашивает, куда направляется с Кудынкара пам.
Да опередила известием колдунья отсюда: придёт, мол, Кудын-Ош, которого Чикыш на погибель отправила. И жалко стало княгине молодого пама, встречает его: "Возвращайся-ка ты, Кудын-Ош, в свой город. По-ихнему ты разговаривать не умеешь - кто тебя поймёт, и кто тебе незнакомому поможет?" И ответил ей Ош: "Я ничего не боюсь и с полпути обратно не вернусь." - "Если сосватаешь её, вогульскую девушку - не возвращайся обратно, чего бы не было, а женись на ней. А если посмотришь на неё и не женишься - голову отрубят и на кол посадят. И ещё я дам тебе своего человека из ихнего рода." Дала она своего человека, который мог разговаривать и на языке чуди, и вогулов, а зовут его Ваяси. И отправился Кудын-Ош со своими товарищами в длинную дорогу, отправился в ту сторону, где в темноте сверкает луч.
Вечером привёл Ваяси Кудын-Оша в вогульский город, велел доложить о них князю. Сходили к князю, доложили о пришедших, а тот прогнал их и ничего не сказал. Пришлось Кудын-Ошу заночевать на улице возле изгороди, как бездомная собака. Утром опять доложили князю - и опять ничего не вышло. Ещё одну ночь заночевал на улице, себя кормил мошкаре и снова велел доложить князю о сватах. Убедился тогда, наверное, князь: не избавиться от Кудын-Оша, позвал его к себе, спрашивает: "Зачем ты сюда, бесстрашный человек, пришёл - жениться или мою голову опозорить?" Сказал ему в ответ Кудын-Ош: "Твоя дочь, красивая Костö, меня ждёт, и отдай её за меня, так бог велел." - "У меня на изгороди уже нет свободного кола, некуда будет твою голову посадить. Поэтому прошу: забудь про те слова, которые раньше сказал, и отправляйся домой. Многие уже сватали Костö, но никто замуж не брал: не годится, мол, она, не человек, и не телёнок." А кто не захотел жениться на такой уродине, князь отрубал у них голову. Кудын-Ош сказал князю: "Я пришёл жениться, князь, и унесу с собой не только голову, но и твою дочь. Счастье только тот найдёт, кто не побоится голову свою потерять."
Тогда приказал князь показать Кудын-Ошу невесту. Пошли Ваяси и пам в сторону шатра, где жила девушка. А шатёр этот сделан не из бересты, а из оленьих мехов, а внутри шатра ещё шатёр. Встретила пама пожилая женщина, пригласила зайти. А там на мягких шкурах лежит человек, не человек, телёнок, не телёнок: руки-ноги человеческие, а лицо покрыто шерстью, как у телёнка. Только глаза красивые, жалобно смотрят. Замерли на месте Кудын-Ош и Ваяси, языки окаменели, слова не скажут. Тогда сказала Костö по-своему, а Ваяси Кудын-Ошу на чудском сказал: "Не бойся меня, Кудын-Ош, я не такая, какую ты видишь меня сейчас.А женишься на мне, ты сам и твои люди никакой беды знать не будут." Взяла да приподняла Костö двумя пальцами у висков шкуру, а под ней белое человеческое лицо. "Пойдёшь ли ты со мной, красавица Костö?",- спрашивает Кудын-Ош. И сказала опять невеста молодому паму: "Куда поведёт меня удалой пам Кудын-Ош, повсюду с ним пойду, хоть в огонь, хоть в воду."
Очень радостный сватающийся пам подошёл к князю и сказал ему: "Я женюсь на твоей дочери, и будем мы с ней жить вместе свой век." Приказал тогда вогульский князь устроить пир. Зарезали много оленей, наловили рыбы, поймали всякой дичи, приготовили и напекли много всякого. А мать у Костö готовит дочь выдать замуж, обрабатывает ей лицо, отдирает телячью шкуру. Приклеила эту шкуру она же сама, чтобы не выдал князь дочь за нелюбимого. Два дня и две ночи к свадьбе готовились, а на третий день гостей созвали и вывели Костo к Кудын-Ошу. Идёт Костö, как лебедь плывёт, а лицо покрыто шёлковым платком. Встречают невесту родители. Князь тут и сказал: "Покажи-ка, дочь, своё лицо Кудын-Ошу." А мать тогда сказала так: "Пусть спадут волосы с твоего лица, и будешь ты, Костö, красивее всех!", - и сняла с лица дочери покрывало. И сказал тут князь-вогул: "О, мой бог! Взаправду ли ты это, Костö?" - "Это твоя дочь, дорогой князь,- сказала Костö,- прогнал бог от меня горе, и я стала красивее сестёр!" - "Пусть будет так!", - сказал князь и велел начать свадьбу. А потом Кудын-Ошу дали много подарков, дали лодки и людей, проводили молодых в Кудынкар.
Узнали в Кудынкаре о возвращении Оша и встречают своего пама и его красавицу жену, как самых дорогих, самых дюбимых детей встречает мать. Не Кува шумит-волнуется своими волнами, не парма весело шумит, не звонкая птица веселится - в Кудынкаре песни слышны, и дудки играют. Не разбойники там делят золото, не вороньё-сорочьё здесь галдит - Кудын-Ош женится на красивой девушке, чудские люди устроили большой пир. Под лучами солнца на высоком месте, возле реки Кувы, среди сосен, на зелёном цветущем лугу поставили столы, а столы накрыли белым полотним, узором украшенным. А на столе всякая еда: запечённое мясо и свежая рыба, свежее мясо, ягоды, а в туесах и чуманах тает от солнечных лучей золотистый мёд. А вокруг столов широкие стулья, да не из осины, а из красивой берёзы сделаны и все расписаны узорами...
На четвёртый день гости разошлись по домам, затихло веселье в Кудынкаре, затихли дудки, а Кудын-Ош разговаривает с народом, просит приготовить чёрный тополь, выдолбить из него лёгкие лодки и широкие карбасы, чтобы сложить в них шкуры и плыть по Иньве вниз, затем плыть вниз по Каме широкой да обменять-продать шкуры на золото-серебро; а ещё купить там новый товар-кумач и парчу, жене одежду выходную.Собрался Ош со своими людьми на юг, новые земли посмотреть, а тут пришли какие-то незнакомые люди, а лодки у них очень лёгкие и очень быстрые. А что лежит в лодке, не видно. Позвали Кудын-Оша: пришли, мол, люди и товар привезли.
Подошёл пам к берегу, посмотрел на реку, где красивые лодки, как белые гуси, рядами стоят, спросил у них по-своему: "Откуда вы, люди, с какого племени и зачем пришли?" И отвечают ему на языке Кудын-Оша: "Откуда солнце встаёт над землёй, откуда свет раздвигает тьму, там живёт добрый хан и его племя боевое. Хан послал нас на север, и мы оказались тут вот, у тебя, пам Кудын-Ош. А привезли тебе товар дорогой, а женщинам нарядную одежду, а маленьким детям угощенья, гостинцы. А что тебе надо, красивый пам, выбирай и бери всё, а дай нам взамен мягкие шкуры." Говорят так люди с лодки, сами показывают дорогой товар: и кумач, и парчу, и серьги, и кольца. Да ещё целая лодка золота. А хоть и умные были эти люди, да очень жадные: если увидят красивое, блестящее, сразу обо всём забывают, около торговцев, как молодые олени, бегают. И сам пам обрадовался приезжим, а сразу не решился к ним спуститься, вначале посоветовался со своими людьми, а они в один голос сказали, чтоб открыть крепкие ворота, впустить в город торговцев и попотчевать их вкусным мёдом. Ещё чудские люди вот что сделали: пошли рыбу ловить и отправились на охоту. И сказал тогда Кудын-Ош своим людям: "Ну-ка, откройте крепкие ворота и пригласите торговцев, затем выберите для себя нужный товар, а за товар отдайте вы всякие шкуры."
Чувствовало, знало сердце у Пöвсин: ничего хорошего не принесёт её сыну эта торговля, а не смогла уговорить людей, не смогла остановить Кудын-Оша, чтобы не открыл широко двери дома незнакомым людям. И отправила Пöвсин красивую Костö подальше от людских глаз, спрятала. А пришли чужие люди к ним, дак не бросили ни одного гроша за ихние ворота, как делали раньше другие торговцы. А как зашли они в город, дак не развернули свой товар, а взялись за стрелы и направили их прямо в сердце Кудын-Оша. Из сердца хлынула горячая кровь, и удалой пам потерял сознание. И упал тогда пам на землю, на тёплую землю, мягкую траву, прижался грудью к тёплой земле, и тут же в него влилась потерянная сила, и зажило раненное сердце. И вскочил снова на ноги пам, ищет на земле свой железный меч, но перед собой и за собой не нашёл его. А в городе нечисти-врагов всё больше становится, как муравьёв в муравейнике, и обступают его всё больше и больше. Схватил тогда пам огромную оглоблю и давай колотить по головам врагов. И тут другая стрела воткнулась в сердце молодому Кудын-Ошу, и опять пам упал на землю, и опять тёплая земля, как и в первый раз, залечила у пама сердце. Кудын-Ош встал тогда на свои ноги и увидел: чудской народ оттеснили к изгороди пришедшие и просят у них мягкие шкурки и ещё золото. В третий раз острие стрелы вонзилось паму в сердце и свалило его навзничь. Не смог теперь пам горячей грудью прижаться к земле и вылечить своё раненное сердце, взять у земли большую силу и сознание. А пришлые наступают, плетьми щёлкают, всё просят у чуди налог. И сказала тогда Пöвсин своим сёстрам, своим братьям: "Отдайте всё, что просят, не прячьте ничего. Если не отдадите, самих заберут, маленьких детей со скалы в воду бросят. А что заберут, вы этого не бойтесь: что было нашим, к нам обратно вернётся."
Вот и заполнил враг беличьими шкурками свои лодки, лисьими шкурками, а ещё туда сложили много золота и отправились по своей дороге. Далеко ли, близко ли они отплыли и стали смотреть, какое добро им сегодня досталось. Смотрят, оценивают, кровавыми руками щупают, а у них в лодках - только трава хвощ. И стали возмущаться, сцепились. как кошка с собакой, стали ругать своего хана и выговаривать ему: ты, мол, ненасытный, обдурил нас, забрал себе всё, что хорошее, а нам оставил одну траву. Пошли, посмотрели в его лодках, а там тоже никаких шкур, никакого злата-серебра. Рассердился хан, приказал обратно вернуться в чудской город и разорить его, распотрошить, как убитого гуся.
А тем временем Пöвсин и Чикыш и другие колдуньи, которые водились с рогатым-ушастым царём у жителей леса и воды, оживили Кудын-Оша и других людей. Показались у пришедших злых людей красивые лодки, Кудын-Ош схватил заранее приготовленный камень, да не маленький, а весом в двенадцать пудов, и кинул его с горы Каменной прямо в Куву. И поднялся тогда большой ветер-сильный вихрь, вражеские лодки не смогли плыть против ветра. Вышли враги на лесистый берег, а деревья с треском упали перед ними и на них и закрыли им дорогу и, придавив, убили их. Три ночи и три дня так стояли пришельцы, думали, как подойти к Кудынкару и расправиться с жителями города. Три ночи и три дня бушевал вихревый ветер, не давал поднять головы пришедшим людям. А на четвёртый день окончательно зажило сердце у молодого пама, и он повёл свой народ на лютого врага, отобрал у них стрелы-меч, а у хана оружие забрал себе. А тот, злой хан, до того испугался, чуть язык не проглотил. И взмолился к Кудын-Ошу, как к своему аллаху: "Отпусти меня, пам дорогой, домой, к моей жене и детям малым, а я за это дам большой калым." - Ничего мне не надо, злой человек, а вот забрал я у тебя оружие, а своим людям раздам ваш кумач и парчу, и кольца-серьги, и ещё целую лодку злата-серебра. А за это я дам тебе одну грамоту, она откроет тебе дорогу домой, и нигде тебя с ней и пальцем не тронут, если не будешь скандалить с людьми. А придёшь домой, так всем скажи, чтоб от ваших никто сюда со злом не приходил, а как придут - здесь и оставят головы. А кто с добром сюда придёт, привезёт нам хороший товар - мы с ним обменяемся." Заверил Кудын-Ош эту грамоту своей подписью, тут же отдал её злому хану и послал его свиту вдоль по Каме.''

(http://uralistica.com/group/komipermians/forum/topics/2161342:Topic...)


Значит Кудым-Ош сделал союз с мансийским князем и это не понравилось какому-то другому правителю - поэтому после свадьбы сразу же навестили вражеские войска, - и наверняка приплыли с Чердыни или эти вражеские войска - следствие какого то внутреннего конфликта Золотой Орды?

Итак: Чердынь как Пермь Великая не была великой а была удельным коми-пермяцким княжеством зависимом от Сибирского ханства. Кудымкар не подчинялся Чердыни, Кудымкар входил в земли Перми Нижней (вместе с Анюшкаром и Афкулем), союзницей Волжской Булгарии но не входившей в ее состав, ибо в коми-пермяцком языке нет булгаризмов и нет татаризмов как это есть в удмуртском языке, ибо торговля соли, мехом и древесиной шло по реке Каме и поэтому Пермь Нижняя не могла иметь конфликты с Булгарией, сперва союзница Булгарии а потом союзница Казани. Но во времена завоевания Московитами Чердыни, Кудымкар сделал союз с Сибирским ханством и воевал против Чердыни с надеждой вытеснения русских с Чердини. Кудымкар стал союзнкиком манси и Сибирского ханства ибо в одной из версии предания Костэ была дочерью именно мансийского князя Асыки, хотя в других версиях предания не пишется чья она дочь. Кудымкар присоединен к Московскому государству только после завоевания Казани но не после завоевания Чердыни.

Московское государство, Сибирское ханство, Казанское ханство - это три огромные государства, а маленкие пермские княжества были между ними; пермские княжества не могли быть самостоятельными, они должны были поддержать или одну или другую сторону. По моему Чердынское княжество было союзником Сибирского ханства, а Кудымкарское - сперва союзник Казани а потом - тоже союзник Сибирского ханства.


Такие выводы сделал изучая коми-пермяцкую историю, читая многочисленные статьи (но много еще осталось непрочитанного), если я не прав, пожалуйста, поправте меня.

1365628468_ea05

http://byzantine-way.livejournal.com/423147.html

Просмотров: 1663

Ответы на эту тему форума

RSS

Пусъёс

© 2018   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования