Uralistica

Источник: Центр гуманитарных технологий

http://gtmarket.ru/laboratory/publicdoc/2006/471

15.08.2006. 10:04

Ефим Островский: Язык — это системная среда. То есть можно сказать, что люди работают «под языками». При этом под одним языком хорошо идет одна деятельность, а под другим — другая. Это они, языки, предопределяют нашу деятельность. Это они, языки, позволяют нам быть успешными в одном деле — под одним языком, а в другом деле — под другим. Мы много обсуждали эту тему с Петром Щедровицким. Он сказал: «Наверное, английский — это язык действия, а русский — язык разговоров о будущем». Когда мне приходилось обсуждать эту тему в течение последней недели в Канаде с нашими соотечественниками — подданными русского мира, живущими на территории другой страны, мы вышли на понимание того, что английский — это, скорее, язык функционирования, а русский язык — скорее, язык развития. Хочу верить, что это так. Понятно, что внутри русского языка существуют разные языки, применяемые в разных деятельностях. В этом смысле русский язык, например, поэтов — совсем другой, чем русский язык, скажем, слесарей. А язык (подчеркиваю: не просто ремесленный жаргон, а язык) слесарей сильно отличается от языка докторов физико-математических наук. Но при этом существует система понятий, организующая Большой Русский Язык как пространство этих многих языков. Ведь любая страна живет по понятиям, только некоторые — по понятиям философским, а наша некоторое время живет по понятиям совсем другого рода. Но это вовсе не повод, чтобы отказаться от понятий вообще....

Говорить о предназначении на чужом языке невозможно.

Вообще я являюсь сторонником того подхода, который в свое время обозначили Сэйпер и Уорф, — гипотез лингвистического анализа, который утверждает следующее: каждый язык, на котором говорят люди, каждый родной язык детерминирует картину мира, в котором человек живет. Например, про эскимосов Уорф пишет, что у них существует 80 имен для белого цвета и его оттенков. И то, что европейцы называют белым, они могут назвать восьмьюдесятью разными именами в зависимости от того, какой это белый есть, и понятно, что они живут совсем в другом мире, чем мы. Или, например, еще североамериканские индейцы, у которых в языке есть три имени для цветов радуги. Только три. У нас семь, хотя японцы различают какое-то безумное количество оттенков, я даже боюсь называть цифру. Из множества таких наблюдений делается простой и ощутимый вывод: в зависимости от того, в каком языке вы живете, на каком языке вы говорите, зависит, как вы видите мир, в каком мире вы живете, какой мир для вас реален. Итак, я исхожу из того, что язык определяет картину мира, люди живут в языке, язык определяет все, что окружает людей.

Просмотров: 286

Ответы на эту тему форума

У меня сохранилась Народная энциклопедия 1910 года. Достаточно прочесть, чтобы понять, какие тут проблемы. Тут описывается население России и говорится: «Славяне, пришедшие в лесную область со знаниями, полученными от варягов и греков, стали покорять финские племена. Многие финские племена через посредство славян крестились и приняли православие и все их обычаи. Многие из финнов забыли свое происхождение и считают себя русскими». И дальше там показывают, что очень много народов, которые населяли территорию, стали считать себя русскими. О существовании этих племен напоминает только облик и название нескольких местностей и городов, как, например Кинешма, Нерехта, Москва, которые по-русски ничего не значат, а на финском языке имеют значения.

Эта ситуация была характерна для очень многих этносов, которые вошли в состав так называемых русских. Но не только это. Не так просто разобраться со славянами. В этой книге обсуждается, что такое славяне: «Славяне включают великороссов, белороссов и малороссов». С точки зрения этого этапа – 1910 года – это все один этнос. Обсуждаются какие-то характеристики, связанные с некоторыми разграничениями. Но все-таки это один этнос, и говорить, что есть русский этнос в отличие от украинского или белорусского, на этом уровне было невозможно.

Есть другой способ обсуждения этноса, когда начинают обсуждать некие специфицирующие черты этноса. Это целая традиция, которая идет чуть ли не от Карамзина. Когда Карамзин писал «Историю государства Российского» и обсуждал, что происходило во времена царствования Ивана Грозного, он упоминал о том, что характерно для русского народа. Он говорил, что если одни народы создали науки, вторые промышленность, третьи управление, то для русского народа характерны, прежде всего, христианская вера и терпение. Терпение как основная черта.

Если мы посмотрим современные исследования, то окажется, что эта ситуация тоже обсуждается. Касьянова в своей книге пытается выделить какую-ту характеристику, которая схватывает русский этнос. Например, она пишет: «Чем хуже был бы удел, когда б ты менее терпел» – восклицает поэт. Это поистине вершина непонимания. Терпение для нас не способ достигнуть лучшего удела, ибо в нашей культуре терпение посредством воздержания, самоограничения, постоянными жертвами собой в пользу другого, других, мира вообще, - это принципиальная ценность. Без этого не было бы личности. Но какой в этом смысл? Зачем Миколка хочет страданий? По-видимому, для того, чтобы выработать в себе личность. Мужественная душа инстинктивно ищет жертвы, случая пострадать и духовно крепнет в испытании. Желание пострадать в нашем человеке есть желание самоактуализации». Она пытается сказать, что это такая сущностная черта российского этноса.

Довольно известный наш социальный философ Федотова в книге «Анархия и порядок», которая вышла в 2000 году, пишет: «Здесь возникает вопрос о культурных предпосылках модернизации, о необходимости понимания характера народа, живущего в условиях отсутствия срединной культуры. Выставим гипотезу, что русский - может быть, шире: славянский - архетип включает в себя душевность и наличие святынь». Дальше она характеризует, что такое душевность и что такое святыни.

Наконец, этнографический том Народной энциклопедии в значительной степени посвящен попытке охарактеризовать все черты великорусского народа: «Великоросс соединяет свойственную славянину любовь к земледелию с предприимчивостью и сметливостью торговца и промышленника. Сыны лесов, создавших свою культуру в лесной области, они до сих пор предпочитают жить в деревянных бревенчатых избах. Великоросс религиозен и любит соблюдать обряды своей религии. Украшением в его селениях и городах является церковь. Климат суровый создал в нем какую-то смесь грубости с добродушием, доброты с бесчувственностью. Он умеет терпеть и страдать. Ни один народ не смотрит на смерть с таким спокойствием как русский крестьянин, и ни один солдат не умирает так храбро, как наш. Но вместе с этим русский человек не любит войны. Житель однообразной по природе равнины, он переносит все свое внимание на человека, любит разбираться в движениях собственной и чужой души.

Наиболее многочисленный из них народ – великороссы - с самого начала своего существования жили среди разных народов и благодаря своему более высокому развитию содействовали их обрусению. Англичанин везде и всегда хочет быть англичанином, русский же среди французов хочет быть французом, и киргизом среди киргизов. От других славянских народов великоросс отличается большой общительностью. Он скоро сходится с людьми, любит делиться с ними своими впечатлениями. Работу он всегда перебрасывает словами» и т.д.

источник: http://prometa.ru/olegen/14/

RSS

Пусъёс

© 2019   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования