Uralistica

Забавно, сколько всего интересного скрывается в подмосковных городах. Казалось бы, Егорьевск - обыкновенный подмосковный городок, в летнее время задыхающийся в дыму горящего торфа. Вместе с тем это столица старообрядчества, центр мещерского края, город со зданиями в викторианском стиле и живой легендой о своих местных апачах (живой, потому как своими глазами видела в Егорьевске надпись на автобусной остановке - "Апачи"). 

Статья Алексея Петровича Маркова, краеведа из Егорьевска. 

Опубликована 13 октября 2011 года в газете "Егорьевский курьер".

Апачи мещерских лесов

Апачи, гуроны, спартанцы… Эти герои из кварталов подмосковного рабочего Егорьевска мало походили на своих кинематографических прототипов, хотя, наверное, в какой-то степени стремились к этому. Романтика и удаль в их подростковых играх переплелись с жестокостью и безрассудством. 

КАК ГОЙКО МИТИЧ ЗАТМИЛ ВАСЬКА-ТРУБАЧА

55Краснокожие воинственные наездники стали кумирами егорьевских подростков неслучайно. В начале семидесятых образ благородного индейца в исполнении югославского актёра Гойко Митича, явно затмевал героев Шварценеггера, Брюса Ли и Чака Норриса, которые появились позднее. А может быть, даже и всех их сразу. Ведь тогдашний кинопрокат не баловал советских подростков. Образы Тимура с его командой, а также прочих Васьков Трубачовых были уже неактуальны, а более свежие отечественные киногерои - ещё более блёклы и невыразительны. И тут, как порыв свежего ветра, на экраны ворвались гэдээровские индейцы.

Тогдашний советский зритель даже не знал, что вестерны с Митичем родились как ответ братской ГДР своим идеологическим оппонентам из Западной Германии. Дело в том, что в начале 60-х «бундесы» затеяли снимать вестерны по романам немецкого беллетриста Карла Мая - кстати, любимого писателя Гитлера. Вся немецкая детвора – и социалистическая, и капиталистическая - подсела на эту кинопродукцию по обе стороны от Берлинской стены. Кое-что из этих фильмов, например «Виниту – вождь апачей», попало даже в советский прокат. 

Коммунисты ГДР решили дать достойный ответ тлетворному влиянию западной киноиндустрии и поручили создание наших социалистических киношных индейцев чешскому режиссеру Йозефу Маху. Естественно, чтобы впоследствии крутить снятые ленты на всех экранах стран-членов СЭВ от Брно до Петропавловска-Камчатского. Тот первым делом посмотрел работы конкурентов из ФРГ и среди актеров второго плана высмотрел Гойко Митича. Высмотрел, переманил, дал главные роли.

Дикий Запад снимали в Югославии, Грузии и Средней Азии. К массовкам привлекали разный смуглый люд – от сербских крестьян до узбекских колхозников. Первый же блокбастер с Митичем побил все рекорды проката. Только в ГДР, при населении страны в 15 миллионов его посмотрело 11 миллионов зрителей! В остальных странах победившего социализма результаты были не менее впечатляющи. Говорят, что после своей первой работы на студии DEFA Митича взяла под своё личное покровительство супруга самого лидера восточно-германских коммунистов - Эрика Хонеккера.   

И понеслась! «Чингачгук – Большой Змей», «След Сокола», «Оцеола», «Апачи», «Ульзана». И всюду - Гойко Митич. Все советские женщины той поры тайно вздыхали при виде бронзотелого сербского мачо, а мальчишки просто хотели им стать. Егорьевские – в том числе.

В ПРЕРИЯХ ПЕРВОГО МИКРОРАЙОНА

Главное егорьевское племя - апачи - отличались молодостью, дерзостью, хорошей организацией. Связь друг с другом им держать просто, практически все они жили и учились в первом микрорайоне и на улице Хлебникова, когда-то давно бывшей деревней Лаптево. По такому же признаку были выстроены и прочие, менее многочисленные племена. Гуроны (по численности и влиянию они были вторыми) жили во втором микрорайоне. Волки и даки происходили из Русанцево и Нечаевской. В рабочих казармах текстильного комбината «Вождь пролетариата» обитала группировка «крестьяне», решившая не брать себе названий иноземных племён.

55Так выглядели настоящие Гуроны. Их егорьевские бледнолицые собратья, чтобы не привлекать лишнее внимание милиции, не копировали внешний облик своих североамериканских прототипов.

Подобное племенное деление принесло обычной егорьевской молодёжи той поры немало серьёзных проблем. Как, например, подростку из второго микрорайона пройти, скажем, в поликлинику на улицу Хлебникова? Ведь для обитателей любого из тамошних дворов он становился ненавистным Гуроном со всеми вытекающими последствиями. В кодексе индейской чести было, правда, три повсеместно соблюдаемых условия. Не трогать ребят, идущих парой с девчонкой. Не бить лежачего. Драться только до первой крови.

СЛУШАЙТЕ «ГОЛОС АМЕРИКИ» 

Слава об апачах понеслась по всему району. Слухи были один нелепее другого. Говорили, например, что о егорьевских апачах передавали зарубежные вражьи голоса, в частности радиостанция «Голос Америки». Егорьевский обыватель, сам обычно мало интересующийся передачами по коротковолновому радио, охотно верил такому. Говорили, что апачи появляются внезапно, на лошадях, одетые в индейские одеяния, и каждый носит на голове повязку, прямо как у Гойко Митича. Естественно, говорили, что слово «Апачи» обязательно должно быть написано на такой повязке русскими буквами. 

Как всегда, в этих слухах правда мешалась с вымыслом. Внешне апачи не отличались от обычных подростков, не носили повязок и мокасин. Более того, в обычной жизни старались скрыть свою племенную принадлежность. А вот то, что апачи были неравнодушны к лошадям, было чистой правдой. Эта любовь впоследствии и погубила это могущественное племя.

В семидесятые годы многие промышленные предприятия имели свои подсобные хозяйства на селе. В этих хозяйствах держали гужевых лошадей. При небольших конюшнях работали сторожа и конюхи. Такие конюшни и стали основными объектами нападений апачей. 

Надо сказать, что апачи уводили лошадей исключительно для своих игр, брали, чтобы покататься. Обычно через несколько дней владельцы находили своих четвероногих питомцев, что отнюдь не означало, что налёты «краснокожих» прекратились. Наставала ночь, и сторожа с тревогой всматривались в июньские ночные сумерки – придут или не придут.

КОММЕНТАРИЙ

Леонид Чеботарёв, солист популярной в 70-80 годы егорьевской группы «Эльфы». 

55- В середине семидесятых наша группа играла на танцах в горпарке. Эту танцплощадку посещали члены всех четырёх молодёжных группировок, существовавших в то время в Егорьевске. Фубры и Русанцево приходили со своих окраин. Из микрорайонов подтягивались их оппоненты - апачи и гуроны. Танцевали только среди своих, собравшись в кружок. Драки возникали как на самой танцплощадке, так и после, за пределами парка, в частности прямо на Советской улице. Обычно побеждали апачи, они были самыми сильными. Нас, музыкантов, по существовавшим в те времена в Егорьевске негласным правилам, не трогали. 
Совсем другая ситуация могла сложиться на любой из сельских танцплощадок, где «Эльфы» также часто появлялись. Добродушные в трезвом состоянии, деревенские ребята, выпивши, были непредсказуемы. Ситуацию обостряли городские девчонки, часто ездившие за нами по деревням. Пришлось подготовиться к неприятным ситуациям. На заводе «Комсомолец» заказали друзьям особые подставки под микрофоны, из восьмимиллиметрового рифлёного стального прута. В минуту опасности этот концертный инвентарь превращался в грозное оружие.

ЗАКАТ ИНДЕЙСКОЙ ЖИЗНИ

Власти с самого начала понимали, что имеют дело с организованными в группы подростками, играющими в свои игры и ведущими обычные подростковые распри под новыми племенными именами. Однако эта игра в индейцев явно затянулась и захватила весь город. Терпение милиции лопнуло после одного из самых массивных налётов апачей на конюшню меланжевой фабрики, в котором участвовали 12 человек. Сторожа тогда избили и связали, лошадей увели. По данному факту было заведено уголовное дело, к работе инспекторов по делам несовершеннолетних подключился уголовный розыск. Стражей порядка также беспокоило то, что более старшие и решительные ребята увлекали своим примером и безнаказанностью младших. Ситуация явно выходила из-под контроля.

Поймать мобильных апачей и гуронов с поличным было делом трудным. А вот обычная розыскная работа в небольшом городе, где все знали про всё и про всех, быстро принесла результаты. Некоторые эффективные сыскные методы тех лет поражают своей простотой. В частности, небогатые юные конокрады не имели сменной одежды, а их обычные брюки и прочие носильные вещи содержали в себе короткий и плохо вычищаемый конский волос. Так или иначе, участники дерзких налётов были привлечены к ответственности, мода на лошадей уступила место модам на мопеды, а на экранах появились новые фильмы.

КОММЕНТАРИЙ

Татьяна Михайловна Сизова, в 1977-1985 годах инс-пектор, начальник Управления по делам несовер-шеннолетних Егорьевского ОВД. 

- Будучи инспектором УДН, мне часто приходилось участвовать в ночных рейдах, чтобы пресечь правонарушения несовершеннолетних: апачей, гуронов, даков и волков. Местом их сбора и выяснения отношений одно время была Жукова гора. Там, после танцев в санатории, устраивались массовые стычки. Большинство их участников были несовершеннолетние, но встречались ребята и постарше.
Обычно гуроны и апачи двигались туда со стороны микрорайонов небольшими группами, чтобы не привлекать внимания. Общались условленным свистом. В драке могли использовать палки, цепи и металлические прутья. К счастью, до тяжких преступлений дело не доходило. Тех, кого ловили с синяками и шишками, доставляли в больницу, но они всегда утверждали, что получили эти травмы сами, например, упав.
От набегов апачей страдали конюшни, располагавшиеся недалеко от города, например, в Бережках и Холмах. Лошадей оттуда уводили, прятали в лесу, в загонах. Там же строили свои шалаши.
То, что об апачах говорили далеко за пределами нашего района или даже сообщали в передачах радиостанции «Голос Америки», - это легенда.
Если бы это было так, к нам приезжали бы проверки и нас бы вызывали в Москву «на ковёр» по этому вопросу. Ситуация в Егорьевске была типичной для рабочего города Подмосковья, в других городах также существовали подобные группы несовершеннолетних.

ПОСЛЕДНИЕ ИЗ МОГИКАН

Когда наша газета попыталась найти хотя бы одного живого апача или хотя бы гурона, то сделать мы этого не смогли. Многие люди, которых родные и знакомые считали таковыми, отказывались от былого членства в этих подростковых группировках. А поговорить с такими людьми нам очень хотелось, ведь в данном материале присутствует только один взгляд на таинственную индейскую жизнь в Егорьевске тех лет - взгляд бледнолицего человека.

Поэтому если кто-либо из тех апачей, гуронов или даже даков семидесятых захочет рассказать истории своих племён и былой межплеменной распри, «Егорьевский курьер» с удовольствием продолжит эту ностальгическую тему.

КОММЕНТАРИЙ 

Валерий Александрович Покровский, в 1968-1979 годах сотрудник Уголовного розыска Егорьевского ОВД: 

55- «Апачи», «гуроны» и «спартанцы» неоднократно уводили лошадей из подсобных хозяйств городских предприятий. В частности - из подсобного хозяйства завода «Комсомолец». Конюшня этого хозяйства находилась за территорией нынешнего кладбища, на Владимирской улице. Действовали дерзко, были случаи избиений конюхов и сторожей.
От набегов подростков, объединённых в группы, также страдали конюшни швейной, меланжевой и кондитерской фабрик. Потом лошадей находили в лесу. «Апачи» сооружали для них загоны из жердей, но смотрели за животными плохо, забывали поить, лошади по нескольку дней проводили без воды. Такие загоны мы неоднократно находили близ д. Сурово, Федуловская, Панкратовская. По вечерам апачи могли отправиться верхом в какой-нибудь сельский клуб, например в Селиваниху.
Несколько раз мы устраивали ночные засады у конюшни кондитерской фабрики, недалеко от современной колбасной фабрики, но поймать с поличным никого не смогли. У них хорошо была поставлена разведка, перед налётом к сторожам заходили «знакомые» мальчишки, узнавали обстановку.
После избиений сторожей главари группировок были пойманы и отправились на несколько лет в колонию для несовершеннолетних, в Икшу. Во время следствия я беседовал с молодыми людьми - апачами, гуронами, русанцевскими. Это были бойкие, физически развитые ребята. В школе большинство из них училось плохо, но были они неглупы, сами мастерили уздечки, плётки. 
Для нас, уголовного розыска, борьба с этими группировками представлялась нужным делом потому, что с определённого момента действия этих формирований стали характеризоваться настоящей жестокостью. По отношению к животным, а главное, по отношению к людям, в том числе и друг к другу. Молодёжь дралась в Егорьевске и до них, но апачи избивали невинных людей на их рабочих местах, а в потасовках между собой использовали колья и цепи. Помимо лошадей, стали угонять мопеды и мотоциклы. Это всё надо было прекратить, что и сделала егорьевская милиция.

Просмотров: 519

Пусъёс

© 2018   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования