Uralistica

В нашей республиканской газете "Удмуртская правда" вышла статья с таким интригующим названием и не менее интересным содержанием. В интернете она не выложена, поэтому публикую почти (за исключением вступительной части не относящейся к теме) полностью.

…Наши предки жили в тесной гармонии с природой. Природные явления и отдельные природные объекты имели сакральное значение и являлись частью целостной мифологической картины мира. По всей Северной Европе был распространен культ священных рощ: культ дерева существовал у финно-угров, славян, прибалтийских народов и народов Сибири. Однако Удмуртия входит в число тех немногих регионов, где природно-культовые объекты, связанные с традиционными верованиями народа, сохранились до сих пор.





Удмуртская священная роща “Луд” (окр. д. Кузебаево, Алнашский район).

Еще лет 40-50 назад священные рощи (Луд/Кереметь) можно было встретить практически в каждом районе Удмуртии. Сегодня они остались не везде: оберегаемые местным населением и потому не изменившиеся на протяжении десятков лет, священные рощи выявлены в Алнашском, Глазовском, Кизнерском, Ярском, Каракулинском районах. Идет постепенная утрата традиции почитания этих уникальных природных святилищ, антропогенное воздействие (строительство, проведение дорог, выпас скота, создание искусственных прудов и т.д.) привело к исчезновению многих священных рощ с лица земли.

Священные рощи по своей сути являлись языческими объектами поклонения силам природы и потому, как трепетно оберегались они населением, их можно считать первыми заповедниками. Практически у каждого поселения удмуртов была такая роща, располагавшаяся, как правило, за пределами населенного пункта, на возвышенности, вблизи водного источника. Святилище окружалось изгородью, сплетенной из ветвей или сделанной из жердей. Посещать это место разрешалось только в дни проведения молений. Строго воспрещалось рубить в священной роще деревья, собирать ягоды и грибы, пасти скот. Даже упавшие ветки и сучки можно было использовать только в культовых целях – они сжигались на священном огне. Сакральный смысл имели слова, произносимые в самой роще и близлежащих местах, - за сквернословие могла грозить смерть. В разных районах Удмуртии существует множество сказаний о том, как были наказаны люди, нарушившие запреты: один человек набрал веники и погиб, другой увез березу из священной рощи – заболел и умер.

Сами деревья, произрастающие в священных рощах, играли в языческих представлениях удмуртов особую роль. В центре молитвенной рощи стояло священное дерево – связующий элемент с миром богов: под корни этого дерева зарывали жертвенные дары, предназначенные богам нижнего мира: дары среднему миру развешивали в ветвях, на макушку ставили жертвенные дары верхнему миру. По поверьям удмуртов, на главном дереве священной рощи обитает Бог Кереметь, или Луд.

Три верховных божества ассоциировались со «своими» деревьями: Инмар – сосна, Куазь – ель, Кылдысин – береза. Эти три дерева являлись самыми почитаемыми среди удмуртов: к деревьям относились как к живым существам, посаженное дерево уподоблялось самому человеку. Это почитание вылилось в многочисленные запреты и предписания, например:

Нельзя рубить посаженное кем-то дерево: если толщина его ствола окажется с толщину его шеи – тот человек умрет.

Нельзя рубить дерево, если в семье есть больной, иначе он умрет.

Рубка деревьев на хозяйственные нужды, особенно стоящих одиноко, сопровождалось особым ритуалом. У души дерева просили прощения, благодарили его, объясняя действия крайней необходимостью. Существовала даже традиция почитания высохших деревьев, что приняло на себя страдания многих людей.

В священной роще у каждого молящегося удмурта было «свое» дерево, к которому он и обращался. В этнографической литературе есть сведения о том, что удмурты хоронили умерших на лубе (в лубе), перевязав его лыком, своеобразно превращая его в дерево (аналог колоды). В трудах известного удмуртского этнографа В.Е. Владыкина есть сведения о гробах, выдолбленных из липового дерева наподобие пчелиного улья или сделанных из хвойного дерева в виде корыта.

В традиционной одежде удмуртов цвета излюбленного триколора символизируют белую березу, красную сосну, черную ель. Эти же цвета легли в основу государственной символики Удмуртской Республики.

Удмуртия является одним из тех немногих регионов, где священные рощи не только сохранились, но и продолжают использоваться в культовых целях. Среди них священные рощи «Мэд» и «Куала» в Алнашском районе, «Зазегсиённи» в с. Укан Ярского района. Эти рощи находятся в труднодоступных местах, исключающих их активное хозяйственное использование. В удмуртской глубинке осталась еще часть населения, не подвергшаяся христианизации, а также люди преклонного возраста, которые свято чтут обычаи своих предков и неуклонно их соблюдают.

Священные рощи и сегодня имеют большое рекреационное и историко-культурное значение, являясь, по сути, уникальными реликтовыми природными образованиями, культовыми памятниками, эталоном коренных лесов. На территории этих природных объектов произрастают вековые деревья, обитают редкие и исчезающие виды.

Современное экологическое состояние большинства священных рощ Удмуртии вызывает большую тревогу. Располагаясь вблизи или в черте населенных пунктов, они являются весьма уязвимым элементом местного ландшафта. В 2000-2001 годах ученые Удмуртского государственного университета совместно со специалистами Национального музея УР провели полевые исследования в 13 районах Удмуртии по выявлению и изучению священных рощ. В результате этой работы было описано 39 объектов – священных рощ удмуртов, бесермян, а также марийцев, проживающих на территории Удмуртии. В 2003 году общественная организация «Шунды» реализовала проект «Сохраним вековые деревья», целью которого было выявление и описание достопримечательных деревьев столетнего и более возраста, произрастающих на территории нашей республики. Участники исследований пришли к выводу о необходимости охраны наиболее ценных объектов и наделению их статусом памятников природы.

Однако, по мнению ученых, эти меры не принесут желаемого результата, если каждый отдельно взятый гражданин не будет осознавать всю значимость священных рощ, вековых деревьев, природы в целом. Ведь только от уровня нашей экологической культуры зависит, сохраним ли мы окружающий мир для потомков.

Ольга Ленкова, руководитель Центра экологической информации Национальной библиотеки УР.
По материалам отдела краеведческой и финно-угорской литературы НБ УР.

Кроме того, статья проиллюстрирована фотографией огороженного места куалы в деревне Кизганбашево.

www.udmpravda.ru

Views: 2217

Replies to This Discussion

Очень любопытная информация. 39 рощ - это , конечно, очень мало для такой республики, которая больше Швейцарии. Но как много, наверно, они скрывают незримого богатства духовного наследия удмуртов - и главное, если есть еще чтящие традиции предков удмурты, сколько же в них скрыто энергетики - там и вправду , наверно, сбываются пророчества языческих молитв. Так что - берегись, "новый русский", посягнувший на НАШЕ богатство!
"Кроме того, статья проиллюстрирована фотографией огороженного места куалы в деревне Кизганбашево." - интересно, где расположена эта деревня?
В статье нет информации о молениях и местах молений деревни Варклед-Бодья Агрызского района республики Татарстан, где живут удмурты. Между прочим, там языческие моления сохранились до наших дней, праздники проходят в специально загороженных местах.
Я не думаю, что в Удмуртии всего 39 рощ, их, должно быть, гораздо больше. Просто изучили 39.
Вот как велит поступать Библия "Но поступите с ними так: жертвенники их разрушьте, столбы их сокрушите, и рощи их вырубите... (Второзаконие, 7:5)"

Уничтожение священных рощ и священных построек оторвало жителей от земли, от рода, они перестали быть связаны с местом, местом сборки рода, местом постоянного возвращения, а стали таким перекати-полем.
Каждая деревня имела такую священную рощу, она называлась Луд, Кереметь (южные удмурты) или «Восяськон чачга» (северные удмурты). Рощи, в которых молились несколько деревень, назывались Быдзым Луд (великий Луд).

В.Е. Владыкин писал: «Вообще, в отношениии к Луду особенно строго соблюдались запреты, пожалуй, как нигде демонстрировалось почтительное отношение. Рощи огораживались, в них соблюдалась величайшая чистота, за это были ответственны специально выделенные люди. Осквернение Луда или куа, загрязнение священного источника, вырубка священных деревьев, считалось, караются всенастигающим гневом духов и богов. Луд, как святилище, нам представляется по древности старше куалы: кажется, это была одна из первых форм сакрализации пространства с постепенным его сужением и локализацией, концентрированием на почитаемом объекте (лес-роща-дерево). О развитости и древности культа Луда свидетельствует, в частности, то, что были даже особые причитания — заговоры, в которых сетуют:

«Наш Луд оскорбили-обидели: ограду Луда не досмотрели. Луд наш оскорбили-обидели: одного барана пожалели (для Луда). Луд наш оскорбили-обидели: одного быка пожалели (для Луда). Луд наш оскорбили- обидели» (Владыкин, 1994). Далее этот автор, ссылаясь на академика В.Н. Топорова, пишет, что «по мифологическим представлениям, высшей ценностью обладает та точка в пространстве, где совершился акт творения. Именно с ней ассоциируется мировое дерево, мировая «ось», и, если хотите, священная языческая роща. «В этой точке пространства, где максимум сакральности, обычно растет шаманское дерево, дерево предела, сюда помещают святилище, очаг, здесь происходит кратчайшая связующая нить между небом, землей и человеком (…). Кстати, и пространственная организация ритуала жертвоприношения у удмуртов была весьма показательна в этом отношении: в частности, при молении в Луде — священной роще (очевидно, одной из древнейших) все место делилось на три вписанных друг в друга круга, но максимумом священности обладал внутренний круг, в центре которого зажигали священный костер. Сюда допускались только главные жрецы, во втором круге находились их помощники, в третий круг входили все мужчины — участники ритуала…» (Владыкин, 1994).

 
Кизганбашево в Балтачевском районе Башкортостана
Д. Кизганбашево была основана на земле, куда мишари д. Чуртанлы по договору от 15 мая 1778 г. припустили удмуртов-тептярей. В 1834 г. насчитывалось 240, в 1859 г. - 450, в 1905 г. - 726, в 1920 г. - 662 человека. http://ufagen.ru/places/baltachevskiy/kizganbashevo.html

RSS

Пусъёс

© 2019   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования