Происхождение названия земли в финно-угорских языках Волги и Урала: балто-славянское заимствование?

3. Название ‘земли’ в финно-угорских языках Волго-Камского региона.

Удмуртский

3.1. Удм. muzjem, (гл., бес., малм.-урж.) muZjem, (малм.-рж., уф.) muzZem ‘земля,
страна’ [Wichmann 1987: 167]. Слово выглядит как новообразование, состоящее из удм. mu
‘земля, почва’ или muz ‘поверхность под ногами: земля, пол’ (оба в конечном счете < ПФУ
*maUe ‘земля’ [UEW: 263]) с неясным вторым компонентом -Zem / -zjem / (?) -jem.
Семантически удм. mu и muzjem ‘земля’ различаются довольно слабо: muzjem имеет более
широкое употребление и более широкое семантическое поле, может обозначать помимо
пахотной земли, например, ‘страну’, ‘планету Земля’ или ‘сушу’, в то время как mu
употребляется реже и прежде всего в значении ‘пахотная земля, почва, пласт земли’ а также
как ‘земля как стихия (наряду с небом, водой и т. д.)’. Более общая семантика muzjem скорее
свидетельствует о том, что перед нами – композит из двух квазисинонимов типа удм. piosmurt
‘мужчина’ < pios ‘мужчина, человек мужского пола’ + murt ‘человек, мужчина’ или juNaN
‘хлеб (в поле и в закромах)’ < ju ‘хлеба (в поле), жито’ + NaN ‘хлеб (преимущественно –
печёный хлеб, Brot)’ и т. п.

Поэтому трудно не сопоставить второй компонент этого сложного слова -Zem / -zjem
с балт. *zeme, ПСлав. *zem! ‘земля’ (< ПИЕ *dhGhem- / *Ghdhem- [IEW: 414-415]): *zeme /
*zem! → ППерм. *Zem > удм. mu(z) + Zem > muzZem / muzjem (последняя форма могла
возникнуть вследствие диссимиляции).

Предположение о балто-славянском источнике удм. -Zem / -zjem выглядит
предпочтительнее прежде всего потому, что, по-видимому, аналогичные сложные слова с
первым компонентом-дериватом ПФУ *maUe и вторым компонентом балто-славянского
происхождения представляют собой названия ‘земли вообще, страны’ (как правило в отличие
от ‘пахотной земли, почвы’) и в марийском и мордовских языках (см. ниже). Возникновение
специальных сложных слов для обозначения ‘земли-страны’, состоящих из заимствованного
слова и дериватов древнего ПФУ *maUe, имевшего, по-видимому, широкое общее значение
‘земля, страна, почва и т. д.’ – достаточно естественное явление, которое могло быть связано с
развитием земледельческого хозяйства, становлением новых форм общинной и
индивидуальной собственности на землю, социально-политических отношений. Нельзя не
отметить и ещё одну особенность удмуртских композитов из двух квазисинонимов, которая
также может косвенно свидетельствовать в пользу приводимой здесь гипотезы о
происхождении удм. muzjem: из двух компонентов, составляющих такие сложные слова
первый как правило является более старым или принадлежит к исконной (прапермской,
прафинно-угорской) лексике а второй – более поздним заимствованием или
новообразованием: n2lk2Ano ‘женщина, человек женского пола’ < n2l ‘девушка, дочь’ (< ПФУ)
+ k2Ano ‘жена’ (собственно удмуртское новообразование [Напольских 2002]); k2Anomurt
‘(взрослая) женщина’ < k2Ano ‘жена’ + murt ‘человек’ (← иран.); sidan ‘слава, почёт’ < si
‘честь, почёт’ (← булг.) + dan ‘слава’ (← тат.); pudoXivot ‘домашний скот’ < pudo ‘скот’ (←
иран.) + Xivot ‘животное’ (← рус.), то же самое верно и для приведённых выше piosmurt,
juNaN и т. д – по всей вероятности, в этих композитах старое слово служит своего рода
детерминативом поясняющим значение слова нового10.

Марийские языки

3.2. Мар. mlande, mКlande, (г.) melande < *mк-lande / *me-lчnde ‘земля’. Явное
словосложение, где *mк- < ПФУ *maUe ‘земля’ [UEW: 263], а -lande / -lчnde следует
связывать с ППерм. *lud и рассматривать как заимствование из балто-славянской формы типа
ПСлав. *lшda – см. выше. В качестве дополнительного аргумента против
финно-угроведческой этимологии мар. -lande / -lчnde < ПУ *lamte ‘низкий, глубокий;
низменность’ [UEW: 235-236, 263] – помимо доводов, приведённых выше в связи с ППерм.
*lud – можно указать и на то, что очевидный дериват ПУ *lamte ‘низкий, глубокий;
низменность’ > мар. (г.) landaka ‘небольшая низина, низкое место’ имеет заднерядный
вокализм в отличие от m7lчnde. Вообще каких-либо специальных причин для сдвига
вокализма вперёд в мар. (г.) m7lчnde нет – кроме предположения о том, что качество
корневого гласного в исходном балт.-слав. *lenda- было промежуточным между a и e (ср.,
например, расширение и веляризацию этимологического *e при назализации во французском
и польском языках), вследствие чего при заимствовании в прапермский (для вокализма
которого *ч не реконструируется) он был адаптирован как *a, а в прамарийском (*ч
восстанавливается) – как *ч, которое сохранилось в горномарийском и повлияло на вокализм
композита m7lчndк в целом.

Мордовские языки

Морд. (э.) mastor, (м.) mastКr ‘страна, земля’ (в противоположность moda
‘земля-субстанция, почва’). Данное мордовское слово авторы UEW по непонятным причинам

не сочли возможным привести в статье о ПФУ *maUe ‘земля’. Для мордовских лингвистов,
однако, выделение компонента ma- < ПФУ *maUe выглядит очевидным, но “элемент -стор
является загадкой” [Цыганкин, Мосин 1977: 56]. В свете предложенных выше гипотез о
происхождении удмуртского и марийского слов для ‘земли’ как композитов из деривата ПФУ
*maUe и балто-славянских заимствований представляется весьма перспективным
сопоставление морд. *-stor с ПИЕ *stor- / *ster- ‘стелить, простирать(ся), распространять(ся),
рассыпать’, имеющим огромное количество производных во многих индоевропейских языках
(др.-инд. stбMяti, лат. sternф и т. д.) [IEW: 1029-1030]; при этом только в славянских языках
неосложнённый префиксацией (как рус. простор ~ др.-инд. prastara-) дериват этого корня,
ПСлав. *storna получает значение ‘сторона, страна’ [ЭСРЯ III: 768], что точно соответствует
семантике мордовского слова. При заимствовании формы типа ПСлав. *storna расширение
*-na могло восприниматься в мордовском как как суффикс, например –
уменьшительно-ласкательный (ср. морд. (м.) mastКrNej ‘земелюшка (в молитвах)’ [MW: 1190])
и впоследствие отпасть. Принятие данной этимологии предусматривает важный вывод
относительно языка-источника, в котором должен был сохраняться ПИЕ *o как в
праславянском, в то время как в известных балтских языках имел место по-видимому
достаточно старый переход *o > *a.

В.В. Напольских - Балто-славянский языковой компонент в Нижнем Прикамье в сер. I тыс. н. э.

http://udmurtology.narod.ru/library/napolskikh/baltoslav.pdf

Load Previous Comments
  • Erush Vezhai

    Ещё. Приведенный Ортеми "исторический" "мордовский язык" в последнее 10-летие явился "идеологической" базой маразматической очередной "научной" "мордовской" идеи - ЕМЯ. Против которой выступила вся ЭРЗЯНСКАЯ (не путать с "мордовской"!) общественность. И если бы не острая реакция ЭРЗЯН (приостановившая это безумство мордовской псевдонауки "неангажированной" (?), то эта "мордовская" "научная" ПРАКТИКА уже сегодня стала бы средством уничтожения уникальных и своеобразных двух языков МИРА (а не только финно-угорского) - ЭРЗЯНСКОГО и МОКШАНСКОГО, инструментом УНИЧТОЖЕНИЯ сразу ДВУХ НАРОДОВ - народа ЭРЗЯ и народа МОКША. Именно этими РЕАЛЬНЫМИ ОПАСНОСТЯМИ и продиктована моя очередная просьба к Ортеми быть "корректным" к Эрзя народу и ко всему ЭРЗЯНСКОМУ и не путать ЭРЗЯНСКИЕ термины с "мордовским инструментом" политики мордвинизации Эрзя народа.

  • Ortem

    Даниил, по-моему, этимология Вершинина выглядит очень подвешенно, не бывает так, что слово собирается буквально из однослоговых компонентов и даже букв

    ма- 1 компонент

    с- второй компонент

    тор - третий компонент

    как-то это по-народному (folk) выглядит

  • Daniil Zaitsev

    Ortem, возможно. В конце концов Вершинин не является авторитетом в последней инстанции, тем более его неоднократно критиковали, за неудачные и не точные удмуртские примеры.