Uralistica

Касим Галиханов

Касим Галиханов

Магия белого листа

Белоснежная чистота бумаги. Бесконечное пространство листа. Еще пустота, но уже ожидание наполненности. Каждый художник, оставаясь наедине с чистым листом, всякий раз по-своему решает тайну незаселенной пустоты. Его воображение, мысли, талант осваивают, наполняют, оживляют это пространство. И если это настоящий художник, его образы обязательно приходят к людям. Заставляют задуматься, волнуют, удивляют и радуют.

Касим Галиханов, будучи архитектором по профессии, обычно конструирует крупные пространства, объемы, плоскости. Здесь же он неожиданно для нас (но, видимо, не для себя) предстает мастером малых графических форм. При этом, не перечеркивая свой прежний опыт и "архитектурную" суть, а развивая их в новой ипостаси. Объемное мышление и видение архитектора в графических работах К. Галиханова порой приобретает своеобразный стереоэффект. Миниатюры вырастают почти до эпических произведений. Художественные идеи здесь как бы уплотнены, сжаты, свернуты до формулы и метафоры, загадки и мифологемы.

Образный строй графических композиций К. Галиханова очень сложен и прост одновременно. Это самобытно-удмуртское и общечеловеческое, родственное каждому. Это конкретно реальное и необычайно фантазийное. Герои его — люди, лики, звери, птицы, деревья, колокола, звезды, .луна, солнце, бабочка-душа, лестница, по которой можно подняться в салюе поднебесье. И все они живут какой-то удивительной жизнью в душе художника и оживают на его рисунках.

Изобразительные средства К. Галиханова скупы, но необыкновенно выразительны. Его линия, штрих тщательно выверены, как единственно верное движение скальпеля. Они изысканно легки и стремительны, как полет стрижа в высоте неба. Графика К. Галиханова — яркий след таланта на белизне листа.

В одной старинной удмуртской молитве говорится: "Благослови, Великий Боже, Всевышний Свет и Белизна!.." Я думаю, это — про Касима Галиханова.

Владимир Владыкин
профессор, доктор исторических наук

Постижение

В современной архитектурной практике во многих случаях можно проследить живой интерес к национальному культурному наследию прошлого. Это является продуктом возросшего стремления к национальной самоидентификации этносов и, бесспорно, благоприятно сказывается, как на развитии национальных культур и формировании национального самосознания, так и на развитии и гармонизации межэтнических культурных связей в российском суперэтносе.

В сокровищницу мировой архитектуры так или иначе внесли свой вклад все народы, несмотря на большие различия в техническом развитии. Культурное влияние и взаимопроникновение происходило во все времена непосредственными и опосредованными методами по живым цепочкам контактирующих слоев общества. Это сыграло роль одного из определяющих факторов прогресса в архитектурно-строительной сфере в рамках общечеловеческой цивилизации. Живой организм духовной и материальной культуры, создававшейся на протяжении многих веков, имеет целостную глобальную структуру, в том числе сотканную из архитектурных идей и построек, изъятие из которой наследия какого-то одного народа может обернуться потерей для всей мировой архитектуры.

Самобытность в культуре определяется наличием особого подхода к реализации духовных и материальных потребностей. Разнообразие культур имеет объективные корни, например, географические, и субъективные, например, желание отличаться от соседей. Зачастую, культурные или религиозные системы делят на “передовые” и “отсталые”, “прогрессивные” и “консервативные”, не давая себе труда углубляться в природу их происхождения и реалии существования, опираясь лишь на стереотипы мифов сознания, присущие тому или иному этносу в конкретных исторических условиях. Отношение к системам на эмоциональном уровне переносится на конкретные предметы и явления культуры, в том числе архитектуры. Тем самым теряется целостное эстетико-философское осмысление культурного пласта, что неизменно приводит к неточному выявлению и расплывчатому видению социальных ориентиров.

Включаясь в прогрессивные тенденции развития мирового архитектурного процесса, мы должны выйти к общечеловеческим ценностям через свое национальное видение. Смысл архитектурного творчества сегодня заключается в создании новых сооружений, выстраданных в очаге национальной духовности и отвечающих современным функциональным требованиям и уровню развития техники. Важно не войти в конфликт с культурными ценностями этноса, но тактично вступить в живой творческий диалог, чтобы обогатить архитектурные формы новым эстетическим содержанием, создать благоприятную среду обитания человека и наполнить ее духовностью. Именно в таком варианте использования и осмысления национального своеобразия его элементы развиваются в русле современных выразительных средств и достигают завершенных гармоничных форм.

Национальные особенности в рассматриваемой предметной области могут воплощаться в градостроительных приемах, новых типах зданий, методах формообразования, архитектурных деталях, колорите.

За последние годы значительно возрос интерес удмуртской общественности к истории и культуре своего народа, что благоприятно сказывается на сохранении этноса и формировании национального самосознания. Архитектурное наследие входит в качестве важнейшего в общекультурный фонд Удмуртии, но нельзя сказать, что его развитие происходит интенсивно и гармонично. В значительной степени это связано с отсутствием научно-теоретической базы, с неопределенностью в философско-эстетической позиции носителей культурной концепции, реализующих национальную самобытность в архитектурно-строительной практике.

Удмуртское народное зодчество имеет общие корни с деревянной архитектурой финно-угорских народов. Для него характерны простота форм, отсутствие богатого декора, практичность. В материале ценилась прежде всего естественная красота цвета, текстуры, фактуры. Удмуртские постройки хороши логикой взаимосвязи целого и частей, взвешенностью пропорций, архитекто-ничностью.

Архитектурно-художественный облик удмуртских деревень многообразен и зависит от конкретных природных условий. Удмуртские усадьбы отличаются друг от друга как объемно-планировочными решениями, так и применяемыми материалами. Основным строительным материалом служило дерево, но в некоторых местностях строились двухэтажные дома с каменным первым этажом. На особом месте стоят двухэтажные летние жилища
с галереями, так называемые кеносы, и культовые сооружения, не имевшие потолка и пола, называвшиеся куа. Завершение двускатной крыши зданий куа щелью с целью освещения и удаления дыма имеет и эзотерический смысл окна в космос.

Типичная удмуртская крестьянская усадьба имеет П-образную в плане форму и трехчастную структуру: изба, срубные ворота, кенос. Скромная целесообразность удмуртского дома скрывает в себе многообразие функций и формирует неповторимое бытовое и этнокультурное пространство. Совершенство форм и богатство образов народной архитектуры предопределяют творческую преемственность даже в архитектурном новаторстве.

Алвар Аалто говорил, что “карельская архитектура актуальна потому, что ее значение не ограничивается лишь этнографической ценностью и историческим существованием. Дело в том, что в этой архитектуре могут быть найдены такого рода ценности, которые непосредственно, практически наводят мостик к сегодняшнему дню”. Полностью относя эти слова к удмуртскому деревянному зодчеству, остается надеяться, что не за горами то время, когда кто-то из удмуртов, основываясь на этих национальных корнях и ценностях, будет создавать архитектурные шедевры мирового класса и найдет столь же веские слова об архитектурном наследии предков.

Развитие

Изучение и осмысление духовной и материальной культуры удмуртского этноса находит свое отражение в современной проектной практике. Вниманию читателей предлагается два примера: проект центра удмуртского народного творчества и проект религиозно-духовного центра.

Центр удмуртского народного творчества в селе Малая Пурга

Конкретная социальная идея проекта состоит в раскрытии и развитии эстетических способностей населения, сохранении народных промыслов, посвящении в самобытный мир удмуртского искусства и ремесел.

В процессе работы над проектом было изучено многообразие градостроительных и объемно-планировочных решений, составляющих наследие удмуртского деревянного зодчества. Концепция возрождения классической структуры удмуртской крестьянской усадьбы и создания на ее основе гармоничного архитектурного пространства, наделенного новыми функциями и воплощенного в модифицированных формах и образах, позволила спроектировать с одной стороны самобытный, а с другой стороны вполне современный архитектурный организм. В этом смысле процесс эволюции удмуртского деревянного зодчества хорошо описыватся изречением великого русского композитора М. И. Глинки: “Создает музыку народ, а мы, композиторы, ее только аранжируем”.

Проект предполагает сохранение духа народного зодчества, в том числе в интерьерах и облике внутренних дворов. Многокомпонентная и многофункциональная система архитектурных объектов включает в себя элементы ландшафта, скульптурный парк, памятники материальной культуры. Особое значение имеет парк скульптур, посвященных переложению на язык пластики древесины образов и духа народной музыки, религии, обычаев, знаковых систем, фольклора.

В составе центра предполагаются административные помещения, холлы, буфет, гостевые помещения, литературно-музыкальный салон, мастерская народных ремесел, выставочный зал, музейные помещеия. Большой двор предназначен для проведения театрализованных представлений, традиционных народных праздников, других массовых мероприятий. Малый двор благоустроен, озеленен и оборудован для созерцания, медитации и тихого общения. Он органично связан с пространством парка скульптур.

Религиозно-духовный центр в г.Ижевске

Проект религиозно-духовного центра выполнен по заказу религиозной общины “Удмурт вось”. Участок под строительство отличается богатым разнохарактерным ландшафтом, имеющим возвышенности, природную растительность, родники, природные камни. Это имеет первостепенное значение при выполнении религиозных ритуалов, поскольку язычники-удмурты обращаются к верховному божеству Инмару под открытым небосводом. Язычники культивируют в своем религиозном мировоззрении органическое единение с живым и неживым миром на земле, гармоническую взаимосвязь с Космосом. В культовых объектах язычества имеется самобытный пространственный и ритуальный сценарий. На территории религиозно-духовного центра планировочными методами выделены пять обрядовых зон для общественных молений под открытым небом: Священная роща, Священное поле, Священный луг, Акташ вось — участок ландшафта с камнями и родниками, Ритуальный луг. Каждая из этих зон имеет свое назначение в календарном цикле религиозно-обрядных действий.

Архитектурным прообразом языческого Храма послужило древнее традиционное культовое сооружение “куа”. Основной объем сооружения, где размещен молельный зал, имеет план, в основу которого положен древний символ Солнца. Храм представляет собой наслоенные четырехсторонние пирамиды, символизирующие страны света, разновеликие вершины которых обращены к Космосу. Силуэт храма перекликается с силуэтом Священной рощи, вершины деревьев которой стремятся к небосводу, перегоняя друг друга.

Освещение храма осуществляется сверху через щель между двумя скатами кровли, один из которых нависает над ней.
Ряды треугольных окон, обращенных к солнцу, динамично восходит к вершинам пирамид и поддерживают общий образ храма, его строя форм.

Особое значение в функции, идеологии комплекса имеет башня “Ин юбо”, то есть Небесный столб, высотой 77 метров. Это символ единения народного духа во имя возвышения каждого и всех вместе к верховному божеству Инмару.
Пирамидальную оконечность Небесного столба завершает знаковый символ “Шунды мумы”, то есть Богини Солнца — Тамга.

Интерьерные решения храма подчинены режиссуре проведения религиозных обрядов. В центре молельного зала находится место Священного огня.

Кроме храма проектом религиозно-духовного центра предусмотрено строительство духовной семинарии, гостиницы для паломников, конференц-зала и трапезной, а также хозяйственного блока.

К. Ш. Галиханов

«Архитектура и строительство России» № 3-4, 1995 Публикации:
Касим Галиханов: этнографика пространства.

Удмуртская правда, № 82 (24471), пятница, 31 июля 2009



Все удмуртские художники на Уралистике

Комментарий

Вы должны быть участником Uralistica, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Uralistica

Пусъёс

© 2018   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования