Uralistica

О национальной школе и образовании на родном языке 1

Даракторская школа (Daraktorių mokykla) - тайная подпольная школа, существовавшая в сельских местностей или у частного мелкого землевладельца (фермера) в которой детей литовскому языку учили образование имеющий земляк, называемый дарактором. Это исключительное литовское явление сопротивления русификаторской царской политики Российской империи в 19 веке, особо такие школы стали популярными после восстания 1863 года. (http://lt.wikipedia.org/wiki/Daraktori%C5%B3_mokykla )Явление тайных школ связанное с другим нелегальным тайным явлением называемом если хорошо переведу - книгоношение (Knygnešystė http://lt.wikipedia.org/wiki/Knygne%C5%A1yst%C4%97).

Книгоношение - контрабанда нелегально напечатанных книг на литовском языке, их печатали на другой стороне Немана - в Германской Пруссии; также в Малой Литве и Америке. В 2004 г. UNESCO оценило книгоношение как явление не имеющее аналогов в мире.
Связанно с тем что польско-литовское восстание в 1863-64 было неуспешно и в 1865 г. Рассистский министр внутренних дел Петр Валуев продолжая репрессии нарисовал указ нр 141 запрещающий печатать латинскими буквами тексты на литовском и жемайтском наречиях. Так был оформленный запрет на литовские СМИ 19 века..
Сопротивление запрету организовал католический епископ Motiejus Valančius, который создал первую известную организацию книгоносителей; ибо под запрет также попали и католические книги написанные на латинских буквах. Ведь в эти времена в нерусские земли внедрялось православие. Епископ выслал денег для открытия типографии в Пруссии и так стали печатать литовскую литературу за границей России. Книгоношение также было и прибыльным делом ибо спрос на литературу был велик. В результате в каждом селе была нужная литература и о масштабе дела можно узнать что только в 1900-1902 годах царская власть конфисковала 56 тысяч изданий. А сколько осталось неконфискованно.
Задержанных книгоносителей били, садили на 1-5 лет в тюрму, ссылали в Сибирь.

Возвращяясь к истокам национальной школы можно сказать что литература для тайных школ уже была. http://lt.wikipedia.org/wiki/Daraktorius
Итак Даракторь (Daraktorius) - учитель тайных школ созданных литовскими фермерами. Русские школы не были бесплатными потому родителям какая разница платить денги за русскую школу или отправить ребенка в тайную литовскую школу что наверное и будет дешевле. С 1871 года царская власть наказывала даракторов и и родителей до 300 рублей штрафом или до 3 месяцев ареста. 

Даракторская школа не имела помещений, учитель учил то в одном доме фермера то у других людей. Место меняли каждую неделю. Даракторы учили детей читать, считать, писать, учили литовской истории и географии по литовски, также учили читать по польски и по русски.

После бесславного крушения Российской империи, уже было начало для создания национальных школ уже в независимой Литовской Республики 1918 - 1940 годов. Начало национальных литовских школ - тайные школы Российской империи. Итак созданные национальные школы.

Кратко так описал...

Итак, после вторжения войск СССР в Литву в 1940, в Литве уже были национальные литовские школы - гарант переноса языка от одного поколения к другому. Советские власти не могли закрывать такие школы ибо не было бы и такой власти. С появлением русских в Литве во времена СССР - открывали русские школы, но вместе существовали и литовские школы. Литовцы шли в литовские школы, ну а дети приезжих русских рабочих или дети советских офицеров нелегальной армии шли в русские школы. Такая картина осталась и сегодня.

Я закончил литовскую школу и для меня лично был шок когда узнал что в РФ нет нерусских школ.

По моему национальной школой никак нельзя называть школу где преподают только один предмет национального языка на родном языке а все другие предметы преподают по русски.
Национальная школа - это школа где все предметы преподают на родном фино-угорском языке: и математику, и физику, и химию, и биологию, и астрономию, все.
Национальная школа - школа где директор школы разговаривает свободно с учителями и детьми на родном языке и вся документация ведется на родном языке.
В Национальной школе все дети разговаривают между собой на родном языке.

Но русскую школу никак не можно назвать национальной для нерусского. Может быть для русских - да. Это Федеральная школа, но не национальная.

Обучение детей по русски - прямой путь к смене идентитета у детей, с этим надо боротся.

Директор русской школы прочитав эту статью возмет руками за свою голову ибо увидет в ней угрозу своей работы, также как и многие учителя русской школы.
Но для тех кто закончил филологию финоугорского языка - подумает - ждет много работы в переди.

Почему бы не создать национальную школу?
Закончив такую школу человек не обязан учится в русском университете ибо он может получить высшее образование за пределами РФ если у него цель не идти на государственную службу, значит для университета русская средняя школа не нужна. В РФ итак все по русски потому изучить русский язык для абитуриента такой школы нет проблем.

Итак формула - русские национальных республик идут учится в русские школы а дети коренных народов национальных республик идут учится в школы с обучением на родном языке.

written and translated by me -  Артур :))

----

http://uralistica.com/profiles/blogs/pravo-na-obrazovanie-na-rodnom...


Пункт 6, статьи 6 (Право на образование) проекта федерального закона "Об образовании", внесённого в Госдуму.
6. В Российской Федерации гражданам гарантируется получение
образования на русском языке как государственном языке Российской
Федерации.

Граждане Российской Федерации имеют право на получение
дошкольного, начального общего и основного общего образования на
родном языке (включая прохождение в соответствии с настоящим
Федеральным законом государственной (итоговой) аттестации по
родному языку и родной литературе), изучение родного языка, а также на
выбор языка обучения в пределах возможностей, предоставляемых
системой образования в порядке, установленном федеральными законами.

Право граждан на получение образования на родном языке из числа
языков народов России обеспечивается созданием необходимого числа
соответствующих образовательных организаций, классов и групп, а также
условий для их функционирования.

------

Реконструкция класса тайной национальной школы 

http://edukacinesprogramos.lt/edukacine-programa/edukacija-slaptoji...

--------------

Фильм Книгоноситель по литовски в youtube - http://www.youtube.com/watch?v=G8byTZ60pjQ

Фильм Книгоноситель (Knygnešys) с английскими субтитрами можно загрузить вот здесь - нажмите там на  >>>  http://filmasknygnesys.lt/Elements/ViewArticle.aspx?TopicID=1&A...

----------

Музей Истории Просвещения Литвы:

Shows how the nineteenth century Tsarist Russia sought to turn the school Lithuanian Lithuanian russification and a promoter of the first National School St. Daukantas M. Digests activities. Particular attention is given to the secret (daraktorinei) school as a manifestation of national revival.
Here are over 60 authentic artifacts: the eighteenth and nineteenth centuries Lithuanian "literature, textbooks, school books, school bell, ink and other school items, demonstrated by the secret school of illustration.



Hall Education in Lithuania in 1904-1940 "displays the twentieth century Ave. National School of documents illustrating the creation period, the photographs of the first educational activities of associations and rarely vadovėliai.1918 Regulations 1940 independent Lithuania was established and operated based on the democratic foundations of the education system. Each of its units - pre-school, primary, secondary and higher education - presents a separate exhibition stands. Visitors interested in the rich and the time you get a collection of teaching aids. An interesting highlight of exposure - an illustration of primary school classes - the layout. Total room screened more than 300 authentic artifacts.

 

http://www.lsim.lt/index.php?option=com_content&view=article&am...

https://www.facebook.com/pages/Lietuvos-%C5%A1vietimo-istorijos-muz...

 ----------------

О национальной школе и образовании на родном языке 2

http://uralistica.com/profiles/blogs/2?xg_source=activity

 

------------

О национальной школе и образовании на родном языке 3

http://uralistica.com/profiles/blogs/o-nacionalnoj-shkole-3  - Скопируйте весь этот интернет адрес и положите в интернет ''copy'' - ''paste'' и ссылка откроется :)

--------------

О национальной школе и образовании на родном языке 4 

http://uralistica.com/profiles/blogs/nacionalnaja-shkola-i-obrazova...

О национальной школе и образовании на родном языке 5

http://uralistica.com/profiles/blogs/5

О национальной школе и образовании на родном языке 6

http://uralistica.com/profiles/blogs/6

О национальной школе и образовании на родном языке 7 http://uralistica.com/profiles/blogs/7

Памятник книгоношу в Каунасе: 

Просмотров: 2861

Комментарий

Вы должны быть участником Uralistica, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Uralistica

Комментарий от: Артур, Август 29, 2018 в 6:14pm
Комментарий от: Артур, Август 29, 2018 в 6:13pm

Да и вообще, частота и интенсивность столкновений удивляет: например, с 8 июня по 10 июля 1850 года только на пограничном участке Паланга - Таураге произошло десять столкновений с контрабандистами. По данным официальных документов, в них участвовали около 200-300 солдат и 800-900 контрабандистов.

Один из самых драматичных боёв развернулся на прусско-литовской границе 7 января 1870 года, когда двадцать царских пограничников на лошадях напали на поезд, состоящий из 17 саней: большую часть контрабанды удалось задержать, но четыре пули попали в командира Мелеха, а в часового Щёголева – шесть, оба скончались от ран.

Пути и перекрёстки «святой контрабанды»

Министр внутренних дел Российской империи своим приказом от 5 октября 1865 года запретил печатание и ввоз из-за границы изданий на литовском языке, напечатанных латинскими буквами. Власть всячески побуждала пограничников к борьбе с литовскими книгоношами, нелегально доставлявшими литовские издания из-за границы. Стражам и таможенникам предусматривались специальные премии за задержание такой контрабанды: за каждую книгу – 10 копеек, за пуд газет или других изданий – 10 рублей, однако даже такие вознаграждения не «мешали» пропускать нелегальный груз.

Возьмём, к примеру, тогдашнюю эмиграцию: вряд ли без ведома таможенников могли бы каждый год пересекать границу до 30 000 жителей Литвы, стремящихся добраться до Америки! Между тем в 1875 году на таможнях всей Сувалкской губернии было зафиксировано лишь 96 таможенных нарушений!

Транспортировка же литовской прессы являлась всё же опасным занятием: многим книгоношам приходилось и драться с пограничниками, и быть битыми.

Один из редакторов газеты «Варпас» Йонас Кряучюнас в своих воспоминаниях рассказал об одном таком случае. Однажды к нему в книжный магазин в Тильзите зашёл знаменитый книгоноша Й.Белинис, одежда его была в лохмотьях, лицо разбито. Он поведал, что, процитирую: «...В пограничной пуще на него наставил ружьё пограничник, и ему с тем пограничником пришлось тяжело сражаться. Пришлось быть и наверху, и внизу, и во всяких положениях, но, в конце концов, он взял верх».

Считается, что за 40 лет запрещения литовской печати нелегально через границу «перебрасывали» периодику несколько тысяч книгонош, около 2900 человек пострадали от царских пограничников и полицейских. Однако хочу особо отметить, что книгоноши низшего ранга или более хитрые, сами «нелегалку» не доставляли. Чаще всего они выезжали в Пруссию по какому-то легальному поводу, покупали литовские издания, а через границу её проносили нанятые местные контрабандисты-профессионалы, у которых были свои тайные тропы.

Царские власти не смогли остановить поток литовских книг и газет: с 1865 года до отмены запрета в Литву тайно было ввезено пять миллионов выпущенных за границей изданий на литовском языке. Жандармы смогли конфисковать только около десяти процентов «груза»!

В конце концов, царская власть сама пришла к выводу о бессмысленности такой борьбы, и 24 апреля 1904 года царь Николай II снял запрет на распространение литовской печати, написанной латинскими буквами, которая стала определяющим фактором формирования литовского народа и государственного возрождения. Поэтому-то сейчас её нелегальная транспортировка стала называться «святой контрабандой».

https://www.obzor.lt/news/n4805.html

Комментарий от: Артур, Август 29, 2018 в 6:12pm

Процветанию контрабанды способствовала и пошлинная политика Российской империи. Например, в 1857 году были установлены очень маленькие налоги на предметы роскоши, которые крестьянам вовсе были не нужны, зато огромные - на дешёвые бытовые немецкие товары, к тому же более качественные, чем российские. Поэтому неслучайно вскоре в официальных отчётах таможенников появились сообщения о том, что обложенные большими пошлинами товары в страну ввозятся, цитирую, «почти без исключения тайно... и очень много».

Интересно: в книге «В воспоминаниях жямайтийцев», выпущенной в 1842 году, не раз упоминалось, что живущие в «прусском приграничье» крестьяне живут богаче, чем их соседи. То же самое утверждалось и в очерке 1874 года о Расяйнском округе.

Чаще всего контрабандисты через границу доставляли серебряные и галантерейные изделия, сахарин, спирт, чай, сигары.

Никто не хотел уступать

Сохранившиеся документы начальников таможенных округов свидетельствуют, что в XIX веке прусско-литовская граница стала настоящим полем битвы, где между контрабандистами и российскими пограничниками нередко вспыхивали настоящие бои. Контрабанду, которая называлась «партиями», в третьей и четвёртой четверти века транспортировали отчаянные мужики, сбивавшиеся в отряды по 20-100 человек.

Восстания в Литве 1831-го и 1863 годов «помогли» крестьянам обзавестись в достаточном количестве оружием, так что многие отряды вооружились стрелковым оружием, к тому же их поддерживали и прятали местные жители. Поэтому не случайно губернатор Ковенской губернии тогда писал: «...Нахальство контрабандистов достигло крайнего предела».

В 1831 году российские пограничники могли только бессильно наблюдать за отрядом, состоящим из семидесяти контрабандистов, которые появились в деревне Каупяй Расяйнского округа. Задержать их не удалось, поскольку они «всё время отстреливались». Пришедшие на помощь жандармы окружили весь район, но контрабандистов уже и след простыл. К тому же никто из местных жителей не стал помогать военным, а всё мужское население Каупяй «куда-то пропало».

Примерно в то же время другая «партия» контрабандистов в 70 крестьян, сопровождавшая три повозки, избила возле деревни Стремкайчяй охранников местной пограничной заставы и спокойно перешла границу.

Бандиты настолько запугали тамошних «погранцов», что все «отряды» на том участке некоторое время проходили границу безбоязненно. Примерно через месяц русские пограничники нанесли ответный удар: внезапно напали на отряд в тридцать человек, возвращавшийся с контрабандой из Пруссии. Во время перестрелки погибло несколько крестьян, остальных спасли жители, предоставив им убежище. Контрабандисты не остались в долгу: в июле 1833 года они спровоцировали перестрелку возле деревни Вайнутас, туда поспешили все местные силы пограничников, а в это время другой крупный отряд контрабандистов напал и ограбил саму заставу в Вайнутасе.

Или: в 1834 году сотрудники Крятингской заставы задержали прусского земледельца, однако вскоре 100 вооружённых мужчин напали на заставу и освободили своего соотечественника. Подобная история повторилась в 1840 году в деревне Швекшна: крестьянский отряд напал на русских военных, охранявших конфискованный товар, и отбил его. Потом, во время следствия, арестованные свою вину отрицали, «кивали» на немцев, однако, по сведениям жандармов, каждый крестьянин, участвовавший в «освобождении», получил от главаря шайки по 6 серебряных рублей.

В октябре 1844 года крупное столкновение произошло недалеко от заставы города Паланги. Там схлестнулись 25 царских пограничников с 80 контрабандистами. Во время боя погибло четыре контрабандиста, столько же было ранено, двое пограничников получили тяжёлые увечья, задержано 43 узла с нелегальными товарами, 11 винтовок и один пистолет.

К середине века в приграничье сформировалась крупнейшая шайка Раудонкрутиса (он же - Юозас Юодейка, он же – Йонас Вайткус), которая занималась не только грабежами, вымогательством, воровством, но и контрабандой. Вначале в ней состояло 25 человек, затем шайка выросла до 400 членов! Она действовала на территории Литвы и Пруссии, долгое время должностные лица обоих государств не могли напасть на её след, поскольку местные жители отказывались сотрудничать с полицией.

На поиски бросили войска. Русские власти выставили 233 пехотинца и 46 казаков, примерно столько же – прусские, однако и они не могли закрыть всю границу. Пруссия пообещала за поимку вожака премию в 100 талеров, а дворянин Яковичюс расходовал на всевозможных агентов и информаторов 555 серебряных рублей, и он же 26 августа 1850 года в деревне Стрибайчяй арестовал доселе неуловимого атамана. 

Комментарий от: Артур, Август 29, 2018 в 6:10pm

В 1795 году европейские державы начали делить огромную Речь Посполитую. Согласно Венскому конгрессу 1815 года, Польша и Литва отошла к Российской империи, поэтому граница Литвы с Пруссией стала и её западным рубежом.

Европа оживала после наполеоновских войн, в странах началось индустриальное производство, промышленности требовалось сырьё, городам – продукты питания. Но новые границы «привели» за собой и новые пошлины там, где их раньше не было, что породило, естественно, контрабанду.

Об этом явлении в истории Литвы и расскажет удивительные и поучительные истории сотрудник Департамента таможни Литвы Гядиминас КУЛИКАУСКАС.

Не справились даже донские казаки

Первые годы граница представляла решето: её охраняли так называемые разведчики охраны – «объездчики». Ведь каждому вменялось в обязанность присматривать за участком границы примерно в пять с половиной километров.

Чтобы исправить положение, царские власти в 1811 году охрану границы доверили полкам донских казаков. В начале казалось, что они, прославившиеся своей жестокостью, наведут порядок. Тем более что на один километр приходилось три всадника. Однако позже выяснилось, что для борьбы с контрабандой казаки совершенно непригодны, поскольку оказались недисциплинированны и, как свидетельствует официальная переписка тех времён, «...подвержены человеческим слабостям».

В 1822 году царская администрация ввела большие пошлины на импорт, что тут же сказалось на количестве нелегально ввозимого товара: казаки не смогли преградить путь контрабанде, потеряли доверие властей, и их отвели от границы на 3-5 километров, сформировав из них вторую заградительную линию. В 1829 году большинство казачьих полков перестало нести охрану границы, а в 1832 году вообще были заменены новой пограничной таможенной стражей.

Царская администрация, видя бессилие казаков, для усиления пограничного контроля бросала всё новые воинские части. В конце концов, в 1827 году охрану границ Российской империи вообще перестроили на военный лад, основав Вирбальский таможенный округ, в котором границу с Пруссией охраняли пограничные службы Таураге и Вирбалиса.

Во всей пограничной зоне с Пруссией, которая достигала около 30 километров вглубь, жителям категорически запрещалось собираться в группы, даже если люди были «без оружия и без товара».

Что же касается контрабанды, то она процветала, несмотря на суровые меры: её отбирали, штраф предусматривался в два раза больше стоимости товара. Разрешённый для ввоза товар, однако доставленный тайным путём или не оплаченный на таможне, конфисковывался, к тому же на его хозяина налагали штраф, в пять раз превышающий стоимость самого товара.

Особо строгие наказания – порка плетьми, каторга, тюрьма, отдача в рекруты или гражданские арестантские роты - ожидали тех контрабандистов, которые оказывали сопротивление пограничникам и таможенникам. Однако все эти старания не помогали: к примеру, в середине XIX века только в одной Ковенской губернии ежегодно арестовывали контрабандных товаров на 30-60 тысяч рублей! Более того: контрабандисты настолько обнаглели, что постоянно вступали в стычки с солдатами, начали вооружаться, так что большинство попыток их задержать заканчивалось перестрелками.

Как контрабандисты свой груз «страховали»

В тридцатых годах XIX века контрабанда в прусско-литовском приграничье становилась всё организованнее, а контрабандисты начали разбиваться на касты. А некоторые общины Пруссии стали своеобразно «страховать» переброску контрабанды. Так, попавшийся житель прихода деревни Лаукува Нотка Блюмберг во время следствия раскрыл схему такой «страховки». По его словам, богатые купцы нанимали «транспортировщиков», которые в Пруссии закупали необходимое количество товара, но оплачивали за него только часть денег, а оставшуюся обещали вернуть только в том случае, если нелегальный товар благополучно пересечёт границу. В случае неудачи «транспортировщик» продавцу деньги не возвращал, однако терял и те, что уже вложил.

Кстати, для транспортировки контрабанды обыкновенно нанимали так называемых «фурманов», чаше всего – местных евреев. Их среди контрабандистов было очень много. Документы той поры, например, утверждают, что они в Таурагском крае контролировали всю торговлю, несмотря на все пограничные ограничения. Кроме того, они не только контролировали всю нелегальную торговлю, но и снабжали продуктами питания, промышленными товарами тех же российских пограничников.

В 1845 году солдатам-евреям запретили служить в пограничной охране, поскольку они не разрывали свои отношения с соотечественниками-контрабандистами, а в 1861 году евреям вообще запретили селиться ближе 50 километров от границы.

Тогда, так же, как и сейчас, таможенникам и полицейским чаще всего попадала в руки «мелкая рыбёшка» – уже упомянутые «фурманы». Их через посредников купцы нанимали из низших общественных слоёв: сбежавших преступников, прятавшихся от рекрутства, дезертиров, бандитов.

С другой стороны, среди «фурманов» хватало и желающих подзаработать крестьян, книгонош. Так что контрабандисты представляли собой пёструю публику, которую трудно охарактеризовать одним словом или «наклеить» на них общий ярлык.

Попавшиеся возницы уверяли, что не знают, кому принадлежит товар, так что «боссов» контрабанды чаще всего не могли установить или те успевали спрятаться.

Сеть контрабандистов особо опутала Тяльшяйский и Расяйнский округи, однако она существовала также и в других приграничных районах. Даже в официальных документах - к примеру, в издании, посвящённом 50-летию создания Ковенской губернии, царским наместникам пришлось признаться, что большинство живущих на границе с Пруссией и Королевством Польским крестьян и евреев занимаются контрабандой, причём в особо больших количествах «перебрасывается» спирт. 

Комментарий от: Артур, Август 29, 2018 в 6:07pm

Всего за время запрета печати латиницей было издано около 6 000 000 экземпляров различных изданий (средний тираж букваря составлял 10 000 экземпляров, календаря — 8 000, молитвенника — 7 500; популярная светская книга печаталась средним тиражом 2 500 экземпляров).[8]

Возникла разветвлённая сеть нелегальной переправы через границу и распространения книг. Участники контрабанды книг становились профессионалами, для которых это занятие было рискованным, не слишком доходным, но всё же промыслом. Книгоноши часто прятали книги в сене и в поленницах, в гробах с двойным дном. По современным подсчётам, властям удалось конфисковать только около 8—10 % изданных за рубежом и доставлявшихся в Литву книг. С нелегальной печатью было задержано около 2 900 лиц; некоторые из них попадались несколько раз.[9] Пойманные книгоноши жестоко наказывались. Однако и это не останавливало книгонош. Одним из них был Юргис Белинис (Юрий Белинис), которому удавалось ускользнуть из рук жандармов 5 раз.

Запрет на литовскую печать латиницей был снят только в 1904 году.

Движение книгонош, в котором участвовали преимущественно крестьяне, явилось важным элементом борьбы за сохранение национальной самобытности и составной частью литовского национально-освободительного движения второй половины XIX — начала XX века.

Скульптор Юозас Зикарас создал известную статую «Книгоноша» (бронза, 19281939).

  • В Каунасе скульптор Юозас Зикарас создал известную статую «Книгоноша» из бронзы неизвестному распространителю книг. Это одно из наиболее широко известных в Литве скульптурных произведений 30-х годов[10].
  • Литовская писательница Даля Гинювене (лит. Dalia Giniuvienė) по случаю 100-летия литовского книгопечатания латинским шрифтом написала книгу о книгоноше «Pašešupio knygnešiai» («Пашешупский книгоноша»). Иллюстрации для нее создала художница Ёлита Бичкене (лит. Jolita Bičkienė)[11].
  • В 2011 году в Литве вышел художественный фильм «Книгоноша» (лит. Knygnešystė)[12]. Молодые создатели фильма выразили поддержку идеям свободного распространения информации собственным примером — фильм был не только показан в кинотеатрах, но и выложен в открытый доступ[13].

https://ru.wikipedia.org/wiki/Книгоноши_в_Литве

Комментарий от: Артур, Август 29, 2018 в 6:06pm

В основном книги на литовском языке печаталась в Восточной Пруссии (Малой Литве) и в Соединённых Штатах Америки. Инициатором организации массовой печати изданий на литовском языке и распространения их в Литве стал епископ Мотеюс Валанчюс в 1867 году, который через Юргиса Белиниса, переслал в Тильзит ксёндзу Йонасу Заберману деньги на открытие типографии и тексты первых 9 брошюр. По имеющимся данным, в 1865—1904 годах в Пруссии было отпечатано 1830 изданий, предназначенных для распространения в России. В США за 1874—1904 годах вышло 701 издание на литовском языке (некоторые из них также попадали в Литву). Как только в Малой Литве начала выходить печатная продукция, предназначенная для российской Литвы, появились и книгоноши — более-менее опытные люди, контрабандисты, доставлявшие печатные издания из-за рубежа, а также распространяли их внутри Литвы.

Дорога нелегальных изданий к читателям была очень тяжелой. В определенной степени распространение книг было облегченно системой, созданной Валанчюсом. В конце шестидесятых годов начали появляться тайные общества и общины, целью которых была помощь в издании и распространении литовских книг. Наибольшее количество таких организаций появилась в 1890-е годы. Издатель Мартинас Янкус (англ.) разместил типографию и большой склад печати в своей усадьбе в Бицанах, у подножия горы Рамбинас. Усадьбу часто называли «Меккой книгоношей». Таким образом, в течение долгих лет сформировались ряды вовлеченных в национальное дело деятелей, образовались бесчисленные контакты, связи, настоящие основы национального движения.

В этих книгах он выступал против насильственного введенной преимущества православия, призывал бороться против русификации — учить детей литовской молитве, а также чтению и письму на родном языке. Организация действовала в 1868—1870 годах и была раскрыта. В тюрьму попали 17 человек, однако сам епископ избежал ареста[4].

Первые дела на книгонош были заведены в 1865 году. Власти не предполагали, что запрет вызовет такое массовое сопротивление литовцев, поэтому изначально не знали, что делать с задержанными контрабандистами. С 1870 года, после отмены военного положения, людей, замеченных за распространение литовских книг с латинской печатью, по приказу генерал-губернатора, штрафовали на 25 рублей. Часть дел передавалась на рассмотрение уездных судов, с 1876 года — Мировых судей, а с 1883 года — окружных судей. Штраф увеличился до 250 рублей, или по 7,5 рублей за каждое иностранное издание. Поскольку запрет печати латиницей не был оформлен законодательно, книгонош часто привлекали к ответственности за антиправительственные издания.

Департамент полиции не доверял судам, поэтому в 1890 году были ограничены их функции, а дела, которые касались антиправительственного печати, передавались администрации. Полиция, таможня и другие учреждения, о выявленных преступлениях должны были сообщить прокурору Виленской или Варшавской судебной палаты и главе жандармского управления соответствующей губернии (в Сувалкской губернии — в уездные жандармские управлении). В допросах, которые проводили жандармские офицеры, принимали участие прокурор окружной судебной палаты или его помощник. По окончании суда прокурор окружного суда представлял дело на рассмотрение прокурору Виленской или Варшавской судебной палаты. Там принималось заключение, согласованное с генерал-губернатором, и отсылалось к министру юстиции который совместно с министром иностранных дел готовили обвинительный приговор, предлагали наказание и представляли его на утверждение царю. Просмотрев предлагаемое заключение, царь утверждал или менял наказание. Его решение было окончательным.

В случаях, когда среди конфискованной у книгоношей и хранителей литовской печати не было так называемых антиправительственных изданий, а у задержанных забирали только религиозную литературу, советы по сельскому хозяйству или художественные произведения, процедура определения вины была проще, а наказания — более умеренными. Конфискованные вещественные доказательства и их список, а также протокол таможни и полиции присылали губернатору. Рассмотрев предложение губернатора, генерал-губернатор определял окончательное наказание. Экспертам, определявший категорию печатного издания как доказательства, то есть тем, кто определял, является издание антиправительственным или нет, чаще всего был Виленский отдельный цензор по зарубежной цензуре или переводчик губернского жандармского управления.

Знаменитый литовский книгоноша Винцас Юшка (лит.)

Царская власть выплачивало пограничникам специальные премии: за каждую книгу 10 копеек, за пуд газет или других изданий — 10 рублей[5]. Разоблачённые книгоноши наказывались, например Винцас Юшка (лит.), задержанный 30 декабря 1894 года с запрещенной литературой, был осужден на 2 года лишения свободы и на года 3 ссылки в Вологодском губернию[Комм. 1].

Против книгонош боролась не только российские официальные лица, но и немецкие. Так, при содействии людей, которые преследовали книгонош и прусской полиции шестеро переносчиков были схвачены и переданы российской стороне. В 1897 году немецкий кайзер Вильгельм II и российский царь Николай II обсуждали на переговорах в Петербурге планы совместной работы на российско-прусской границе[6].

Различные социальные группы по-разному были представлены в движении за сохранение литовского печати. Современные исследования показывают, что пострадала где 1584 книгоноша: 52 были сосланы в Сибирь и северные губернии европейской России, 89 попали в тюрьму и позднее были высланы в соседние губернии, 866 были задержаны и отбыли срок в местных тюрьмах и милицейских участках, 21 получили финансовые взыскания, 478 были оправданы и 78-ми человеком даровал царь различными манифеста [9] .

Масштаб дела показывают даже царские статистики. Так, Виленский генерал-губернатор Петр Святополк-Мирский в своем отчете за 1902—1903 годов писал:

« На таможне литовских книг изъято: в 1891—1893 годах — 37718, в 1894—1896 годах — 40 335, в 1897—1899 годах — 39 024, в 1900—1902 годах — 56182, а в 1903 году — 23 079.[7]

Комментарий от: Артур, Август 29, 2018 в 6:06pm

Книгоно́ши (лит. knygnešiai; единственное число лит. knygnešys) — люди, нелегально распространявшие книги на литовском языке в период запрета литовской печати латинским шрифтом с 1864 по 1904 год. Для издания запрещенной литовской литературы выбирались типографии, находившиеся в географически близких к границе местностях. Большинство литературы издавалась и поставлялась в литовскоязычные регионы Российской империи из Восточной Пруссии (Малой Литвы).
Официальные российские лица боролись против контрабанды запрещенной литературы. Разоблаченные книгоноши карались, около полусотни них были высланы в Сибирь, сотни попадали в тюрьмы или были выселены в соседние губернии империи. Несмотря на это, согласно современным подсчетам, властям удалось конфисковать только около 8-10 % контрабандных книг.
Движение книгонош, в котором участвовали преимущественно крестьяне, стало важным элементом борьбы за сохранение национальной самобытности и составной частью литовского национально-освободительного движения второй половины XIX — начала XX века, на десятилетия сформировались ряды вовлеченных в национальное дело деятелей, образовались многочисленные связи — одна из основ национального движения. В наше время, ежегодно, 16 марта отмечается в Литве как День книгоноши[1].

По итогам третьего раздела Речи Посполитой в 1795 году больша́я часть территории Литвы была присоединена к Российской империи, поделена на губернии и стала называться Литовским генерал-губернаторством. Часть населения края (поляки, литовцы и белорусы) не раз пытались добиться независимости от России. После Польского восстания 1830 года на территории Литвы и Белоруссии начала проводиться политика русификации[2], было отменено действие Статутов Великого княжества Литовского и образован Северо-Западный край Российской империи. После восстания 1863—1864 годов в Северо-Западном крае Российской империи генерал-губернатор М. Н. Муравьёв в 1864 году запретил печатать на литовском языке буквари, официальные издания, книги для чтения. Взамен вводилась «гражданка» — литовская письменность кириллическими буквами, разработанная И. П. Корниловым. Таким образом российское царское правительство стремилось предотвратить полонизацию литовцев, нейтрализовать польское культурное и политическое влияние и содействовать ассимиляции с русскими. Преемник Муравьёва, К. П. Кауфман, в 1865 году расширил запрет на все издания. В октябре 1865 года циркуляром министра внутренних дел П. А. Валуева были запрещены печать и ввоз в Россию каких бы то ни было изданий на литовском языке латиницей. В 1874 году запрет был распространён также на применение к литовской печати готического шрифта.[3] Угроза денационализации вызвала масштабную контрабанду книг книгоношами в Литву, преимущественно из Восточной Пруссии (Малой Литвы).

Комментарий от: Артур, Ноябрь 6, 2015 в 7:01pm

Режиссер Федорченко: Надо добиваться преподавания в школах на родном языке

Режиссер Федорченко: Надо добиваться преподавания в школах на родном языке

3 ноября 2015 в 15:38

Режиссер Алексей Федорченко посоветовал малым народам добиваться преподавания на родном языке и перевода мировой литературы на языки малых народов. О своем видении судьбы  малочисленных российских народов он рассказал в интервью порталу Znak.com 3 ноября.

После премьеры фильма "Ангелы революции" о хантах и ненцах режиссер признал, что малые народы в условиях глобализации исчезают на глазах. В этом Федорченко видит обратную сторону прогресса. Для сохранения культуры малых народов, по словам режиссера, нужно добиваться преподавания в школах на родных языках, публикации литературы местных писателей и мировой литературы на родном языке.

"У марийцев есть и телевидение, и радио, и театры – там как-то еще занимаются языком. Это большой народ, который держится за свой язык. А есть народы, которые уже растворились и ассимилировались", - отметил Федорченко. По его словам, любая империя заставляет народы говорить на одном своем языке. "Это не только наша империя – любая. В школах империи преподают один главный язык. Книги издают на одном языке. И в этом нет ничего удивительного. Я стараюсь изучать это все, чтобы продлить существование малых культур", - сказал режиссер. Однако, по его прогнозам, через несколько поколений уже не будет существовать и половины языков российских народов.

Режиссер Алексей Федорченко получил награду Римского кинофестиваля за фильм о Казымском восстании хантов и ненцев против советской власти. Режиссер не впервые посвятил свое творчество российским народам. Так, в 2012 году в том же Римском кинофестивале режиссер участвовал с фильмом "Небесные жены луговых мари" который вызвал большой резонанс среди представителей народа. Ранее он также снял картину о мерянах "Овсянки".

http://nazaccent.ru/content/18212-rezhisser-fedorchenko-nado-dobiva...

Комментарий от: Артур, Октябрь 15, 2015 в 4:40pm

Чиновники лишают детей языка
Изучение родной речи многочисленных народов страны — под бюрократической угрозой  ...http://www.mk.ru/social/2015/09/14/chinovniki-lishayut-detey-yazyka...

Комментарий от: Артур, Май 30, 2014 в 10:35pm

В России нет понятия "национальная школа". В Крыму запретили обучение на крымскотатарском языке

Крымскотатарское обучение в школах оккупированного Крыма будет только до 9 класса. Об этом корреспонденту Крым.Реалии сообщила директор Бахчисарайской общеобразовательной школы I-III ступеней №5 с крымскотатарским языком обучения Диляра Куртумерова, передает Цензор.НЕТ.

По словам директора, согласно действующим нормам Российской Федерации программы обучения в 9-х и 11-х классах средних общеобразовательных школ составляются без учета языкового статуса школы.

«В России нет понятия «национальная школа». Таким образом, образование на крымскотатарском языке для наших детей будет заканчиваться после 9-го класса. Крымскотатарский язык сохранится только в виде предмета, на который отводится четыре часа в неделю», - сказала Диляра Куртумерова.

По ее словам, сегодня в школе преподавание в начальных классах ведется на крымскотатарском языке. В 5-х и 6-х классах на изучение крымскотатарского языка отводится три часа, в то время как на русский язык и литературу - семь часов в неделю.

По учебным планам, которые предлагаются школе, нет ни одного часа на изучение украинского языка.

Как отметила директор, изучение украинского языка останется в формате «внеурочного времени», по заявлению родителей. Скорее всего, это будут кружки, связанные с украинским языком, культурой и бытом.

http://censor.net.ua/news/287809/v_okkupirovannom_krymu_zapretili_o...

Пусъёс

© 2018   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования