Uralistica

Музыка Удмуртии: новое мифотворчество

На Первый городской фестиваль «Теория относительности» в Ижевск приехали ведущие музыкальные критики и культуртрегеры страны
Гуру отечественной музыкальной журналистики Артемий Троицкий, крупнейший артменеджер Марат Гельман, главный редактор русской версии журнала Rolling Stone Александр Кондуков и шеф-редактор отдела современной музыки интернет-портала OpenSpace Денис Бояринов на следующий после фестиваля день собрались в редакции «Известий Удмуртской Республики» на круглый стол, чтобы обсудить увиденное и услышанное на фестивале и определить лицо новой ижевской музыки.

Провинция – площадка для феноменальной музыки
- На фестивале вы видели сумасшедшую по накалу эмоций реакцию на хэдлайнера феста Noize MC и более спокойную – на экспериментальные проекты. Как вам кажется, вкус москвичей и слушателей в провинции отличается?
Д. Бояринов. Отличается, но это объяснимая ситуация. Чем дальше от Москвы, тем тяжелее получать информацию. И многие музыканты до провинции не доезжают по экономическим и географическим причинам. Если бы у жителей Ижевска был выбор, на какой концерт пойти вечером – на Noize MC, группу Casabian или на Леди Гагу, - они выбрали бы то, что им действительно интересно. Но в реальной ситуации они просто идут на Noize MC.
А. Кондуков. Запросы людей на самом деле не так велики, как мы думаем. Нам всё время говорят, что мы должны предлагать что-то экстраординарное, уникальное, но в реальности всё проще. И фестиваль «Теория относительности» это ярко подтвердил: даже музыка, отстроенная с не очень хорошим звуком, способна раскачивать 5-6 тысяч людей. И большинству собравшихся зрителей было плевать на качество звука, к чему несомненно придрались бы в Москве.
Д. Бояринов. Вместе с тем в провинции можно услышать такую феноменальную музыку, какой не услышишь в Москве. Месяц назад в Казани был фестиваль «Сотворение мира». И лучшим на этом фестивале, на мой вкус и на вкус пишущей тусовки, было выступление группы Public Image Limited (группа бывшего вокалиста легендарной группы Sex Pistols Джонни Лайдона – Прим. авт.). Но так же очевидно было и то, что сольный концерт Public Image Limited в Москве (и в любом городе России) был бы невозможен, поскольку эта группа коммерчески несостоятельна. Их выступление возможно только в рамках таких вот сборных фестивальных концертов. И для тысяч зрителей на этом фестивале важнее было выступление группы «Би-2», поскольку «Би-2» они знают, а Public Image Limited – нет.

В золотой луже
- Артемий Кивович, в интервью ижевским журналистам за сценой фестиваля «Теория относительности» вы затронули тему глобализации музыкальной культуры. Вы сказали, что в России появилось множество молодых групп с фирменным саундом, звучащих так же стильно и актуально, как хорошие молодые группы из Манчестера или Нью-Йорка. Если послушать демо такой группы, не видя самих музыкантов, то не сразу и поймёшь, откуда они родом: могут быть из глубинки России, а могут быть из шотландского городка. Но для вас самого (и для остальных участников круглого стола) какая группа покажется более ценной и интересной – та, которая в Кудымкаре или Ижевске играет с классным манчестерским саундом на более или менее сносном английском языке, или та, которая гнёт свою линию, поёт на национальном языке, использует фолковые мелодические ходы, как ижевские Silent Woo Goore, упорно голосящие по-удмуртски?
А. Троицкий. Особость – это очень важное качество. Я вообще в музыке очень ценю наличие в ней новой информации. Если новой информации нет, то у меня к этой музыке интерес уже такой… на полшестого. Так что особость, своеобразие, уникальность, диковатость – это всё для меня очень ценно. Но! Это условие необходимое, но не достаточное. Есть и другие вещи, на которые я буду обращать внимание. Необходимо наличие качеств, которые не всегда могут быть чётко сформулированы... Кто-то называет это талантом, кто-то – энергетикой. Но это что-то такое, что можно зафиксировать, если у тебя есть определённые рецепторы.
Я долгое время как-то вяло и без азарта относился к российским англоязычным группам. В своё время я вложил много труда, чтобы свести на нет нашу кавер-сцену, которая в 60-70-е годы доминировала в СССР. И кинул гири на чашечки весов под названием «Машина времени» и «Аквариум», которые были едва ли не единственными русскоязычными группами в стране. Все лучшие группы: «Рубиновая атака», «Удачное приобретение», «Второе дыхание» - всё это были англоязычные кавер-бэнды. В этих группах были превосходные музыканты, но я был уверен, что нам нужно что-то родное, и сделал ставку на Макаревича и Гребенщикова, которые петь и играть толком не умели, но при этом были интересными ребятами. Более интересными, чем те матёрые парни, которые играли в популярных московских и питерских группах.
Когда я услышал первые наши англоязычные группы, которые не только стремились быть фирменными, но и хотели донести что-то ещё, моё отношение к таким группам стало органичным. В первую очередь потому, что это была обаятельная музыка, сыгранная достаточно компетентно. У нас за последние годы появились мощные англоязычные группы: например, «Краснознамённая дивизия имени моей бабушки».
А насчёт удмуртского языка – я считаю, что это очень здорово. Мне кажется, что в Ижевске удмуртскости сильно не хватает. Вы же со всем этим «национальным колоритом» сидите на золотой жиле, или в золотой луже!
Без шуток, Удмуртия – это звучит гордо! Когда перед поездкой сюда я своим приятелям из Англии и Америки писал, что собираюсь в Удмуртию, они все, как один, ответили, что я шучу, наверное, потому что Удмуртия, судя по названию, - это такое волшебное, мистическое место, как Швамбрания. Это в самом деле так. Удмуртия – это очень хороший концепт. Удмуртское начало нужно всячески прокачивать и педалировать. И даже если его нет, то его нужно придумывать: создавать интересный, прикольный удмуртский миф, удмуртскую утопию. И на этом основании создавать удмуртское искусство, удмуртскую музыку.
Я очень за то, чтобы петь песни на удмуртском языке или на смеси удмуртского и русского. Нужно срочно сочинить удмуртский древний эпос. Сделать шаманизм одной из государственных религий, как в Якутии.

Новые удмуртские мифы, или Баллады на АК-47
А. Троицкий. Кроме того, удмурты принадлежат к финно-угорской группе, как и финны. А Финляндия – это страна, где одна из лучших в мире музыкальных сцен. В моей радиопрограмме британской музыки, наверное, больше, чем финской, но по качеству и своему удельному весу финская музыка гораздо интереснее, чем британская. Финны очень хороши именно тем, что они разрабатывают свою тему. У них есть и финский рок-н-ролл, и финское регги, и финское танго. Но, кроме этого, у них есть своя очень мощная хуторская, мистическая, полуязыческая культура «итэ» (она особенно сильно проявляется в изобразительном искусстве). В буквальном переводе аббревиатура «итэ» обозначает «искусство деревенских дураков». Например, это может быть огромная картина или скульптура из куриных костей. И это такое дикое, наивное искусство, но при этом могучее. Думаю, Удмуртия могла бы выстрелить подобным по оригинальности концептом.
М. Гельман. Если есть этнические корни, давайте их использовать! Мне кажется, нужно создавать новую авангардную музыку, где этнический язык используется в качестве музыкального инструмента. Это может быть очень красиво.
Мне кажется, сфера эксперимента нужна. В Ижевске столько металла, столько оружия, что на его тему здесь нужно делать новый авангард. Например, музыкальный индастриал с обыгрыванием темы милитари. Это был бы сильный пацифистский жест: использовать оружие не для войны, насилия, разрушения, а как инструмент художника, музыканта. Это же мощный гуманистический пафос: хватит стрелять, давайте играть на АК-47 музыку!
Д. Бояринов. На самом деле прекрасный культурный эпос и миф в Ижевске уже есть: это ижевская электронная музыка и ижевская электронная волна 90-х. Уверен, что этот миф нужно продолжать.

Пусть лучше по-удмуртски поют!
- А какая группа из Ижевска имеет больше шансов попасть в музыкальные обзоры журнала Rolling Stone или портала OpenSpace: англоязычная или удмуртоязычная?
Д. Бояринов. Если говорить о том, какая группа из Ижевска может попасть в обозрение OpenSpace, то группа Sergio Manifesto Band, игравшая на «Теории относительности», туда уже попала. И девочка из Silent Woo Goore, поющая по-удмуртски, мне очень понравилась. И SODA вызвал моё искреннее восхищение. Его выступление напомнило мне легендарный концерт группы Suicide в Брюсселе, закончившийся избиением музыкантов на сцене и вошедший в легенду.
А. Кондуков. Для меня тоже лучшим выступлением фестиваля был сет SODA. Что касается успеха ижевских групп в контексте журнала Rolling Stone, то я считаю, что проект Sergio Manifesto Band, учитывая внешний вид музыкантов, мог быть использован в каких-то фэшн-проектах, посвящённых известным брендам (на сцене Sergio Manifesto Band появились в стильном прикиде, прихватив с собой в качестве реквизита гигантского игрушечного зайца нежно-голубого цвета. – Прим. авт.). Я уверен, мы смогли бы продавать рекламодателям большие объёмы с подобного рода артистами.
Но для того чтобы стать чем-то большим, попасть на страницы музыкальных обзоров, нужно написать хотя бы пару запоминающихся песен. Потому что сейчас при всём богатстве и многоцитатности саунда конкретно хороших песен я не заметил. Ну и петь нужно гораздо лучше. При выполнении этих условий группа вполне может попасть на страницы Rolling Stone.
Ещё мне понравилось девичье трио «Радио Аэробика». Замечательный синти-поп-проект, который вполне мог бы иметь успех в московских клубах. А если бы они запели по-удмуртски, это вообще могло бы стать их фишкой. Всё равно большинство российских исполнителей по-английски поют так, что в равной степени это может быть и удмуртский: когда пытаешься понять слова англоязычных песен российских музыкантов, это, как правило, не удаётся. Так пусть уж сразу не мучают нас и по-удмуртски поют.
А. Троицкий. Одна ижевская традиция, к сожалению, уже утеряна. В 1990-е у ижевских групп были очень интересные названия. Скажем, «Стук бамбука в 11 часов». Это было оригинально! «Ряба-мутант» - тоже отличное название! «Самцы дронта»! Могу сказать, что любимое название русской группы у Сергея Курёхина (и он сам мне об этом говорил) было «Красивая пришла». Это ведь ижевская группа была. Сергей Курёхин даже жалел, что не он придумал такое название.
Сейчас все группы, к сожалению, называются скучно и неинтересно, даже понравившийся нам проект SODA. Я уже не говорю о группе с названием BossaNova. Ну как можно группу назвать «Боссанова»?! Это же просто смешно. Что дальше? Группы «Джаз», «Блюз»?! Девичье трио называется «Малпан» - «Мысль» в переводе с удмуртского. Ну совсем подходящее название для гёлз-бэнда (саркастически). В общем, с названиями в Ижевске всё сильно измельчало. А ведь упаковка – это тоже часть художественного продукта.

Относительная ценность музыки
- Как вам кажется, насколько сильно изменилась относительная ценность музыки, её удельный вес в жизни человека в сравнении с той ролью, какую музыка играла лет 30-40 назад? Не превратилась ли она из способа духовного формирования человека в простой фон?
А. Троицкий. Я думаю, музыка стала занимать именно то место в человеческой жизни, какое у неё и должно быть. В мире в 60-70-е, а в СССР ещё и в 80-е пафос музыки был абсолютно чрезвычаен, чрезмерен. Это был период великих открытий в области музыки, как был период великих географических открытий в XV веке. Но такого периода, как 60-70-е, больше не будет, это гарантировано. Музыка тогда была более важна, чем должна была бы быть. Сейчас она снова заняла подобающее её место – более или менее вровень с другими видами искусства, в том числе визуальными.
М. Гельман. В ту или иную эпоху разные искусства занимают лидирующие позиции по влиянию на общество. В предперестроечные годы в СССР самым сокровенным и откровенным был театр, поскольку всё, что издавалось в виде книг и пластинок, проходило жёсткую цензуру, а спектакли были живыми, меняющимися. Для комиссии на прогоне играли одну версию, которая получала чиновничье одобрение, а потом для зрителей играть другую версию, с большим количеством весьма откровенных художественных высказываний.
В перестройку главной стала музыка: рок говорил о том, что было острым, больным, важным. Потом - толстые журналы, литература. А сегодня визуальное искусство в авангарде. Когда политика настолько депрессивна, когда её нет, роль искусства становится больше, чем роль искусства. Меня спрашивают за рубежом: правда ли, что искусство играет у нас такую важную роль? Я отвечаю: даже большую, чем вы предполагаете. Потому что в политике не происходит никакой содержательной работы, а здесь она есть.
- Когда вы придумывали фестиваль «Белые ночи в Перми», то музыке специально отводили так много места? Её же в программе больше, чем изобразительного искусства.
М. Гельман. «Белые ночи» - это вообще не фестиваль. Это модель будущей жизни. У нас была задача в течение месяца показать, какой жизнь должна быть ежедневно все 12 месяцев, и не только в Перми. Поэтому у нас сознательно не было концепции фестиваля, а была попытка инициировать жизнь. Много музыки было, поскольку мы думаем обо всех, а музыка наиболее демократична. Я могу вообразить себе человека, который вышел из музея и сказал, что он ничего не понял. Но я не могу представить такие слова в устах человека, пришедшего на концерт. Потому что музыка воспринимается если не на уровне интеллекта, то на уровне чувств, эмоций - непременно.
Д. Бояринов. Действительно, нельзя говорить о том, что роль музыки измельчала. Просто начали по-другому потреблять музыку. Раньше на музыке было больше разных смыслов, чем сейчас. Даже Noize MC, хотя и идёт по вектору протестной нагрузки, на самом деле ничего революционного не несёт. И никто от него этого не ждёт, на мой взгляд.
Но за музыкой осталась незаменимая прикладная часть. Ничто, кроме музыки, не может дать людям это ощущение некоего единения, некоего восторга, когда ты стоишь на большой площади вместе с тысячами людей и понимаешь, что вы сейчас испытываете одно и то же сильное чувство. Никакой contemporary art, никакая театральная постановка, никакой фильм не может дать испытать это чувство общности и сопричастности, острое чувство момента – только музыка. Поэтому музыка остаётся востребованной и будет востребована.
Конечно, многое зависит от того, какая это музыка, в каком месте она звучит. С какими людьми ты в одной толпе…
М. Гельман. Эпоха постмодернизма отличается тем, что у творцов нет общих задач. Постмодернизм отменил обобщения. Один музыкант может ставить перед собой задачу свергнуть своими песнями власть. А другой ставит задачей просто вызвать у слушателей восторг или дать им хорошую эмоцию, чтобы им было приятно танцевать.

Нужно создавать среду
- Какие перспективы вы можете нарисовать для ижевской музыки?
А. Троицкий. Для того чтобы музыка в Удмуртии была лучше, нужно её стимулировать. Должны быть концерты, фестивали, клубы, где постоянно проходят живые концерты, должна быть тусовка. Если возникнет такое поле притяжения, то туда потянутся разные интересные люди, а если среди них есть таланты, то появится и интересная музыка.
М. Гельман. Нужно создавать среду. Если взять нью-йоркскую музыку, то коренные нью-йоркцы создали из неё процентов 20, остальную – «понаехавшие». И для нью-йоркской музыки это стало прорывом, развитием.
Чтобы повторить эту ситуацию, нужно создать такую среду, чтобы музыканты независимо от места своего рождения хотели сначала показывать здесь свою музыку, потом делать и показывать и в конце концов жить и показывать. Город должен стать хорошей площадкой… Нельзя создать хорошие условия для удмуртских музыкантов, не создав хорошие условия для музыкантов вообще. Либо здесь будут чувствовать себя комфортно любые музыканты – и удмуртские, и неудмуртские, либо плохо будет всем, и тогда уедут и удмуртские музыканты. Так что нужно не новые группы создавать, а среду. И в плодотворной среде хорошие группы родятся сами.

Автор:  Анна Вардугина
Источник: Известия Удмуртской Республики

Просмотров: 251

Комментарий

Вы должны быть участником Uralistica, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Uralistica

Комментарий от: Numulunj pilgä, Август 7, 2011 в 10:15am

вот и я об этом же постоянно говорю, это относится ко всем. И не будет Удмуртия Швамбранией и т.д.

 

Удмуртское начало нужно всячески прокачивать и педалировать. И даже если его нет, то его нужно придумывать: создавать интересный, прикольный удмуртский миф, удмуртскую утопию.

Комментарий от: Niimshur, Август 3, 2011 в 9:07am

касательно "почетный удмурт":


  • есть вещи дэ-фокто и дэ-юре: будем считать, что у удмуртов есть такое ШУТОЧНОЕ национальное развлечение. А чего хотели, если - по совковой разнарядке, наверно - в герои выводили Лопшо Педуня. Мне уже это казалось диким..
    vor 10 Minuten · 
  • Valery Lozhkin а мультики про Вожо? Все какое-то глуповато-шуточное упорно культивировалось. Конечно, можно понять: эпическое укрепляет Дух, а это - опасно для власти.
    vor 8 Minuten · 
  • Valery Lozhkin кстати, народные сказки в исполнении Гая Сабитова и те, что сегодня запмсаны - разное. У Гая
Комментарий от: Niimshur, Август 2, 2011 в 11:24pm
трезвые люди - вне политикк.

© 2020   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования