Uralistica

Является ли закон о государственных языках и иных языках народов Удмуртской Республики совершенным и защищающим удмуртский язык?

Именно с такого вопроса справедливо начать размышление о законе о государственных языках и иных языках народов Удмуртской Республики

Сам закон оговаривает во второй части своего названия: и иных языках народов Удмуртской Республики. С точки зрения многонационального состава Удмуртской Республики это справедливо. Однако закон устанавливает не частные (конкретные), а общие положения применительно как к русскому языку, так и удмуртскому языку как государственных.

Всем известно (это правовая аксиома о том, что на всей территории Российской Федерации государственным языком является русский язык). В то же время исходя из федеративного устройства Российской Федерации, республикам предоставляется право устанавливать свои государственные языки.

В контексте Удмуртской Республики, таким государственным языком является удмуртский язык. Ещё до принятия Декларации о государственном суверенитете 20 сентября 1990 года, в средствах массовой информации звучали сомнения о том будет ли удмуртский язык признан государственным а самое главное равноправным наравне с русским языком.

В журнале Кенеш за июль 1990 года была найдена соответствующая статья: Луоз-а удмурт кыл кун кыл? В итоге, законодатели пришли к разумному решению и придали удмуртскому языку статус не только государственного языка, но и равноправного языка наравне с русским языком. 

В Конституции 1994 года удмуртский язык тоже стал государственным, но разработчики Конституции не записали о его равноправии. На мой взгляд, это упущение, и оно стоило фактической дискриминации удмуртского языка как государственного языка, то есть неравноправии по сравнению с русским языком.

В 1995 году началась разработка базового закона о государственных языках, и уже в плане законодательной работы Государственного Совета первого созыва за осень 1995 года значится проект закона о государственных языках. Речь шла только о государственных языках.

6 декабря 2001 года Удмуртская Республика получила долгожданный закон о государственных языках и иных языках народов Удмуртской Республики. Многие признали о его идеальности, но как выяснилось зря. На самом деле, большинство норм закона содержат нормы закона Российской Федерации от 25 октября 1991 года "О языках народов Российской Федерации", в котором были записаны диспозитивные нормы (при необходимости, может и иные диспозиции) в применении государственных языков республик, если они не касаются русского языка. Законодатель Удмуртской Республики благополучно скопировал эти диспозитивные нормы в закон.

А вот Республика Татарстан в 1992 году приняла свой закон о государственных языках и языках иных народов Республики Татарстан, в котором практически нет диспозитивных норм в отношении татарского языка. Таким образом, Татарстан сохранил, приумножил значение татарского языка как вековое достижение народа, а закон 2014 года о татарском языке сохранит татарский язык для будущего поколения.

Вот какие прогрессивные нормы содержит закон Республики Татарстан о государственных языках: 

В Государственном Совете Республики Татарстан, Кабинете Министров Республики Татарстан и Аппарате Президента Республики Татарстан работа ведется на татарском и русском языках; 


Проекты законов и других нормативных правовых актов Республики Татарстан вносятся на рассмотрение Государственного Совета Республики Татарстан на татарском и русском языках; 


Тексты законов Республики Татарстан и других нормативных правовых актов, принятых Государственным Советом Республики Татарстан, Президиумом Государственного Совета Республики Татарстан, Президентом Республики Татарстан, Кабинетом Министров Республики Татарстан и иными органами государственной власти Республики Татарстан, официально публикуются в соответствующих периодических изданиях на государственных языках Республики Татарстан и имеют одинаковую юридическую силу;


наконец, о переводе тоже есть норма: В целях обогащения татарской национальной культуры и широкого ознакомления татар с достижениями культуры других народов в Республике Татарстан обеспечиваются перевод на татарский язык и издание художественной, политической, научной и другой литературы, а также перевод на татарский язык и публичная демонстрация фильмов и других аудиовизуальных произведений.
В целях обогащения культуры народов, проживающих на территории Республики Татарстан, обеспечивается перевод произведений мировой культуры на татарский и русский языки.


В целях ознакомления других народов с достижениями татарской культуры обеспечиваются перевод известных татарских произведений на русский язык и иные языки, их издание и тиражирование.

Вся эта пробельность законодательства породило во-первых, боязнь развивать удмуртский язык (синпельмет, школа - хотя при огромном желании - у меня лично есть это желание к школе вывести слово на удмуртском языке - дышетсконъюрт, а применительно к университету - вылӥдышетсконъюрт). Язык должен находиться в перманентном развитии. Даже в наименованиях учреждений содержится: безопасностъя (вместо кышкыттэмлыкъя), городысь (вместо карысь) и иная бедность удмуртского языка. Во-вторых, уменьшается количество новостей на удмуртском языке в Государственном Совете Удмуртской Республики. Данная демаркационная линия превышает пять раз (63 новости на русском языке и всего 12 новостей на удмуртском языке за сентябрь 2015 года).

В третьих, существует вероятность, что Удмуртская Республика может стать одним из 17 субъектов Российской Федерации, в которой в качестве ЕГЭ может быть введен китайский язык. С таким пробельным законодательством в Удмуртской Республике это возможно, но убивает другое: некоторые жители Удмуртской Республики выступают за китайский язык, явно недооценивая возможности и потенциал удмуртского языка. Они говорят, что китайский язык модный язык, современный, международный язык. Я, как патриот, так не считаю и никогда не буду считать. Для меня удмуртский язык не только родной язык, но ещё и язык международного общения в будущем. То, что не смог сделать Герд, сможем сделать мы. 

Многие говорят, что я не удмурт в том смысле, что не являюсь носителем языка. На этот аргумент у меня есть ответ: я являюсь ИДЕОЛОГОМ и ПРОПАГАНДИСТОМ удмуртского языка. Я стал с лета 2015 года активным пользователем удмуртской википедии, разработал уже 14 новых статей, и 40 статей ещё подкорректировал. Более того, я знаю наизусть текст гимна Удмуртской Республики на удмуртском языке и декламирую некоторые известные стихотворения на удмуртском языке. Также я начал писать стихи на удмуртском языке с 2015 года. Разве русский по национальности будет уделять столько внимания удмуртскому языку? Конечно же нет.

Да, я не ангел в свободном владении удмуртским языком, но активно занимаюсь самообразованием. Тем более, сам уровень преподавания в школе был сведен до нуля в прямом смысле, а в университете обучение удмуртскому языку составило чуть более 4 месяцев, и то один раз в неделю зимой-весной 2011 года. Иностранному (английскому) языку обучение составило 12 лет. Это большая пропасть между иностранным и удмуртским языком.

Более того, человек, не интересующийся удмуртским языком, его будущим, не станет писать в органы законодательной и исполнительной власти с просьбой расширить использование удмуртского языка как государственного языка. За 2015 год у меня уже было 7 обращений в такие органы.

Когда-нибудь, лёд тронется, и Удмуртию ждет революция в законодательстве о государственных языках. Почва для такой революции уже подготовлена.

Просмотров: 298

Комментарий

Вы должны быть участником Uralistica, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Uralistica

Комментарий от: Сережа, Октябрь 3, 2015 в 8:56pm

уважаемый Василий. Скорее, это вы не знаете, что такое диспозитивные нормы, а в самом законе Республики Татарстан приведены нормы равноправия татарского и русского языка. В следующий раз советую вам заведомо недостоверную чушь не писать

Пусъёс

© 2017   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования