Uralistica

Москва и внутренние миграционные потоки в современной Российской Федерации

Данный текст представляет собой дополненный и расширенной вариант доклада сделанного через скайп на Открытом Финно-угорском конгрессе в Лахти 16. 06. 2016.

Миграционные потоки финну-угорских народов в рамках современной Российской Федерации.

Как видно из заглавия доклада, речь пойдет исключительно о проблемах внутренней миграции финно-угорских Россий в рамках самой РФ. Хотя внешняя миграция (в другие страны) тоже имеет место, однако она она не вышла за пределы частных явлений, и зачатую связана с личной жизнью человека, так что говорить о ней как процессе невозможно.

Те миграционные процессы которые мы наблюдаем в современной РФ имеет экономический характер. По сути большинство миграционных процессов в современном мире экономического характера. В нашем случае речь идет только о финно-угорских народах РФ, причем особо вниманием к народам проживающем в Приволжском Федеральном Округе — мари, удмурты, мордва (эрзя и мокша). Это не значит что приводимая ниже картина не применима к народам СЗФО — карелам и коми, однако там есть дополнительный фактор притяжения экономических мигрантов в виде города Санкт-Петербурга, который делает миграционные потоки их этих регионов не столь однонаправленными. Приволжской Федеральным Округ, за исключением Татарстана1, всегда был миграционным донором за всю новейшую историю России начиная с 1991 г.

Здесь мы оставим в стороне миграционные потоки в Сибирь в ЯНАО и ХМАО, происходившие еще в советский период в свое время они имели важное значение, и приводили к возникновению устойчивых диаспор например марийцев и удмуртов в этих округах. Эти диаспоры можно считать уже относительно старыми. Они воспроизводятся главным образом за счет внутреннего ресурса. Вновь прибывающие сюда удмурты и марийцы это как правило вахтовики, которые здесь не задерживаются, и редко налаживают связи с имеющимися старыми диаспорами.

Более интересен западный поток миграции из финно-угорских регионов, основным объектом которого служит «не резиновая» Москва. Этот миграционный поток так же имеет под собой не только чисто экономическую основу, хотя она и остается превалирующей, связан непосредственно с центрально-распределительны системой в межбюджетных отношениях между федеральным центром и регионами. Элемент централизации в том числе в экономике усилился особенно в последние годы. Экономическая централизация в результате которой регионы вынуждены отправлять в центр 70 % и более получаемых на их территориях доходов (налоговых сборов и т. п.), производят экономический дисбаланс между центром и регионом. Удмуртия отчисляет 65 % своего дохода в консолидированный бюджет Российской Федерации и 9 % в различные федеральные фонды оставляя себе лишь 26% получаемой на ее территории прибыли. Естественным образом, туда же куда из региона ухолят ресурсы, финансовые потоки и капиталы — туда же вслед за ними устремляется и население региона — в Москву!

Традиционными лидерами в этом потоке трудовой миграции остаются республики Марий-Эл и Мордовия. Однако в последние несколько лет особенно усилился и поток мигрантов из Удмуртии. Даже в республике Коми, откуда миграционные процессы в основном были направлены на Санкт-Петербург, в последнее время новая трудовая миграция меняет этот вектор в сторону Москвы, как финансово более перспективного объекта.

Этот миграционный поток представляет собой внутренних гастарбатеров, ищущих в столице заработка. Причины переселения банально просты: отсутствие рабочих мест, низкие зарплаты, отсутствие возможности в своем регионе осуществить элементарные права, такие право на охрану здоровья (гарантирована 41-й статьей Конституции РФ). Здесь можно указать много причин труднодоступность медицинских услуг в сельской местности, не достаточное оснащение местных клиник медикаментами и т .д. К этому добавляется поголовное пьянство как фактор дискредитации своей республики, стандартная реплика в Марий-Эл звучит так: « Параньге можно только бухать, если хотите жить и работать езжайте в Йошкар-Олу, а лучше сразу в Москву». Как Deus ex machina пьянство постоянно дает пищу для всевозможной оскорбительной демагогии про ЗОЖ при полном нежелание видеть социальные причины проблемы. «Почему карел нищий — задавался в свое время вопросом карельский активист Анатолий Григорьев — да потому что он пьет будет стандартный ответ» Но вот отвечать на вопрос «Почему карел (мариец, удмурт) пьет?» не желает никто. Потому что ответ будет неприятным. «Потому что он фактически лишен всех прав на своей земле, в том числе и элементарных человеческих. Потому что фактически не может найти применения себе оставаясь в своей республике!»

Зачастую с переездом в Москву увязывается и карьерный рост, особенно когда речь идет о общероссийских кампаниях. То же самое можно наблюдать и в сфере администрации и управления. Здесь известен принцип «Кавылкинской матрешки» - мечта и идеал чиновничье карьеры в Республики Мордовия: Кавылкино — Саранск — Москва.

Таким образом создаются экономические и административные предпосылки, при которых человек не заинтересован оставаться в своей республике. В административной сфере это является прямым следствием провозглашенного В. В. Путиным пресловутого принципа «усиления вертикали власти». При такой вертикале любой московский чиновник выглядит статусно (но не в силу занимаемого поста, и сопряженного с ним ответсвенности), более значимым чем «провинциальный».

Особенно интенсивно вовлекается в процесс миграции молодежь, которая окончив ВУЗ в Саранске или Ижевске, или Йошкар Оле устремляется покорять Москву. В этой среде создается устойчивый стереотип, если вы не смогли прижиться в Москве («покорить Москву») — вы лузер, а если предпочли Бирилеву Кавылкино — то просто дурак. Естественно в столичной среде ассимиляционное давление усиливается. В мордовском землячестве Москвы особенно в его молодежной части сложно найти людей сносно выражающийся на эрзянском или мокшанских языках. При этом, как уже говорилось, Мордовия была вовлечена в этот миграционный процесс одной из первых. Уже в 90 -е гг. этот регион испытывал стабильную миграционную убыл половина из который шло в пользу Столичного региона — Москвы и Московской области. Здесь уже появляется третье поколение выходцев из Мордовии родившихся в Москве. Удмурты которые подключились к этому процессу чуть позже имеют только второе поколение. В мордовском землячестве г. Москвы сложно найти людей хоть сколько то сносно выражающихся на эрзянском или мокшанском языках.

Думаю здесь будет излишнем приводить выводы исследования «Финно-угорские народы России: вчера, сегодня завтра» под редакцией А. К. Конюхова (Сыктывкар 2008), что основные потери финно-угорских народов идут за счет ассимиляционных процессов, а не за счет естественной убыли населения, которая характерна последние 25 лет все народы РФ. Более того у марийцев в 2012 г. наблюдался даже небольшой естественный рост, который не изменил общую тенденцию к сокращению численности этого народа.

В определенной мере ассимиляционной политике способствуют и действия федерального центра в частности президентская программа «Укрепления единства российской нации». Вызвавшая множественные протесты «Концепции преподавания русского языка и литературы в общеобразовательных организациях Российской Федерации» 2015 г.

Ассимиляции новой диаспоры в Столице также способствует здесь отсутствие изданий на национальных языках и прочих культурных продуктов. Доставка печатной продукции из национальных республик в другие регионы является не целесообразной экономически для конечного получателя. Особенно это касается периодических изданий. Так что многие издания отказываются от предоставления такой услуги ограничивая круг подписчиков титульным домашним регионом.

Особую тему представляет собой временная трудовая миграция, уже получившая, применительно внутренней миграции в рамках всей РФ название «Возрождение феномена отходничества», и должную оценку. Симптомы временной трудовой миграции наметались лишь с нач. 2000-х гг. далее лишь усиливались. В этой категории выделяются два типа мигрантов 1) вахтовики, 2) «дачники». При первом сценарии регион постоянного проживания покидается не надолго (от нескольких недель до 3 месяцев), в определенные сезоны. Такие рабочие не обзаводятся на новом место сколько-нибудь постоянным хозяйством или жильем, не перевозят сюда семьи. Второй сценарий подразумевает напротив более или менее постоянное проживание в месте работы, с временным посещением региона исхода, семьи и родных несколько раз в году «на каникулах». Второй тип характерен для студентов, однако далеко не ограничивается ими. Он подразумевает тенденцию к перемещению в регион работы / учебы на постоянное жительство2.

Интересующие нас регионы представлены двумя этими типами по разному. В Мордовии и Марий-Эл превалирует или имеет значительную долю первый тип. В Удмуртии, а также у коми-пермяцкого населения Пермского края - второй. В любом случае Финно-угорские регионы ПФО не являются в этом процессе временной трудовой миграции лидерами, уступая пальму первенства Республике Чувашия. В СЗФО первый тип встречается только в Республике Карелия, и он направлен в сторону Санкт-Петербурга. В то время как отходников второго типа более может привлекать Москва. Первый тип практически не представлен среди выходцев из Республики Коми. Решающим фактором распространенности первого или второго типа здесь является отдаленность-близость потенциально привлекательного с экономической точки зрения региона. При этом говоря о вахтовиках следует учитывать принципиальную разницу, между лицами выезжающими на временные заработки в регионы Сибири и Севера, и лицами выезжающими в столичный регион. Если в первом случае подобный выезд производится централизовано, с учетом таких временных мигрантов, и предоставление им социальных гарантий. То во втором этот поток не контролируем, не поддается учету, и что самое интересное такие рабочие не имеют в регионе выезда никаких социальных гарантий, действуя на страх и риск.

Выводы и предложения

Из всего выше сказанного можно сделать следующие выводы и дать следующие предложения.

1.) Пересмотр межбюджетных отношений между консолидированным бюджетом РФ и региональными бюджетами, при распределение налоговых поступлений в сторону увеличение доли последних.

2.) Ограничение столичных монополий, а также нефтяных кампаний, преференции и поддержка регионального и национального бизнеса, особенно базирующегося на традиционных формах хозяйствования.

3.) Обращение к руководству не финно-угорских субъектов РФ в которых проживают финно-угорские народы принять соответствующие программы и меры по поддержке финно-угорских и самодийских народов, налаживаю сотрудничества в этой области с титульными финно-угорскими регионами и финно-угорскими государствами.

4.) Отказ от пагубной «вертикали власти» и налаживание горизонтальных связей и сотрудничества между финну-угорскими регионами РФ как в области экономики так и в области культурного обмена.

5.) Инициация внимания органов исполнительной власти субъектов РФ на скорейшее создание рабочих мест на предприятиях и особенно в аграрном секторе. Поддержка регионального малого и среднего бизнеса особенно работающего в сельской местности.

6.) Обеспечение доставки печатный продукции на национальных языках в другие регионы не либо путем дотации этой сферы через «Почту России», либо путем поиска альтернативного метода доставки.

7.) Ужесточение мер ответственности в отношение кампаний (в первую очередь нефтяных), в области соблюдения природоохранного законодательства, особенно на территориях традиционного землепользования.

В заключение хотелось бы выразить благодарность А. К. Конюхову за наведение на мысль к созданию данного доклада, и предоставление некоторого материала.

Литература

1. Нефедова Т. Г. Отходничество в системе миграций в постсоветской России. География // Демоскоп Weekly. 2015. № 643 - 644. URL: http://demoscope.ru/weekly/2015/0643/demoscope643.pdf

2. Флоринская Ю. Ф., Мкртчян Н. В., Малева Т. М., Кириллова М. К. Внутренняя миграция и российский рынок труда // Миграция и рынок труда. Аналитический доклад. М.: РАНХиГС, 2015. с. 21-56

3. Мкртчян Н. В. Внутренняя миграция: великое прошлое и скромное будущее // Россия перед лицом демографических вызовов. Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации 2008 / -М.: UNDP, 2009. с. 80-96.

4. Финно-угорские народы России: вчера, сегодня завтра / ред. Конюхов А. К. Сыктывкар 2008.

5. Шанчар С. Пушкинские обручи // Марий сандалык (Марийский мир) 2012, № 4, Йошкар-Ола 2012.

1 Татарстан, и в первую очередь его экономически развитый центр Казань сам является центром миграционного притяжения, аккумулируя на себя часть миграционного потока из Удмуртии и Мари Эл. В то же наличие в региона собственного мощного экономического очага, способствует внутренней миграции в рамках самой Республике Татарстан (из сельской местности и малых городов в Казань), а не за ее приделы. Это относится также к удмуртам и марийцам проживающим в Татарстане.

2Зайончковская Ж.А., Мкртчян Н.В. Внутренняя миграция в России: правовая практика. М., 2007, с. 24-26.

Просмотров: 137

Комментарий

Вы должны быть участником Uralistica, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Uralistica

Комментарий от: Василий, Октябрь 31, 2016 в 5:52pm

"В определенной мере ассимиляционной политике способствуют и действия федерального центра"

А как эта мера будет выглядеть в процентном отношении? 5-10-15 процентов действий федерального центра? Интересно, а кто же совершает большую часть таких действий?

Пусъёс

© 2017   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования