Uralistica

АСЬМЕОС #8: Ольга Тронина - председатель Удмуртской молодежной организации «Шунды»

Героиня 8-го выпуска "АСЬМЕОС" Ольга Тронина - студентка факультета удмуртской филологии Удмуртского государственного университета, председатель Удмуртской молодежной организации «Шунды», участница различных научных конференций, в том числе и ИФУСКО (Кудымкар,2010 год). Ольга работает журналистом в газете «Зечбур», и параллельно преподает удмуртский язык в школе. Автор двух поэтических сборников «Кытын мынам ошмесэ?» («Где мой источник?») и «Йыромем йыртэмась» («Заблудившаяся блудница»).

 

Чем сейчас занимается:

Пишу дипломную работу на тему «Общественно-политическая лексика удмуртского языка», готовлю фестиваль "Удмурт street".

Что читает:

Книгу «Управление организацией». Из художественной литературы перечитываю «Темные аллеи» Бунина.

Что в планах:

Планов - море, за что взяться в ближайшее время еще не решила. Получив диплом, нужно будет тщательно все взвесить и … идти вперед!

Ольга составила свой плэйлист для участников Уралистики:
ДДТ – Осенняя
Света Ручкина – Пояськон (Обман)
Татьяна Зыкина – Нахер мне город, в котором нет тебя…
Несчастный Случай – Если б не было тебя
Алла Пугачева – Свеча горела на столе
Сплин – Романс
Сплин – Двое не спят
Мельница – Иштар
Сплин – Скажи, что я ее люблю
Мельница – Оборотень

Как ты попала в УМОО «Шунды»?

С удмуртской молодежной общественной организацией «Шунды» я познакомилась еще в школьные годы в деревне Сеп Игринского района Удмуртии. Привела меня в организацию руководитель игринской ячейки «Шунды» Татьяна Петровна Селиверстова. Первое знакомство: поездка в Шарканский район на праздник, посвященный совершеннолетию - «Эру». Тогда наша команда заняла первое место. С тех пор меня «засосало» в общественную жизнь, и пошло: поездка в «Шундыкар» в отряд "Старшие литераторы", два года подряд участие в зимнем лагере «Вамыш». Председателем «Шунды» была Юля Никитина, когда я стала членом правления – началась активная деятельность. С Юлей мы очень подружились, я находилась под ее крылом, а впоследствии, можно сказать, стала ее правой рукой. Она очень многому меня научила.

2 февраля этого года я стала председателем «Шунды», хотя долго не решалась – понимала насколько это ответственно, я боялась, что не справлюсь. Когда перед отчетно-выборной конференцией члены правления рекомендовали меня в председатели «Шунды», я серьезно задумалась над этим предложением. Мне казалось, что я не готова. Но меня заставили поверить в себя и вот уже 3 месяца я – председатель правления «Шунды». В работе мне очень помогает правление, особенно Дима Софронов и Оля Прокопьева (мой заместитель).

Сейчас для меня главный вопрос: куда и как двигаться «Шунды». Хотелось бы, чтобы организация имела свою точку зрения, четко выстраивала свою позицию. Хочется свежих идей. Думаю, все впереди. Рядом со мной мои друзья и помощники.

Чем стал для тебя факультет удмуртской филологии?

Я проучилась на факультете удмуртской филологии 5 лет, и до получения диплома остались считанные дни. Моя специализация - удмуртский язык и новые информационные технологии в филологическом образовании. Я нисколько не жалею, что выбрала этот факультет: он оказался хорошей стартовой площадкой, но специализация кажется мне недоработанной. Планировалось, что выпускники будут создавать мультимедийные проекты, пропагандировать удмуртский язык посредством интернета – но достаточных знаний в техническом плане мы не получили.

Я старалась получить пользу от факультета по максимуму, пробовала себя во всем, в этом мне очень помогала мой научный руководитель, доцент кафедры общего и финно-угорского языкознания - Наталья Владимировна Кондратьева. Она расширила мне границы нашего факультета: я участвовала на конференциях, съездила на курсы в Венгрию, узнала много нового и по-настоящему интересного об удмуртском языке, а не варилась в удмуртских суффиксах. Меня называли уникальной студенткой: я училась «на отлично», занималась научной деятельностью, участвовала во внеучебной деятельности: пробовала себя и в ансамбле «Чипчирган», и в студии молодёжной этнической моды «Неофолк», принимала активное участие в работе студсовета, даже играла в спектаклях. Часто я думаю, что на другом факультете я могла попросту потеряться. Факультет удмуртской филологии помог мне раскрыться.

Расскажи о своей дипломной работе.

Тема дипломной работы «Общественно-политическая лексика удмуртского языка». Эту тему посоветовала взять Н. В. Кондратьева еще на 1 курсе. Тема диплома очень актуальная – в удмуртском языке почти не разработана терминология.

Я участвовала в проекте Яноша Пустаи, в котором переводились на удмуртский язык термины по десяти школьным предметам. Я занималась переводом терминов по обществознанию (более 500 терминов).

На сегодняшний день актуальна проблема слишком медленного распространения новых слов в массы. Часто можно услышать, что удмурты не понимают многих слов из современных удмуртских текстов, поэтому необходимо искать пути решения этой проблемы. Например, в газете «Зечбур» перевод новых слов заключают в скобки. Можно использовать другой способ: наличие в печатных СМИ словариков с новыми словами и, конечно, активное использование их в Интернете. Не хотелось бы, чтобы новая терминология лежала «мертвым грузом». Хочется слышать красивую удмуртскую речь.

К каким выводам ты пришла, изучая удмуртскую общественно-политическую лексику?

Общественно-политическая лексика удмуртского языка, как впрочем, и вся терминология недостаточно разработана.
Проблема терминотворчества и ее внедрения в массы на сегодняшний день является одним из актуальных проблем удмуртского языкознания.
В 20-30годы активно развивалась терминология, это один из самых благоприятных периодов в развитии терминологии. Тогда были переведены учебники по геометрии, обществознанию, естествознанию и т. д. Газеты также активно печатали новые слова. Например, Кузебай Герд ввел около 100 неологизмов, которые активно стали применяться в общении. Многие начинания видных ученых 20-30-х годов переняли и сегодняшние разработчики
Я тоже в своей научной работе опиралась на достижения тех лет.

Чем стали «Чипчирган» и «Неофолк» в твоей жизни?

Поступив в УдГУ, я сначала растерялась и не могла выбрать, чем хочу заниматься. Тогда я решила попробовать все: вступила в студсовет, стала заниматься в ансамбле «Чипчирган» и в студии «Неофолк».

«Чипчирган» был и остается для меня сказкой: я всегда любила петь (но признаюсь, похвастаться своими вокальными данными не могу), народные удмуртские танцы – это сила, способная раскрыть меня полностью. На репетициях я прочувствовала не только всю красоту наших традиционных песен и танцев, но также глубже узнала многие традиции и обычаи.

Молодёжная этническая студия «Неофолк» - лицо нашего факультета. Многие ошибочно полагают, что «Неофолк» это только выступления и создание новых костюмов. Студия, прежде всего, прививает чувство красоты. Руководитель студии Любовь Геннадьевна Розенфельд дает очень полезные советы по макияжу, прическе, одежде, советует «правильные» фильмы и книги. Одним словом, «Неофолк» - школа стильного удмурта, которую по достоинству оценила Европа: студия «Неофолк» получила гран-при самого гламурного эстонского журнала, представив свою коллекцию «Эмезе» («Малина») на международном фестивале «Макс Мода», который проходил в Эстонии. К сожалению, сейчас, мне кажется, работа студии заметно потухла. Хочется новых, свежих, стильных удмуртских коллекций.

В 2011 году вышел твой сборник стихов. А как начался твой творческий путь?

Первое стихотворение я сочинила в классе 7, и основными темами тогда были кошки, цветочки, бабочки как у большинства начинающий поэтов. На мое дальнейшее творчество повлияли газета «Зечбур», лагерь «Шундыкар», благодаря им журналистика и литература стали частью моего мира. А уже интерес к литературе и удмуртской культуре привели меня в лагерную смену летнего университета, которую организовывал факультет удмуртской филологии. Три раза я активно участвовала в работе этого лагеря, а в 2006 году получила первое место по направлению «критика». Познакомившись с преподавателями и студентами факультета, появилось желание поступать на этот факультет.

В 2007 году, тогда я училась в 11 классе, при содействии газеты «Зечбур» вышел первый сборник стихов «Кытын мынам ошмесэ» («Где мой источник?»). Туда вошли мои первые стихи: нежные, детские, наивные. В 2011 году вышел в свет второй долгожданный сборник «Йыромем йыртэмась» («Заблудившаяся блудница»). Выпустить сборник мне помог Союз студентов Финляндии, куда я обратилась со своим проектом. После выхода книги близкие мне люди были очень удивлены тому, насколько изменилось мое творчество, мое отношение к жизни. На что я им отвечала, что в стихах выражены не только мой личный опыт и мои истории, это также жизнь и чувства окружающих меня людей. Когда стихи были опубликовали на сайте «Финноугория», Нина Обрезкова (коми поэт и писатель) призналась мне, что в республике Коми поэтов, пишущих так откровенно, нет.

«Йыромем йыртэмась» - скорее всего мой последний сборник. Вышедший сборник оказался моим последним выдохом – после выхода сборника я не написала уже ни одного стихотворения.

Кто твой любимый поэт?

Мне нравится поэзия серебряного века, любимый поэт – Сергей Есенин. Больше всего люблю цикл стихов «Москва кабацкая». Из удмуртской лирики – Михаил Федотов и Алла Кузнецова. Вот этих поэтов я перечитываю снова и снова. Честно говоря, хотя я сама пишу стихи, читать я больше люблю прозу. Я вообще люблю читать. Я готова читать целыми днями, если меня по-настоящему увлечет книга, все – «пропала удмуртка».

Как ты охарактеризуешь сегодняшнюю удмуртскую журналистику?

Удмуртская журналистика, по сравнению с прошлыми годами, ушла далеко вперед: сегодня удмуртский язык внедряется во все виды СМИ, в интернет пространстве появляются все новые блоги на удмуртском языке, социальные сети занимают огромное место в получении информации. Отдельно хочу выделить газету «Дарт». Это свежий воздух в удмуртской молодежной прессе.

Я тоже связана с журналистикой - уже четвертый год работаю в удмуртской газете «Зечбур». Один раз в месяц у нас выходит специальный номер для молодежи. Наша целевая аудитория – ученики старших классов. «Зечбур» отличается от «Дарта» тем, что ориентирован больше на сельскую молодежь. Но, не смотря на четырехлетний стаж, журналистом пока себя не считаю – я только учусь.

Весной ты побывала в эстонском лагере. Что ты думаешь об этом проекте?

Первый раз я оказалась за границей, когда поехала в Венгрию на курсы венгерского ученого Яноша Пустаи. Это были интересные, познавательные курсы, по языкознанию, где мы так же учили венгерский язык. С тех пор я уже немало поколесила по свету.

Весной этого года организация «Шунды» в очередной приняла участие в Международном творческом лагере для детей в столице Эстонии Таллине. Я с детьми из деревни Большая Кибья Можгинского района Удмуртии – участниками ансамбля «Учыпи» съездила в Эстонию. В Таллине ребята учили эстонские народные танцы, песни, познакомились с историей Таллина, пообщались со своими сверстниками из Эстонии. Я считаю, что это большой плюс, когда дети бывают за границей, расширяется кругозор, узнают много нового.

К сожалению, я до 11 класса не была за пределами Удмуртии. Когда я первый раз поехала в Москву, посетила музеи, театры, выставки – почувствовала тогда сильное потрясение от увиденного. И я завидую тем детям, которые будучи еще совсем юными имеют возможность выезжать за границу.

Ты преподаешь удмуртский язык, с какими трудностями тебе пришлось столкнуться?

С прошлого года я преподаю удмуртский язык в школе №97 г. Ижевска. Первая проблема, с которой я столкнулась – «дефицит» методических пособий по удмуртскому языку. В городе обучать детей удмуртскому языку очень сложно, поэтому проблемой №2 стали попытки заинтересовать детей. Если в 5 и 6 классах еще не возникает вопросов, для чего нам нужен удмуртский язык, то в 7 классах его задают достаточно часто. И иногда я просто не знаю, как на них отвечать. Тогда мне пришла идея приглашать на урок молодых удмуртских активистов. У нас «в гостях» уже были Николай Анисимов, Ксения Воронцова, Алексей Котков а так же Петр Палган и иностранные студенты, изучающие удмуртский язык. Знакомство с молодыми лидерами принесло свои плоды: у семиклассницы, девочки «с характером» появилось огромное желание изучать удмуртский. И это моя маленькая победа.

 

Какие финно-угорские инициативы и начинания тебе кажутся наиболее перспективными и полезными?  Чей опыт пропаганды национальной культура удмуртская молодёжь могла бы позаимствовать?
Удмурты наиболее продвинуты в плане инициатив, в этом можно брать с нас пример. «Шунды» предстоит активизироваться в плане сотрудничества с общественными организациями других финно- угорских народов.
Я особо ценю опыт пропаганды национальной культуры общественной организации «Роза ветров». Мне посчастливилось не только на презентации их организации в Глазове, но и познакомится с председателем «Розы ветров» Светланой Кольчуриной. Эта организация – пример для подражания, у них всегда качественные, масштабные, «вкусные» проекты, один из которых «Пилорама».

Беседовала: Мария Золотарёва

Просмотров: 667

Комментарий

Вы должны быть участником Uralistica, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Uralistica

Комментарий от: Shkljaev Aleksej, Май 31, 2012 в 5:38pm

думаю, про стратегический семинар Шунды отдельный материал стоит сделать.

Пусъёс

© 2017   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования