Uralistica

Предлагаем вашему вниманию свежую передовицу газеты «Звезда Поволжья» (от 15 ноября  2012 года).

На конференции, посвященной 20-летию принятия «шаймиевской» Конституции Татарстана, выступил и Сергей Шахрай. Он прозрачно намекнул, что не разделяет абсолютных восторгов по поводу этой Конституции, но не имеет желания портить праздник.

Интересна была его притча, рассказанная в ходе выступления на пленарном заседании. Его в начале 90-х годов вывели из зала заседаний Верховного Совета Татарстана к людям на площадь Свободы. Он вступил в диалог с народом на площади. Один из вопросов был: «Как вы относитесь к захвату Казани оккупационными войсками Ивана Грозного?». На что Шахрай ответил: «Я настроен в рамках права решить многие спорные вопросы между Казанью и Москвой. Но вывести войска Ивана Грозного из Казани я не могу». Достаточно красноречивый ответ. В ходе его выступления на секции ему было задано много вопросов. Например, почему новая Конституция России, которую Шахрай разрабатывал, была сверхпрезидентской.

Я спросил его мнение по поводу введения поста вице-президента в России. Он ответил, что на Руси данный институт зарекомендовал себя отрицательно. В России всегда было самодержавие. Были попытки механически ввести – вице-президент Янаев в СССР и вице-президент России Руцкой. Оба раза это спровоцировало мятеж. Вокруг вице-президентов начинают группироваться определенные недовольные силы, и они подстрекают вице-президента к выступлению против законного президента.

В Татарстане тоже был вице-президент Василий Лихачев. Он, кстати, сыграл позитивную стабилизирующую роль в намечавшемся крупном этническом конфликте на территории Татарстана. Лихачев был знаменем русской общины Татарстана, контролировал силовые структуры и всегда гасил конфликты Шаймиева с силовиками и с оборонно-промышленным комплексом в Татарстане, где директорский корпус был преимущественно русским с ярко выраженным державным сознанием (министерства ВПК во многом управлялись по-сталински) и ректорским корпусом, ориентированным на Москву. Василий Лихачев был во многом разработчиком Конституции РТ и умеренного варианта Договора о разграничении полномочий РТ – РФ.

Политический советник Шаймиева Рафаэль Хакимов требовал создания в России конфедерации («ассимметричной федерации», за основу брался договор США с Пуэрто-Рико), требовал заложить в договоре о разграничении полномочий возможность для Татарстана своей валюты (как, например, в Северной Ирландии), полноценного Национального банка, возможности внешнеполитической деятельности, возможности создания своих вооруженных формирований, МВД, прокуратуры, судов, практического выхода из налогового поля России. Хотя требования Рафаэля Хакимова и казались завышенными, но Россия тогда была относительно слабым партнером, и Ельцин готов был идти на максимальные уступки. На этой почве между Лихачевым и Хакимовым были трения. Лихачев выстраивал довольно крепкую российскую федерацию по типу германской или североамериканской. Татарстан должен был иметь права штата США. Сегодня ясно, что даже лихачевский вариант остался недостижимой мечтой.

Наверное, в ходе переговоров можно было добиться и большего. Сегодняшние огромные выплаты республики в федеральную казну на уровне 15 миллиардов долларов в год показывают, что Хакимов был в чем-то прав. Ныне Россия – федерация только на бумаге, по содержанию это унитарное государство. В «шаймиевскую» Конституции 20 лет назад вставили пункт, что недра республики принадлежат народу Татарстана, и Россия с этим вынужденно согласилась (правда, цена на нефть тогда была минимальной, примерно 100 долларов за тонну, сейчас она выросла в 7 с лишним раз). Затем федеральный центр заставил заменить этот пункт Конституции Татарстана на пункт, что недра республики принадлежат народу Российской Федерации. Запасы нефти оценивались тогда и сейчас в миллиард тонн (постоянно шла разведка запасов). В результате борьбы за этот принципиальный пункт Конституции РТ фактически минимум 700 миллиардов долларов перешли из собственности республики в собственность Российской Федерации. Такова цена только одного пункта Конституции РТ.

Тогда казалось, что республика получила долгожданную свободу. Сегодня оказалось, что Москва отступила временно, окрепнув, она отняла все, что могла отнять, сведя договор к «ленинскому» клочку бумаги. То есть, перефразируя знаменитую ельцинскую фразу, Москва обратно «взяла татарстанского суверенитета столько, сколько могла проглотить».

Много пишут о том, что Татарстан в начале «нулевых» получил в подарок 70 миллиардов рублей на свою социально-экономическую программу и празднование тысячелетия Казани. Но это была лишь плата за суверенитет. Татарстан вошел в налоговое поле России, и Москва сознательно заплатила эти деньги, получив от Татарстана гораздо больше, возможно, в соотношении 1:10. По существу, это была кабальная сделка, экономический просчет руководства Татарстана. Но, вероятно, это было единственно возможным компромиссом, каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны. Путин был не Ельцин, это был гораздо более жесткий и сильный игрок. Республика пыталась войти в региональную фронду в качестве ключевого игрока (проект «Отечество – вся Россия») совместно с Рахимовым, Лужковым, Титовым и другими губернаторами, но потерпела сокрушительное поражение. Поражение ОВР на выборах было историческим поражением федеративного проекта развития России. Россия вновь избрала самодержавный путь развития.

На конференции Фарид Мухаметшин сказал сакраментальную фразу: «Мы провидчески не отменили пункт о прямых выборах руководителя республики в Конституции РТ, мы лишь приостановили его действие». Вспомним, еще три года назад Шаймиев предлагал «Единой России» восстановить прямые выборы губернаторов, но президент Медведев его одернул – такое возможно только через лет 15. Возвращаясь к диалогу с Шахраем, задал ему вопрос, как он относится к переносу столицы России в Екатеринбург, Новосибирск или Казань? Шахрай ответил, что это было бы слишком дорого. Но он принципиально за распределение столичных функций между регионами. Вариант выноса «столицы в Калужскую область», как охарактеризовал он проект Дмитрия Медведева, он признал несостоятельным. В России при Медведеве в последний год его правления была провозглашена программа децентрализации на 2 триллиона рублей, ныне успешно задвинутая в стол. Какие-то столичные функции между Петербургом, Казанью, Екатеринбургом и Новосибирском необходимо делить. Например, перенести в Казань Совет Федерации РФ и создать министерство по делам национальностей РФ с местом пребывания в Казани.

В ФРГ, например, как заявил на конференции доктор Эберхард Шнейдер, все судебные власти удалены из Берлина, чтобы не было сращивания с исполнительной властью. И то, что все суды России сосредотачиваются в Петербурге – хорошо. Но в ФРГ многие федеральные ключевые комитеты исполнительной власти сознательно распределены между землями. Такой порядок необходимо вводить и в России. В ФРГ существует бундесрат – палата регионов, куда входят все руководители земель. Правда, в бундесрате нет руководителей парламентов земель, и это доктор Шнейдер считает недостатком. Шахрай тоже отмечал, что необходимо возродить практику, когда в Совет Федерации автоматически входили глава региона и глава парламента региона. Правда, с введением «назначения» губернаторов это потеряло смысл.

Шаймиев весомо предупредил на конференции: «Возможность взаимоприемлемого конституционного разграничения полномочий является реальной основой соблюдения – признания действующих Конституций. Иного пути нет. Нам бы и в дальнейшем, проявляя мудрость, искать пути совершенствования механизма разграничения полномочий без перетягивания канатов. Хочу подчеркнуть, что любые попытки вмешательства в исключительные полномочия субъектов федерации подрывают доверие к депутатам и представителям федерального собрания – в конечном счете, высшей законодательной власти». Но уж кто-кто, а Шаймиев прекрасно понимает, что законодательная власть у нас – служанка исполнительной власти. Без указания президента России у нас муха не пролетит в решениях «высшего законодательного органа». Шаймиев конкретно назвал и федеральный закон о наименовании должности главы субъекта федерации, он противоречит статье 11 Конституции РФ. Выступил Шаймиев и против «призывов лидеров нарождающихся и отдельных действующих, но бесперспективных партий». Имелись в виду Прохоров и Жириновский. Шаймиев так резко выступил, конечно, не случайно. Значит – уже предел.


Рашит Ахметов

http://etatar.ru/top/43991

Просмотров: 167

Комментарий

Вы должны быть участником Uralistica, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Uralistica

Пусъёс

© 2019   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования