Uralistica

Интервью с директором Центра государственного языка Латвии

— Я видел исследования о том, что уровень образования родителей влияет на стремление обучать или не обучать ребенка латышскому (чем выше уровень образования у родителей, тем больше они поддерживают своих детей в изучении латышского языка — прим. «Медузы»).

— Центр государственного языка такие исследования сам не проводит, но мы с интересом их читаем. И мы четко видим, что те родители, которые сами выучили латышский язык и работают в профессиях, где он необходим, очень поддерживают и своих детей в изучении латышского. Недостаток поддержки испытывают те дети, чьи родители не знают латышский язык, не изучали его. Но, однако, и эти родители понимают, что для будущего детей необходимо изучение языка.

— Возвращаясь к референдуму. Правильно ли я понимаю, что есть такой страх: если русский стал бы вторым государственным, это могло бы помешать развитию латышского? Есть ли у вас исследования на этот счет или это гипотеза?

— С одной стороны, это действительно гипотеза. С другой стороны, нам нужно помнить опыт тех государств, в которых в силу разных исторических обстоятельств существуют несколько государственных языков. Например, про Бельгию нельзя сказать, что там существование трех официальных языков стимулирует понимание между общинами. Мы, скорее, можем сказать, что происходит не углубление понимания, а параллельное существование этих общин. К тому же нужно тратить силы на то, чтобы обеспечить равновесие этих языков — даже если мы говорим о больших, признанных, широко употребляемых языках с примерно равным влиянием. Так же и в Канаде — очень сложно дается обеспечение равноправного статуса английского и французского языков.

— Языковая политика, особенно при тех исторических обстоятельствах, в которые попала Латвия, это очень сложная вещь. Сопоставляя успехи этой языковой политики и ее негативные последствия, к чему вы приходите, чего больше?

— В этом вопросе мы могли бы вернуться к тому, с чего мы начинали — к искусственно созданному негативному образу языковой политики. Но государственная политика борется за место латышского языка, а не против  языка — английского, русского или любого другого. И если мы смотрим на эту политику как на позитивную политику, а не оборонительную, то на деле ее нельзя назвать неудачной, она вполне успешна.

— Справедливо или нет, но часть русскоязычных людей обижаются на языковую политику Латвии. Что бы вы им ответили на это в личном разговоре? Как бы вы просили их воспринимать свою работу?

— С людьми старшего поколения я бы попробовал поговорить о том, что, конечно, им больно терять привилегии советского времени, которые заключались в том, что русскоговорящий человек мог быть понятым везде на территории СССР, а тем, кто родился не в русскоговорящих семьях, для карьеры нужно было изучать русский. В демократическом обществе нет места для привилегий.

Если бы мне пришлось общаться с молодыми людьми, то я бы процитировал слова одного знаменитого лингвиста о том, что такую ситуацию стоит воспринимать не в политическом, а в прагматическом аспекте. Мало кто изучает английский язык, потому что  очень нравится Америка — просто знать английский выгодно. И поэтому я бы рекомендовал смотреть на ситуацию с точки зрения выгоды. Чем нейтральнее наш взгляд, тем объективнее заметно, что в такой стране как Латвия знание государственного языка крепче привязывает человека к государству.

https://meduza.io/feature/2015/01/30/ne-hochetsya-chtoby-nas-schita...

Просмотров: 105

Комментарий

Вы должны быть участником Uralistica, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Uralistica

Пусъёс

© 2019   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования