Uralistica

Образ малой родины – Эгра – в творчестве М. Г. Атаманова-Эграпи

Ирина Крестьянинова, студентка 3 курса ФУдФ УдГУ (г. Ижевск)


«Эгра…Это необыкновенно звучное,
ёмкое, нежное имя согревает душу
глубокой любовью к древней истории
родного народа»
М. Г. Атаманов-Эграпи

У каждого человека в паспорте указан первичный адрес – место его рождения: для одних – это одинокий хутор или починок, выселок, для других – многомиллионный город, деревня или рабочий посёлок. Каждый рождённый здесь человек любит свою малую родину по-своему: одни так привязываются к ней, что на всю жизнь остаются здесь жить. Они патриоты своего Отечества, им всё здесь дорого и мило – и окружающие их люди, природа, ландшафт, края, культурные и исторические достопримечательности родной земли. Другие же уезжают, но в своём сердце держат образ своей малой родины. Особо одарённые люди посвящают своему малому Отечеству стихи, поэмы, рассказы, очерки и даже романы, сочиняют песни и целые симфонии.

В русской, удмуртской и других литературах народов России мало найдётся писателей, учёных, посвятивших свою жизнь, своё творчество, как Михаил Гаврилович Атаманов (литературный псевдоним Эграпи Гавир Микаль), прославлению своей малой родины, в данном случае, родной деревни Вуж Эгра (Старая Игра), находящейся на крайнем юге Удмуртии, в 15 км. от реки Камы. Эта деревня, окруженная татарскими, русскими, кряшенскими, марийскими деревнями, одна из самых старинных, зажиточных, крепких, чисто удмуртских населённых пунктов во всем Граховском районе. Только ли? Может быть, во всей Удмуртии. Да и во всем огромном Российском пространстве найдётся не так много деревень с такими положительными качествами, имеющими большую перспективу на будущее развитие.

Пишет ли научные труды или художественные произведения, везде у М. Атаманова-Эграпи рядом с верой, надеждой, любовью и родимой матерью, удмуртским народом, встаёт образ малой родины – родной деревни Вуж Эгра, его рода-воршуда Эгра. (по отцу он Эгра, по матери Њанка). Кстати, один из первых научных его трактатов называется «Воршудные названия в удмуртской ойконимии и происхождение родового наименования Эгра»1 (сб.: Вопросы удмуртского языкознания. – Ижевск, 1975 – Вып. III. – стр. 35-41). И составленный им эпос «Тангыра», начинается с обращения к «Эгра урому» [другу-приятелю Эгра]; первое же сказание эпоса называется Эгра пытьы ‘след Эгры’2.

Самое первое художественное произведение, написанное им ещё в далёкие студенческие годы, называлось «Мынам Эграе» [Моя Эгра]3; второе произведение – на сей раз, одноактную пьесу «Кен ваён» [Сватовство] он опубликовал под псевдонимом Эграпов, видимо, он уже в то время бредил псевдонимом Эграпи: ‘сын Эгры’4.

Таких примеров в трудах Михаила Гавриловича можно найти не один десяток. Более того, свою любовь, своё почтение к древнему этнониму Эгра, а также одноимённому названию родной деревни, он отразил в том, что к своей фамилии добавил слово Эграпи, которое можно перевести как ‘сын Эгры или эгринец’ (ср. псевдоним русского писателя Мамин-Сибиряк; но скорое всего в нашем случае было влияние с венгерской стороны, ср. Ш.Петефи – революционный поэт, Национальный герой венгерского народа, где Пете – личное имя предка (патроним) + фи (удм. пи) ‘сын; потомок’); эпос «Тангыра» он выпустил под псевдонимом Эграпи Гавир Микаль.

Известный удмуртский литературовед, писатель, учёный А.Г.Шкляев пишет: «Куда только не прибудет отец Михаил, он неперменно вспомнит, будет искать, найдёт удмуртов (людей удмуртской национальности)»5.

К словам А.Г.Шкляева можно ещё добавить: «Куда только пути-дороги не приводят отца Михаила (он же протодиакон Михаил Атаманов; он же Эграпи Гавир Микаль) он непременно вспомнит отца, мать, родную деревню Вуж Эгра (кстати, в этой деревне родился мой отец – крёстный сын протодиакона Михаила)». Подобно хрустально чистой, по камушкам журча бегущей из серебряного родника воде, звучат его слова, прославляющие родную деревню – малую родину. Слова писателя, учёного, священнослужителя, паломника, возникшие на вершине великой, святой горы Синай:

«…Вуж Эгра – Старая Игра, Граховский район…Сколько человек в мире знает о ней? Десять, сто, тысяча… Как бы то ни было, моя родина – деренвя Эгра, её люди всегда живут в моём сердце. Здесь я делал первые свои шаги на земле, впервые сказал: «Анай» (мама); провёл своё отрочество и, будучи пятнадцатилетним юношей, покинул родной очаг, чтобы увидеть и другой, незнакомый мир за пределами родной деревни, окунуться в мир учёбы и труда. Здесь на коленях своих взрастала нас, своих чад-близнецов, мать; людей стесняться, трудиться учил отец; здесь живут мои дорогие родственники, друзья, односельчане – скромные и очень трудолюбивые люди. Здесь, на этой земле, покоится прах моих дедов, прадедов, бабушек, прабабушек, самого дорогого человека на земле – мамы; в 1995 году почил папа, он тоже здесь, рядом с мамой; здесь почивают мои далёкие и близкие родственники, принадлежащие роду-воршуду Эгра. Здесь моя Земля обетованная. Господь сподобил мне здесьродиться, если будет Его воля, здесь и покоиться. Нет уже здесь родного очага, но моё сердце, мои думы, красивые воспоминания тысячами невидимых нитей связаны с родной деревней Эгра, утопающей в зелени садов, со звенящими родниками, тихо журчащей речушкой Улёк, орешниковой горой Тульгельдћ»6

Вот такие исповедальные слова вылились из сердца писателя, учёного, священнослужителя на святой горе Синай, когда он с паломнической группой православных христиан из России, Украины, Молдавии и из других стран бывшего Советского Союза в 1994 году побывал на святых местах Ближнего Востока, Европы, Африки – в Израиле, Греции, Турции, Египте, на Кипре.

В день великого праздника души, на одной из самых святых мест на Земле – на горе Синай, где сам Господь Саваоф Миродержитель, Творец неба и земли –через пророка Моисея дал 10 заповедей, преобразивших тёмный языческий мир божественным светом жизни, протодиакон Михаил Атаманов вновь обращается к матери, родному народу и всем христианам с радующими душу благодарственными словами:

«Боже мой, какая радость, какая благодать! Было ли и будет ли когда-нибудь в моей душе такой великий праздник? Мама, милая мама, знаешь ли ты, видишь ли ты, где я побывал? Радость, радость! В этот час, в эту минуту я был, наверное, самым счастливым человеком на земле. Родина моя, край удмуртский, родной удмуртский народ и все братья и сёстры во Христе, во всей Земле, я вас так люблю… Мне кажется, что сегодня я находился под кровом Всевышнего, под рукой Всемогущего Бога, но только я своими грешными глазами не видел Его крыл. Он был так близок нам. Когда радость на душе, Он – с нами. Он видел, как мы, чуть не на коленях ползли на святую гору Его, а теперь – спускаемся»7.

М. Г. Атаманов-Эграпи к своему 60-летию для своей малой родины сделал неоценимый дар-подарок: написал солидную книгу-монографию под названием «Песни и сказы ушедших эпох – Эгра кырња, Эгра вера»8. Таких подарков в мире редкий населённый пункт, наверное, имеет. Её можно назвать энциклопедией одной деревни, здесь есть всё: историческая, экономическая, этнографическая справки-характеристики Старой Игры; приводятся нотированные обрядовые, гостевые, хороводные, лирические песни с краткими комментариями, а также легенды, предания, пословицы, поговорки, загадки; обычаи и обряды даются в качестве образцов в транскрибированном виде; полно описываются диалектные особенности говора жителей Старой Игры, даётся словарь диалектной лексики; записаны микротопонимы – названия полей, лугов, ложбин, рек, родников, дорог, улиц, всех частей деревни – 172 названия (ныне молодёжь в других местах помнит лишь 10-20 названий). Приводятся патронимы жителей деревни. В конце книги публикуются материалы переписей по Старой Игре за 1710-1716 и 1949-1951 годы. Каждый из них по-своему интересен, даёт много ценной информации из прошлой жизни староигринцев. Стараниями Михаила Гавриловича в его родной деревне был выявлен археологический памятник Каргурезь (рус. ‘городищенская гора’), относящаяся к эпохе великого переселения народов, к IV – VIII вв.

Монография М.Г.Атаманова-Эграпи «Песни и сказы ушедших эпох – Эгра кырња, Эгра вера» - глубоко научный труд, написанный рукой не только учёного, но и писателя-лирика. Какую бы часть книги мы не взяли, даже в главе и микротопонимах Вуж Эгры, присутствуют лирические вкладыши-абзацы, например, вот как он обращается к своим коллегам-топонимистам, краеведам, - всем, кому небезразлична судьба родного Отечества: «Итак, дорогие друзья, я приглашаю вас в путешествие в чудесную страну под названием Топонимия. Для начала ознакомимся с микротопонимией конкретно одного населённого пункта – деревни Старая Игра Граховского района. Давайте пройдёмся по ухоженным полям колхоза «Родина» от Верхнеигринской (Пуклёпросег) до Ильинской межи (Элькагуртпросег)…; прошагаем по вытоптанным лугам вдоль рек и речушек, взберёмся по крутым косогорам на орешниковую гору Тульгельдћ, войдём в рощу, поднимемся в сосновую посадку на горе Пышкизён, там и отдохнём: знали бы вы, какой там воздух! Попьём кристально чистую воду из горного родника Ческытошмес. После отдыха ознакомимся с древними историческими и культовыми местами; пройдёмся по двухкилометровой улице, по многочисленным переулкам и улочкам одной из старинных, добротных удмуртских деревень.

Возьмите с собой ручку, блокнот и запишите все сохранившиеся названия географических объектов деревни Старая Игра – удивительно красивые, звучные названия… Они очень важны и нужны для изучения истории, языка, этнографии, археологии, культуры родного края. Уверяю вас: у вас [в вашем родном населённом пункте тоже] ничуть не меньше и не менее звучные микротопонимы, чем в Старой Игре. Только не медлите, торопитесь, время бежит с космической скоростью, всё сметая на своём пути, унося с собой в мир безвременья и забвенья»9.

Даже в «Словаре диалектной речи» в качестве примеров он приводит материалы родного фольклора, народные изречения, обороты, приметы, например: адямиез эрыксыр карын њеч öвöл ‘нехорошо неволить человека’; öнередлэсь палэн кенер уд кут ‘выше своего мастера и изгородь не поставишь’; öвöллы баесь ‘на нет (на бедность) богатые’; акашка дыръя шунды шыдэ ‘на Пасху солнце играет’ и др.

А как он умилительно описывает приём гостей в Старой Игре, вождение по домам односельчан – песни, пляски, шутки, прибаутки…В такой глубоко национальной обстановке прошли у автора книги детские, отроческие годы. Всё это он увидел своими глазами, был участником этих церемониалов, например, при проводах его в армию, на свадьбах. Он даже помнит любимые мелодии моих бабушки и дедушки – он вместе с ними гостевал, и, как любопытный человек, глубоко любящий народные традиции своей малой родины, родного удмуртского народа, как учёный и писатель, отразил на станицах своей книги:

«…Итак, началось пение, как в опере: песня – ответ, песня – ответ. Оно больше не остановится до отъезда гостей. Поют день и ночь. Всем хочется спеть хоть один куплет – с песней приветствовать гостей, благодарить гостеприимных хозяев. Кому-то уже не стерпелось, с одновременно за столом поющими, уже около дверей стоящие односельчане и старушки в женской половине, возле печи сидящие, запели певучую задушевную мелодию – песню своей молодости. Жди, когда очередь до тебя дойдёт! Поёт весь дом – звучат слова благодарения, призывы к совместной, неразлучной жизни, – песни семейно-родового этикета удмуртов…

Заиграл гармонист, запел задорную плясовую, – в такт мелодии притаптывает ногами, звенят подвешенные к ногам бубенчики. Пыль столбом стоит. Первым выходит на перепляс гостья, за ней – другие: «Экто али, экто али, эктэмъёсы туж потэ! Та люкаськем калыкъёсын тодмаськеме туж потэ» [Выйду, выйду да спляшу-ка, невтерпёж, как хочется сплясать! С этим, собравшимся народом, невтерпёж, как познакомиться хочется!].

Каждому хочется перед гармонистом покрасоваться своей неповторимой пляской. Даже старушки не выдерживают, проталкиваются через толпу к плясунам – к пляшущему, поющему, хлопающему кругу – приплясывают на месте, хлопают в ладоши, а дети, услышав плясовую, прыгают, приплясывают во дворе, на улице.

А хозяйка соседнего дома во всеуслышание уже зазывает гостей к себе: «К нам, в балаган, к нам в балаган!» И пошли, и поехали…, деревня большая, родственников много, каждый хочет пригласить…»10 Так предстаёт натуральная сцена удмуртского обряда гостевания.

Таков он наш земляк – учёный и писатель, – М.Г.Атаманов – Эграпи Гавир Микаль, - автор многих научных трудов, писатель-публицист, проповедник, лауреат международной литературной премии «Программы родственных народов Эстонии» за 2009 год, член Финно-угорского общества (Финляндия), удостоенный государственных и церковных наград.


ПРИМЕЧАНИЯ:

1.Атаманов М.Г. Воршудные названия в удмуртской ойконимии и происхождение родового наименования Эгра // Вопросы удмуртского языкознания. – Ижевск, 1975. – Вып. III. – С.35 – 41.
2. Эграпи Гавир Микаль. Тангыра. – Ижкар, 2008. – С.5; 8.
3. Атаманов М. Мынам Эграе // Советской Удмуртия. – Ижевск, 1972, 13-тћ май. – С. 3.
4.Эграпов М. Кен ваён // Советской Удмуртия. – Ижевск, 1972, 8 сентябрь. – С. 3.
5. См.: Диакон Михаил Атаманов. Ньыль зарезь пыр – Иерусалиме. – Ижкар, 1994. – С. 7.
6. Диакон Михаил Атаманов Ньыль зарезь пыр – Иерусалиме, С. 31-32; М.Г.Атаманов-Эграпи. Песни и сказы ушедших эпох. Эгра кырња, Эгра вера. – Ижевск, 2005. – С. 5.
7.Протодиакон Михаил Атаманов. Мой путь в Библию. – Ижевск, 1999. – С. 50.
8. М.Г.Атаманов-Эграпи. Песни и сказы ушедших эпох. Эгра кырња, Эгра вера. – Ижевск, 2005. – С. 248.
9.Там же С. 147.
10.Там же С. 42 – 43.


Просмотров: 1117

Комментарий

Вы должны быть участником Uralistica, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Uralistica

Пусъёс

© 2017   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования