Uralistica

«Бурановские бабушки» — неоконченный сериал», — Павел Поздеев

Встреча Бурановских бабушек в аэропорту Ижевска

Поисковая система «Яндекс» на имя «Бурановские бабушки» отзывается 7 миллионов раз (и это не предел), всего лишь с месяц назад ссылок на «бабушкин» запрос было на порядок меньше. Вот она, всенародная популярность, подкреплённая силой глобальной сети. Несколько лет назад, когда певуний из Бураново никто толком и не знал, был запущен проект сталкера удмуртской культуры Павла Поздеева «Хочется верить» — перепевка песен рок-исполнителей на удмуртском языке. Наиболее заметной стала кавер-версия из репертуара Виктора Цоя — именно тогда и взошла звезда по имени «Бурановские бабушки».

Федеральные телеканалы наперегонки отправляют в гости к хитовым бабулям съёмочные группы. Удмуртский промоутер и шоумен вспоминает, как буднично родилось название фольклорного коллектива.

 

Павел Поздеев

Павел Поздеев

Они раньше и назывались по-другому, то ли «Инвис», то ли «Инвожо», я забыл. И как-то случайно назвали их «Бурановскими бабушками». И всё, закрепилось название. Ну а теперь это, бесспорно, дорогостоящий бренд.

С определённого времени я воспринимаю это как сериал, особенно когда ты сам написал первую серию — интересно, как сериал живёт и развивается без меня. Сегодня это очень занимательная история, но и финал не за горами. У него будет, мне так кажется, лиричный и немного грустный конец. Не думаю, что потом появятся «Бурановские бабушки – 2», это будет невкусно. Самое главное, та идея, которая закладывалась изначально — трансляция удмуртского языка — она ушла в Европу. Понимаю, что второго такого масштабного проекта больше не будет. Кто-то недавно спросил меня: «Не боишься так и остаться человеком, который придумал «Бурановских бабушек?» Нет, не боюсь, а разве этого мало?!

Как вообще пришла идея перепеть Цоя, Гребенщикова на удмуртском языке?

С предложением обратились из Министерства национальной политики. Надо, говорят, организовать мероприятие ко Дню родного языка. Мне захотелось оригинально раскрыть тему удмуртского языка. Я предложил устроить эстетскую лингва-игру. Проект назывался «Хочется верить» — и на самом деле хочется верить, что и молодёжь будет петь на родном языке. Главная идея — смотрите на бабушек и делайте лучше них. Это был культурный популизм, игра на внешние рецепторы.

Сыграл ли свою роль гендерный фактор? Как считаешь, если бы Цоя перепели молодые удмуртские ребята, какой-то эффект был бы?

Просто перепевкой никого не удивишь. Поэтому сыграли именно бабушки. И потом, вся традиционная культура сейчас транслируется только женскими фольклорными коллективами.

Честно говоря, я никогда не слышал, чтобы ты говорил на удмуртском. Надеюсь сейчас услышать.

Это проблема поколения, 30-40-летних, которые родились и воспитывались в советское время.

Не секрет, что даже в сёлах удмуртский язык уходил на задворки. Вопросы национального самосознания были не настолько первичны, и для моих родителей в том числе. Это не выглядело так, что мы целенаправленно уничтожали удмуртский язык, он бытовал в семье, но со мной родители не разговаривали. С детства я только понимаю язык, но говорить на нём не могу. Надо сказать, это моя физико-психическая проблема — мне тяжело даются языки вообще. То же самое с английским.

Я постоянно нахожусь в удмуртскоговорящей среде, но при этом не рискну, наверное, разговаривать на нём, так как получается очень коряво.

Что тобой двигало, какое желание развивать удмуртскую культуру?

Павел Поздеев

Павел Поздеев

 

Я человек очень попсовый, и поп-культура на меня сильно повлияла. Как образец — группа «Иван Купала». Я крутил их песни на дискотеках, и в один момент я подумал — почему нельзя транслировать эти песни на удмуртском языке? Потом завертелось, и в итоге я идеологически дошёл до понятия «wow-национализм». Если вкратце, то в пространстве национально-культурных отношений я применяю те же инструменты, что в рекламе товаров или услуг, не важно каких. Так вот, «wow» — это эффект креативного подхода на рекламном рынке (читайте В. Пелевина «Generaition П»). И это работает — проверено! Я называю себя «wow-националистом» в своей деятельности.

Насколько хорошо ты знаешь бабушек?

Мы в очень хороших отношениях, но я общался, в основном, с руководителем Ольгой Туктаревой. Всё основано на её личности, её творческом начале. Она впитала в себя, как губка, всю деревенскую культуру, фольклор и желание то-то изменить. И ещё хочу подчеркнуть роль Миннаца, который стремится к прогрессу, не боится экспериментировать.

Самобытный образ «Бурановских бабушек» и имиджевые требования московских продюсеров совместимы?

У бабушек появилась самостоятельная жизнь, уже без моего участия. Как первые ролики появились, они очень скоро поехали в Москву. А незадолго до этого выступали на удмуртской вечеринке в клубе «Авиатор» в Ижевске, там оказалась продюсер, ныне директор «Дома Людмилы Зыкиной» Ксения Рубцова. На этом моя история закончилась. Московские продюсеры имидж подпортили, но я их не обвиняю, они работают в своём формате. Раньше у бабушек был больше роковый (не роковой) образ, потому что перепевки были из репертуара «The Beatles», «Deep Purple», а потом, в угоду корпоративам, появился чисто попсовый имидж. Но опять-таки, всё по законам шоу-бизнеса. Вначале я внутри сопротивлялся этому, но для меня важней всего трансляция родного языка. Пусть «Снег-снежок» и «Иванушки», но главное на удмуртском языке. Это меня успокоило, трансляция удмуртского языка для меня — абсолютная ценность.

Как ты думаешь, остальных удмуртов это волнует сейчас?

Я пытаюсь построить мир удмуртского шоу-бизнеса. Социологической площадкой является Интернет, я постоянно отслеживаю тематические форумы, где обсуждается всё то, о чём мы говорим. Некоторые представители удмуртской интеллигенции упрекали нас, что над бабушками потешаются, и якобы это накладывает тень клоунады на весь народ. К ним не стали прислушиваться. В массы ушла и была на ура воспринята идея трансляции удмуртского языка через «Бурановских бабушек». В молодёжной среде сейчас мощный рост национального самосознания, ощущение своих корней. Внутри удмуртского мира не всё потеряно — «удмуртскость» можно сохранить только внутри, никакие источники извне не помогут.

Как пример, сейчас мы проводим молодёжные дебаты — «Куаретон», в переводе с удмуртского «выяснение отношений». В нашей традиции не принято публично спорить, всё обычно происходит кулуарно, стараемся не выносить сор из избы. С одной стороны, это нормальное явление. Но когда это становится проблемой не 2-3-х человек, то стоит её обсуждать публично и искать пути решения. Для начала нужно признать эту проблему.

Культрегер Александр Юминов на дебатах поднял вопрос — к чему приводит политика «капсулизации»? Александр Геннадьевич считает, политика изоляционизма (она же «капсулизация») в такой сфере как национально-культурное самосознание — вещь очень тонкая. Изначально, из благих побуждений, люди пытаются сохранить свою культуру, чтобы не растворить её в более массовой. Но через некоторое время происходит трансформация подобного восприятия — все внешние источники, то что находится вне их родовой капсулы, оказываются чужеродными элементами, которые просто отторгаются сознанием. Человек начинает думать упрощённо-агрессивными категориями: свой — чужой, хороший — плохой. Это мнение Александра Юминова.

Проблема скрывается в том, что мы массу усилий тратим на сохранение и развитие языка. Если человек не понимает язык, это непонимание, с его слов, вызывает ощущение закрытости. Он и говорит о его закрытости. Если же мы горим желанием быть вхожими в удмуртский мир, надо или ходить со словарём, или учить удмуртский язык. Капсула — эта некая оболочка, там что-то происходит и сложно понять, что, находясь вне её оболочки. При этом у Юминова есть сторонники. Геннадий Юсим (директор Детской школы искусств №2 в Ижевске, композитор — К.И.), например, говорит — все эти культурные технологии: конкурс удмуртских певцов, композиторов, музыкантов, обладают малым КПД — коэффициентом полезного действия, они ограничены и якобы он сам, Геннадий Юсим, со своим композиторским талантом не может войти в этот круг. Но это не так. Мне кажется, эти обвинения, честно говоря, просто бредовые. Либо мы живём в разных системах координат. Надо разобраться в понятийном аппарате. Наша республика априори является национальной, и поэтому здесь образуется своеобразный конфликт — удмуртскую культуру воспринимают по территориальному принципу. Для меня удмуртская культура это, в первую очередь, национальная культура удмуртов, и не надо путать её с культурой всей Удмуртии, как региона. Иногда эти миры пересекаются, но в основном, они живут параллельно». На мой взгляд, это можно было принять лет 10 назад, когда не был так распространён Интернет. А сегодня многие удмурты ведут свои блоги, где есть всё, где обсуждают самый широкий круг проблем — от бытовых до общественно-политических.

Павел Поздеев

 

Тот же эффект «Бурановских бабушек» — они открылись миру, и вот результат!

Это счастливая случайность, в целом, для удмуртской культуры, всего удмуртского народа. Для продвижения удмуртского языка была применена технология не столь эффективная, сколько эффектная, и она сработала. Конечный результат (успех на «Евровидении») никто изначально не просчитывал, работали больше на интуиции.

«Бурановские бабушки» это симбиоз культур?

Изначально они — представители именно удмуртской культуры, но сейчас они продвигают Удмуртию и как территорию, да что там республику — всю Россию продвигали на «Евровидении»! Я и раньше и сейчас глубоко уверен: удмуртская культура — отличный бренд-инструмент, который обязательно надо использовать, а не ждать, когда кто-то сам заинтересуется. Только на уникальности можно построить бренд. По оружию есть конкуренты, по Чайковскому тоже есть другие фестивали, которые продвигают имя Чайковского. Мы, удмурты, такие в мире одни, и в этом наша уникальность!

 

Константин Ижболдин
Фото — Екатерина Дериглазова

Источник: http://www.myudm.ru/interview/izhboldin/pozdeev



Просмотров: 233

Комментарий

Вы должны быть участником Uralistica, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Uralistica

Пусъёс

© 2020   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования