Uralistica

Янош Пустаи призвал делать ставку на большие финно-угорские языки

Инфоцентр FINUGOR представляет эксклюзивное интервью лингвиста, профессора, директора Института «Collegium Fenno-Ugricum» Яноша Пустаи. В интервью известный финно-угровед излагает свою точку зрения на современное состояние и судьбу финно-угорских и самодийских языков. Неожиданно жесткая оценка должна, по мнению Я. Пустаи, побудить его коллег, педагогов, общественников и чиновников срочно предпринять необходимые усилия по сохранению финно-угорских языков.

Уважаемый профессор! На днях в Сыктывкаре прошли двеконференции, на которых обсуждались вопросы сохранения финно-угорск..., их настоящего состояния и будущего. Как Вы оцениваете положение дел в этой сфере?

В мире сегодня насчитается около 6-7 тысяч языков. К сожалению, процесс глобализации ведет к тому, что к концу нынешнего века это число сократится как минимум в десять раз. Будут господствовать 5-6 крупных языков, среди которых, например, английский, испанский, китайский, арабский… Есть сравнительно крупные языки, даже не являющиеся государственными, но их судьбе вряд ли что-то может угрожать: таковы некоторые языки в Индии, на каждом из которых говорят десятки и даже сотни миллионов человек. Крупнейший из финно-угорских языков – венгерский – оказался всего лишь на 45-ом месте с его 13 миллионами венгров. Что говорить о языках финно-угров, проживающих в России!.. Это суровая реальность, мы должны оценить ее и принять правильные решения.

Языки же малых народов будут вымирать, сфера жизни даже относительно больших по сегодняшним меркам языков будет стремительно сокращаться.

Говоря о языках уральской языковой семьи, распространенных в России, уверен, к сожалению, что большинство из них исчезнет в ближайшие несколько десятков лет. Выживут лишь крупнейшие из них – коми, удмуртский, марийский, эрзянский, мокшанский и, возможно, карельский язык. Остальные спасти не удастся, такова глобальная тенденция.

По последним переписям населения РФ численность ненцев растет, их уже около 45 тысяч – скоро они могут перешагнуть «порог», установленный для малочисленных народов в 50 тысяч человек. Неужели ненецкий язык тоже исчезнет?

Численность народа и знание, употребление родного языка – это совершенно разные вещи. Возможно, язык и выживет, но на каком уровне? Говоря о выживаемости языка, я имею в виду способность его функционировать и реальное применение в самых разных областях современной жизни общества – это и преподавание в школе, и СМИ, и художественная литература, и общественно-политическая жизнь… Ненецкий язык столетиями складывался у жителей тундры и включал соответствующую лексику: отдельные названия для разных видов снега – падающий снег, мокрый снег с дождем, твердый наст и так далее – все это было важно для тех, кто пас оленей, охотился в тундре. Но так ли развит ненецкий язык, чтобы описывать новые реалии? И есть ли те лингвисты, которые смогут развивать этот язык, чтобы он не остался бытовым языком, языком, на котором говорит в чумах старшее поколение, а молодежь уже перебралась в города и использует в повседневной жизни русский язык, поскольку ненецкий не приспособлен для этого?.. Вот что я имею в виду, когда не указываю ненецкий язык и другие малочисленные языки среди тех, которые имеют перспективу выживания.

Однако существуют специальные лингвосоциальные технологии, позволяющие сохранять малочисленные языки. Так, Финляндия взяла на вооружение разработанную в Новой Зеландии для спасения языка маори методику «языкового гнезда» и применила ее для языков саами, небольшое количество которых проживает в северной части страны. Теперь уже бывшая президент Финляндии Тарья Халонен презентовала эту методику на V Всемирном конгрессе финно-угорских народов в Ханты-Мансийске в 2008 году и призвала использовать ее в России. Неужели нельзя сохранить таким образом все уральские языки?

«Языковое гнездо» и вообще подход к этой проблеме у финнов – это то, в чем я расхожусь с ними принципиально. Года полтора назад на конференции в Таллинне я слушал доклад Анникки Пасанен о работе по инари-саамскому языку, после чего мы устроили дискуссию.

Один из выдающихся лингвистов Финляндии, профессор Юха Янхунен обосновал концепцию, что язык может сохраниться в том случае, если число его носителей не менее 30 тысяч человек, причем они, разумеется, должны проживать компактно. Моя точка зрения даже более радикальна: язык имеет шанс на будущее, если число говорящих на нем не менее 100 тысяч человек – отсюда понятно, почему я назвал коми, удмуртский, марийский, эрзянский, мокшанский языки и не назвал языки ханты, манси, селькупов, нганасан, ижоры… Даже карельский язык под большим вопросом, ведь карелов осталось около 60 тысяч человек.

Почему я говорю о планке в 100 тысяч человек? Потому что при этом количестве этнос сможет дать минимально необходимое количество национальной интеллигенции, среди которой в этом случае хватит лингвистов, способных развивать язык, создавать для него профессиональную лексику во всех областях жизни. Малочисленные же народы, вроде инари-саами, могут сохранить свой язык только на бытовом уровне, и то – если им будут очень сильно помогать со стороны… А бытовой уровень это еще не все для современной жизни. Да, вы можете, скажем, говорить на родном языке со своей бабушкой, если вы выучили его в специальном детском садике, а ваши родители уже им не владеют, но о чем вы будете разговаривать? Только о бытовых вещах, ведь для современных явлений в нем не будет хватать слов. Конечно, это в принципе хорошо, если даже на таком бытовом уровне язык сохранится, но надо понимать, что шансы чрезвычайно малы: язык без современной профессиональной лексики воспринимается как отсталый, второсортный, сами носители стесняются использовать его… Поэтому большинство финно-угорских языков, увы, скоро умрут.

Возможно ли возродить такой исчезающий язык или уже вымерший? Евреи сумели возродить и сделать живым иврит, на котором не говорили почти две тысячи лет…

Иврит – великолепный пример, просто я редко привожу его в докладах из-за того, что тема евреев не всегда воспринимается адекватно… Это действительно реальный путь воскрешения мертвого языка. Но надо иметь в виду, что за этим процессом восстановления языка стояла идея создания израильского государства.

Но есть и другой пример: мертвая латынь ныне вполне живой язык – на латыни ежедневно вещает радио Ватикана, то есть, язык древних римлян с определенными изменениями, конечно, является разговорным и сегодня. На нем пишут документы, используют в ряде профессий по всему миру.

Но малочисленные ныне финно-угорские языки останутся лишь в словарях и монографиях лингвистов. Вероятно, ограниченный круг людей будет в той или иной мере даже способен вести разговор на таких языках и спустя много лет – но это все равно будет не живой народ, а академическое сообщество. Весной нынешнего года на конференции в Эстонии, посвященной памяти Фердинанда Видеманна, прозвучал доклад даже на – по данным ЮНЕСКО, вымершем – ливском языке. Великолепный жест в честь языка, но этим ливский язык еще далеко не стал живым языком.

Впрочем, и здесь возможны всякие неожиданности. Года три назад сообщалось о смерти последнего лива, уже в этом году новость повторилась – на этот раз умерла Кристинь Гризельда в Канаде в возрасте 103 лет, но, по данным переписи населения, в Казахстане проживает около 50 ливов, видимо, это те, кого репрессировали и выслали из родных деревень в сталинские годы… А из них восемь владеют родным языком! Интересно было бы разыскать их и выяснить, есть ли среди них действительно говорящие по-ливски.

Если говорить о выживании так называемых «больших» финно-угорских языках России – какие действия надо предпринять для их сохранения и развития?

Первый шаг уже сделан: на грант Европейского Союза были подготовлены и опубликованы терминологические школьные словари на п... – коми, марийском, мокшанском, удмуртском и эрзянском – по десяти предметам, включая математику, физику, химию и так далее. Это означает, что на этих языках можно преподавать! Как и преподавали вплоть до 1960-ых годов. Ведь необходимая терминологическая база уже существует, нельзя теперь ссылаться на неразвитость этих языков. Но, конечно, терминологические словари это еще не все – теперь нужны учебники по всем этим предметам на этих финно-угорских языках. И это лишь школьный уровень, за ним нужны словари, учебники, статьи и монографии на языках! Когда указанные финно-угорские языки можно будет с легкостью использовать в преподавании, науке, СМИ, общественной жизни, не надо будет переходить на язык большинства – в данном случае, русский.

В 2011 году в Бадачоньтомае под руководством Яноша Пустаи подвели итоги проекта по созданию терминологических словарей на языках финно-угорских народов РФ

Важнейшим звеном является преподавание на родном языке: не преподавание предмета «родной язык» коми или марийский – апреподавание всех школьных предметов на родном языке. Конечно, это зависит от органов власти. Мне кажется, власти России говорят в последние годы о поддержке языков всех народов страны… Но не буду комментировать политику России, все равно это решать в самой России.

Активисты национальных движений в России интересуются опытом финно-угорских стран Европы и опытом возрождения малых европейских языков. В последние годы все чаще пишут о возрождении таких языков как мэнский, корнский, гэльский и некоторых других. Как Вы считаете, возможно ли использование данного опыта для российских финно-угров? Какой пример лучше взять на вооружение?

Я думаю, лучше всего пример с валлийским языком в Уэльсе. Корнский, мэнский – пока еще малочисленны, и это не показатель. Гэльский язык в Ирландии делает успехи, им владеет до трети жителей страны [по другим оценкам, от 50 до 90 тысяч человек из 4,5 миллионов жителей Ирландии. - прим. ред.]. Но это пример страны, получившей независимость почти сто лет назад. А Уэльс был и остается в составе Великобритании, поэтому его опыт более ценен с практической точки зрения для малых народов России.

Несколько десятков лет назад валлийский язык оказался в очень сложной ситуации. Число говорящих на нем все время сокращалось под давлением английского языка. Тогда развернулось национальное движение за возрождение валлийского языка, причем главной движущей силой стала молодежь. Валлийскому языку нельзя было дать статус государственного, каким обладают финно-угорские языки в республиках в составе России. Решили сделать валлийский язык модным для молодежи! Придумывали всевозможные формы применения языка, популяризировали, показывали, что он может использоваться наравне с английским и даже вместо него. Преподавание валлийского в школах Уэльса расширилось, но там нет обязательности, все решает сама школа.

Сейчас сложилась интересная ситуация в Уэльсе: валлийским языком владеет прежде всего молодежь. Но если язык все более используется молодежью, есть уверенность, что он будет жить и далее.

Все ли благополучно у самых «больших» финно-угорских языков – венгерского, финского, эстонского, на которых говорят миллионы людей и которые имеют государственную поддержку в своих государствах?

Глобализация это процесс, который проникает всюду и воздействует на всех, по крайней мере, в Европе это так. Господствующий ныне английский язык оказывает давление на все остальные языки. Вы знаете, например, что в Швеции, говоря о политических и научных темах, все чаще переходят на английский язык, поскольку считают, что языковых средств родного шведского языка не достаточно для требуемой передачи мысли? И это речь идет о государстве с населением 8 миллионов человек!

И в Венгрии англицизмы проникают в венгерский язык, особенно часто их применяет в разговоре молодежь. А что касается науки… В естественных, технических науках и в медицине считают научными только работы, написанные на английском языке. Так требует наша Академия наук, но это и требование международного научного сообщества: чтобы твоя статья читалась, индексировалась, чтобы на нее ссылались другие ученые – она должна быть написана по-английски, а не по-венгерски и даже не по-немецки, хотя еще не так давно немецкий язык был языком науки, особенно это касалось финно-угроведения. Та же ситуация и в Финляндии, и в Эстонии. Вся наука теперь развивается на английском языке, а не на родном. Постепенно это будет сказываться и на наших языках, ведь если мы не будем иметь развитую профессиональную терминологию для передовых явлений – наши языки станут менее престижными, будут отставать.

Но и это еще не все беды. Как вы знаете, венгры после Первой мировой войны проживают не только в Венгрии, но и в ряде соседних государств. За прошедшие десятилетия венгерский язык зарубежных венгров поневоле подвергался влиянию местных государственных языков, особенно это касается, опять же, научной сферы, отчасти общественной и политической. И сегодня между венгерским языком венгров Словакии, Румынии, Украины, Сербии и самой Венгрии уже существуют определенные отличия. Если бы сразу после Трианона [Трианонский мирный договор 1920 года разделил венгерскую половину Австро-Венгрии так, что часть венгров оказалась в других государствах. – прим. ред.] власти Венгрии смогли бы осмыслить эту проблему, заглянуть в будущее – они бы поддерживали нормированный венгерский язык не только внутри страны, но и за ее пределами. Но в те годы об этом никто не думал. А сегодня надо составлять параллельные словари, где будут собраны лексические отличия: словацковенгерский – венгерсковенгерский - словацкий, румынсковенгерский – венгерсковенгерский - румынский и так далее. Встречая в тексте на родном, казалось бы, венгерском языке незнакомое слово, можно было бы заглянуть в такой словарь и найти ему соответствие. И это все, что возможно сегодня сделать.

Но, конечно, нельзя складывать руки. За свои языки надо бороться, надо их развивать, большое значение для сохранения родных языков имеет поддержка государства, активная работа национальной интеллигенции, особенно профессиональных филологов, вовлеченность молодежи в использование родной речи.

Благодарю за ответы!

http://finugor.ru/node/42837

Просмотров: 305

Комментарий

Вы должны быть участником Uralistica, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Uralistica

Комментарий от: влад вит, Декабрь 4, 2013 в 11:57pm

т.е. русский ( как меж.нац. язык) поменять на венгерский?

Комментарий от: Erush Vezhai, Декабрь 1, 2013 в 1:13pm

Это было на 4-м конгрессе ФУН в 2004 году.

Комментарий от: Erush Vezhai, Декабрь 1, 2013 в 12:25pm

Одно из прежних"провокационных" заявлений Яноша Пустаи: - его поддержка вместо эрзянского и мокшанского языков создать ЕМЯ - Единый Мордовксий Язык. Прозвучало в Таллине в угоду мордвинистам, видимо...

Комментарий от: Agu Vissel, Декабрь 1, 2013 в 10:44am

В общих чертах согласен - Мир поступает в новую эпоху коммуникации, вся жизнь переструктурируется, при этом большинство  "малых культур" окажутся целиком на коммуникационно низших (потребительских, консюмерских) позициях.
см
http://uralistica.com/profiles/blogs/2161342:BlogPost:201143

Ситуация не утешительна даже в ФУ государствах, поскольку академические круги, политики и активисты понимают ситуацию согласно старой логики 19.-20.веков. (Может несколько лучше ситуация в Финляндии?). Новые коммуникационные возможности воспринимаются национальными лидерами в потребительском ключе - ускоряют включение народа в консьюмеры глобальной сети. В образовании обучают ИТ средствам, а тонусом анализа коммуникационной ситуации не заботятся. Новые методы гуманитарных наук распростаняются в стиле copy/paste, а не внедряются. Собственных возможностей в новой логики не замечаят, соответственной активности не могут организовать
По этому - контакты с коммуникационными элитами получаются только в бизнесе, в позиции потребителя -(.

Автор призывает возлагать надежды на  "особенно профессиональных филологов". Это естественно - борьба филолога за свой кусок хлеба, и такой подход в национальных государствах приветствуется политически. И легковерно отвлекаются от адекватного коммуникационного анализа. И современного творческого тонуса.   Не дозревают до такого.

Комментарий от: Ortem, Ноябрь 29, 2013 в 12:40am

Журналисты Финугор.ру взяли блестящее интервью у мэтра финноугроведения Яноша Пустаи, известного своими провокационными заявлениями.

Что ж, и в финно-угорском мире должны быть интеллектуальные провокации - чтобы все мы оживлялись, будоражились и немедленно реагировали.

Полагаю, что призыв Пустаи делать ставку на большие языки - именно такая провокация ученого перед активистами, политиками и носителями.

Пусъёс

© 2019   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования