Uralistica

Как и другие политические силы, националисты заявили о желании создавать партии в рамках начавшейся политической реформы. Наблюдатели предсказывают появление до десяти ультраправых партий, претендующих на регистрацию по новым правилам. Впрочем, их реальные шансы на это и дальнейшие электоральные перспективы представляются весьма туманными

Во время и в ходе зимних протестов многие либеральные политики проявили ранее не характерную лояльность к националистам, хотя во главе структур последних в основном все те же лица, замешанные в многолетней веренице расистских скандалов. Недавнее заявление главы ФМС Константина Ромодановского о том, что их партии не стоит разрешать, осталось и без общественной, и без чиновничьей поддержки. Хотя произойдет ли допуск в парламентскую политику факторов, уменьшающих число ксенофобских преступлений, пока предсказать нельзя.

Радикальная публика создаст, видимо, самую крупную из подобных партий — на основе Этнополитического объединения «Русские». Эта структура формируется сейчас на базе запрещенных ДПНИ и «Славянского союза», а также еще около сорока ультраправых организаций из разных регионов России. Правда, сами «Русские» признают, что в регионах объединительный процесс у них идет тяжко.

Недавно я интервьюировал Дмитрия Демушкина, лидера «Русских». То, что он описывал, по задумке больше всего похоже на Ку-клукс-клан: партия для «Русских» будет лишь одним из проектов, а вообще это «этнополитическое объединение», призванное отстаивать интересы русской нации самыми разными способами: «Любой человек, родившийся русским, является членом нашей организации, даже если не разделяет наши цели».

Демушкин за последние пару лет сильно изменился: из карикатурного бритоголового, которого активно подозревали в работе на милицию, он превратился в начинающего политика, как минимум умеющего спокойно и связно рассказывать на камеру о своих идеях. Хотя эти идеи мало изменились со времен его членства в РНЕ, да и татуировку со свастикой со своего плеча он сводить не рвется.

В России есть два основных так называемых «национал-демократических» проекта. Формируется «Российская национал-демократическая партия» во главе с достаточно известными деятелями Владимиром Тором и Константином Крыловым, а также лидером «Русского гражданского союза» Антоном Сусовым. Второй подобный проект — «Новая сила» профессора МГИМО Валерия Соловья. В принципе последний — это самый солидный партийный проект ультраправых, хотя в руководство «Новой силы» входит Игорь Артемов, лидер Русского общенационального союза (РОНС), достаточно справедливо запрещенного за экстремизм (например, соратники РОНС были осуждены за теракт на Черкизовском рынке). Проекты Соловья и Крылова выглядят политически перспективными, но их актив на сегодняшний день вряд ли многочислен.

Появляется на митингах и активизировал свою деятельность лидер небольшой организации «Российский общенародный союз», национал-державник со стажем Сергей Бабурин. Давно хочет зарегистрироваться маленькая Партия защиты российской Конституции «Русь». Наблюдатели предсказывают, что всего националистических партий может появиться до десятка.

То, что националистические настроения имеют в обществе серьезное распространение,  несомненно. Другой вопрос, во что они конвертируются во время голосования. Националистическое движение переживает сегодня не лучшие времена. Последние лет пятнадцать серьезную роль — в сфере пиара и мобилизационного ресурса — играли насильственные преступления наци-радикалов. Но правоохранители уменьшили их количество в несколько раз, пересажав около двух тысяч участников силовых акций. Это снизило упоминаемость движения в СМИ и привело к серьезной апатии в рядах наци.

До акции на проспекте Сахарова практически все уличные мероприятия националистов собирали лишь по несколько сотен человек — на Болотной площади 10 декабря их колонна не была многочисленной. В этой среде в последнее время распространено недоверие к тем, кто позиционирует себя в качестве политиков-националистов: большая часть нынешних лидеров начинала публичную деятельность в начале нулевых, и рядовые националисты нередко воспринимают их как мошенников или лузеров, мало чего смогших добиться за десятилетие.

Во время «снежных акций» националисты несколько раз обещали «возглавить протест, отнять его у мальчиков из девяностых». А на практике ни на один из митингов за честные выборы они не привели и десяти процентов участников. Им несколько раз давали слово, но это сопровождалось массовым свистом и криками вроде «фашист, убирайся!». После президентских выборов на известном экстремистском портале «Правые новости» был размещен текст, в котором ультраправые обещали силовые акции и беспорядки, но за пределами интернета на улицах Москвы, видимо, не произошло ни одного подобного действия. Таковы нынешние мобилизационные возможности ультраправых.

Правда, «Русский марш»-2011 был очень многочисленным, собрав около 10 000 участников, но присутствовавшие на нем наблюдатели отмечали, что собравшиеся очень холодно принимали большинство ораторов (собственно, тех, кто сейчас и создает партии), а с наибольшим интересом слушали Алексея Навального. Кстати, если Навальный пожелает создать свою партию, она, очевидно, не будет чисто националистической, но займет значительную часть этого политического сегмента.

Екатеринбургский борец с наркотиками Евгений Ройзман, для которого «борьба с этнопреступностью» — почти специализация, получит место в руководстве будущей партии Михаила Прохорова. Как показала последняя думская кампания, националистическую риторику могут использовать и многие партии, не являющиеся националистическими. И за кого будут голосовать в этой ситуации националисты — за «чужого, но солидного» политика или за «своего, но маргинального», это сейчас предсказать нельзя.

В этой связи непонятно, что произойдет с электоратом ЛДПР, когда партия Владимира Жириновского вынуждена будет конкурировать на выборах с маленькими, но последовательно националистическими партиями.

В СМИ также постоянно появляются слухи о том, что «Единую Россию» могут разделить на несколько партий. Даже если этого не произойдет, еще вопрос, каким образом в выборах в законодательные органы будут участвовать те, кого собрали в «Общероссийском народном фронте», — от этого будет зависеть тактика структур, близких к Дмитрию Рогозину.

Националисты уже заявили, что создадут координационный совет, который будет распределять места на региональных выборах, дабы ультраправые не конкурировали друг с другом. Несомненно, на региональных выборах у них вполне есть шансы регулярно проводить своих депутатов. Но до серьезной партии националистов, могущей легко попасть в парламент, видимо, пока еще далеко.

http://www.novayagazeta.ru/politics/51843.html

Просмотров: 145

Комментарий

Вы должны быть участником Uralistica, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Uralistica

Комментарий от: Maxim Ryabchikov, Март 30, 2012 в 4:05pm

Судя по тону статьи, татары скептически оценивают перспективы татарской партии. Но тут же появилась идея федералистской партии. Вот эта идея имеет бОльшие шансы на реализацию.

Хотя объединить интересы десятки народов в одной партии будет очень сложно.

Все захотят максимально доминировать в этой политической структуре. Такая партия имеет шанс погрязнуть во внутренних склоках. И противники партии будут на этом играть.

Эта партия имела бы шансы на успех, в случае четкого регламента, четких и очень ограниченных целей. В любом случае это временный, ситуативный и очень хрупкий союз.

Комментарий от: Ortem, Март 30, 2012 в 2:57pm

татары обсуждают возможность создания татарской партии 

http://etatar.ru/top/42641

Комментарий от: Ortem, Март 27, 2012 в 7:35pm

вот как позанимают члены русских патриотических партий места в парламентах республик, оставшиеся после тяжеловесов вроде ЕР и КПРФ, поздно будет что-то предпринимать

Пусъёс

© 2019   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования