Uralistica

Русские присваивают "Овсянок"

Примечательный текст, демонстрирующий русское отношение к финно-угорскому наследию и финно-уграм.

Обратите внимание на тон, которым повествуется о реакции "на форумах мари и мордвы" на фильм А. Федорченко: мерянское прошлое русских интересно и трогательно как игра, именно как воспоминание, в то время как у унылых живых угро-финнов по-прежнему угрюмое языческое сознание; и если для нас, русских, это игра, то для них - реальность во все ее автохтонности и закоснелости.

 

Языческая проза

 

Лирическое повествование Дениса Осокина ныряет в Волгу, Каму, Нею, Оку, Вытегру или Казанку — и достигает головокружительных глубин народного подсознания

Денис Осокин — явление, однокоренное Алексею Иванову, хоть и полярное со стилистической точки зрения. Иванов — энергичен, масштабен, многословен, живописен; Осокин — лаконичен, прозрачен и одновременно темен, у него будто все время давление ниже нормы. Но, как Иванов в свое время «Сердцем Пармы» и «Золотом бунта», а также телепроектом «Хребет России», к которому имел непосредственное отношение, поднял из глубокого забытья континент Урал с его вогулами, казаками, самостийными князьями, горнорабочими и сплавщиками, так и Осокин, подбираясь со стороны экспериментальной литературы и фестивального кино, делает то же самое для Поволжья. Если у Иванова стержнем был горный хребет, то у Осокина — великая река. И как там, так и здесь при восстании неведомой земли, исторической памяти проступают неброские черты физиономии, напоминающей «сырую картофелину». Иванов с Осокиным, кроме прочего, еще и поделили тайный континент почти по линии границы между племенами финнов (мордва, удмурты, коми) и угров (ханты и манси).

Это очень странное чувство для русского человека — начинаешь любопытничать насчет причудливых, только на взгляд профана, финно-угорских культур, в изобилии присутствующих на территории страны, от Балтики до Сибири, и обнаруживаешь, что мелодический строй народных песен зачастую близок тому, какой мы привыкли считать своим, «русским». Что кокошники есть национальный головной убор женщин мордвы; что обычаи, кухня, да и самый характер… О финно-угорском происхождении большей части топонимов и гидронимов Европейской России, Севера, Урала, Верхнего и Среднего Поволжья нечего и говорить.

Что же такое, спросит пытливый читатель, неужто мы завоеватели? Или, напротив, кто кого ассимилировал? Посмотри в зеркало, говорит в таком случае писатель Осокин, — кого ты там видишь? Как правило, то же самое лицо, выразительностью напоминающее сырую картофелину: симбиоз славянских и финских черт с преобладанием последних. Славянский язык, византийское богословие, монгольский милитаризм и терпеливое упорство евразийских индейцев, ставших основой всему остальному, — вот такая получается великорусскость.

Осокин пытается говорить от лица этих самых «индейцев». В повести «Овсянки», ставшей основой одноименного фильма, он пишет о народе меря, исчезнувшем (вернее, растворившемся в нарождающемся великорусском) аж в XIV веке. Реконструирует лицо, как художник (благо далеко ходить не нужно — посмотри в зеркало!). Заново придумывает обряды, в том числе пронизанный неизбывной тоской обряд тайных похорон, когда умершего провожают именно те люди, с которыми он жил жизнь. Объясняет свободу сексуальных нравов отголосками язычества. С упоением вглядывается в плоско-лесистые, сочащиеся водой пейзажи. Пересоздает заново окружающий и проникающий в человека мир; назовет возлюбленную веретеницей, и как-то так это западает, что потом пересказываешь друзьям: и вот муж вплетает умершей веретенице в лобковые волосы цветные ленточки, а те смеются — откуда у ящерицы волосы на лобке?

Рябина у Осокина не рябина, а друг и советчик, ветер волнами гладит воду, анемоны — это не цветы. А мир, в котором все это живет, — юн и бесстыден; языческий мир, вернее, языческая его изнанка (или лицо?). У Осокина особые мелодика и графика, сказочные — не далеко не близко, не высоко не низко…

Сборник «Овсянки» составляют 27 книг; это не книги в обычном понимании, каждая из них может быть повестью, причетью, заговором, современной прозой, быличкой. От «Фигур народа коми» до вещи под названием «Половая связь Еужена Львовского с зеркалом» — как от Сыктывкара до Любека, но в то же время, опять же, — не далеко, не близко. Сосредоточившись сейчас на финно-угорской теме (Алексей Федорченко уже приступил к съемкам фильма по его сценарию — «Небесные жены луговых мари»), Осокин как художник не ограничивается этим. Вторая территория его притяжения — Восточная Европа: Балканы, Польша — исконные земли славян. Таким образом, более всего его лирические экзерсисы напоминают попытку пения с использованием генетических кодов, распространенных, условно, от Праги до Перми (дальше уже вотчина Иванова). И это очень большая и нужная работа. Если история Западной Европы более или менее ясна даже в самых темных и экзотичных ее ликах, которые со временем стали чуть ли не брендами (туристы едут в Бретань или в Уэльс как в кельтские заповедники, смотрят альбигойский Монсегюр или мавританское искусство в Испании), то, чем дальше на Восток, тем более принужденно-стройна линия времени, своего рода хронологическая вертикаль: Киевская Русь—татары—Владимиро-Суздальская Русь—Москва… Что было до, что между, под, над, вокруг?

Надо сказать, что собственно герои этнографических изысканий Осокина (писал диссертацию на кафедре фольклора в Сыктывкаре), сохранившие культуру и язык представители финно-угорских народов, к его творчеству относятся со строгостью; то и дело встречаешь на форумах мари или мордвы гневное восклицание: не заплетаем, мол, ленточки веретеницам ни в какие такие волосы! Что лишний раз доказывает: Осокин, такой какой он есть, нужен не столько живым автохтонам с их священными дубами, сколько тем, кто с полным основанием считает себя русскими, но нет-нет да прижмется лбом к рябине — в безотчетной тоске. Тем, в ком сплелось столько разных песен, что нужен, да, поэт, чтобы расшифровать их такой очевидный, но до поры скрытый смысл.

 

http://expert.ru/expert/2011/26/yazyicheskaya-proza/

Просмотров: 323

Комментарий

Вы должны быть участником Uralistica, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Uralistica

Комментарий от: Maxim Ryabchikov, Июль 23, 2011 в 8:40pm

"если для нас, русских, это игра, то для них - реальность во все ее автохтонности и закоснелости"

Это же отлично. Русские противопоставляют нас себе. Не пишут какую-нибудь слащаво-фальшивую фразу о общих истоках единого российского народа, а отделяют себя от нас! Это же здорово.

Пусть это звучит с негативным оттенком, в этом нет беды. Дискредитация инаковости обычный ход в такой ситуации.

Я бы прочитал эту фразу иначе: игра - это способ избежать серьезного переосмысления своих истоков, это страх осознать, что русские не славяне, а сложный этнический конгломерат, это страх потерять привычные ориентиры, мифы, идеологические штампы. В то время как для финно-угров это реальность, а значит мы честнее и трезвее вглядываемся в свое прошлое. Разве это плохо?

Комментарий от: Numulunj pilgä, Июль 23, 2011 в 7:41pm

именно так. постепенно это стало официальной точкой зрения. русские про финно-угров, к примеру, знают не больше, чем финны или немцы. отношение к активистам такое же, как к энтузиастам воссоздания Новгородской республики.

 

..на ментальном уровне, заменили местные автохтонные смысле своими, русскими

Комментарий от: Ortem, Июль 23, 2011 в 12:41pm
это закономерно. русские классики делали то же самое

Да, возможно, большую роль в русификации инородцев сыграли писатели, написавшие "русская река Волга", "наш русский Урал" и "русская Мещёра", чем Столыпин и Ильминский, так как они присвоили себе территорию на ментальном уровне, заменили местные автохтонные смысле своими, русскими
Комментарий от: Numulunj pilgä, Июль 23, 2011 в 12:32pm
это закономерно. русские классики делали то же самое
Комментарий от: Ortem, Июль 23, 2011 в 1:29am

смотрел обсуждение фильма в "Закрытом показе": большинство комментаторов попытались снова вписать рассказанную финскую историю в прокрустово ложе русской темы.

Мировоззрение героев "Овсянок" - это имманентный мир, в котором нет отдельного царства добра и зла, умершие предки всегда рядом со своими близкими, боги недалеко от людей, они повсюду: в каждом ручье, в каждой роще, в каждом раскате грома

Комментарий от: Numulunj pilgä, Июль 6, 2011 в 5:05pm

не знаю. ее ещё не придумали) Лесков писал не менее интересно, хотя он и не указывал, что описывает финно-угров.

 

а что в новой интерпретации "Снегурочки" Островского? еще из русских писателей Мельников-Печерский о мокшанах-эрзянах писал

Комментарий от: Pochash Chupin, Июль 6, 2011 в 4:16pm
а что в новой интерпретации "Снегурочки" Островского? еще из русских писателей Мельников-Печерский о мокшанах-эрзянах писал
Комментарий от: Numulunj pilgä, Июль 6, 2011 в 3:15pm

С одной стороны так, а с другой стороны откуда у русскоязычного населения комплекс жителей колонии? (вчера наткнулся на магазин: одежда милитари стайл и форма НАТО.  и военторг и новый патриотизм - 2 в 1?).

 

Русская идентичность - идентичность колонизаторов.

 

 

Комментарий от: Артур, Июль 5, 2011 в 11:38pm

Мне тоже интересна русская идентичность. Сегодня герб России - герб бывшей империи. Но империя то сама была антирусской и антинародной как комунисты скажут, - и в этом они будут правы. Теперь русские скажут -все что было в империи -это их - все русское - на мой взгляд это не так, - и от этого приходит шовинизм,-типа идеал Российская империя. Если празнать русским что империя была антинародная, то им надо не возвращатся назад а искать чего то нового, - вместе поменять герб федерации,- так как другие народы России скажут -что в эти времена их народы угнетали - так как можно назад возвращатся. 


Ортем мне кажется не прав сказав слово о белорусов и украинцев, - тут надо покопатся поглубже. Литовцы скажут о белорусов что они литовцы или литвины, - то есть они не славяне- а балты принявшие православие которое пришло от Киевской Руси. Сегодня только маленкая часть белорусов с этим согласится и белорус прочитав это захочет со мной не только поспорить но и подратсья. Тут очень сложный вопрос. До примерно 1860 годов не было белорусов а были литвины. 


А украинцы - это ведь старая Киевская Русь, - они русскими никогда не были, - они русы, или как было во времена Великого Княжества Литовского - они назывались русинами.

Белорусы и украинцы - только без обид :)

Комментарий от: Ortem, Июль 5, 2011 в 4:33pm

Русская идентичность - идентичность колонизаторов.

Постколониальные русские идентичности - украинская и белорусская идентичности в том смысле, что они показывают пример того, какой могла бы быть русская идентичность, не будь она заглавной идентичностью в империи, не служи она государственной машине

Пусъёс

© 2018   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования