Uralistica

Удмуртский пус (тамга моего рода) Кеч пыд

Удмуртский пус (Кеч пыд - заячий след) тамга моего рода Коконьёз (потомки Кокона-Афанасия) вырубает мой отец Ельцов Александр (Кокон Миколя пи Саша)

Просмотров: 237

Комментарий

Вы должны быть участником Uralistica, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Uralistica

Комментарий от: cheremis, Апрель 17, 2015 в 9:01pm
В музеях Удмуртии на некоторых экспонатах можно увидеть своеобразные знак, метку, клеймо – родовой знак владельца данной вещи или мастера, изготовившего ее. У удмуртов он называется «пус». Традиция ставить такие родовые знаки существовала почти у всех древних народов, но мало кто сохранил их образцы до сегодняшнего дня. Удмуртам это удалось.

Пус показывает принадлежность роду (воршуду). Этот знак вначале, в период матриархата, был материнским, а потом стал передаваться в роду от отца к старшему сыну, а младшим он доставался в несколько измененном виде. Как считает доктор искусствоведения Константин Климов, удмуртский пус – это и личная печать человека, и знак родовой принадлежности, и знак собственности, и своеобразный оберег.

– Помню, после бури зайдешь в лес, а все поваленные деревья помечены зарубками, значит, крестьяне, которым беспрепятственно разрешалось пользоваться буреломом, уже побывали здесь и поставили свои метки – пусы, – рассказывает народный художник Удмуртии Семен Виноградов. – Пус – знак собственности. Следовательно, помеченное дерево никто уже не возьмет. Обычай ставить родовой знак исчез после Второй мировой войны, когда почти все мужчины погибли, а именно они имели право на этот автограф. Молодые теперь и не знают, как выглядит их семейная подпись.

В деревне Шайтаново, откуда родом Семен Виноградов, у каждой из 75 семей был свой воршудный знак. Так, у Виноградовых он был в виде математического символа «умножение» под двухскатной крышей. Пус мог быть в виде гусиной лапки, лестницы, ромба и т.д. Все свои поделки и инструменты деревенские мастеровые помечали пусами. К примеру, строит кто-то избу – просит у соседа столярные инструменты. Чтобы потом строитель смог вернуть вещь хозяину, не перепутав, пус, вырезанный, например, на ручке стамески, приходился кстати. Пус до сих пор можно увидеть на тканых полотенцах, в вышивках на национальной одежде. Он может быть графическим, живописным, объемным и вписан в орнамент ковра, домашней утвари, изображен на воротах, на доме.

История удмуртских пусов хорошо исследована еще дореволюционными этнографами. Так, Михаил Худяков, например, считал, что пусы – дошедшие до нас остатки древней письменности. В переведенном им на русский язык удмуртском эпосе «Священная книга» читаем: «Сделав книгу из бересты, / старцы в книге начертали... / пусами молитв порядок, / и суда, и всех обрядов. / Книгу эту поместили / у ватка, в земле удмуртов, / и хранить ее велели / старцу древнему – восясю». О существовании такой древней книги с записью религиозных текстов говорится во многих легендах. Упоминается и место, где книга была сожжена главным жрецом-хранителем, чтобы она не попала в руки врагов, – в лесах нынешнего Глазовского района на месте древних молений.

Как пишет доктор исторических наук Владимир Владыкин, институт воршуда сохранился среди удмуртов в достаточно полном виде, чтобы составить представление об этой древнейшей социокультурной системе, хотя в самом термине содержится еще много неясного. Еще в начале прошлого века воршуд охватывал практически весь удмуртский этнос. Каждый удмурт знал, к какому воршуду он относится, какие у его рода покровители, которых тоже называли воршудами. Все воршуды имели имена, которых известно около 70. Они сохранились и в названиях деревень. Предания связывают эти названия с именами «счастливых женщин, прародительниц». Подэм пус, или бортное пятно, или тамга – широко бытовали среди удмуртов вместо подписи и печати. Как сообщают дореволюционные ученые, этими знаками удмурты подписывали документы, прошения. Воршудный знак был наследственным, его могли продать. Так, в 1702 году удмурт Асын Козмин продал свою вотчинную деревню вместе с бортным пятном татарину Исупу Арасланову.

С веками воршудные знаки распространялись. Известен случай, когда удмурты Глазовского уезда, занимавшиеся торговым извозом, приехали в удмуртскую деревню Самарской губернии и, сличив воршудные пусы, определили родство, хотя самарские старики давно забыли, откуда переселились

Пусъёс

© 2018   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования