Uralistica

Выношу в отдельную тему вопрос о влиянии финно-угорских языков на русский.

Принимаются ваши гипотезы, догадки и лингвистические параллели

Просмотров: 13975

Ответить на это

Ответы на эту тему форума

К слову "ягода" М. Фасмер приводит однокоренные эквиваленты практически из всех славянских языков, плюс из балтийских, а также (правда, уже с некоторым сомнением) из готского и тохарского В. Видимо, коми "яг" тут всё-таки ни при чём.

Артур сказал(а):

ок, тут с ягодой всякое может быть, наверняка это отголоск от единого всемирного праязыка времен строительства Вавилонской башни ибо Господь Бог в эти времена смешал этот единый язык на разные языки что бы жители не смогли понять друг друга. Ок, по литовски ягода будет ''uoga'' но это не значит что фины взяли слово от балтов, возможное и наоборот что балты взяли это слово от финов. А лес - то есть яг, - по литовски будет Miškas. Но ягода идет от яг, но не от мишкас, или нет...

По моему если русское слово имеет такое же слово в финоугорском мире но не имеет аналога в польском, украинском и болгарском языках - значит это слово перешло от финов русским.



Лев сказал(а):

М. Фасмер утверждает, что и "яга", и "ягода" - слова индоевропейского происхождения.


Артур сказал(а):

''баба яга'' - ''яга баба'', ''яг'' - это лес. значит коми слово яг перешло в русский язык. Также и коми слово ''ягода'' (ибо яг это лес) перешло от коми к русскому языку. Значит в финоугорских языках не много русских слов а наоборот в русском языке много слов взятых от финоугорских языков.

Я зато могу сказать, что финно-угорское происхождение имеют такие слова, как "тундра", "нодья", "корюшка", "килька"; финно-угорского или самодийского происхождения - также слово "пурга".

Согласно М. Фасмеру, "ирга" - монгольское слово.

Merjan' And'y сказал(а):

вспомнил еще)

ирга - дерево и его ягоды

Да, бабу Ягу авторы Мифологического словаря тоже рассматривают как жрицу (в частности, в обряде инициации, как в этом случае). А что касается слова "ягать", М. Фасмер не считает его родственным слову "яга" и при этом сближает его (как и последнее) с рядом балтийских слов. Вместе с тем к слову "яга" он приводит ещё пару германских параллелей.

Merjan' And'y сказал(а):

К вопросу о ЯГЕ.

Вспомнилось, что вологодское диалектное - ЯГАТЬ - гомко кричать при родах. Термин связан исключительно с процессом родов. Есть ли здесь связь с Бабой-Ягой сказать трудно.

Но, производимые ею действия в сказках - попытка посадить Ивана в печь на лопате - напрямую связана с лечебной магией. Конкретно с "перепеканием" больных (недопекшихся в утробе матери) детей в печи.

Эти очень архаичные обряды были весьма широко распространены еще лет 100 назад к северу и северо-востоку от Москвы. Таким образом посадка в печь на лопате - магия на прямую связанная с рождением человека. С рождением связан и термин ЯГАТЬ.

Артур, прежде чем копировать и распростронять какую-либо информацию, надо прежде убедится о ее достоверности. Вы, к сожалению, сюда накопировали недостоверную информацию, это же было видно уже по реакциям комментариев.

Но поскольку эта информация уже накопирована сюда, прокомментирую ее здесь:

У финских языков есть ряд уникальных особенностей, которые — не удивляйтесь — являются одновременно и уникальными особенностями русского языка. Во-первых, они обладают так называемой гармонией гласных. Она заключается в уподоблении звукового состава не первого слога слова — звуковому составу первого слога как основы, так и суффиксов.

В русском языке нет гармонии гласных. Их также нет в некоторых финно-угорских языках, например, в эстонском языке.

Другая особенность — отсутствие скопления согласных в начале слова.

Как раз это к русскому языку не относится.

По мнению лингвистов, в финно-угорском праязыке большинство слов состояло из двух слогов и все они заканчивались только на гласный звук.

И это к русскому языку не относится.

Префиксов в финно-угорских языках практически нет, а словообразование осуществляется путем суффиксации и словосложения.

Суффиксация существует в русском языке, и также в латышском языке. И в литовском языке тоже.

В большинстве финно-угорских языков нет особой формы для выражения будущего времени.

Это касается ливонских говоров латышкого языка, так как там изчезло выражение будущего (под финно-угорским влиянием). Но в литературном латышском языке выражение будущего есть. В русском языке он тоже есть, но не знаю о ситуации в северных говорах.

Финские языки не знают глагола «иметь», и вместо него употребляется «быть». 

В латышском языке тоже нет слова "иметь", вместо есть слово "есть". Я подозреваю, что в литовском языке есть что-то похожое.

Наконец, финские языки — это окающие языки, и этот окающий акцент сразу выдает любого финно-угра, на каком бы языке он ни говорил: на русском, английском или немецком. Оканье создается специфической мелодикой языка, выделяющей ударно звуки «о» (мелодика «причитания»). Когда комики «русские бабки» или персонажи якобы «исторических» фильмов об «истории Руси» уси­ленно окают, тем самым они не свою «русскость» показывают, а «финскость». «Оканье» — это и есть акцент эрзи, коми и прочих финнов, говорящих на русском языке.

Наверное, балтско-язычные тоже "окают" на русском языке, по крайней мере латыши точно.


Все указанные особенности чрезвычайно сильно выражены в русском языке, что кардинально отличает его от беларуского, украинского, вообще от всех славянских и индоевропейских языков. И это позволяет утверждать, что русский — не славянский язык, а финно-славянский.

Как раз многие из перечисленных в статье финно-угорских особенностей отсутствуют в русском языке.


Как видим, по мнению специалистов, русский язык возник на основе финно-угорских языков, в процессе славянизации финно-угров. Этот научный факт потому и не афишируется в России, что он полностью опровергает имперский миф относительно общего происхождения русского языка, беларуского и украинского. Два последних никакого финно-угорского субстрата (языковой подосновы) в себе не содержат.

Русский язык не мог развиватся на основе финно-угорских языках, так же, как и, например, латышский язык. Это утверждение о "финно-угорской основы" может говорить только такой человек, который знает о финно-угорских языках только по наслышке. Наверное в России это не удивительно - страна огромная, и финно-угров среднестатичному русскоязычному трудно найти или услышать. А в маленькой Латвии до соседной Эстонии как руку потянуть - от самых отдаленных уголок Латвии до Эстонии максимум 5-6 часов что ехать на автомобиле. И большинство латышей посещали Эстонию, и они отлично знают, что эстонский язык отличается очень и очень сильно от латышского. Настолько сильно, что многие латыши даже смеются до слез, когда слышат "странную" и непривычную эстонскую речь, особенно когда они слышат в первом разе. И эти огромные отличия между латышским и эстонским существуют, не смотря на то, что латышский язык впитал в себе прибалтско-финнское влияние (зато эстонский язык - балтское влияние). Даже ливский язык отличается от латышского только немного меньше эстонского языка.

Скажите латышам, что их язык развивался на финно-угорском основе - они вам не поверят.

Конструкции «я имею» в других индоевропейских и славянских языках соответствует русская конструкция «у меня есть». Этот обо­рот свойственен финно-угорским языкам, и его распространение в русском языке тоже объясняют их влиянием». Вот проверьте сами себя — русскоязычные читатели: вы обяза­тельно скажете в рамках грамматики финского языка, не знающей глагола «иметь» — «у меня есть семья». А все славяне (беларусы, украинцы, поляки, чехи и прочие) и все индоевропейцы (немцы, англичане, французы и пр.) на своих языках говорят «я имею семью». Почему вы говорите согласно финской грамматике, а не индоевропейской, употребляя глагол «быть» вместо «иметь» (которо­го нет у финнов)? Потому, что русский язык — вариант финского.

В латышском языке тоже говорят "у меня есть семья" - man ir ģimene.

   

Всего сказанного выше более чем достаточно для лингвистиче­ского подтверждения факта, установленного генетиками, что русские — славянизированные финны. И что русский язык — не славянский, но результат смешения финно-угорских языков с болгарским книжным (церковно-славянским).

Нда, вот такие сомнительные выводы делаются на любителей. Ничего там общего с профессиональной лингвистикой.

Целая куча рек названа финно-угорскими названиями, считать замучаешься. 

а на грамматический строй есть зафиксированное влияние?

Было бы хорошо собрать все нас интересующие слова из словаря Фасмера в одно место.

кто из представителей финоугорских народов займется подсчитать сколько же финоугорских  слов в русском языке:)? Как-то нет доверия работам по этой теме представителям русского народа.

Merjan' And'y сказал(а):


Luhta сказал(а):Я так и не увидела ответ на мой вопрос о количестве финно-угорских слов в русском языке.

Их еще никто не подсчитывал)))))

Если никто даже не подсчитывал финно-угорских слов в литературном русском языке, тогда как вообще люди могут судить о том, насколько большим является финно-угорский субстрат в русском языке? Бред какой-то.

Во всяком случае, выглядет, что в латышском литературном языке есть больше слов финно-угорского происхождения чем в русском литературном языке. Потому что они в латышском языке есть в виде даже самых банальных, очень часто употребленных слов. Например, слово vai ("или") является заимствованием из прибалтско-финнских язык. Слова puika ("мальчик") и puisis ("молодой парень") без всяких сомнений являются заимствованными словами из прибалтско-финнских языков. Слово maksāt ("платить") тоже выглядет как заимствование. И так далее.

Зато в литературном русском языке если есть финно-угорские заимствования, то они в основном означают что-то специализированное. Например, слово "тундра". Или "мамонт". Это вам не ежедневные и не банальные слова.

Артут сюда прислал источник, где сказано, что русские научились мат от финно-угров. Я про это не умею ничего сказать. Но зато насчет латышского языка знаю, что там нет ни одного мата заимствованного из финно-угорских языков. Все маты в латышском языке заимствованы в основном из трех язык - немецкого, русского и английского. И латыши не знают и не понимают эстонские матовые слова.

Хотя о матовых слов говоря...Я забыла, что некоторые слова, означающие некоторые интимные части, являются общими у латышей, у эстонцев и даже у финнов. Но они не являются самыми популярными матовыми словами. Также мне не известно, откуда они от кого заимствовались (являются ли они вообще финно-угорскими).

Например, один из названий мужкого полового органа (а этих названий много) в латышском языке есть pipele, а в финском pippeli. Есть также похожие названия в латышском и финнском языке, правда, они теперь имеют противоположные значения - мужской половой pimpis по-латышски, и женский половой pimppi по-финнски.

В финнском языке этих слов редко используют в качестве матовых (и pippeli вообще является детским словом). А в латышском языке изредко говорят pipele, когда что-то не идет как надо. Но этот мат сильно отстает в популярности от других матов. Pimpis используется чаще, в основном в смысле "неприятный человек", "кретин" итд. Это не мат в чистом виде, это скорее унизительное обозначение какого-нибудь мужчины.

Из "русского" языка в финно-угорские слова могли переходить  только "транзитом" (абажуры-астролябии). Язык очень молод и сложен из нескольких языков (греческий, болгарский, язык Киевской Руси, финно- угорских и тюркских. позднее добавились немецкий, английский и пр...)  "Ягода" (несмотря на все совпадения) пришло от славян. Как и "конь" -"комонь", "кинь". А вот "лошадь" это от нас. Достаточно сравнить "ЛоШадь" по эрзянски ЛиШме, аЛаШа. "Варежка", например, это тоже от нас, -эрзянское "варьга", "варяв". А Баба Яга, думаю, это от Бабай -ага? :-))

Ответить на обсуждение

RSS

Пусъёс

© 2018   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования