Uralistica

Какие типичные русские ошибки в удмуртской речи? Как с ними бороться?

Оли гожтэ:

много!
не только в лексике, там вообще беда! но и в грамматике
например, употребление множ числа в конструкциях числит.+сущ.: куинь нылЪЁС вместо куинь ныл, трос адямиОС вместо трос АДЯМИ и тд.
сильный акцент- когда говорят/говорим по-русски, акцент удмуртский, когда по-удмуртски - русский. например, при произнесении гласной О..

Views: 2557

Replies to This Discussion

- деформация системы глагольного управления - по сути переход к русской системе
- калькирование оборотов - "ему идет эта шапка" та изьы солы мынэ (вместо укта/тукта)
- калькирование падежно-предложной структуры: суффикс -ъя стал использоваться практически во всех случаях, когда в русском аналоге используется союз по. Очевидно. что это существенное расширение падежной парадигмы (т.е. ее деформация) - футболъя чемпионат (достаточно футбол чемпионат/тупчыжан ч"ошатскон/), Балезино ёросъя кивалтэт (управление по Балезинскому району,Балезинского района - вероятно, имманентная удмуртскому языку логика предполагает более уместным использование местного падежа или переходного - Балезино ёросын кивалтэт. Балезино ёрости" кивалтэт - так как это означает "пробегание" по местности, а не соответствие ей (что делает соответственный падеж), чолскетъя мын (пройди по ссылке - думаю, более имманентным употреблением было бы чолскет сьоры мын или чолскетти" (ведь сюрести" мыниськом) мын.
- калькирование структуры русского творительного падежа - его назначили секретарем - сое секретарен пукти"зы (даже в антигердовской резолюции по вопросам развития удмуртского языка 1938 (!) года утверждалось, что такое употребление - грубая ошибка, необоснованная калька, вместо этого рекомендовали: секретаре пукти"зы).
или "запишись удмуртом" (гожты астэ удмуртэн) - здесь творительный падеж не нужен.
Это называется не "русские ошибки в удмуртской речи", а результаты межъязыкового контактирования рус и удм языков, наиболее отчетливо выраженные в лексике, грамматике и синтаксисе.
Что касается лексики, то русизмов (адаптированных и неадаптированных) в удмуртской речи (и языке, если глянуть на словарь) огромное количество (точно беда, Оля): в наличии примеры из всех частей речи. Интересен здесь пример с русскими дискурсивными маркерами (к ним относятся наречия, частицы, модальные слова, вводные слова и др.) в удм речи: они очень частотны, но было бы хорошо потрудиться над созданием собственных модальных/вводных слов/заполнителей хезитацонных пауз. Оригинальные слова есть, но почему-то на практике чаще используются русские эквиваленты. Возможно, необходимы другие варианты.

Далее, о терминах родства: в удмуртском языке, в отличие от русского, они четко дифференцируются в зависимости от возраста по отношению к тем людям, которых они называют, например: сестра – апай («старшая») и сузэр («младшая»). В речи носителей младшего поколения всё чаще бывают случаи, когда носитель удмуртского языка используют для наименования как младшей, так и старшей сестры лексему «сестра». (об этом пишет и Кельмаков).

Самыми «уязвимыми» частями речи являются числительные. В удмуртском языке в последнее время достаточно случаев, когда количественные числительные употребляются вместо порядковых (в частности, под влиянием русских оборотов типа «дом номер пять» - вить (вм. витети) номеро корка). (тоже можно найти у Кельмакова).

Грамматические изменения, касающееся категории притяжательности: в речи носителей удм языка встречаются такие синтагмы, когда определяемое существительное употребляется лишь с местоимением, без суффикса: мынам яратоно животной («мое любимое животное»), мынам эшъёс («мои друзья»), милям каток дасямын («наш каток готов») и др., что не характерно для языка . Данные случаи – результат влияния русского языка – языка, который не имеют категорию притяжательности.

Удмуртский синтаксис также испытал на себе влияние русского языка. В первую очередь, следует говорить об изменении порядка слов в удмуртском предложении особенно в речи молодых удмуртов. Характерный для удмуртского языка порядок слов SOV заменяется типичным для русского языка порядком слов SVO.
Я дополню что и чисто звучение удмуртского языка у молодежи более "русское" чем у старшего поколения. Наверное дело в том, что звуки в русском языке (кстати, также в латышском языке) делаются в переднем области рта, а например в финнском или хантыйском языке - более в горле. Когда я с моим финнским другом смотрели удмуртские видео, мой друг заметил интересную вещь - язык у старшего поколения более звучало как "финнское", а речь у молодежи была более "русское". То же самое с марийцами. Как старики говорили, так мой друг сразу отпознал близкое звучение финнскому языку. А вот речь молодых людей уже для него звучало как чужое.

Конечно, может и быть что старики просто не произносили слов столь ярко или четко как молодые, поэтому создался эффект "финнского горлого" произношения? Может быть я совсем ошибаюсь в этом деле?

Но я знаю, что в хантыйском языке точно звуки делаются почти в горле, а не в передней части рта. И поэтому ханты всегда говорят с акцентом в русском языке, как бы ни пытались говорить без акцента.

И еще - интонация. Вот это та вещь, где можно чувствовать русское влияние, так как русская интонация речи довольно своеобразна. Помню, я и мой финн слушали фрагменты аудиозаписи счет числов в разных финно-угорских языках, в том числе по-мокшански. Там одна девочка декламировала цыфры по-мокшански прямо как пионерка стихи в советском школе. И мой друг удивился про интонацию. Он сказал, что очень странная, необычная интонация у этой девочки. Никогда такого в Финляндии не слышал. А я зато сразу отпознала эту интонацию, вспомнила, как я сама по-русски декламировала стихи в русской школе в Сибири. Зато когда я и мой друг прослушали хантыйский аудиозапись названий чисел по-хантыйски, вдруг этой "русской" интонации не было, и мой финнский друг сказал, что "интонация совершенно нормальная, похожая на финнскую".

Да, интересно, я заметила что ханты вообще очень хорошо сохранили свой язык, хотя в последнее время там в последние 20 лет появились много заимствований от русского языка. Они все еще произносят все истинно по-хантыйски с хантыйским произношением, интонацией итд. Как бы ни странно, но например финны отпознавают что-то очень родственное в хантыйском языке, именно в звучении.

Но мокшанский, удмуртский, марийский языки видимо уже подверглись сильному влиянию русского языка. Настолько сильному, что люди наверное даже не замечают, что интонация в которой говорят уже не та, произношение звуков уже не тот итд. А финны не всегда могут угадать, говорит ли человек по-русски или по-удмуртски итд.
Можно много говорить здесь о влиянии, что-то действительно изначально чуждо удмуртскому, например: гожты астэ удмуртэн. Другие моменты просто усиливаются под влияние русского: например, употребления множественного числа после числительного. Здесь изначально не всегда всё однозначано, зависит от типа предложения: комнатаын 4 пукон (ни в комем случае "пуконъёс"), аудиториын 25 студент. Но 2 нылъёс урамти мыно - в послпднем случае множественность есественна.
Меня не беспокоит расширение знчения соответственного падежа, во многих случаях он делает речь более выразительной, но в некоторых отмеченных примерах, действительно, можно бы дыло употребить другие формы: напр. Балезино ёросысь кивалтэт, но поскольку это и одновременно "Управление Балезинского района", здесь идёт попытка дифференциации.
но есть моменты в языке, которые молодёжь совсем не употребляет или поребляет неправеильно.
1. личное местоимение АСЬМЕОС (диал. ачимес, асьмес и тд.) и связанный с ним притяжательное местоимение асьме, асьмелэн. асьмеос имеет значение "мы с тобой, мы с вами", асьмелэн "наш с тобой, наш с вами". АСЬМЕОС омнимично усилительно-личному местоимению: ми асьмеос "мы сами". В этом значении оно в симтеме такимх местоимений как: асьтэос "вы сами", асьсэос "они сами".
АСЬМОЕС - 7-е личное местоимение удмуртского языка. Такого местоимения нет ни в русском, ни в других языках Европы, ну, может быть есть в Японском, где до 50 местоимений, об этом не знаю. Нет его даже в близкородственном языке. Не выыделен и не описан он в даже в удмуртских грамматиках (потому что в русском и других языкх такого нет). Это местоимение включает слушателя в группу говорящего. местоимение МИ - исключает слушаетля из группы говорящего, т.е он не всегда сооствествует местоимению МЫ в русском и др языках.
Мы - удмурты , это фразу удмурт может сзать МИ - УДМУРТЪЁС только для тех уто не является удмуртом. Обращаясь к удмуртам в среде удмуртов употребляется фраза АСЬМЕОС - УДМУРТЪЁС-
Загалдывал на удмуртоязычный сайт феделального инспектора, там были примерно такие фрвазы: "репрессиос - со милям куректонмы" , что это означает? ... репрессии - это только наше горе (например, у тех кто пишет), но не ваше.
2. Втрое прошедшее время. Его молодёжь тоже не употребляет. Но если оно исчезнет то сохранится в тюркских языках
АСЬМЕОС - 7-е личное местоимение удмуртского языка
мне нравится такой подход. Разовьем его: если Ачим ед. числа - дистанцирует, то Асьмеос - объединяет, что функционально и содержательно не соответствует русским я сам и мы сами. В последнем противоположение со слушающими есть, а в асьмеос - нет. Примечательно!
вопрос к универским: считаете ли вы местоимения та\со одним, или уже начали различать? (к вопросу о числе местоимений)
в удмуртском ми асьмеос "мы сами", асьмеос ик "мы сами (же)", иногда без бы: эн дышет - асьмеос тодиськом "мы сами знаем". это входит в систему усилилетльно-личных местоимений, + асьтэос, асьсэс, в коми: ачым, ачыд, ачыс, асьным, асьныд, асьныс. но коми асьным может быть только усилительно-личным метоимением, т.е "мы сами" и тольок в удмуртском асьмеос выступает как личное!!! местоимение, а не приложение к чему то, например к МИ
+ существенный речевой аспект: как личное местоимение асьмеос не стоит под фразовым ударением, а усилительное асьмеос отличается именно таковой ударностью
. асьмеос тодӥськом
асьмеос тодӥськом

Sergey Maksimov said:
в удмуртском ми асьмеос "мы сами", асьмеос ик "мы сами (же)", иногда без бы: эн дышет - асьмеос тодиськом "мы сами знаем". это входит в систему усилилетльно-личных местоимений, + асьтэос, асьсэс, в коми: ачым, ачыд, ачыс, асьным, асьныд, асьныс. но коми асьным может быть только усилительно-личным метоимением, т.е "мы сами" и тольок в удмуртском асьмеос выступает как личное!!! местоимение, а не приложение к чему то, например к МИ
Это называется не "русские ошибки в удмуртской речи", а результаты межъязыкового контактирования рус и удм языков

я бы назвал контактами формы взаимообмена и взаимовлияния, в случае с удмуртским и русским языком влияние исключительно односторонние, и это не радостные межкультурные коммуникации, а деформация грамматического строя удмуртского языка
это кажется , что не ошибка. говориь и писать: ойдо, ми али шудыны... (или любой другой глагол) мыном! - это абсолютно неправильная форма, возникшая под влиянием русского языка, в котором только 6 личных метоимений
В связи с этим остро встает вопрос: как закрепить и сохранить нормы удмуртского языка, не давать расшатываться под влиянием русского?
Нужно ли предпринимать специальные меры по нормированию языка через институции, подобные комиссии - издавать брошюры с твердой констатацией норм правильного употребления глагольных управлений, устойчивых оборотов, перевода иноструктурных выражений с русского языка?

Sergey Maksimov said:
это кажется , что не ошибка. говориь и писать: ойдо, ми али шудыны... (или любой другой глагол) мыном! - это абсолютно неправильная форма, возникшая под влиянием руссекого языка, в ктором тольлко 6 личных метоимений
Ortem said:
В связи с этим остро встает вопрос: как закрепить и сохранить нормы удмуртского языка, не давать расшатываться под влиянием русского?
Нужно ли предпринимать специальные меры по нормированию языка через институции, подобные комиссии - издавать брошюры с твердой констатацией норм правильного употребления глагольных управлений, устойчивых оборотов, перевода иноструктурных выражений с русского языка?

Да, конечно!

RSS

Пусъёс

© 2019   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования