Uralistica

В религиозной традиции народов Поволжья особую роль играли общественные моления: учук – у чувашей, озксы – эрзян и мокшан. У русских общественные моления, по понятным причинам, связаны исключительно с христианской ритуальной практикой.

Если в сельской местности народ худо-бедно придерживался религии предков, то ритуальная составляющая жителя города под влиянием христианства полностью переформатировалась. Проявлений так называемых «языческих» ритуалов в той же Самаре практически не было. И это притом, что, по словам Шелгунова, в 70-х года XIX века из 70-тысячного населения Самары около половины горожан было вне православия. И все-таки, в Самаре проходило общественное мероприятие, в основе которого лежала древняя ритуальная практика.

В начале XX века известный самарский меценат Константин Головкин зафиксировал странный праздник с не менее странным названием «Похороны чехони».

«Первое воскресенье после Троицы (заговение) с давних пор жителями Самары празднуется довольно своеобразно, называя этот день «Похороны чехони». Обыкновенно захватив с собою самовар, закуски и главным образом достаточное количество выпивки, обитатели едут на лодках на целый день куда-либо за город на острова на ту сторону по Волге и по Самарке, а некоторые в Постниковскую рощу. Возвращаются обыкновенно довольно поздно, будучи изрядно навеселе, а иногда и сильно помятыми.

Обычай именно так справлять этот день объясняет следующее придание, а может быть и быль. Когда-то давно, весною, во время разлива Волги, по ней вверх двинулось большое скопище волжской селедки, которая называется «чехоней».

А в это время вода спадала, и огромное количество рыбы как-то осталось на сухом берегу. Рыба стала гнить, разлагаться и угрожать заразой. Администрация привлекла местное население к работе зарыть, «похоронить» испортившуюся рыбу в землю, а вместо платы деньгами расплату произвела водкой. Люди были крайне довольны.

Событие это случилось как раз в первое воскресенье после Троицы, в заговенье, и осталось в памяти народа как приятное воспоминание, а потому праздник этот стали повторять каждый год, что с течением времени вошло в обычай. Теперь уже жители не доискиваются причин первоисточника его, а просто каждый год по-своему весело справляют этот день, уезжая на лоно природы».
Ну, если уж в бытность Головкина народ мало интересовался первоосновой мероприятия, то что говорить о дне сегодняшнем? В известных мне публикациях никто не делал попыток хоть как-то объяснить этот странный обычай. А ведь ответ на него лежит на поверхности.

Итак, первое воскресенье после Троицы по всему нашему богоспасаемому Отчеству деревенский люд отмечал похороны Костромы — весенне-летний обряд, относящийся к ритуалам «проводы-похороны».

Кострома – персонаж действительно таинственный. Необычность проявляется в невозможности исследователей дать адекватную этимологию этого слова.

«Даже в имени Костромы, над разгадкой которого задумчиво останавливается ученый исследователь, кроется очарование седой старины», – сетовал известный историк Владислав Лукомский. Полагаю, что основная проблема даже не в том, что исследователи не могут подыскать перевод этому слову, а в невозможности объяснить, какая существует связь между Костромой – древним божеством и Костромой – поволжским городом.

Этимология слова «Кострома» — не тема данной статьи, об этом я напишу несколько позже. А пока хочу заметить следующее. Народ живет ровно столько, сколько живут народные верования. Могут ли представители коренных народов России с уверенностью сказать: «Мой народ жив, так как я помню обычаи предков, я знаю древние молитвы и ритуалы»?

Если да, то — слава Богу. Но я не столь оптимистичен, так как в современной Самаре единственный реально городской ритуал заключается в натирании до блеска различных частей бронзовых скульптурных композиций.

Похороны чехони

Просмотров: 267

Комментарий

Вы должны быть участником Uralistica, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Uralistica

Пусъёс

© 2020   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования