Uralistica

Обычно под Мещёрским краем в настоящее время понимаются сравнительно небольшие территории к востоку от Москвы, юг Владимирской области и север Рязанской, которые некогда были заселены народом "мещёра" (также "можары", "мещеряки"), имевшим даже тут какое-то время своё княжество (примерно до 1400 года), однако, практически "растворившимся" впоследствии на геополитической карте региона. Как мы теперь понимаем, эта "узкая" география поисков, связанная с данным финским племенем, должна быть существенно расширена к югу до границ теперешних Липецкой, Тамбовской, Пензенской областей.

Вот что говорит топонимика южной части Рязанской области. Конечно, это далеко не всё, но весьма показательно...

По осторожному мнению историка-краеведа Сушицкого в этих местах до 9 века действительно были селения неких финских племён (конкретно каких он, правда, не сообщает), занимающихся сельским хозяйством, бортничеством, охотой (территорию покрывали дремучие леса, впоследствии вырубленные). Посёлки управлялись жрецами-шаманами, религия была, соответственно, одной из форм язычества, а каких-то государственных образований не имелось. Чем, видимо, и воспользовались (по его и, в принципе, общепринятому мнению) более "продвинутые" в этом плане соседи.

Однако, мещёра с исторической карты никуда после этого не исчезла, а кротко и терпеливо "дожила", по некоторым свидетельствам, вплоть до 20 века, потеряв к этому времени родной язык, культуру и смешавшись, в конце концов, с русским населением. Хотя, думается также, что и традиции мещеряков с интересом воспринимались славянами.

Как свидетельствовал известный общественный деятель и географ конца XIX-начала XX века П.П. Семёнов-Тян-Шанский, имение которого было на юге Рязанской области (на реке Ранове), мещёра, самое южное из финских племён, не только занимало всю Мещёрскую и Мокшанскую низменности на севере области, но и заходило довольно далеко на юг. Это можно видеть, например, из того, что южнее верхнего течения р. Рановы в ее системе встречаются несколько селений с названием Мещёрка, и близ них до сих пор еще сохранилось кое-где несвойственное великоруссам преобладание черного цвета в женских костюмах.

Один из современников мещеряков писал о них в XIX веке следующее: «Несмотря на то, что кругом живут великорусы и что мещерских только два села, мещеряки не дают поглотить себя, не растворились, а сохранили все свои особенности, как в выговоре, одежде, так и в обычаях. Собственно говоря, одежда мужчины почти ничем не отличается от таковой великорусса. Одежда же женщины ничего общего не имеет с одеянием русских баб. Ни на одной мещерке не увидишь кофточки; ни одна мещерка не повяжет платка на голове «коньком», т.е. с завязкою под подбородком, а повязывает шапочкой и концы платка завязывает на затылке. На шею мещерка навешивает в пять-шесть рядов стеклянныя ожерелья и дутыя бусы. На ноги надевают громадныя кожаныя галоши, с боков галош пришиты какие-то войлочныя, белаго цвета куски, точно у средневекового офицера-франта. Юбки шьются очень коротенькия, чуть-чуть пониже колен. Вместо накидок шьют из материи с громадными цветами коротенькия безрукавки. В ушах висят чуть ли не по три вершка длиною жестяныя, выпуклыя серьги, отчего ушныя раковины вытягиваются в полтора раза. На ноги, несмотря на довольно-таки жаркое время, мещерки натягивают по три, а которыя побогаче, даже и по четыре пары шерстяных чулок, отчего ноги похожи на обрубки дерева. При виде нарядившейся мещерки как-то невольно начинаешь улыбаться. Да и сами мещерки осознают неудобство, странность, неприглядность своего костюма, но порвать связь с прошлым, перейти на костюм русской женщины не хватает мужества. А какие получились бы красивыя бабы, если бы сбросить с мещерок смехотворный костюм и переодеть в общепринятый! Мещерки так резко отличаются от великоруссок, точно они родились в другой стране. Мещерки очень красивы: рослыя, дородныя брюнетки с черными бровями и карими глазами".

Мещёрские селения, вероятно, находились и в районе г.Скопина. Сохранились воспоминания священнослужителей 19 - начала 20 вв. о таком "явлении": среди скопинских невест часто встречался чёрный подвенечный наряд. На вопросы о его происхождении говорилось, что это национальная мещёрская одежда.

Если опять возвращаться к топонимике, то, наряду с "мещёрками" и "можарками" на юге Рязанщины и севере Тамбовской области в этом плане "преобладает" и словечко "вёрда", а также производные от него.

(два крайних слева названия относятся к сёлам - Дмитриево и Петрушино, старинное наименование которых - Вёрда)

В связи с этим, можно отметить версию В.П. Нерознака, согласно которой "вердерь" это "человек, живущий на реке Вёрде" (как, например, волгарь - "живущий на Волге"). Сам же гидроним происходит, вероятно, от финского слова "Virta" - "река, поток". Другими словами, "вердери" - это "речники", и они гипотетически могли быть разновидностью мещёры.

В летописях также есть упоминание и о древнем городе Вердерев (или Верхдерев), но о нём как-нибудь в другой раз...

Просмотров: 323

Комментарий

Вы должны быть участником Uralistica, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Uralistica

Комментарий от: Олег, Сентябрь 10, 2014 в 9:10am

Хочется вернуться к ещё одному семантическому и семиотическому вопросу по слову ФЬОРД.  Не являются ли слова ВЁРДА и ФЬОРД синонимами? Берега, особенно правые нередко подмывались и имели признаки обрыва, фьорда....Знаю несколько на скопинской Вёрде, а также на моём родном Быстрике (Ерзовке)

© 2022   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования