Uralistica

Проблема светского государства в Удмуртской Республике

Согласно статье 14 Конституции Удмуртской Республики,  в Удмуртской Республике никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Как и статья 14 Конституции Российской Федерации. Удмуртия воспроизводит некоторые основополагающие положения светского государства. Надо признать, что Конституции России и Конституции Удмуртии содержится неточность: уже сам признак государственная религия подразумевает и общеобязательность на всей территории страны или государства в составе Российской Федерации. В первоначальной редакции Конституции Удмуртской Республики (статья 15) было так зафиксировано о светском государстве: В Удмуртской Республике никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом. Заметим, что по Конституции 7 декабря 1994 года Удмуртия никогда не провозглашалась светским государством в составе Российской Федерации. Отделение религиозных объединений от государства и равенство перед законом – лишь немногие признаки светского государства, которые соблюдаются лишь частично на территории Российской Федерации. Всем известно, что действующая редакция Конституции Удмуртии не раскрывает даже уже упоминавшееся условия функционирования светского государства.

Напомним, что до 1775 года Удмуртия была языческим государством в составе России. Основоположником христианства удмуртов стал Пуцек-Григорович. Впрочем, и в настоящее время язычество как верование по-прежнему сохраняется на территории Удмуртии, но в небольшом субъектном составе. Возможно, по этой причине Удмуртия ни в одной из Конституций не была признана светским государством.

Отметим, что в Российской Федерации в целом и в Удмуртской Республике подразумевается именно православие как скрытая государственная религия. Сразу скажу, что православие – это верование христианства (христианство – это религия). Признаемся, что в настоящее время большое внимание уделяется именно православию. Оно признано основополагающим в преамбуле Федерального Закона от 27 сентября 1997 года № 125 «О свободе совести и о религиозных объединениях», именно ущемление чувств верующего населения является уголовно наказуемым преступлением, согласно части 1 статьи 148 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Обратимся к конституционно-правовому опыту государств в составе Российской Федерации и некоторых иных субъектов Российской Федерации в сфере светского государства.

Так, в Конституции Республики Татарстан подобные нормы содержатся в ст. 11 и ст. 37. Согласно ст. 11, Республика Татарстан - светское государство;  Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом. В следующей приведенной статье каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Эта норма полностью повторила положение ст. 28 Конституции РФ. Чтобы не копировать Конституцию РФ, республиканский законодатель посчитал нужным включить такую норму запрета: возбуждение вражды, ненависти и национальной розни в связи с религиозными вероисповеданиями запрещается. Во исполнение конституционной нормы в Республике Татарстан действует специальный Закон РТ  от 14 июля  1999 года N 2279 «О свободе совести и о религиозных объединениях». В отличие от Федерального Закона № 125 «О свободе совести и о религиозных объединениях» в республиканском Законе определены понятия и свободы совести, и свободы вероисповедания. Законодатель разъяснил, что свобода совести - право человека и гражданина на выбор своего отношения к религии: быть верующим или не следовать религиозной вере вообще, а свобода вероисповедания - право человека и гражданина свободно следовать своим религиозным убеждениям, выполнять вытекающие из них ритуалы, отправлять обряды, открыто заявлять о своей вере. Большое значение законодатель уделяет безопасности верующего населения. По смыслу законодателя, Проведение публичных мероприятий, открытие увеселительных заведений, размещение текстов, изображений и рекламы, оскорбляющих религиозные чувства верующих граждан, вблизи объектов религиозного почитания запрещаются. Причина проста – Республика Татарстан является одной из национальных республик, в которой приоритет отдается исламу и непосредственно действующим ограничениям. Имеются в законе и черты светского государства. В ч. 3 ст.5 Закона оговорено, что В документах, выдаваемых государственными учреждениями и организациями, вероисповедание гражданина не указывается. В ст. 7 Закона определен публичный государственный орган, занимающийся вопросами религии – это Государственный орган Республики Татарстан по делам религий. В указанной статье зафиксирован его правовой статус. Государственный орган Республики Татарстан по делам религий является информационным, консультативным, организационным и экспертным учреждением. Государственный орган Республики Татарстан по делам религий: 
анализирует состояние и прогнозирует развитие религиозной обстановки в республике; осуществляет координацию деятельности исполнительных органов государственной власти по вопросам реализации государственной политики в отношении религии и религиозных объединений; оказывает помощь государственным органам в применении законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях; 
организует проведение государственной религиоведческой экспертизы; 
способствует укреплению взаимопонимания и терпимости между религиозными объединениями различных вероисповеданий и оказывает им содействие в соответствии с законодательством; развивает контакты и координационные связи с аналогичными государственными органами и религиозными объединениями за пределами Республики Татарстан. Что касается права собственности, закрепленного за религиозными организациями, то среди прочего ч.3 ст. 18 дополнительно определила: Религиозные организации вправе иметь вакуфное имущество, правовое положение которого регулируется федеральным законодательством. 

Действие ч. 6 ст. 19 Закона имеет взаимосвязь с трудовыми правоотношениями. По просьбе верующих в трудовом распорядке предприятий, согласно действующему на территории Республики Татарстан законодательству работникам может быть предоставлен перерыв для совершения религиозных обрядов. Перерыв не включается в рабочее время. 

В свою очередь, наименование Закона Республики Башкортостан включает в себя и правовое понятие вероисповедание. Сам Закон назван как Закон «о свободе совести и вероисповедания в Республике Башкортостан» (кстати, самый первый по дате принятия – 20 июня 1991 года). Среди новшеств, значащихся в Законе, отметим закрепление в преамбуле небольшого перечня религий, подлежащих уважению. Речь идет об исламе и христианстве. В статье 3 отражен запрет действий, направленных на обращение в свою религию последователей других вероучений или же неверующих, осуществляемые вопреки воле указанных граждан. Суть Закона состоит в регламентации начал (основ) отношения к религии, без подробной регламентации деятельности религиозных организаций.

Закон Волгоградской области от 27 ноября 2001 года № 634-ОД «О ЗАЩИТЕ ПРАВ ГРАЖДАН НА СВОБОДУ СОВЕСТИ И СВОБОДУ ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ ВОЛГОГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ» содержит в себе типично светскую преамбулу, который призван обеспечить установленные гарантии реализации прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания. Среди новшеств отметим два направления. Во-первых, законодатель дал понятие основ вероучения и соответствующей практики. Под этими категориями понимается ведения об истории возникновения религии и данного объединения, о формах и методах его деятельности, об отношении к семье и браку, к образованию, об особенностях отношения к здоровью последователей данной религии, ограничениях для членов и служителей организации в отношении их гражданских прав и обязанностей. Во-вторых, ч.5 ст. 4 Закона позволяет детям отказаться от посещения мероприятий, связанных с обучением религии. В-третьих, отметим религиозно аксиологическую норму, согласно которой Проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан, вблизи объектов религиозного почитания запрещается. Закон Республики Бурятия от 23 декабря 1997 года № 610-I «О религиозной деятельности на территории Республики Бурятия» легально закрепил понятие религия, вероисповедание (конфессии), святые (священные) места. Религия - исторически обусловленная форма общественного сознания, являющаяся совокупностью представлений и культовой практики, основанных на вере в действительные и сверхъестественные силы и существа, которые являются объектом поклонения; Вероисповедание (конфессия) - принадлежность к какой-либо религии, церкви, религиозной организации (объединению), которые имеют собственную систему религиозных представлений, обрядов, культов; Святые (священные) места - объекты природного или искусственного происхождения, являющиеся предметом религиозного почитания и поклонения, на которых совершаются культовые действия, религиозные обряды и церемонии. Интересна норма ст. 7, которая регламентирует Право членов религиозных объединений на занятие народной медициной. Правом на занятие народной медициной обладают члены религиозных объединений, получившие разрешение, выданное органом исполнительной власти Республики Бурятия в сфере охраны здоровья; Допускается создание медицинских организаций, находящихся на содержании и попечении религиозных организаций и практикующих методы народной медицины. Деятельность подобных организаций осуществляется в соответствии с федеральным законодательством и законодательством Республики Бурятия.
По аналогии с Законом Республики Татарстан законодательство Республики Бурятия нормативно определило функционирование специального органа – Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Главе Республики Бурятия. Совет по взаимодействию с религиозными объединениями при Главе Республики Бурятия создается Главой Республики Бурятия; В состав Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Главе Республики Бурятия входят ученые, религиоведы, представители органов государственной власти и религиозных объединений.

Не менее интересным представляется содержание преамбулы Закона Республики Дагестан от  16.01.1998 N 5 «О СВОБОДЕ СОВЕСТИ, СВОБОДЕ ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ И РЕЛИГИОЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ». Обращает на себя внимание формулировка «создание  обстановки,  способствующей    утверждению  нравственности, гуманизма, социальной  справедливости,    межнационального   мира,  согласия  в  обществе,   благополучия   и    сотрудничества  граждан  независимо от  их  религиозных  воззрений, а также запрет пропаганды межконфессионального антагонизма.
Как и Законы Республики Татарстан и Республики Бурятия, Закон Республики Дагестан в статье 6 регламентирует деятельность уполномоченного органа – Государственного органа по делам религии Республики Дагестан. Государственный орган по делам религии Республики Дагестан:
способствует   реализации   государственной   политики   во  взаимодействии с религиозными организациями; оказывает  по  просьбе  религиозных организаций  необходимую  помощь  в  достижении  соглашения  с  государственными  органами  и  органами  местного  самоуправления по вопросам, требующим  принятия  решения этих органов; способствует  укреплению  взаимоотношений,   терпимости  и уважения   друг   к   другу   религиозных  организаций   различного вероисповедания;  содействует  государственным  органам  и  органам  местного самоуправления  в  применении законодательства о  свободе  совести, свободе вероисповедания и религиозных организаций; поддерживает  связь  с  аналогичными  органами  иностранных  государств; создает   информационный   банк   данных   по   религиозным  организациям; содействует религиозным организациям в установлении  деловых связей с иностранными и международными религиозными организациями;  может   принимать  участие  в  работе  экспертных  советов, действующих при республиканских религиозных организациях; осуществляет  иные  полномочия в  соответствии  с  настоящим  Законом   и   другими  нормативными  правовыми  актами   Республики Дагестан.
Отметим, что в Законе Республики Дагестан среди форм религиозных объединений отсутствует религиозная группа. Таким образом, монопольное (приоритетное) положение занимает религиозная организация. Законодатель Республики Дагестан предоставляет возможность участия религиозным организациям в общественной жизни. Согласно ст. 23, Религиозная  организация в соответствии со своим  уставом  и  с   учетом территориальной сферы своей деятельности вправе:
 вносить  в  органы государственной власти и органы  местного самоуправления  предложения по вопросам,  связанным  с  реализацией права граждан на свободу совести, свободу вероисповедания; представлять  и  защищать свои права и законные  интересы  в  государственных  органах, органах местного  самоуправления,  других организациях; выступать  с инициативами по вопросам общественной  жизни  и вносить соответствующие  предложения  в  органы   государственной  власти и органы местного самоуправления; в установленном  законодательством  порядке  пользоваться средствами массовой информации; осуществлять   иные  полномочия,  вытекающие из  законов  Российской Федерации и Республики Дагестан.
В действии всех Законов субъектов РФ, принятых в целях регламентации свободы совести и свободы вероисповедания, прослеживается копирование Законов с действующего Федерального Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях». Это значит, что многие статьи названного Федерального Закона инкорпорированы в законы субъектов. Тем не менее, многие региональные законодатели постарались внести в Законы иные нормы, не противоречащие базовому Закону: регламентация деятельности специальных уполномоченных органов, предоставление права участия в общественной жизни.

В завершении законодательного регулирования взаимоотношения религий и государства, обратимся к законодательству Удмуртской Республики. На конституционно-правовом уровне основной закон Удмуртской Республики ограничился лишь ст. 14. В Удмуртской Республике никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Существовала до 16 октября 2003 г. и норма, свидетельствующая об отделении религиозных объединений от государства и равенства их перед законом.

В Удмуртской Республике так и не принят специальный Закон, регламентирующий  реализацию права на свободу совести и свободу вероисповедания. Однако нельзя не отметить годичное (с 1996 по 1997 гг.) действие Закона УР  28.05.1996 N 221-I «О  МИССИОНЕРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА ТЕРРИТОРИИ Удмуртской Республики». Судьба Закона оказалась печальной – решением Верховного Суда УР от 5 марта 1997 года закон был Признан недействительным и не подлежащим применению, а 12 сентября 2002 года Закон Удмуртской Республики № 51-РЗ признал прежний Закон утратившим силу.
Необходимо напомнить, что закон был принят в период активной правотворческой, подчас самостоятельной политики Государственного Совета УР, во многом противоречащему правовому регулированию федерального центра. Название самого Закона именуется как «О миссионерской деятельности на территории Удмуртской Республики». Нестандартное название, учитывая распространенные наименования такие как свобода совести, свобода вероисповедания. Законодатель придерживался светского характера изложения правовых норм в преамбуле Закона, указав на то, что Настоящий Закон гарантирует  реализацию закрепленных Конституциями Российской  Федерации  и  Удмуртской Республики прав человека на свободу совести и вероисповедания,  определяет порядок осуществления миссионерской  деятельности,  призван предотвращать деятельность религиозных    объединений,     причиняющих     ущерб физическому, психическому и нравственному здоровью граждан. В так называемом правовом глоссарии были даны руководящие определения основных понятий. Миссионерская деятельность (миссионерство)  -  распространение религиозного вероучения  среди  иноверующих,  а  также  неверующих граждан с  целью  вовлечения  их  в  религиозные  образования на территории Удмуртии различными способами:
 проведением пропагандистско   -    просветительской  работы, организацией  коллективных  богослужений,  религиозных  обрядов  и  церемоний, индивидуальная работа и иные формы деятельности.
Миссионеры (миссионерские    организации)    -    граждане   и юридические лица,   представительства   и   филиалы    религиозных организаций, осуществляющие   в  индивидуальном  или  коллективном порядке миссионерскую деятельность; Аккредитация миссионеров  -  наделение их правом осуществления миссионерской деятельности на территории Удмуртской  Республики  в соответствии с предъявляемыми требованиями.
Именно введение процедуры аккредитации стало новшеством Закона УР конца 1990-ых гг. В других Законах не сообщалось о таком действии. Никаких иных норм, кроме регламентации миссионерской деятельности Закон не указывал, что могло служить основанием для скорой отмены его действия. Действительно, Закон фактически привлекал государственные органы к участию в таком своеобразном отношении церкви и государства как миссионерская деятельность. Одной из неоднозначных норм Закона является ст. 5, которая к числу документов, необходимых для получения   разрешения   на миссионерскую деятельность, относила и документ, удостоверяющий личность миссионера (национальный паспорт или заменяющий его документ). Что конкретно понималось под национальным паспортом, в Законе  не оговаривалось. Также взималась специальная плата за аккредитацию. За аккредитацию и выдачу свидетельства об аккредитации взимается денежный сбор в размере десятикратной   величины минимального размера оплаты труда, перечисляемый в республиканский бюджет Удмуртской Республики. 
Законодатель оговорил перечень противоправных действий, служащих основанием для прекращения миссионерской деятельности: Запрещается деятельность миссионеров (миссионерских организаций), которые:
не имеют свидетельства об аккредитации; призывают  к неподчинению к государственной  власти, насильственному изменению основ Конституционного строя и нарушению целостности Российской Федерации и Удмуртской Республики, подрыву безопасности государства, созданию вооруженных формирований, разжиганию социальной, расовой, национальной и религиозной розни; нарушают общественную безопасность и порядок; проповедуют войну, насилие, человеконенавистничество; наносят ущерб физическому, психическому и нравственному здоровью граждан; препятствуют получению общего образования; вводят граждан в заблуждение путем сокрытия  характера  и целей своей деятельности; побуждают граждан к совершению противоправных действий, отказу от исполнения установленных законом гражданских обязанностей; в своих действиях используют обман, шантаж и подкуп.
В Законе также перечислены основные формы осуществления миссионерской деятельности, такие как размещение информации о  проводимых мероприятиях по согласованию с администрациями городов, районов Удмуртской Республики; распространение религиозной литературы и других печатных материалов религиозного содержания; проведение богослужений, религиозных обрядов и церемоний в специально установленных законом местах;  организация концертов духовой музыки, показ видео- и кинофильмов на религиозные темы; занятие благотворительной деятельностью.
Закон содержал и явно неконституционные нормы. В частности, ст. 19 устанавливала административную ответственность за Осуществление миссионерской деятельности без аккредитации в виде наложения на миссионеров (миссионерскую организацию) штрафа в размере до ста минимальных оплат труда. Статья 3 Закона устанавливала запрет на Деятельность неаккредитованных миссионеров (миссионерских организаций), что явно противоречило ст. 28 Конституции РФ, а именно праву на свободу совести и свободу вероисповедания. 

Уже 5 марта 1997 года Верховный Суд УР рассмотрел иск граждан  Машагатовой Светланы Павловны, Голикова Алексея Георгиевича, Кудрина Сергея Валентиновича, Деньщикова Дмитрия Юрьевича, Шарова Дмитрия Викторовича, Шаровой Веры Юрьевны о признании недействительным Закона Удмуртской Республики "О миссионерской деятельности на территории Удмуртской Республики" в связи с нарушением прав и свобод граждан и несоответствии Закона Конституции РФ и другим правовым актам Российской Федерации. Обоснование группы граждан было более чем весомым: Граждане ссылались  на то, что обжалуемый Закон в ст. 3 запрещает им исповедовать и распространять религиозные убеждения без разрешения специального органа по аккредитации, за получение аккредитации в соответствии со ст. 7 обжалуемого Закона они обязаны платить денежный сбор в размере десятикратного размера минимальной оплаты труда. Ст. 19 Закона предусматривает административную ответственность за осуществление распространения вероучения без аккредитации. Заявители полагают, что указанными нормами ограничено их право на свободу вероисповедания, включая право свободно распространять религиозные убеждения, что противоречит Конституции РФ, Конституции УР, ст. 15 Закона РФ "О свободе вероисповеданий", Международному пакту о гражданских и политических правах, другим международным документам. Заявители также ссылаются на то, что обжалуемым Законом они ограничены в конституционном праве получать информацию, знакомиться с идеями представителей религиозного мира, так как в Законе в ст. 5 запрещается распространение вероучения гражданами Российской Федерации, если в Уставе их религиозных организаций (объединений) Удмуртская Республика не указана самостоятельным регионом их деятельности. Ст. 14 Закона запрещает всем лицам, прибывшим на территорию Удмуртской Республики в качестве туристов, предпринимателей, отраслевых специалистов распространять свои религиозные убеждения, что, по мнению заявителей, также противоречит ст. 28 Конституции РФ и ст. 3 Закона "О свободе вероисповеданий".

В ходе судебного заседания факты подтвердились,  Таким образом, приняв данный Закон, Государственный Совет Удмуртской Республики вышел за пределы своих полномочий, так как данный Закон регулирует и ограничивает конституционные права и свободы граждан, что в соответствии со ст. 71 Конституции РФ отнесено к исключительной компетенции Российской Федерации. 

Следует напомнить, что судебное решение было вынесено на момент действия Закона РСФСР «О свободе вероисповеданий», а нормы законов субъектов РФ не должны противоречить базовому закону. Суд справедливо заключил, что, решение вопросов, связанных с осуществлением и реализацией конституционного права человека и гражданина на территории России должно осуществляться в соответствии с Конституцией РФ и федеральным законодательством, в частности, Законом РСФСР "О свободе вероисповеданий" и другими федеральными законами. Субъекты Российской Федерации могут принимать законы и иные нормативные акты только по вопросам защиты прав и свобод гражданина. Принятие субъектами Российской Федерации нормативных актов, противоречащих Конституции РФ и федеральным законам и ограничивающих права и свободы граждан в осуществлении и реализации конституционных прав, является незаконным.

Таким образом, Верховный Суд УР по единственному в своей судебной практике коллективному делу, касающемуся осуществления свободы совести и свободы вероисповедания, признал Закон УР «О миссионерской деятельности» прекратившим действие на территории Удмуртской Республики. 
Первая и пока единственная попытка высшего законодательного и представительного органа государственной власти УР на уровне Закона регулировать отношения, непосредственно связанные с осуществлением права на свободу совести и свободу вероисповедания, была признана провальной и юридически необоснованной. 

Тем не менее, выскажем точку зрения, направленную на целесообразность введения на территории УР Закона «О свободе вероисповедания и защите прав неверующих на территории Удмуртской Республики». Предлагается определить Удмуртскую Республику как государство в составе Российской Федерации светским государством, т.е. национально-территориальным образованием с многочисленными конфессиями (религиями), Предлагается изложить правовой глоссарий – перечень терминов, применительно к будущему Закону. Толерантность – состояние защищенности в отношении лиц, исповедующих и (или) принадлежащих к определенной религии и гражданских лиц, не исповедующих никакую из конфессий; Представители религий и организаций – население УР, относящееся к определенной религии и организациям, зарегистрированным на территории субъекта РФ. Принцип атеизма – идеологическо-правовой режим, осуществляемый в виде отрицания роли религиозных организаций в жизни общества. Свобода вероисповедания – создание условий для беспрепятственного осуществления верующим населением права на выбор религии, а также участия во всех конфессиональных праздниках. Конфессиональные праздники – православные, мусульманские, иудейские и иные мероприятия, осуществляемые руководителями (духовными лидерами) организаций в целях прославления и уважения религии. Неверующее население – лица, проживающие на территории УР, не исповедующие никакую из распространенных религий, не являющиеся представителями религиозных организаций, не участвующие в конфессиональных праздниках, не сообщающие о своих религиозных предпочтениях; Совесть – мировоззренческое убеждение, основанное на представлении о пользе религии в жизни общества и государства. Чувство неверующего населения – гражданская позиция, приоритетом которой является непризнание религиозных объединений, а также религий в обществе и государстве. Церковь – идеологическое, духовное, общественное образование верующего населения, действующее для пропаганды религиозного многообразия. Предлагается также закрепить перечень видов осуществления вероисповедания.

Вероисповедание на территории УР осуществляется в виде: -миссионерской деятельности;

преподавании в школах и высших учебных заведениях (по согласованию) основ религиозной этики;

проведении и участии в религиозных мероприятиях; -пропаганды религий в СМИП. Отдельно предлагается ввести уточняющую статью о свободе вероисповедания.

Под свободой вероисповедания в настоящем Законе понимается также право и возможность граждан, проживающих на территории УР, на законных основаниях, без ущемления чувств, чести и достоинства неверующего населения исповедовать религию и относиться к зарегистрированным конфессиональным организациям.

Во второй главе Закона предполагается изложить полномочия Главы УР во взаимоотношениях с религией. Заявляется норма следующего содержания: Глава УР является гарантом защиты прав верующего и неверующего населения на территории государства в составе РФ; Глава УР в пределах своих полномочий:

- оказывает финансовую, материальную и иную помощь религиозным организациям в реставрации, содержании и охране культовых зданий и иных объектов, являющихся памятниками истории и культуры; -оказывает содействие и поддержку миссионерской деятельности религиозных организаций, а также реализации ими общественно значимых культурно-просветительских программ и мероприятий; -подписывает указы и распоряжения относительно предоставления религиозным организациям льгот, не противоречащих законодательству РФ; -обращается с ежегодным докладом к Государственному Совету УР о состоянии толерантной обстановки во взаимоотношениях верующего и неверующего населения.

В Главах 4-5, , по нашему мнению, должны быть изложены нормы о Защите прав верующего населения, а также Защита прав, законных интересов неверующего населения. Защита прав верующего населения – это комплекс действий, осуществляемых в судебном порядке в интересах населения, исповедающего религии и относящееся к определенной конфессии; Верующему населению, проживающему на территории Удмуртской Республики, предоставляются гарантии:

на защиту нарушенных прав в Верховном Суде УР и Конституционном Суде РФ; компенсацию морального вреда, вызванными неправомерными действиями органов государственной власти и органов местного самоуправления; признание права на реабилитацию  своих родственников, исповедовавших определенную религию и относящихся к конфессиям, пострадавших за веру в годы репрессий и гонения на религию.

Что касается неверующего населения, то, исходя из объективной необходимости уважения их прав, предполагается установить, что под  защитой прав неверующего населения на территории Удмуртской Республики понимается комплекс мер от имени органов государственной власти и органов местного самоуправления, а также юрисдикционных (судебных) органов, направленных на обеспечение прав и законных интересов неверующего населения, а равно на недопущение разжигания ненависти и вражды по религиозной принадлежности. Гарантиями защиты прав и законных интересов неверующего населения станут следующие правовые формы: право на компенсацию морального вреда в гражданско-процессуальном порядке, вследствие унижения чести и достоинства;

-признание права на реабилитацию вследствие необоснованных и неправосудных решений по уголовно-правовым делам, касающиеся преступлений таких как: нарушение права на свободу вероисповеданий, клевета.

Не стоит забывать и об  опыте законодателей 1990-ых гг. в сфере регламентации миссионерской деятельности. Предлагаем следующее определение миссионерской деятельности: Миссионерская деятельность - распространение религиозных (конфессиональных) мировоззрений среди верующего населения, проживающего на территории Удмуртской Республики, а равно пропаганда соответствующих взглядов с целью укрепления веры и духовности  различными способами:

проведением пропагандистско-просветительской работы; организацией коллективных богослужений, религиозных обрядов и церемоний; индивидуальная работа и иные формы деятельности

Представляется необходимым определение субъектов осуществления миссионерской деятельности: Миссионеры (миссионерские организации) – верующее население и юридические лица, представительства и филиалы религиозных организаций, осуществляющие в индивидуальном или коллективном порядке миссионерскую деятельность. Следует уточнить принципы осуществления миссионерской деятельности: Под отдельными принципами осуществления миссионерской деятельности понимается законность – соблюдения норм Конституции РФ, Конституции УР, гражданского и уголовного закона и добропорядочность – отсутствие судимости и административных взысканий с лиц, являющиеся субъектами миссионерства.

Необходимо установить места осуществления миссионерской деятельности. Миссионерская деятельность может проводиться в религиозных зданиях, на их территориях, в помещениях религиозных организаций, в помещениях, принадлежащих юридическим и физическим лицам на праве собственности (по заявлениям собственников), в домах для престарелых и инвалидов (по заявлениям или личной просьбе этой категории граждан).  Допускается осуществление миссионерской деятельности в общественных местах, учреждениях культуры, искусства и спорта всех форм собственности, во всех типах государственных, муниципальных учреждений народного образования при условии предварительного уведомления и согласования с администрацией (руководством) указанных учреждений.

Предлагается в качестве форм осуществления миссионерской деятельности определить следующее: Лица, осуществляющие миссионерскую деятельность, вправе:

по согласованию с администрациями городов, районов Удмуртской Республики размещать информацию о проводимых мероприятиях; распространять религиозную литературу и другие печатные материалы религиозного содержания; - проводить богослужения, религиозные обряды и церемонии в  специально установленных законом местах; организовывать концерты духовой музыки, показ видео- и кинофильмов на религиозные темы; - заниматься благотворительной деятельностью. Также необходимо определить условия осуществления религиозного воспитания и образования.

Религиозное образование – это процесс целенаправленного приобщения верующего населения, проживающего на территории УР к основам духовности и получение знаний об истории, культуре, традициях своих исповедуемых конфессийРелигиозное воспитание и образование детей основывается на праве родителей или лиц, их заменяющих, воспитывать своих детей в соответствии со своими убеждениями и на праве ребенка на свободу вероисповедания.

Религиозное образование и воспитание может осуществляться в учреждениях профессионального религиозного образования. Религиозные объединения имеют право также осуществлять начальное обучение религии и религиозное воспитание граждан непосредственно в религиозных объединениях.

Последней Главой Закона станут Заключительные положения. В частности, предлагается возложить ответственных работников администраций районов, городов, осуществляющих взаимодействие с религиозными организациями, и соответствующие правоохранительные органы в пределах своей компетенции функцию контроля за исполнением настоящего Закона на территории Удмуртской Республики, а Надзор за законностью в сфере свободы вероисповедания на территории УР осуществляют органы прокуратуры Удмуртской Республики.

Таким образом, на основе приведенных статей будущего Закона «О свободе вероисповедания и защите прав неверующих на территории Удмуртской Республики» предлагается усовершенствовать законотворческую инициативу в сфере реализации конституционного права на свободу совести и свободу вероисповедания.

Последними поправками в законодательство Удмуртской Республики о светском государстве станет регламентация светского государства в Конституции Удмуртской Республики. Предлагается зафиксировать следующие положения:

УР – светское государство, основывающееся на религиозном многообразии и сосуществовании конфессий, распространенных  на территории Удмуртии. В УР признается и гарантируется защита неверующего населения, определяемая Законом УР. В Удмуртской Республике равным образом  признаются, подлежат уважению, государственной защите следующие религии (конфессии):  христианство, ислам, буддизм,  а также религиозные верования: православие, католицизм, протестантизм, суннизм, шиизм, суфизм, ламаизм, пантеизм. Допускается любая пропаганда религиозных (конфессиональных) взглядов, прямо не противоречащих нормам человеческой морали, закона и принципам международного права. Запрещается поддержка религиозных направлений, призывающих к насильственному свержению конституционного строя Удмуртской Республики, разжиганию религиозной ненависти и вражды, а также унижения человеческого достоинства, пропаганды войны и сепаратизма, поощрению войны против мира и человечества.

- Каждому человеку и гражданину, проживающему на территории УР, гарантируется возможность создания и участия в общественных объединениях, религиозных объединений, деятельность которых не противоречит закону и не направлена на насильственное свержение конституционного строя УР, территориальной целостности и умаления суверенитета РФ.

- Каждому человеку и гражданину гарантируется право на свободное  исповедование любой религии, пропаганду верований, прямо не противоречащие нормам человеческой морали, нравственности, закона. Человеку и гражданину предоставляется право на непринадлежность к религиям, свободному распространению атеистических мировоззрений в той мере, которая не влечет за собой отрицания или умаления роли религиозных организаций, объединений, групп верующих в жизни общества и государства, пропаганде негативного отношения к духовному и нравственному благополучию государства.

- Каждому человеку и гражданину гарантируется свобода нахождения в общественных объединениях, религиозных объединениях, политических партиях, в том числе и на возможность выхода из объединений.

Необходимо ввести также в Закон Удмуртской Республики от 13 октября 2011 года № 57-РЗ «Об установлении административной ответственности за отдельные виды правонарушений» следующую статью: Воспрепятствование права на свободу вероисповедания, а равно действия, направленные на ущемление чувств верующего и неверующего населения,

влекут наложение административного штрафа на должностных лиц от 1500 до 3000 рублей, граждан от 50 до 300 рублей.

Те же действия, совершенные публично либо с использованием средств массовой информации,

влекут наложение административного штрафа на должностных лиц от 5000 до 10 000 рублей, при повторном нарушении – дисквалификация на срок до 3 месяцев, граждан от 500 до 2000 рублей.

Надеемся, что предложенный пакет поправок в законодательство Удмуртской Республики в сфере светского государства решит проблему взаимоотношения между церковью и государством в составе Российской Федерации.

 

 

Просмотров: 295

Комментарий

Вы должны быть участником Uralistica, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Uralistica

Пусъёс

© 2019   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования