Uralistica

ЭРЗЯНЬ МАСТОР. Артыцясь: Алёшин Паол.              

 Очерк на актуальную тему.      Н.Аношкин

ПО  ПРОСТОРАМ  ЭРЗЯНЬ  МАСТОР

        ЭТНОТУРИЗМ

        Люди мечтают побывать в экзотических странах . Сменить привычный мир на какое-то время - купаться в морской воде и набираться впечатлений. Крым, как-то ушел на второй план, и модный туристический поток выплеснулся к берегам Турции, к пирамидам Египта и далее, стал более обычным для российского обывателя с деньгами . Но знают ли, они, наши соотечественники свою Родину, красоту мест её бескрайней географии. Что о красоте Родины может сказать, постоянно отдыхающий под южным солнцем,  к примеру, на океанском пляже.            О красоте и экзотике родного края, говорят   внутренние туристические маршруты – это Золотое Кольцо старых русских городов, по Волге-реке и многое другое, что рекламируется и, что совсем неизвестное, это новые возможности внутреннего туризма – экотуризм и этнотуризм.  Отечественный туризм больше востребован иностранцами, нежели россиянами. Хотя как знать, спад выездного туризма из-за политического негативного климата, возможно, и будет благоприятен  для внутреннего туризма. Знать Родину - это значит любить её и не стремиться к чужим берегам.

          В работе музея эрзянской культуры давно возникали потребности ближе знакомить людей со своей родиной Эрзянь Мастор. Среди моих знакомых эрзян есть семьи, которые постоянно ездят отдыхать в южные страны или по туристическим путевкам по Европе. Конечно, можно позавидовать,  их большим  возможностям. И сожалеть, что их интерес и знания к родной земле весьма ограничены.  Работа краеведения – это не только создание музейных разделов, но и передвижение в пространстве в поиске, и осмыслении памятников. Именно этой работой музей занимается многие годы, опережая потребности времени.  Юго-восток Нижегородского Поволжья, земля древней эрзянской государственности. Она сохраняет на своей территории в первую очередь топонимы, затем земляные рукотворные памятники.   С одного из них началась работа поиска, а затем восстановления памятника и проведение на них обрядов предков. Конечно, эта самодеятельность подкреплялась консультацией ученых, которым я безгранично благодарен.

КШЕКУРОВАЙ

     Пожалуй, одним из сложных и интересных поисков музея эрзянской культуры явились экспедиции на север границ Лукояновского района. По какой-то глупости в 90-е годы, по другому не назовёшь, Лукояновский лесхоз уступил лесной массив дубравы Шатковскому лесхозу. У края древнего дубового леса прозябает умирающая деревня Березовка, в эрзянских устах Килейвеле. При Никите Хрущеве Лукояновские районные власти отнесли деревню неперспективной, хотя до нее существует до нынешних дней построенная дорога с твёрдым покрытием, положенным асфальтом, ходит автобус. Но ликвидация хозяйства и закрытие важных для сельчан услуг, магазина, школы, медпункта - привело деревню к обезлюдению, также и дубраву- вырезан под корень.

    С одним,  переселившиеся из  Березовки жить в Лукоянов , я познакомился в городском парке, где он работал садовником от горсовета. Владимир Андреевич Яковлев, бывший водитель автобуса оказался словоохотливым. От него я узнал многие тайны Березовской дубравы. Особенно заинтересовался курганом, там, в лесу. Однако, показать памятник, садовник не сдержал слово. Пришлось самим, без него ехать. Шёл 1996 год, середина лета. На просьбы в отдел культуры дать машину, а ехать 17 км, нам обещали и не давали, хотя главный бухгалтер культуру служебную машину использовала как собственную. Что делать? После очередного обмана от начальницы районной культуры во втором часу дня выплеснул обиду моему другу краеведу Михаилу Савлеву. И  решились мы,  на его стареньком мотоцикле ехать. Деревня нас встретила пустыми улицами, лишь на одном месте мы увидели мужиков, сидящих на брёвнах. После  бестолкового разговора один из них согласился показать курган, хотя сомневался, ведь в деревне не живёт более 30 лет. После долгого блуждания по лесу он сказал, надо вернуться в деревню, просить Сашку-лесника, он уже должен  вернуться из Лукоянова.  Его мы увидали издали. Заметив нас, чужих людей, он не стал заходить в дом, дождался.  «Ох, ребята, не успеем!»- сказал, глядя на солнце лесник. Однако повёл нас. Мы разошлись цепочкой, блуждая по заросшего мелколесью лесу, пока не услышали его голос- «Сюда, садо, нашёл!»

         Невысокий курган, обросший сорным лесом, был совершенно не заметен в угасающих лучах солнца. Торопились фотографировать, я вытащил шпагат, чтоб определить диаметр и высоту. Обмер показал где-то в пределах  11 метров и высота в рост человека. Нас привлекла внимание большая яма, тонны выброшенной земли. «Это наши кладоискатели постарались»- сказал лесник. «Да вот спросить, что нашли, уже не спросишь, померли». Михаил Савлев спрыгнул в яму, я согнулся, чтоб поглядеть срез стенок раскопа. До самого низа черная земля, под ногами Савлева поблескивал белый песок, он для убедительности пересыпал горсть песка в мою ладонь. Начало смеркаться, лесник нас торопил. Я никак не мог понять, ведь место, где курган, да и поля, что рядом белые глины , песок. «А земля-то привозная»- вслух высказал своё мнение и со мной мои попутчики согласились.

        Земляной памятник, неизвестный ранее науке- маар с моей подачи, как культовый памятник получил признание. И далее в экспедиции в Дальнеконстантиновский район, подобный курган был найден благодаря местному топониму Маркуша (март кужо – поляна маара). Около села Чукалы в пойме Потьмалей в Большеигнатовском районе Мордовии также найден большой искусственный курган из привозной земли.  Эта была традиция предков для больших народных сборов воздвигать из привезённой земли курганы-маары. Маар «Кшекуровай» нашими руками, краеведами эрзянского музея был восстановлен. На ней провели большой обрядовый эрзянский праздник с участием фольклорного ансамбля Мордовии «Ламзурь».     Однако открытия наши мааром не закончились, нашлись и новые культовые объекты, которые также музей с помощью шатковского лесхоза вернул к жизни. Восстановили разинский колодец «Разянь лисьма», рядом большое средневековое святилище кереметь. На основе трёх культовых памятников, объявили их музеем культовой культуры эрзи. Музей вплоть до 2000 года, проводил там обряды, летние экскурсии для Лукояновских школьников и студентов.   Для полной популизации эрзянских культовых мест, музей  организовал по теме этнокультуры конференцию, с участием ученых и работников культуры.   А затем создал фильм с участием фольклорного ансамбля из Мордовии под руководством Юрия Буянкина при содействии Фонда спасения эрзянского языка (Четвергов Е.В.), и общественной организации   «Фонд Руця»- Эрюш Вежаем, который финансировал съёмки. Однако, большого внимания со стороны власти, местной культуры не проявлено. Тем более, тогда об этнотуризме не было и речи. Музей опередил время, и эта работа осталась незамеченной.

      КОРОДОМА

     Одним из первых на Нижегородской территории, в частности в Шатковском районе подняли завесу веков археологи Владимир Мартьянов и Виктор Шитов. В течение 4 лет они вели раскопки на «мордовских твердях-городищах» . О них нашли упоминание ученые из русских летописей. В результате поисков и раскопок памятников подняли материальную культуру именно народа эрзя. Обнаружили по реке Тёше еще семь «твердей», в эрзянском языке «кородома». Эти памятники, кроме научных трудов широкую известность не получили. Исправить было это, взялся Музей эрзянской культуры в моём лице. Было изготовлено из нержавеющей стали вывеска памятника. Осталось найти сам памятник и я обратился местным краеведам Кашиным принять участие .  Они предложили принять совместное участие Шатковских краеведов Г.С Шмелёва и Н.И.Резайкина. Выезд состоялся, начало в р/п Шатки, затем в с. Корино и далее наш путь петлял по полевым дорогам к бывшей деревеньке Фёдоровка, что на речке Эльтма. Перейдя вброд, мы углубились в лес. Нас вела Галина Ивановна Кашина. Она лет 10 назад участвовала совместно со студентами педучилища в раскопках. Лес за десятилетие изменился, только еле заметная дорога указывала, что идём мы правильно. Свернули влево, спустились сырой глубокий овраг. Подъём оказался тяжелым, скользила на крутизне под ногами глина, цепляясь за кустарник, медленно поднялись на площадь старого леса. Это и есть твердь-«кородома». По овражному краю идёт неглубокая канава.

       Кашина рассказала, что это укрепленная земляная крепость имеет площадь 4 га, через овраг еще одна крепость. С напольной стороны  фортикация валов и рвов, глубиной и высотой восемь метров. Мы пошли через лес к этим валам. То и дело попадались ямы, не то пни сгнили, не то копали. «Вот здесь мы копали»-указала место Галина Ивановна, а вот и валы. При виде их  невольно склонишь голову перед далёкими предками, какой титанический труд. Только большая масса людей могла их возвести.  Остановились на большом валу. Выбрали толстую берёзу. На его ствол гвоздями закрепил Анатолий Васильевич Кашин вывеску. Зажгли родовую толстую свечу, поставили на полочку вывески, помянули предков по народной традиции хлебом и мёдом, положили жертвенную пищу.

            Пройдя несколько лет, я попытался совместно со студентами сельхозтехникума благоустроить место памятника. Восстановить сруб родника, поставить указатели.  Автомашина «Урал»  таранил лес, самоуверенный водитель сбился с пути, пошёл мелкий дождь, стало холодно. Я пожалел ребят и повернул машину обратно. Поездка сорвалась, и самодеятельность музея организовать туристическую тропу к памятнику угасла. Конечно, были опасения, что известность памятника погубит его. Современные кладоискатели с металлоискателями бич времени, но страшнее их предприниматели лесозаготовители. Именно они, по рассказам очевидца, длинными тросами протаскивали хлысты вековых елей через валы памятника, прорезая в них траншеи. Может, действительно открытость памятника спасало его от мародеров, как знать!

ПРЯКА

   Этот памятник природы, ледниковая морена, сложилась из мелкой гальки  и черно-синей глины. Таких почв в округе больше нет. Но уникален памятник своей округлой формой, большой возвышенность.- холма, почти идеальной круглой формы. Его омывают со всех сторон речки, берущие начало и текущие в противоположные стороны на многие километры. Это речка Пандуга, несущая через Разинские леса свои воды в реку Алатырь. Противоположная речка Патерга, петляет по оврагам между полями к селу Аоре и далее свои воды несёт на север в реку Тёшу. Но удивительно ровная площадь, довольно большая под крутизной северного склона, вода там неглубокая, стоит ровным без движения гладью. В летние сухие времена, обнажается и быстро покрывается зеленью трав. Этот холм в народе прозывают прякой, т.е. пирогом. Действительно, словно подовый хлеб из печи выделяется на фоне берёзовых рощ, которые обрываются у самого склона возвышенности. Пряку, не видно с шоссе Лукояно- Разино. Находится памятник в двух километрах от села Иваньбиё и Рамановкой. Надо спуститься с дороги на северо-запад и пройти сто-двести метров и перед вашими глазами во всей красе и экзотике открывается пейзаж. Склоны между березняками проросли люпином, белым, синим, фиолетовым, отдельно стоят пышные сосенки, всё это придаёт удивительный фон для памятника. С каждым шагом Пряка увеличивается размером, становится большим холмом. Преодолеваем речки и мы находимся уже на морене, редкой растительностью и фиолетовыми головками реликтового дикого чеснока. То и дело натыкаемся на чёрные башенки муравьиных куч.

  Задача музея была создать музыкальный фильм, с красотой эрзянской земли и в первую очередь культовыми местами Лукояновского района.  Группа мужчин, их десять человек, эрзянских праздничных в рубашках, шли с музыкальными инструментами. За ними съёмщик фильма и сопровождающие, медленно поднимались и останавливались для фиксации кадра на древнем памятнике. Все были очарованы красотой открывшегося простора, эрзянская песня приводила дух в восторг, сливаясь в одну мелодию и краски лета и мелодию музыки в единый образ Родины. Со всех сторон холма обступали белоствольные рощи, на юг и запад уходила синяя поволока леса. На север уходила бескрайняя ширь полей.

   О том, что здесь, на этом большом холме, с древнейших времён жили люди, имеются находки орудий каменного века. На северном склоне ямы-следы землянок. На памяти людей остался огромный яблоневый сад на этом холме и старик, который постоянно здесь жил по прозвищу Олго-атя. Сад высох и в советское время тракторами склон ровняли под поле, 2 га. Но кроме гречи на этом поле зерновые не давали большого урожая. Поэтому, поле колхозники оставили, и оно приняло своё первозданное дикое лицо. Место удивительно подходит для посещения экотуристов.  Красота древней эрзянской земли еще щедра холодными родниками, ягодами, грибами.

СКАЛА В ОВРАГЕ

        Встреча с культовым объектом, притом седой старины, событие волнующее. В глубине глубокого оврага, где царит полумрак, под ногами шелест полуспревшей листвы, там царственно выпирает на вас массой гранитная скала. На краю оврага камень смотрится не таким уж большим. Когда спускаешься  вниз, по крутому склону, осторожно ступая на земляные ступеньки, кем-то наскоро сделанными, камень растёт на глазах и становится не по себе перед массой  серо-розовая стены монолита.  Седые пролысины мха по верху и отвесным бокам провисают явно искусственно обработанного человеком камня под куб.  Первое впечатление, может быть самое верное – это алтарь святилища. Поистине природный храм. Его охраняют тучи комаров, жадно набрасываются на открытые участки тела, нагло лезут в ноздри, в уши и глаза. Перед кубом скалы полу - засыпанная оползнем гранитная плита, явно квадрат. Сомнений нет - это культовое место наших далёких предков.  Наша группа, краеведов и работников музея уже во второй раз. Задача выяснить характер памятника, немного его очистить и сделать выводы. Не смотря, на комариную агрессию, четыре человека начали работу: расчистку плиты, обмер, фотографирование. Конечно, вызывает удивление, как мог перенести  ледник с Скандинавии в доисторическое время такую массу, не менее 12-20 тон скалы. Больших камней на юге Нижегородчины не так много, они есть, но далёко отсюда в других местах. Этот камень превосходит своим весом и размером все камни в округе. Ушёл под землю значительная его часть. Старшее поколение помнит скалу более высоким и ручей, который ныряет под камень, а затем выходит на обратной стороне был более сильным. Много баек на языке местных жителей и не без основания. Они, прежде всего,  пытались объяснить сами  себе природу камня, ведь выходов скальных отложений нет в округе. Рассказам, можно относиться по- разному. Это местный фольклор, а истину унесли те поколения, которые поклонялись камню.

   К примеру, жительница из села Салдо-Майдана, конца 19 века рождения, оставили внукам рассказ, что камень раскололи их мужики, толи поп их заставил, толи жернов хотели изготовить, но их крепко напугало каменная кровь, они поняли, что святодайствуют. Другой пожилой житель Аоре утверждал, что на камне были какие-то письмена, наверно история их села. Но так как деды их были неграмотными, прочитать не смогли, а ныне знаки ушли под землю. Однако, к феномену могу добавить, что камень действительно культовый, широко известный народу. Ил из под камня, брали для лечения радикулита и вылечивались. Есть байка, что сам Серафим Саровский навестил камень. Этому камню, несомненно, поклонялись люди еще в неолите. Такие племена, что дали топоним селу Аоре, вполне могли быть Арсы, Аорсы, Эрии, Эрзя. Древние времена люди раскололи камень и гранитном квадрате проводили культовые обряды. Возможно, сжигали эрии своих умерших соплеменников. Памятник интересен для исследования, а также посещению туристами.

 

ЭТНОПАРК

      Строительство  эрзянского музея - этнопарка на роднике, рядом с шоссе вблизи села Новоселки – это очередная наша работа. Идея опять опередила нашу Лукояновскую косность, но оживилась проводимыми там фестивалями эрзянской песни.  В России их, судя по данным интернета 47, в 36 регионах страны.  Наш этнопарк,  вошел по оригинальности в одно из первых мест. Площадь от родника вдоль дороги была занята нами без всякого кадастрового оформления. Рядом плодородные земли обрабатываются, они проданы, это бывшие колхозные земли  пали в частные руки нижегородцам. Только эта «неудобица»  осталась не проданной и здесь наша идея общественников эрзянского музея нашла воплощение. Известность получила не только из-за благоустроенного колодца «Кельмелисьмалеень лисьмапря», но и ежегодным фестивалям регионального значения. Чтобы придать месту национальный калорит , с 1908 года по 2015 год построили и открыли три десятка скульптур и памятников. Зрелище красивое, оно привлекает людей, как парк  деревянной скульптуры. Персонажи эрзянского фольклора, памятник-мемориал предкам, историческим лицам, детская площадка, всё это впечатляет. Рядом в роще Лукаш восстановлен историческое молебное место эрзян «Лугакужо». В округе есть и другие памятники.   Созданы все условия для внутреннего туризма. Курировать это направление может только музей эрзянской культуры, обладающей полной информацией краеведческого и фольклорного значения. Это значит, что этнотуризм и экотуризм в Лукояновском крае организовать не только возможно, но уже сделано довольно много для приема гостей. Остается лишь расторопность местных властей, чтоб идти со временем в ногу.

 КАТАЛОГ – «ЭТНОПАРКИ РОССИИ»

    Издан первый тираж каталога этнопарков России. Его создали при участии  Гильдии межэтнической журналистики. В каталоге,  приведена краткая информация о 36 этнопарках и музеях под открытым небом, которые расположены в разных регионах России.  Первое издание каталога будет направлено в этнопарки и в музеи, вошедшие в него и национально-культурным объединениям. В этом каталоге в перечне этнопарков России дан паспорт, т.е. описание «Эрзянский музей- этнопарк и музей эрзянской культуры» г.Лукоянов, Нижегородская область.

Николай Аношкин декабрь 2015 г..

Просмотров: 522

Эта запись блога закрыта для комментариев

Пусъёс

© 2020   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования