Uralistica

Анализ практики переводов софта и интернет-приложений на удмуртский язык

Размещаю текст статьи, которую я намеревался опубликовать в научных изданиях, но по оргобстоятельствам публикация сорвалась.

Текст был написан в июне-июле 2010 года и поэтому не повествует о переводческой активности, имевшей место в конце лета и осенью прошлого года, в особенности о такой стратегически важной инициативе как перевод интерфейса социальной сети "ВКонтакте" на удмуртский язык.

Несмотря на то что в статье исследуются уже устаревшие реалии, теоретические положения анализа и рекомендации, на мой взгляд, по-прежнему актуальны.

 

Артем Малых (рабочая группа «МУШ»)

 

Анализ практики переводов софта и интернет-приложений на удмуртский язык как пример разработки терминологии в определенной отрасли силами низовых активистов


Рассматриваемые примеры перевода интернет-приложений на удмуртский язык – случаи, демонстрирующие  актуальные процессы развития языка (в плане его внутриструктурного развития, развития его лексических фондов) и расширения сфер его применения. Характерно, что данные случаи – примеры активности, инициированной снизу, тем самым наглядно подтверждающие интерес носителей нерусских языков к использованию своих языков в новых сферах, в том числе в области компьютерных технологий и интернет-коммуникаций. Это опровергает часто употребимый в научно-политических кругах аргумент о том, что деятельность по языковому развитию и созданию собственной терминологии на нерусских языках России мотивирована политически и имеет целью отторжение от «старшей» русской культуры со стороны местной национальной элиты; что в целом эта деятельность носит «искусственный» характер и не находит поддержки со стороны рядовых носителей языка.

В условиях минимального присутствия и использования в институциональном пространстве (образование, наука, делопроизводство, общественная сфера) удмуртского языка встает острый вопрос о механизмах его нормирования, механизмах распространения и закрепления новаций, появляющихся в локальных пространствах. Работа таких групп по переводу может стать моделью работы онлайн-комиссии по современному удмуртскому языку, которая взяла бы на себя функции нормирования удмуртского языка. Кроме того, в условиях минимального функционирования удмуртского языка в институциональном пространстве ключевыми сферами его использования, а также каналами распространения и его модернизации становятся именно медиа и интернет.  В этой связи важно разработать такую механику функционирования общественных инициатив по развитию и использованию удмуртского языка в медиа и интернете, чтобы они согласовывались друг с другом и работали на усиление друг друга в условиях отсутствия нормирования  языка «сверху» (постановления специальных комиссий, закрепления определенных норм посредством повсеместного и единообразного школьного преподавания).

На сегодняшний момент в интернете реализуются следующие основные инициативы по переводу софта и интернет-приложений на удмуртский язык:

- перевод интерфейса программы QIP-2005

- перевод терминов и оборотов для Англо-русско-марийско-удмуртского словаря

- перевод интерфейса социальной сети «ВКонтакте»

- перевод форума газеты «Удмурт дунне»

- перевод  основных пунктов меню форума Кукморского района

- перевод интерфейса браузера OPERA

- перевод чата MUCkl форума Кукморского района

Наиболее разработанный и завершенный из переводов – перевод программы мгновенного обмена сообщениями QIP-2005. Это вызвано рядом причин: небольшой объем для перевода, одновременное начало участия нескольких активистов, специальная фокусировка именно на этом переводе, внимательное обсуждение теоретических и технических моментов перевода. Выполнено 89% перевода. В переводе с разной степенью интенсивности принимает участие 15 человек. В ходе работы были использованы и закреплены некоторые принципы перевода определенного типа конструкций, также предпринимаются попытки закрепления уже использованных лексем для конкретных специфических терминов. Перевод интерфейса социальной сети «Вконтакте» не закончен, в связи с временной приостановкой перевода интерфейса сети на другие языки администрацией портала.

 Итогом работы стал перевод основных пунктов меню личного профиля – наиболее используемых выражений для социальных пространств интернета: «мои сообщения», «мои закладки», «добавить в друзья – убрать из друзей». К сожалению, предложения по переводу отдельных пунктов не были систематизированы и нормированы. Таким образом, опыт этого перевода не был централизованно распространен на последующие переводы (в частности, на перевод QIP-2005).

Над переводом терминов для составления Англо-русско-марийско-удмуртского IT-словаря работает 11 участников. В этом переводе преимущественно не учтены наработки начатого немного ранее перевода программы QIP. Возможно, это связано с различием персонального состава участников переводов. Производится перевод отдельных слов и коротких выражений, и в этой связи остро стоит вопрос учета контекста, функционального значения переводимых терминов и их четкой дефиниции. Несмотря на то, что предлагаются английские и русские исходники, переводчики основываются, как правило, на русских выражениях.

Взаимодействие участников перевода  осуществляется в интернете, живых сессий, посвященных переводу, не проводится. Перевод проходит без предварительного выяснения и прояснения участниками некоторых моментов специфики переводимого материала, особенностей устройства приложения – это является отчасти причиной того, что определенная доля оборотов переводится большинством участников просто по составляющим выражение словам, а не по его смыслу, что чревато фактическими искажениями.

Участники перевода не предпринимают предварительных теоретических обсуждений технологии организации процесса и его модерирования (в том числе не выбраны способы отбора лучших вариантов и их закрепления). Также не было дискуссий о лингвистических и методологических особенностях перевода.

Пока вокруг терминологической работы нет масштабных дискуссий и конкуренции между разными переводчиками, аргументация за выбранный вариант перевода незначительная. Формой спора и аргументации выступают лишь комментарии к переведенным фразам – пока они не переросли в полноценную дискуссию о принципах перевода и организации работы. В основном в спорных местах ориентируются на более авторитетных участников, например, на специалистов по удмуртскому языку. Публичных дискуссий по поводу методологии перевода не происходит.  Малое число участников перевода замедляет работу над ним и распространение его результатов.

Важное значение имеет строение исходных фраз: перевод осуществляется по большей части дословный и поэлементный, поэтому чрезмерная ориентация на русские исходные фразы, тем более данные в неполное форме, чревата перенесением синтаксических и морфологических калек из русского языка в удмуртские предложения. Так, например, для перевода слов с указанием политической ориентации пользователя из интерфейса социальной сети «ВКонтакте» некоторые переводчики скопировали морфологическую форму русского исходника монархические, социалистические монархическоесь, социалистическоесь. Хотя для этого перевода нет необходимости в использовании множественного числа, как и в заимствовании русской аффиксальной морфологии – суффиксов –ич и -ск . Копируется сама структура оборота: «по умолчанию» – верамтэмъя – адвербиалис здесь излишен, представляет собой кальку с русской конструкции, нет необходимости в морфологическом калькировании или поиске аналогии для предлога по.

Для перевода используются как употребляющиеся в повседневном обиходе удмуртские слова и выражения, которые терминологизируются для целей перевода (чумолё для слова «база», куштоно для «удалить»), так и неологизмы, созданные комиссией (инлык, одüгмет) или же терминологизированные лексемы из отраслевых словарей (чильпыранлык из «Русско-удмуртского словаря географических терминов»). Таким образом, в работе групп по переводам новая удмуртская лексика проходит апробацию и вводится в оборот в интернет-среде.

Использование неологизмов и терминологизированных лексем вызывает проблемы, связанные с лексическими и контекстуальными особенностями вводимых лексем. В бюллетенях термино-орфографической комиссии и терминологических словарях специальные лексемы и неологизмы даются фактически без подробных объяснений их семантики и контекстов употребления. Соответственно, непроясненность семантики и контекстуальности новых лексем переносится в сферы интернет-перевода. Конечно, лексемы, вводясь в оборот в данной сфере, получают определенную контекстуализацию и уточнение своей семантики, но вполне вероятно, что они отличаются от исходных, заданных терминологами. Таким образом, перевод интернет-приложений, осуществляемый низовыми активистами, требует от работы термино-орфографической комиссии и составителей терминологических словарей более подробных объяснений для новых и обновленных лексем.

Низкий уровень нормированности в современных лексических новациях и текущем состоянии удмуртского литературного языка порождает высокую степень расхождений при переводах, хотя при правильной организации процесса многочисленные синонимы и разные формы слов для наименования одного и того же предмета (так, на данный момент существует как минимум четыре варианта для слова «образование» без дополнительной спецификации семантики каждого из них: тодонбасьтон, дышетскон, дышетскем, тодон-валан) могли быть использованы в целях разграничения значения терминов.

Отсутствие технических терминов вынуждает переводчиков прибегать к описательным терминам и выражениям: уже закрепившийся в подъязыке интернет-сферы неактивный в удмуртском переводе передан описательно  - ужрадэ пыриськисьтэм «не участвующий в мероприятии».

В ряде случаев возможно возникновение трудностей при совпадении форм у слов, обозначающих профессию и функцию, выраженных с помощью причастия и предикатов, использующихся для характеристики, также выраженных причастиями (Тüлесьтыд туспуктэмъёстэс радъясь «упорядочивающий Ваши фотографии» и радъясь «менеджер»).

Возможно возникновение случаев наложения форм отглагольных существительных и причастий в составе словосочетаний или фраз (та пусъем файл «этот отмеченный файл», пусъем «закладка»).

Остается нерешенным вопрос о переводе на удмуртский язык слов и выражений, содержащих формант само- или авто-, или же имеющих семантику самостоятельности действия. Так, наиболее часто используемый прием в современной языковой практике, в частности взятый на вооружение членами термино-орфографической комиссии, это использование форманта ас-. Представляется, что употребление формы ассэ- будет более корректным, так как эта форма точнее передает рефлексивную направленность действия (вместо аспусъён ассэпусъён (оба – «регистрация»)). Кроме того, возможно добавление возвратного суффикса –ськ- (пусйиськон «регистрация»).

Участниками перевода приняты и находятся на стадии закрепления предложенные принципы перевода некоторых типов выражений. Так, по рекомендации С. Максимова и В. Данилова было решено использовать для перевода русских конструкций в названии кнопок меню («удалить», «отправить») безличную форму удмуртских глаголов, выражающих долженствование, так как кнопки меню означают команды или требования, которые лучше передаются данной формой нежели инфинитивом удмуртского глагола. Кроме того, одним из консультантов перевода, С. Едыгаровой, было предложено использовать удмуртские существительные в единственном числе для перевода тех выражений, которые в русском используются во множественном, но где употребление множественного числа непринципиально (кусып «контакты» вместо кусыпъёс по аналогии с качы «ножницы» и штань «штаны»), так как удмуртские существительные, обозначающие совокупность или группу предметов тяготеют к обозначению этой группы объектов в единственном числе (анай-атай, сиён-юон, улмо сиыны яратӥсько «люблю есть яблоки» - в удмуртской фразе существительное в единственном числе в отличие от русского варианта). Работа над переводами выявила острую необходимость в специализации словообразовательных суффиксов –он/-ён/-н, -эт/-ет, -эс/-ес/-ос/-ёс. Представляется, что, неологизмы, построенные с использованием суффиксов –он/-ён, -ан/-ян должны обладать преимущественно процессуальным значением, а построенные с помощью суффиксов –эт/-ет или –эс/-ос должны обладать более предметным значением, обозначая некоторый объект, вещь, но не процесс. Специализация суффиксов позволит использовать имеющие словообразовательные ресурсы более продуктивно, кроме того, это повысит прозрачность удмуртских неологизмов и терминов, так как слова, построенные с использованием одного суффикса, будут отсылать к определенному типу референтов.

В ходе работы над переводами иногда возникают ситуации, когда приходится делать выбор между разными диалектными формами, обычно участники отдают предпочтение тем языковым формам, которые им лучше знакомы и могут иметь слабую осведомленность о формах в других диалектах. Консенсусное решение обычно принимают участники-специалисты по удмуртскому языку, осознающие важность развития единого литературного языка, которые предпочитают использовать слова с одинаковым значением из разных диалектов в целях разграничения значений смежных терминов.

В работе переводчиков не обсуждается нормативность и степень новизны языкового материала осуществляемого перевода: пока не был поставлен вопрос, должны ли переводчики ориентироваться в первую очередь на обыденное словоупотребление и узус среднего носителя удмуртского языка, делая языковой материал наиболее приближенным к его повседневной речи, либо же своим переводом переводчики намерены в том числе сформировать некие нормы и стандарты, полагая что помимо понятности и доступности для рядового удмуртскоязычного пользователя, переводы должны выполнять конструктивную, педагогическую и ознакомительную функции, знакомя его с лексическими новациями и стараясь их ему привить и работая на развитие самого удмуртского языка.

В дальнейшем мне представляется важным мониторинг и суммирование итогов работы с целью закрепления введенных лексем и оборотов. Кроме того, при переводах необходимо следить за сохранением «духа языка»: частого использования лично-притяжательных суффиксов у существительных, в том числе при отсутствии указания на принадлежность некоторому лицу в русскоязычном аналоге выражения (ср.: содержание и пуштросэз), использования суффиксов, выражающих частотность, сохранения особенностей построения предложений и фраз: причастные обороты должны предшествовать определяемому слову, глагол-сказуемое преимущественно тяготеет к концу предложения, конструкции с распространенным определением приоритетны по сравнению с придаточными предложениями.

Для эффективной конвергенции переводов в интернет-сфере с другими переводами и созданием терминологии в других отраслях необходимо составление компендиума с основной метатеоретической лексикой, которая используется во множестве разных сфер и служит для их описания и анализа («принцип», «основа», «правило», «тип», «вид», «род», «система», «совокупность», «порядок», «множество», «тема», «аспект», «функция», «объект» etc.) Составление такого компендиума позволило бы не заниматься самостоятельным и независимым друг от друга изобретением соответствующих терминов по мере надобности в различных сферах. Кроме того, так как эти термины являются базовыми и на их основе строится множество деривативных и вспомогательных терминов, можно было бы заниматься выстраиванием терминосистем на удмуртском языке в правильном и эффективном порядке следования от базовой и всеобщей лексики к ее более конкретным и частным дериватам.

 

Резюмируя наблюдения, можно утверждать, что переводы программ и интернет-приложений на удмуртский язык являются частью терминологической деятельности в современном удмуртском языке, поскольку в этих переводах апробируются неологизмы и изобретаются новые лексемы, терминологизируются слова из общего языка. Словотворчество в современном удмуртском языке происходит спорадически в разных сферах, разными акторами и с разными целями, но результаты этих разработок не суммируются и не обобщаются, вследствие этого общий темп работ остается крайне низким.

Сейчас стало совершенно очевидно, что назрела необходимость в координации осуществляемых терминологических разработок и в мониторинге локально осуществляемых новаций для аккумуляции опыта. Результатом такой работы может быть глоссарий  общеупотребимых терминов интернет-сферы и наиболее часто используемых выражений и конструкций.

Пример переводов в интернете демонстрирует необходимость создания представительства термино-орфографической комиссии в интернете, которое стало бы площадкой совместной работы и обсуждения всех акторов, заинтересованных в развитии удмуртского языка. Кроме того, такая площадка могла бы сыграть существенную роль в популяризации нового языкового материала: если бы к новым терминам давались более подробные пояснения относительно их семантики, контекстов употребления, их грамматических особенностей, их этимологии, степень общественного одобрения словотворчества среди рядовых носителей языка была бы намного более высокой.

 

Просмотров: 239

Комментарий

Вы должны быть участником Uralistica, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Uralistica

Пусъёс

© 2019   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования