Uralistica

Герд как архэ удмуртского самосознания

Очерк о Кузебае Герде в книге эссе Владимира Владыкина (Омель Лади) "Йыбырскон" ("Благодарение")


На горизонте удмуртской культуры он явился неожиданным огненным метеором. Все заметили его, но поняли не все. Многие гадали: "К добру ли это?" Оказалось, к добру. Но не для него. Впрочем, и для него тоже. Только очень потом.
А пока он горел. Ярко и вызывающе. Некоторые не приняли этого вызова. Не потому, что не хотели, а потому, что ещё не могли. Кузьма Петрович Чайников мучался, метался, страдал, искал. Так завязался "герд" - узел многих его противоречий. И времени тоже.
"По причине ускоренного развития удмуртской литературы" ему пришлось быть одновременно удмуртским Некрасовым, Есениным, Маяковским. Под сильным влиянием Брюсова и Горького. И всё это надо было пережить за считанные годы. Удмуртскому пареньку из деревни Покчи Вуко - Маленькая Водяная Мельница. И до него уже воевали с ветряными мельницами. А ему пришлось - ещё и с водяными. Много воды пролилось на него. И не только воды. А он ещё успел за это время быть: учителем, инструктором, студентом, директором, аспирантом, преподавателем вуза. И ещё: фольклористом, этнографом, музейным работником, лингвистом.
Но всю жизнь он был крестьянским поэтом. Им и остался. В отличие от иных крестьян был бескорыстным и бесхитростным. Много мечтал. Мечтал породнить деревню и город. Метался между ними. Страдал, видя, что не получается. Так и не понял, почему.
А ещё он очень любил петь. Он пел стратсно, выкладывая всю душу. Его слушали, а слышали порой другого. Он пел высоко, а песня падала на землю. Вместе с песней падал и он. Земля притягивала. А ему хотелось в небеса.
Он был Гердом. А Кузёбаем - никогда. Хотя почему-то и любил так называться. Но больше всего он любил свой народ. Любил до ненависти. И призывал решительно шагнуть из проклятого прошлого сразу в прекрасное будущее. Но надо было ещё пережить настоящее. А оно было очень непростым, то настоящее.
Земля и небо были ещё едины. Ему хотелось их разъединить. Приподнять небеса над землёю.
Устал. Хотел, чтобы ему помогли. Развязать его тяжкий узел. Но было некогда. Гооврят, время было такое. И такие были многие люди. Поторопились. Узел просто разрубили.
И Герд снова вернулся на небосклон.
Метеор стал звездою. В жизни так не бывает. В поэзии - случается.
Некоторые говорят: погас.
Многие видят: светит! Пусть свечу его жизни задули, но свет его судьбы ещё долго будет пробиваться к нам сквозь мрак забвения.

***

Герд - чрезвычайно яркая фигура в истории удмуртов. Человек, который настолько выделялся среди своих соплеменников того времени, человек, благодаря личному рывку которого удмурты сделали мощный рывок, сократив своё культурное и историческое отставание. Герд не то чтобы шёл в ногу со временем, это время волоклось за Гердом. Несомненно, Герд принадлежит к миру идей. Герд - это вневременной идеальный образец удмуртского. Герд - тот, кто поддерживает самотождественность удмуртлыка (у Герда - "удмуртлыг") как окончательного референта удмуртской идентичности.

http://community.livejournal.com/kuzebay_ru/3273.html

Просмотров: 155

Комментарий

Вы должны быть участником Uralistica, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Uralistica

Пусъёс

© 2019   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования