Uralistica

Минтимер Шаймиев: “Россия нуждается в национальной политике больше, чем другие страны”

 

В прошлом году в эти дни республика жила в ожидании инаугурации нового президента Татарстана. Уже год, как покинул этот пост Минтимер Шаймиев, который возглавлял республику в течение 20 лет. Тогда многие подумали, что «эпоха Шаймиева» закончилась. Но Первый президент Татарстана остается авторитетной фигурой в российской политике, прежде всего как защитник идеи федерализма. Минтимер Шарипович дал эксклюзивное интервью газете «Ватаным Татарстан». Мы решили ознакомить наших читателей с текстом интервью (текст может содержать неточности вследствие перевода с татарского).

Никого не собираюсь критиковать

- Год назад, покинув пост президента, вы признались, что учитесь не работать по субботам. Ну как, уже научились?

- Так как долгие годы приходилось трудиться на руководящих постах, отдых мне доставался крайне редко. Суббота всегда была обычным рабочим днем. Если удавалось пораньше закончить работу и сходить в баню – большое счастье. Год назад, после того, как ушел с должности, адаптироваться к новым условиям жизни было нелегко, скажу прямо. В первые недели в субботу испытывал чувство вины, оттого, что не пошел на работу. Это не красивые слова и не притворство. Просто привык работать. Отец, прослужив 26 лет председателем колхоза и сельсовета, даже после выхода на пенсию в самые холодные зимние дни уходил на колхозные фермы, беспокоился, как бы новорожденные телята или барашки не замерзли. Я тоже уже убедился, что ответственная работа становится образом жизни. Последние три месяца стараюсь по субботам отдыхать, если нет никаких срочных дел.

Для меня стало очень важным осуществлять проект по восстановлению Булгар и Свияжска. До того, как начать, я не мог даже предположить, каким огромным будет объем работ. Вроде бы все просто – организовал фонд и начал дело. Надо контролировать научно-исследовательскую работу, не допускать ошибок во время ведения строительных работ, быть предельно осторожными. Меня никогда не оставляло желание заниматься всем этим, но я даже не представлял, насколько большое удовольствие принесет мне это занятие.

- Действительно, вы явно не из тех глав регионов, которые после ухода с должности просто отдыхают. А ведь среди «бывших» есть и такие, кто никак не может найти общий язык с новым руководством, пришедшим ему на смену. Как наладить такое взаимопонимание, кажется, вы хорошо знаете. Не поделитесь секретом?

– Да, в жизни часто такое случается. Вообще, смену руководства я не могу назвать процессом легким. В таких случаях отчетливо видно, кто из себя что представляет. И с положительной, и с отрицательной стороны. Кто то, наверное, собирался всю жизнь занимать эту должность. С этой точки зрения власть – очень страшная вещь. События в арабских странах доказывают это, видим, с каким трудом уходят из власти правители, чей стаж по 30-40 лет, и их нежелание уйти приводит даже к человеческим жертвам.

А то, что я ушел со спокойным сердцем, объясняется легко: президентом нашей республики утвержден Рустам Минниханов, который более 11 лет успешно работал в качестве премьер-министра Татарстана. Как известно, Государственный Совет возглавляет опытный Фарит Мухаметшин. Премьером правительства назначен Ильдар Халиков, человек тоже достаточно опытный. Главы наших районов тоже, в основном, опытные, ответственные люди. Когда я уходил, предупредил всех: не собираюсь никого критиковать и учить. Кого-то критиковать – самое легкое дело, а попробуй сам поработай! Если есть ошибка, то принимаешь ее как свою. Всю жизнь я занимался делом, поэтому не считаю достойным для себя критиковать кого-то на словах, учить со стороны.

Руководитель не должен жаловаться

– Хотя для руководителя критика должна быть привычным делом…

– Жизнь так устроена, власть ругают и по делу, и без причины, в то же время, и жить без власти не могут. Например, кое-кто из татарской интеллигенции сейчас предъявляет претензии, что в свое время мы не смогли обрести полную независимость. Это могут говорить только те, кто не понимает ситуацию изнутри. Каково было тогда наше положение, вообще, политическая ситуация в целом, знают, наверное, от силы 2-3 человека. Все не расскажешь. Тогда не было простого решения. Что бы не говорили, для ситуации того времени мы сделали все, что в наших силах. А самый большой успех наш – повышение авторитета нашей нации, мы смогли в корне изменить отношение к татарам. По политической и экономической ситуации в республике Татарстан сильно отличается среди других регионов, и твердой позицией, и крепкой экономикой.

– Значит, не жалеете, что не успели что-то сделать?

– В основном – нет. Не давали пустых обещаний, претворили в жизнь многие успешные проекты. Потому что, зная, какова реальная жизнь, нельзя обмануть себя. Те, кто на любое предложение пытается ответить положительно, руководители, дающие несбыточные обещания, долго не задерживаются. Да, от тебя всегда ждут только хорошие слова. И ведь говорить их хочется! Трудно сдерживаться. Особенно на митингах. Там требуют:  «Свобода! Независимость!». Выходили с лозунгами: «Шаймиев, ты татарин?», «Дудаев – герой! А ты – слабак!». Даже злость берет. Кричать то они кричат, но что ожидает впереди, не знают. С народом работать не так легко. Только жаловаться тоже нельзя, потому что знаешь, где работаешь. Руководитель не должен думать, что ему кто-то что-то должен.

Никуда не хочу избираться

– Есть ощущение, что сейчас вы более открыто и свободно выражаете свое мнение по поводу политической ситуации в стране. Скоро выборы. Вы как-то будете участвовать в них? Раньше ведь вы служили «паровозом», тянувшим вперед «Единую Россию». А в этом  году?

– В политике, затрагивающей интересы нашей республики, наша позиция всегда была открытой. А что касается выборов, я не хочу никуда избираться, и не собираюсь избираться. Я являюсь сопредседателем Верховного Совета «Единой России», потому что я один из организаторов партии. Не так, что партию «Единая Россия» кто-то организовал, а мы туда просто вступили. А потому, что я один из основателей, я состою сопредседателем в партии.

– А сейчас собираетесь помогать этой партии?

– Оставаться сопредседателем не собираюсь. У партии есть Верховный Совет, президиум, там надо работать. А я нахожусь в отдыхе. Не собираюсь активно участвовать в работе партии. Оставаясь членом партии, собираюсь уходить из ее руководящих органов. Думаю, что подам заявление об этом в ходе очередного съезда.

– Вы сказали, что основали эту партию. Сегодня у вас нет ощущения, глядя на свое детище, что вы породили какого-то монстра? Татарстан – регион, который сделал самый весомый вклад в развитие «Единой России». По количеству членов партии мы на первом месте в России. И на выборах всегда набираем рекордное количество голосов в пользу «Единой России». Значит, вроде имеем право ждать от нее какую-то поддержку, ответную помощь. Но на деле получается наоборот – исключение регионального компонента из образовательных стандартов, отмена права выбирать руководителей регионов, лишение республик президентства – все эти действия, пробудившие недовольство у населения Татарстана, выполняются руками «Единой России». Тогда зачем нам нужна такая партия? Может нам ориентироваться на другую партию?

– Ваш вопрос уместен, потому что такой вопрос возникает и у нас самих. В то же время, перечисленные вами попытки, хоть и в другой форме, все равно проявились бы. В этом ничуть не сомневаюсь. От таких, как Жириновский, проявились бы в еще более жесткой форме. К сожалению, сегодня у нас нет партии, радеющей за ведение национальной политики в стране, за многонациональный, федеративный государственный строй в России.  Тем, что членов «Единой России» у нас много, и есть наши люди в руководстве, тем, что в Госдуме много наших депутатов, мы стараемся создать какие-то возможности для себя. Но если бы мы не состояли ни в какой партии (а «Единая Россия» среди них самая большая), было бы еще хуже. В то же время, несмотря на то, что «Единая Россия» составляет парламентское большинство, она не может оказать достаточное влияние экономической и политической ситуации в стране. Вот об этом надо задуматься. В Думе решения принимает она, но партии не хватает отстаивания собственной позиции, твердости в осуществлении программных задач, у партии не появилось свое лицо.  Она почему-то все время в некоторых политических направлениях тянется «налево», на позиции коммунистов. А я уже раньше обоснованно заявлял: «Единая Россия» должна быть правоцентристкой партией».

– Если есть необходимость политических перемен, они как-то проявятся во время этих выборов?

– Когда началась перестройка, в 90-х на майданах было мало молодежи. На улицы выходила интеллигенция, люди среднего возраста. Хотя тогда нельзя было говорить, меня все время тревожила мысль: как бы не поднялось студенчество, и не погубило все. Ведь молодежь может и погорячиться,  выйти на улицу в нетрезвом состоянии, если тогда молодой человек одной национальности начнет драться с представителем другой национальности, из маленькой искры загорелось бы пламя! Вот этого боялся. К счастью, ни единого такого случая не оказалось. Поэтому, наверное, было к лучшему, что молодежь не участвовала в митингах тогда.

А сейчас молодежь активизировалась, она не равнодушна. Это поколение, созревшее в годы свободы, понимает политическую ситуацию, видит, что без них нет будущего. Развитие средств массовой информации, Интернет привели к огромному росту общественного сознания. Сейчас влияние молодежи будет очень заметным.

– Как Вы считаете, могут ли у нас произойти народные волнения, подобные тем, что в арабских странах? По мнению некоторых экспертов, политический режим в России достаточно сильно похож на режим в некоторых из этих стран, например, в Египте.

– Не думаю, что у нас ситуация похожа на их ситуацию. Россия довольно заметно продвинулась вперед по пути демократии. Президент избирается, время его правления ограничено Конституцией, хоть и с трудом, появляется многопартийность. В упомянутых вами странах уровень жизни достаточно низкий, в то же время с помощью Интернета повлиять на настроения в народе, формирование общественно сознания стало гораздо легче. Не удивительно, что народы, которым нечего терять, стали зачинщиками народных волнений. А в России ситуация другая. К тому же население страны на 100 процентов образованно. В нашей истории революций, потрясений было и так много, этого достаточно.

Закон, запрещающий называть глав президентами – не бесспорный!

– Тогда с чем вы связываете усиление у нас межнационального напряжения в последнее время? Весь мир идет к этому? Сейчас ведь даже самые передовые государства Европы стали отказываться от идеи построения мультикультурного общества. Или трения между народами России – историческая судьба нашей страны? Может кто-то перед выборами пытается разыграть «национальную карту»?

– Корни этой проблемы глубокие. Я всегда говорил: в России должна быть национальная политика. Россия больше нуждается в национальной политике, чем другие страны. Хотя Президент России Дмитрий Медведев национальные вопросы оставляет на усмотрение регионов, этот вопрос никак не может быть решен без участия руководства страны. В условиях демократического развития мы неизбежно к этому придем. И не надо нас сравнивать с США. Это же совсем другой мир. История Америки – всего двести с лишним лет. Те, кто туда переехал, не думали о нации, они ехали завоевать мир, за богатством. Конечно, они себя называют просто американцами. Но в нашей ситуации придумывать всякие несуразные понятия как «россиянин татарского происхождения» – просто абсурд. Мы не какие-нибудь пришельцы, веками жили здесь. Как сказал наш великий Тукай: «Здесь родились, здесь выросли. Здесь наша смерть». Никто не отрицает что мы «россияне». Тем, что проживаешь в России, ты уже «россиянин». Посмотрите  статью 26 Конституции России (в ходе беседы Минтимер Шаймиев встает и приносит книгу Конституции РФ, в которой некоторые страницы выделены закладками, некоторые статьи подчеркнуты. Далее Госсоветник РТ начал пользоваться книгой, чтобы обосновывать свои доводы. – прим.авт.): «Каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность. Никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности» – сказано в Конституции РФ. Вот и ответ на вопрос о построении новой нации. Те, кто занимается политиканством, пытаются создать общественное мнение. Лучший им совет: не чесать там, где не чешется. Если хотим жить в условиях демократии, должна быть федерация в истинном смысле. В унитарной России не может быть демократии. Мой родной язык, моя национальность – мои права, данные с рождения, их никто у меня не может отнять.

– Действительно, сейчас государственная политика меняется. Некоторые с ностальгией вспоминают времена СССР с его интернационализмом. Чувствуются попытки изменить принципам федерализма. Упразднили название «Президент» в республиках, каких новостей ожидать дальше? Упразднения республик?

– Насколько мне известно, влиятельная широкая общественность республики пока не торопится в вопросе названия «президент».

 

– ???

– Закон, запрещающий называть глав республик президентами – не бесспорный закон! Потому что решать, какие должны быть государственные органы в субъектах – исключительно право самих субъектов. Это никто не может изменить, кроме Государственного Совета республики. Откройте статьи 73, 77, 85 Конституции РФ.

А если кто-то обратится в конституционный суд, однозначно ответить на этот вопрос будет нелегко. Если какая-то республика добровольно примет это решение – их дело.

Этот вопрос уже был предложен в 2001-2005 годах некоторыми депутатами (Ищенко, Харченко) в виде законопроекта на рассмотрение в Государственную Думу. Тогда Правительство официально выступило против этого законопроекта, и на этом основании Госдума отклонила этот проект своим решением от 9 декабря 2005 года. Правительство и Госдума признали этот законопроект противоречащим 11 и 77 статьям Конституции РФ. Это до сих пор так, так как данные статьи Основного закона не изменились.

– А ведь в других субъектах работа по смене названия уже началась…

– Как известно, действительно, некоторые республики сами подняли этот вопрос и осуществили. Я с вниманием наблюдал за реакцией Президента России. Он всего лишь дал рекомендацию. Стоило предложить, пошло-поехало… Республику тоже никто не сможет упразднить. (Минтимер Шаймиев снова открывает Конституцию РФ и показывает статью 5.1.) Поэтому я и заявил, что предложение Жириновского изменить статус регионов противоречит Конституции РФ. Чтобы упразднить республику, сначала надо изменить Конституцию, а они на это не пойдут, потому что Конституцию страны можно изменить только через референдум. Это предложение было «пробным шаром».

– Минтимер Шарипович, Вы говорите, национальные республики не сопротивляясь, один за другим поддержали упразднение названия «президент», и стали осуществлять эту идею. Разве среди глав регионов совсем не принято советоваться, согласовывать между собой какие-то вопросы, сообща строить планы на будущее? Как самый авторитетный из регионов Татарстан мог бы быть лидером в таких переговорах?  Или, так как сегодня руководители субъектов не избираются, эти мысли становятся из ряда фантастических?

– В годы перестройки, особенно в 1990-93 годах, при появлении сложных политических вопросов Борис Ельцин отдельно советовался с главами регионов. Со временем эта практика сошла на нет. Дело не только в избираемости глав, причин этому много.

– После делового визита Рустама Нургалиевича в Башкортостан можно ли говорить о развитии политических отношений между двумя республиками?

– Я считаю, что официальный визит нашего Президента Рустама Нургалиевича в Башкортостан имеет большое политическое значение, потому что его и Президента родственного нам Башкортостана Рустама Хамитова взгляды на отношения между двумя нашими республиками совпадают, и готовы к взаимной поддержке. Самое главное сегодня – действовать через конкретные мероприятия, учитывая интересы обеих родственных народов.



Илдар Миргалимов

 

Перевод Алии Рамазановой

http://etatar.ru/20/39572

Просмотров: 83

Комментарий

Вы должны быть участником Uralistica, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Uralistica

Пусъёс

© 2019   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования