Uralistica

С. Завьялов о латиноамериканской модели образования синтетических метисных наций в Волго-Уральском регионе

 

Сергей ЗАВЬЯЛОВ: "ЗАВТРА МЫ ВСЕ ДОЛЖНЫ ПРОСНУТЬСЯ МОРДВИНАМИ"

Интервью для газеты "Лига наций" №8(9), 7 апреля 2000


– Недавно во Львове, когда мы, как всегда, завелись на национальные темы и что-то заговорили о Мордовии, я говорю собеседнику, редактору культурологического журнала: “А мы, между прочим, знаем “мордовского царя”, он в Питере живёт”. “Это поэт Сергей Завьялов, что ли?”, – угадал собеседник. Представляешь, такое точное узнавание.

– Ну, корни этой легенды в том, что мои предки действительно из царского места – древней столицы Арзамаса (Эрзямаса), района, который был центром мордовской полуудавшейся – полунеудавшейся в 13 веке при инязоре (царе) Пургазе государственности, района, сопротивлявшегося христианизации дольше других (последнее восстание совпало с наполеоновской войной) и одновременно – района, лидирующего в русифицированности и уже в середине 19 века практически перешедшего на русский язык (этническая группа терюхан).

– И кто твой народ?

– В последней переписи населения чуть больше одного миллиона человек заявили о своей принадлежности к мордовскому народу. Из них одна половина живёт на своей этнической родине (Республика Мордовия, Пензенская область, юг Нижегородской области, запад Симбирской, юго-запад Чувашии), другая – составляет диаспору, сформировавшуюся в основном в 16-17 веках в результате русской колонизации. В самой Мордовской республике это два слабоконсолидированных племени – эрзя и мокша – говорящие на взаимослабопонимаемых диалектах, живущие в сёлах по разные стороны реки Инсар.

– В своих стихах ты часто упоминаешь и о других восточно-финнских народах – коми, удмуртах, марийцах...

– Да потому что у нас – одна этническая судьба, во многом сходные демографические процессы, в каком-то смысле – единый статус внутри российского государства. И всё это очень мало похоже на то, что происходит в других регионах России. В отношении этой большой территории, включающей четыре страны – Мордовию, Марий Эл, Удмуртию и Коми – лежащих к востоку от Москвы и вплоть до Урала, мне представляется актуальным изменение модели национального самосознания с “или – или” на “и – и”. Этнические процессы, протекавшие здесь в последние три четверти века, приблизили их к “кельтской модели”, т.е. метисизации и в значительной мере потере национального языка, с одной стороны, и пробуждению национального самосознания, с другой. Здесь актуально не "или русский, или мордовский", а "и русский и мордовский". Наш опыт приглашает к пересмотру самого понятия “этнос”, сдвинуть акцент с расового и языкового аспектов на идентификационный, то есть понимать этнос как более зыбкое, непостоянное, переменчивое, почти интимное. Он требует “новой искренности”.

– Политологи утверждают, что именно этот регион – одна из наиболее спокойных российских национальных провинций. А ты описываешь существование региона в явно кризисных этнопонятиях. Насколько это справедливо?

– Говоря о спокойствии финно-угорского региона, обычно невольно подменяют описание сравнением. Конкретно – сравнением с Кавказом. Да, здесь всё другое. И модель этноса иная. И иное прошлое. Но иной драматизм не есть отсутствие драматизма. Если на Кавказе мы сталкиваемся с абсолютизацией этноса, то здесь придётся отказаться от простой линейности, как отказалась от неё геометрия и физика. Здесь иной уровень сложности.

– В чём эта сложность?

– Регион ранее всех других оказался в поле русской этнической и государственной экспансии (Коми и Мордовия в 13 веке, Удмуртия и Мари – в 16-м). 700 лет – слишком большой срок для актуальности плоскостной картины. В 17 веке уже две трети населения Мордовии стало русскоязычным. Но далее этот процесс не шёл по привычной ассимиляционной схеме. Здесь сыграло свою роль прежде всего различие в ментальности и культурной модели мира у финно-угров и славян. Повторилось то же, что было на Британских островах. Лингвацид (гибель языка) не повёл за собой этноцид (гибель этноса) . Мало того, после создания в 1934 году Мордовской АССР процессы пошли во многом в обратную сторону. Сейчас в Мордовской республике так же, как и 300 лет назад, треть населения говорит на мордовских диалектах и имеет мордовские паспорта. Но две трети русских перестали быть русскими из-за того, что эрос, как ему и положено, выше этноса: сейчас в городах и районных центрах республики практически невозможно встретить моноэтнические семьи. Русские остались в глухих деревнях, и это – в основном лица преклонного возраста. Иными словами, население метисизировалось.

– Не хочешь ли ты сказать, что мордовский сепаратизм невозможен?

– В демократической стране с федеративным устройством – да, невозможен. Но в стране, где систематически звучат речи о богоносности, исключительности и избранности русских?..

– Есть ли у тебя культурологический прогноз для своей страны?

– Я думаю, что в финно-угорском регионе в ближайшее десятилетие повторится латиноамериканский вариант рубежа 18-19 веков. Возникнут новые нации. Да в сущности уже возникли. Этнические эрзя и мокша, равно как и русские, отойдут на этническую обочину подобно лесным индейцам Перу или Эквадора. Возникнут новые метисные нации с русским языком, но не русским (хотя и не вполне эрзянско-моршанским и проч.) самосознанием. Так что останется ждать только Боливара (смеётся).

– Как ты думаешь, так ли, как и ты, представляет себе будущее своего народа мордовский президент Меркушкин?

– У этого вопроса есть предыстория. Первый демократический президент страны Гуслянников прославился предложением преобразовать республику в Саранскую область. Парадоксально, но ставленник номенклатуры Меркушкин оказался лучшим выразителем национального духа, чем его либеральный предшественник. Но надо иметь в виду, что Меркушкин – мокша, а это в республике неминуемо влечёт за собой определённые ассоциации. В советские годы, грубо говоря, номенклатура рекрутировалась из мокши, интеллектуалы – из эрзи. Из этого логически следует, что очередным президентом должен быть метис, или русскоязычный терюханин с русским паспортом т.е. я (смеётся).

– Раз уж ты такой записной носитель современного мордовского менталитета, расскажи, какие вещи живо задевают твоё национальное самосознание?

– Как бытовой мордвин, я постоянно болезненно реагирую на некоторые русские поведенческие стереотипы. Например, помню из детства реплики русских старушек в одном из мордовских райцентров: “Пятьдесят лет советской власти, а по-человечески говорить не научились”. Тогда я начинал горячо ёрзать на стуле. Но и даже не как бытовой мордвин, я раздражаюсь, когда читаю в учебнике по истории (уже теперешнем) параграф о 300-летнем монголо-татарском иге на Руси и не нахожу симметричного параграфа о 500-летнем “русском иге” в Татарстане. Вообще всякие разговоры о малых нациях, зоологический интерес к национальности собеседника меня, естественно, возмущают.

– Я слышала такую песенку: “О великая Суоми – от Урала до Днепра”. Что ты можешь сказать о проекте воссоздания Великой Финляндии?

– Финляндия действительно показала нам удивительный пример успевания на давно ушедший поезд. Страна, лишённая в середине 19 века национального языка, государственности, выразившейся в произведениях искусства картины мира, она превратилась в один из центров мирового художественного авангарда. Во многом задала тон архитектуре 20 века. Возродила язык. Сейчас Финляндия взяла на себя обучение студентов из наших республик – в сущности, создание национальной интеллигенции. И в этом смысле Великая Финляндия уже воссоздалась. Кроме того, Финляндия с её упорной борьбой во время зимней кампании 1939-40 гг. реабилитировала героическое начало в финно-угорской ментальности, избавила нас от комплексов национальной неполноценности.

– Ты постоянно говоришь о финно-угорском регионе, но известна горячая конкурентность между народами. Много ли у них общего и в чём специфика твоей Мордовии?

– Финно-угры между собой не бОльшие родственники, чем греки, немцы, славяне и иранцы внутри индо-европейской семьи. Мордовская особенность – в пограничии с народами Великой Степи. Мы – единственная финно-угорская страна, лежащая в чернозёмной полосе. Огромные сёла, напоминающие своими размерами казацкие станицы. Сегодня в Мордовии практически нет населённых пунктов с населением меньше 1000 человек. Вся наша лексика, связанная с металлообработкой, заимствована у скифов. Гипертрофированный в традиционных общинах культ мёда, иные породы “мировых древ”. Мы отличаемся от наших родственников так же, как мордовское пуре (медовая водка) – от пива Калевалы.

– Во всех переписях населения последних десятилетий мы видим постоянное снижение численности мордвы в России. Прокомментируй, пожалуйста.

– Первая причина сокращения количества “мордовских паспортов” и соответствующих ответов в переписанных бланках – мордовская диаспора. Она возникла как ответ на завоевание страны в 16 веке. Национальная мифология связывает её с последним инязором Тюштяном. По легенде, чтобы не оставаться под русскими, Тюштян увёл “настоящих” мордвинов на Тёплое море. Поразительно то, что сами теперешние эрзяне и мокшане, не считают себя мордвинами. В этом, безусловно, проявляется отзвук страшной трагедии, разыгравшейся в те времена. В реальности же из миллиона “паспортных” мордвинов 700 тысяч проживают за пределами республики. В основном – в Заволжье, на территории, которая колонизировалась совместно русскими, казаками, чувашами и финно-уграми после ликвидации татарских ханств. Другая причина – в беспрецедентном распространении межнациональных браков, по законам советской ментальности не могущих иметь “нерусских” детей.

– Как относятся мордвины к отмене графы “национальность” в новом паспорте?

– Нормально. Потому что в наших условиях эта графа ничего реального не отображает.

– Твоя предвыборная платформа?

– Для того чтобы общество могло нормально функционировать (в том числе проводить например, экономические реформы) нужно согласие его членов по фундаментальным вопросам. Главнейшим вопросом в полиэтничной стране является национальный. Мы завтра все должны проснуться мордвинами. Не эрзянами, не мокшанами, не (избави бог) русскими, не мишарями (татароязычная группа населения), а мордвинами – по месту рождения и судьбе.

Это повлечёт за собой иное отношение к языку. Не как к средству социальной коммуникации, – это в обозримом будущем останется за русским языком, – а как символу нации. Картине придаст пикантность то, что язык ещё предстоит создать и во многом искусственным образом, во-первых на базе двух младописьменных диалектов (на них в советские годы выходило по одному тоненькому журналу и по одной газетке, а также по 4-5 книжек художественной литературы в год), во-вторых на базе прафиннских корней нужно восстановить утраченные пласты лексики, в-третьих интернациональную лексику грамматически дерусифицировать, приблизив к греко-латинскому оригиналу.

Это в целом повысит общественное внимание к гуманитарным проблемам, к конкретному человеку. Это немыслимо без регулирующей роли государства, без определённого градуса социализма.

– Но это немыслимо и без либерализма.

– Нерешённость национальной проблемы приведёт к тому, к чему приводит всегда и везде, и что я из благочестия не хочу произносить вслух. Не через десять лет – так через двадцать, не через двадцать – так через тридцать. В результате чего любые экономические храмы будут превращены в руины, а их прихожане – в озверевших психопатов.

Беседовала Анна БРАЖКИНА

 

найдено http://www.fryazino.net/forum?action=post&fid=18&tid=115027&page=3

Просмотров: 956

Комментарий

Вы должны быть участником Uralistica, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Uralistica

Комментарий от: Maxim Ryabchikov, Апрель 19, 2011 в 4:28pm

На каком то историческом этапе это было возможно. Сейчас, когда зафиксированы языки, зафиксированы различия, ситуация не такая гибкая.

Кроме того, формирование этнорегиональных идентичностей требует изоляции территории. Если Сибирь отделится от России - то этот вариант можно будет рассматривать, но как формировать такую региональную общность в Республике Мордовия в составе России?

Русские просто не согласятся включаться в новую нацию. Им комфортнее в русском мире и жизнь на территории национальной республики им не мешает быть русскими.

Это утопическая теория.

Комментарий от: Ortem, Апрель 19, 2011 в 3:10pm

"Все мы должны" - это формулировка, вынесенная редакторами в название материала, у самого Завьялова нет амбициозного проекта переплавить русских, эрзян и мокшан в мордвинов.

Я понимаю Ваши эмоциональные реакции, но, по-моему, они касаются не основного месседжа этого текста, а болевых вопросов вроде базовой идентификации: эрзяне и мокшане VS мордва.

Основной месседж этого интервью - это идея того, что в России возможны и необходимы мезоидентичности, все остальные или маловероятны (Эрзянская республика), или являются ассимиляционными (Россия - для русских). Этнорегиональные идентичности вроде мордвы (русские+эрзяне/мокшане), поморов (русские + финно-угорское автохтонное население), пермяков (разноязыкое и разноплеменное население Пермского края, финно-угры и потомки русских колонистов Перми), уральцев и сибиряков могут быть платформой для безболезненной интеграции наследий русских и нерусских в общую идентичность.

Комментарий от: Эрий 13, Апрель 19, 2011 в 4:52am
Видать автор уже сегодня родился -"Тюркомордой", или "мордотюрком"?
Комментарий от: Карташов Сергей, Апрель 19, 2011 в 3:41am
Автор книги думаю свою идею в любом случае не сможет воплотить. по желанию главы мордовии создается мордовская нация, а не мордвинская. да собственно мокшане и эрзяне, новую идею не поддержат. им бы с текущей справиться и пережить.
страна денег не даст на новый "мордвинский" ПРОЕКТ, итак нынешнего хватает.
Комментарий от: Алексей Курчатов, Апрель 18, 2011 в 10:57pm

P. S. "Главнейшим вопросом в полиэтничной стране является национальный. Мы завтра все должны проснуться мордвинами. Не эрзянами, не мокшанами, не (избави бог) русскими, не мишарями (татароязычная группа населения), а мордвинами – по месту рождения и судьбе. 
"

ну не мудак ли?

Комментарий от: Алексей Курчатов, Апрель 18, 2011 в 10:53pm

Автор сего высокопарного интервью, готов при личной встрече, как истиный "представитель разрозненного племени", на пальцах обьяснить свое отношение данному бреду, иначе называть даже не буду. Какое право имеешь ты, рассуждать о том, о чем сам аонятие имеешь только посредственное и отдаленное? Какое право имеешь высказываться от своего маленького я о народе потомком коего являешся и являешся ли вообще?? Болего сильнейшого оскорбления в свой адрес я не получал никогда!!! Так что если есть желание поставить все точки над i милости прошу! Сударь - вы недоросль!

Комментарий от: Jin, Апрель 17, 2011 в 3:31pm
Я за Великую Финляндию.
Комментарий от: Петр Кузнецов, Апрель 15, 2011 в 4:32pm
Человек очень некорректно рассуждает: "все мы должны". Говори за себя, милейший.
Комментарий от: Эрий 13, Апрель 15, 2011 в 3:27pm
– Ну, корни этой легенды в том, что мои предки действительно из царского места – древней столицы Арзамаса (Эрзямаса), района, который был центром мордовской полуудавшейся – полунеудавшейся в 13 веке при инязоре (царе) Пургазе государственности, района, сопротивлявшегося христианизации дольше других (последнее восстание совпало с наполеоновской войной) и одновременно – района, лидирующего в русифицированности и уже в середине 19 века практически перешедшего на русский язык (этническая группа терюхан)........ И в городах Эрзянь Мастор рождаются ... Ну как говорится в семье не без урода! Истинный мордвин, и песня у него промордовская. Такие готовы и арабом назватся ,лиш бы поближе к" кормушке"
Комментарий от: Numulunj pilgä, Апрель 14, 2011 в 10:41am
"и русский и мордовский" т.е. 100%русский фантазер. "бытовой мордвин" не помнящий родства" и своего языка.

Пусъёс

© 2019   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования