Uralistica

Письмо А.Н.Урасиновой П.К.Поздееву

Анисия Николаевна Волкова (Урасинова) поставила первый спектакль на удмуртском языке для населения в с. Ягошурском (сейчас с.Юнда Балезинского района УР) 2 августа 1918 года.

 

Письмо А. Волковой (Урасиновой) П. К. Поздееву

Петр Кириллович, извините за долгое молчание. Причина в том, что это событие – первая постановка на удмуртском языке – по моему является не особенно важным событием.

Вами был поставлен вопрос о том, как возникла у меня идея о подготовке постановки.

Прежде чем ответить на этот вопрос напишу коротенько свою биографию.

Родилась в 1894 году в поч. Малая-Юнда Ягошурской  волости Глазовского уезда Вятской губернии в семье крестьянина середняка. В 1903 году отец умер. Осталось нас два брата и две сетры. Старший брат был уже женатый, а младший только окончил 2классную Балезинскую школу и с осени стал работать учителем в скором времени он женился на учительнице-уроженке гор. Глазова.

Два года и 3 месяца училась я в Ягошурской (Юндинской)церковно-приходской школе. В этих школах больше всего обращали внимание на закон божий, молитвы и различные сказки о святых. В переднем углу класса была большущая икона, перед которой учащиеся молились перед началом уроков с пеньем молитвы. Перед каждым уроком дежурный читал, а перед обедом и после обеда опять пели. В каждое воскресенье обязательно всей школой водили в церковь к обедне. Больше всего обращалось внимание на успеваемость по закону божьему. Учили и по другим предметам, но требования по этим предметам были хуже чем в земских школах.

Брат со снохой, видя, что у меня по русскому языку знания очень низкие взяли меня к себе в земскую школу, где я в 1907 году окончила 4 класса. Вот они же меня устроили и в Глазовскую женскую гимназию. Попасть сюда было трудно. Нашего брата, детей крестьянского происхождения, да еще «инородок», не очень охотно принимали. Когда сноха узнала, что мне в приеме отказали, пошла к начальнице гимназии с просьбой принять меня как крестьянку; гимназия-то содержалась на земские средства, собранные с крестьян. Зачислили меня в параллельный класс и так до 7 класса училась я в этом параллельном классе. В нормальном классе учились дети аристократов, купцов, всяких начальников. Я все время переживала их презрительные взгляды на меня, на плохо одетую деревенскую девчушку. Благодаря своим недюжинным способностям я окончила 7 классов гимназии в 1914 году.

В гимназии нам политические понятия давали однобоко, восхваляли царей, министров, помещиков и вообще всех капиталистов – эксплуататоров. Каждое утро, учащиеся и классные дамы со всей гимназии собирались в один зал для молитвы, после молитвы все поворачивались от икон к портретам царя и царицы и пели гимн «боже царя храни». Что делалось на Руси, мы не знали. Глазов был маленький захудалый городишко, рабочих там было мало, жизнь текла тихо и смирно.

В 1914 году началась первая империалистическая германская война, многих учителей взяли в армию, освободилось много мест и потому я легко устроилась на работу. Назначили меня в 2хкомплектную учительскую школу. Проработала здесь 1 год и перевелась в Извильскую школу (где сейчас центр Балезинского района). Проработала год и меня перевели в Александровскую двухклассную школу. Как бы с повышением, а перевели то потому, что в Извили захотелось работать учительнице из Глазова.

В 1917 году была в Казани на съезде мелких народностей Поволжья. Летом 1918 году была делегатом съезда удмуртов в Елабуге. Где ставился вопрос об организации своей вотской автономии. Вот тут то: т.е. после поездки в Казань и Елабугу я поняла, что мы теперь не «инородцы», а равноправные гр-не.

Раньше мы делегаты съезда, да не мы одни, а вся интеллигенция стеснялась говорить на своем родном языке.

Ну вот и идея для постановки спектакля на удмуртском языке. Равноправие  то мы получили, но большинство не знали и не понимали значения этого великого факта. По приезде из Елабуги противники вотской автономии критиковали меня, высмеивали, говорили, что вот получите автономию и тебя сделают царицей, на деньгах будет твое изображение.

Перевела пьесу я, и перевела эту пьесу потому, что она не так большая для перевода и мало действующих лиц. Постановка прошла успешно. Народу было очень много. Были не только юндинские и мало-юндинские но и из других близлежащих деревень.  Клубов тогда, конечно, не было. Постановку проводили в школе, в которой еще и сейчас занимаются(разрушена в 2005?). Два больших класса были разделены аркой, которую по надобности можно было раскрывать и получался большой зал. Часть этого зала занимала сцена, а большая часть оставалась для публики. Главную женскую роль играла я, а остальных не помню. Пьеска только кончилась, мне надо переодеваться и грим снимать а меня уже требуют, как распорядителя вечера, открыть вечер. До самого утра танцевали, плясали, играли. В ноябре 1948 года перевела еще одну пьеску не помню какую. Эту пьеску поставили в Котеговской школе (Чироково называл народ эту деревню, а писалась Котегово). Здесь тоже школа типовая и так же как в Юнде классы разделены аркой. Народу тоже было много. Да, тогда была молодая, энергия лилась через край, ведь не так то легко было организовать драмкружок, артистов собирала из нескольких деревень. В январе 1919 года вотский политпросвет командировали меня на губернские дошкольные курсы в Вятку выслушать эти курсы не пришлось, помешало колчаковское нашествие.

Вот эти то курсы оторвали меня от работы по самодеятельности. В 1920 году я вышла замуж за Волкова, который работал в волостном военкомате военкомом.

В 1921 году начался сильный голод, он начался на Волге и дошел и до нас. Учителям сначала давали на 8 кг овсяной муки без отрубей, а потом совсем с мякиной 8 же кг., а в начале 22 года совсем ничего не давали.

Зарплаты получали 1 милл. рублей, а на них можно было купить всего пуд картошки. Ученики стали плохо посещать школу, т. к. большинство были голодные и потому занятия в школах прекратились в марте месяце. Очень тяжело было переносить голод. Муж болел брюшным тифом (тогда народ называл голодным тифом). Ели траву разную, опилки мешали в хлеб.

Пошли слухи, что осенью многие школы закроются, а учителя, имеющие свои хозяйства будут временно без работы. А у нашего отца т. е. у свекра хозяйство было мизерное дом, амбар, конюшня да одна корова. Вот мы и вздумали выехать в Сибирь. Мужа демобилизовали, т.к. военкоматы волостные были ликвидированы. Когда мужа демобилизовали он приписался к Бийскому военкомату. Билет на проезд был льготный. Ехали в трудных условиях, в товарных вагонах, целых две недели ехали.

Тяжело было расставаться с родными и знакомыми, с родными краями. Я и сейчас душой и сердцем с Удмуртией.  Я горжусь ее достижениями, быстрым ростом промышленности, сельского хозяйства, культуры и благосостояния народа. Радуюсь тому, что в недрах земли находят полезные ископаемые. Удмуртия изменилась до неузнаваемости. Разве это не радость, когда видишь высоковольтные линии, проходящие через мои родные деревни, родные места.

Хочется еще написать о том, как появилась фотокарточка в национальном костюме. Я была в этом костюме, собранном у соседок, на новогоднем вечере, встречали 1918 год. И вот многие знакомые и родные посоветовали сфотографироваться в этом костюме.

Большое спасибо за сборник стихов К. Герда, но к глубокому сожалению я его не знала и очень жаль, что ему не дали вести плодотворную работу. Большое спасибо за Ваше внимание ко мне. Если бы в 1922 году, хотя бы сотую часть вашего внимания уделили мне я бы не уехала с родины.

Немного напишу о жизни в Алтайском крае. Встретили нас хорошо. Когда пришли в Бийский уездный отдел народного образования. Нам предложили школ около десятка. Мы поехали в саму ближнюю школу от Бийска. Осень была ненастная, грязь везде, ехать далеко было бы тяжело, потому что у меня на руках ребенок, которому шел второй год и парализованная свекровь. Зарплату давали хлебом. Не помню почему, вероятно, потому что курс денег падал и падал. Получали мы хлебом до конца 1923 года. Сколько нам давали хлеба не помню, помню только что за декретный отпуск дали мне 15 пудов проса. Муж тоже работал учителем, образование у него было – второклассная школа. В 1925 году мы с мужем вступили в кандидаты РКП(б) с 2хлетним кандидатским стажем, тогда для учителей был кандидатский стаж 2 года. С 1927 года я член КПССС не имею ни одно взыскания по партийной линии. До самой глубокой старости была в партактиве и в Советском активе. В те годы, как я помню с 23 года, народ сильно увлекался самодеятельностью. Приходилось руководить работой драмкружков и зачастую играть главные роли. Проработала я всего 42 года из них на руководящей работе около 15 лет и один год с 1942-43 г. работала пропагандистом РК партии. Ушла с этой работы по семейным обстоятельствам. Сильно заболел муж. В апреле 1949 года награждена за долголетнюю безупречную работу учителем Орденом Ленина. В сентябре 1956 года ушла на пенсию по старости. А сейчас живу с дочерью и зятем. Они работают учителями, один внук учится в 7 классе. Другой в третьем, а я домовничаю по своим силам помогаю по хозяйству. Имею небольшую общественную нагрузку – работаю председателем Совета старейшин.

Муж мой умер в 1953 году, сын не вернулся с фронта.

Вы, вероятно, мое молчание объяснили тем,  что меня в живых уже нет, но  я пока чувствую себя хорошо.

Вы, Петр Кириллович, пишите, что вся Удмуртия уже знает обо мне. Это вероятно имеете в виду статью в газете «Вперед». Мне из Юнды присылали вырезку. Вы просите написать отклики. Едва ли таковые были, ведь это дело было около 50 лет назад, большинство уже перезабыли. Многие уже умерли. Бывшие противники могут написать отрицательные отклики.

Еще раз большое спасибо за Ваше внимание. За поздравление с новым годом.

Посылаю фотокарточки, оригиналы, которые прошу выслать обратно. Если можно, то прошу послать и переснятую карточку в костюме.

Январь 1967 года АВолкова

 

Дочь Анисии Николаевны - Тамара Ивановна рядом с портретом матери, сделанным по фотографии

 

Постановка спектакля к 100-летию Анисии Николаевны в декабре 1994 года. 

* пунктуация и орфография сохранена

Просмотров: 290

Комментарий

Вы должны быть участником Uralistica, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Uralistica

Комментарий от: Ortem, Февраль 11, 2011 в 9:07pm
к сожалению, события Съезда мелких народностей Поволжья не фигурируют в современном финно-угорском общественно-политическом сознании, а это важнейшая веха истории национальных движений и развития самосознания поволжских народов
Комментарий от: Niimshur, Февраль 10, 2011 в 2:13pm
shunyt. myldyt.

Пусъёс

© 2019   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования