Uralistica

ПРЕДЛАГАЕТСЯ: Забыть этническое...

Виктор Мартьянов
Граждане мира
Коды глобального мира
http://www.chaskor.ru/article/grazhdane_mira_12399


История человечества — это история расширения возможностей для каждого конкретного человека, облегчающая его доступ ко всему достоянию мировой культуры и цивилизации. Это путь, предполагающий постепенное стирание расово-этнических, языковых, культурных и иных границ между различными частями человечества.

Забыть этническое

Как свидетельствуют исследования антропологов, в первобытных племенах все «чужие» людьми не считались. Этим статусом наделялись только представители своего племени. Со временем такие общины превращались в сообщества, связанные не только кровнородственными связями, но и языком, культурой, территорией. Ещё более широкие союзы таких племён и получили в дальнейшем название исторических этносов, или народностей. Далее им на смену приходят ещё более широкие идеологические общности — нации, гражданином которых может стать в принципе любой человек, причём не по рождению, а по осознанному выбору. И наконец, сегодня можно наблюдать, как начинает складываться архитектура космополитического проекта объединения всего человечества.


Постсоветский опыт «отменил» советскую интеллигенцию с её завышенными претензиями на мессианскую роль, указав её довольно скромное место в новой общественной структуре. Новое общество показало, что прекрасно может обходиться без интеллигенции.
Читать дальше
На этом пути давно следует признать: ни у нации, ни у этноса, ни у цивилизации нет ни одного сущностного признака, с которым были бы согласны все: кровь, раса, территория, язык, культура, традиция. Речь всегда идёт лишь о воображаемых сообществах, конечным доводом к существованию которых является не паспорт, антропометрические характеристики, гражданство или география расселения, а вера людей в их принадлежность к сообществу. Как давно отчеканил Эрнест Ренан, любая нация в конечном итоге является результатом каждодневного плебисцита граждан, гордости за великую историю и консолидирующие ценности. И более фундаментальных оснований для наций придумать невозможно.

Вавилонская башня — 2

Глобализация, снижающая значимость локальных идентичностей, создаёт всё более широкие возможности для каждого отдельного человека. Она связана с унификацией и универсализацией прав и социальных стандартов, урбанизацией, возвышением мировой сети космополитических мегаполисов и, наконец, всё большей зависимостью любых конкретных обществ от глобальных политико-экономических процессов.

В урбанизированном «плоском мире» (Т. Фридман) господствует личность, не скованная какими-то локальными идентичностями, в то время как мир культур и этносов — это сельский, традиционно-патриархальный образ жизни, привычный для некой ограниченной коллективности, которая не менялась веками. В глобальном мире этносом для каждого наконец может стать всё человечество. Люди из любых регионов мира всегда найдут общий язык без обращения к локальным идентичностям и этническим стереотипам. Ведь наибольшие возможности для человека даёт приобщение к максимально глобальным стандартам образования, требованиям языка, работы.

Это и есть основная задача любого государства на современном этапе — дать гражданам возможности приобщения к формирующимся глобальным стандартам. Чтобы они могли ими обладать, не выезжая из страны: признание дипломов об образовании, знание английского языка (так уж получилось, что он стал международным), умение обращаться с современными технологиями и т.п. Черпать ресурсы развития в традиции, культурных корнях или даже попытках формирования национальной идеи, не говоря уже об архаичных цивилизациях и этносах-предшественниках, — это во многом мифогенная риторика, выгодная лишь недальновидным элитам.

Сегодня наиболее успешны общества, которые демонстрируют способность жить в соответствии с транснациональными правилами, одновременно их вырабатывая, то есть мыслить с позиций всего человечества и себя лишь как его составляющей части. Такие известные исследователи, как Майкл Хардт и Антонио Негри или Ульрих Бек, давно говорят о том, что пора формировать принципы и практику глобального гражданства, выходящего за пределы современных наций-государств, а также развивать мировые политические структуры, постепенно передавая им суверенитет отдельных стран. И тогда в итоге выиграют все, а не только элиты, эксплуатирующие свои локальные территории, ресурсы и население.

В России задача присоединения к современности осложняется тем, что на разных её территориях политические элиты выделяются по этническому признаку. А значит, политизация этничности неизбежна, т.к. она становится ресурсом для легитимации интересов этнических элит и всех иных заинтересованных локальных групп. Отсюда всяческое нагромождение ложных конфликтов, когда, например, бытовой конфликт русского с нерусским обретает характер этнического экстремизма. В рамках гражданских наций это всегда ведёт к двойным стандартам: выделению коренного или иного населения, привилегированных и всех остальных. Причём больше всего от этих привилегий проигрывают именно коренные и охраняемые (типа американских индейцев или малочисленных народов Крайнего Севера), которые не могут адаптироваться к современности и тихо вымирают. Подобная ретроэволюция выгодна этническим элитам, но проигрывает от неё в глобальном мире большинство — сам этнос, который оказывается заложником своего прошлого, попадая в пространство культурных мифов.

Мир без границ: испытание на косность

В современном мире почти нет непреодолимых границ. Коды глобального мира открыты для всех культур. Глобальная унификация прежде всего стирает несущественные в условиях города культурные отличия, зато даёт новые возможности для любой локальной культуры выйти на глобальный уровень. Проблема лишь в одном: может ли конкретная локальная культура создать востребованный для современного мира продукт, будь то особая кухня, мода, литература и т.п., либо она замыкается в себе.


Обывательский страх перед мигрантами вызван не тем, что их всё больше, но в первую очередь тем, что нас всё меньше. По сути, это страх оказаться чужим в собственном доме. Страх, которым можно легко манипулировать в политических целях. Парадокс в том, что нам нужны мигранты, но мы должны дать им нечто большее, чем предлагают на родине, и нам не уйти от проблем, пока это только деньги, да ещё и без налогов. Мы должны дать им свободу и цивилизацию, а взамен требовать только учить язык и платить налоги, как это делают в Балтийских республиках, — тогда китайцы на Дальнем Востоке, возможно, будут готовы воевать и на нашей стороне.
Читать дальше
Поэтому не стоит жалеть о потерянном многообразии локальных культур и этносов, это естественный процесс. Любой достойный культурный продукт в глобальном мире не пропадёт. Неслучайно даже современники овладевают латынью и древнегреческим, языками мёртвых культур, только чтобы приобщиться к их бессмертному наследию. Хотя ни древних греков, ни римлян давно не существует, никто не может отменить их глобальную культурную значимость. Глобализация коммуникаций и открывающиеся возможности по всемирному распространению любой культуры компенсируют это колоссальным расширением возможностей.

Обратное движение осуществляется в настоящее время лишь в проектах новых автаркий в логике: мы отгородимся от мира и будем лелеять свою неповторимую идентичность. Но это логика секты или гетто. Даже антиглобалисты на самом деле выступают не за отмену глобализации, но лишь за её иные пути и варианты, всё чаще называя себя альтерглобалистами и выступая лишь против глобализации в виде неолиберального проекта.

Риторика отличий, апеллирующая к возврату идеального пасторального состояния, является лишь способом присвоения ресурсов субъектами и институтами, которых процессы секуляризации, урбанизации и глобализации этого влияния лишают. Будь то церковь, лишающаяся своей паствы, или этнос, на чьём языке всё меньше желающих разговаривать, а культуру — усваивать именно потому, что ни то ни другое не даёт ничего полезного и практичного для жизни в современных реалиях. В отличие от тех же древних греков и римлян с их великой культурой, литературой, философией, искусством, правом.

Мировое разнообразие цивилизаций и культурных традиций с каждым десятилетием всё более отходит к области фольклора, исторических изысканий в области традиционных обществ и забав для туристов, желающих оценить местный колорит и предшествующую современности историю. Различие этносов и мировых регионов, обусловленное природой, климатом, географией, верованиями и традициями, особенностями всей предшествующей истории, стирается в ходе «второй волны» (Э. Тоффлер), обозначающей переход от уникальных аграрных обществ к более унифицированному и космополитичному — городскому.

Следует признать: если все современные государства представляют смешение разнообразных культур, традиций, этносов, то государственное регулирование локальных культурных феноменов просто не имеет смысла. Изучение локальных культур и языков вообще никак не должно регулироваться государством: ни запрещаться, ни одобряться. Это вопросы местного самоуправления и доброй воли. Каждый должен иметь право самостоятельно выбрать — учить ему удмуртский язык или английский, осваивать компьютер или учиться топить русскую печь. Государство же должно дать минимум универсальных стандартов глобального мира для каждого гражданина. Любое принуждение граждан к поддержанию локальной идентичности вопреки их воле может вызвать лишь обратный эффект.

Просмотров: 170

Комментарий

Вы должны быть участником Uralistica, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Uralistica

Комментарий от: Niimshur, Ноябрь 7, 2010 в 5:04pm
Два мифа глобализма
Константин Гордеев

Глобализм как идеология установления «нового мирового порядка» не может утверждать себя иначе как под прикрытием мифов. К числу последних принадлежат миф о возрастании террористической угрозы (обоснование прямого геноцида под прикрытием «контртеррористической операции») и о возможности формирования мультикультурного общества, в котором последователи различных традиций «сосуществуют и успешно взаимодействуют друг с другом, как бы не замечая культурных различий».



О лжи первого мифа честно свидетельствуют ученые. В издательстве Университета Чикаго вышла книга Р. Пэйпа и Дж. Фельдмана, двух руководителей крупнейшего всемирного академического научно-исследовательского проекта, посвященного проблеме террористов-смертников, «Срезать фитиль: всемирный расцвет террористов-смертников и как его остановить». Данный труд представляет собой углубленный анализ данных о терактах с участием смертников по всему миру.



Выводы, сделанные учёными-специалистами, сногсшибательны. За 24 года, в 1980-2003 гг., во всем мире было совершено только 350 нападений террористов-смертников, и из них лишь около 15% можно рассматривать как направленные против граждан США. А за последующие 6 лет (2004-2009) произошло уже 1833 самоубийственных теракта, из них 92% - против американцев. Связан такой взлет числа атак террористов-самоубийц с войнами США и НАТО против Афганистана и Ирака и оккупацией этих стран.



Иными словами, «терроризм» до 2003 г. и после (2003-й – год начала американской интервенции в Ираке) – это два разных по природе терроризма, и антитеррористическая кампания ни в коей мере не отвечает ее заявленным целям. Она, как керосин, не пригодна для тушения национально-освободительного пожара, потому что, пишут Р. Пэйп и Дж. Фельдман, именно «военное принуждение является объяснением почти всего терроризма с участием смертников во всем мире, по крайней мере, с 1980 года».



Авторы пошли в своих выводах и дальше, сказав, что истинной причиной интернационального терроризма является «защита политическими, религиозными и общественными организациями региональных сообществ их независимости от иностранного вмешательства», крайними формами которого выступают война и оккупация, «с очевидностью требующие адекватного ответа-самопожертвования». Этот вывод обнажает всю лживость «антитеррористического» мифа, оправдывающего действия агентов глобализма противоборством с якобы «оторванным от народных корней» фанатиками.



Не фундаменталисты-фанатики вынудили США к «глобальной войне с терроризмом», которая в одном только Ираке обернулась гибелью более сотни тысяч жителей, а наоборот – иностранная военная интервенция не оставила выбора тем, у кого завоеватели отняли свободу национального самоопределения. Поэтому за террористическими актами типа «9/11» и подобными ему могут стоять спецслужбы, решающие задачу спровоцировать начало и последующую эскалацию «Большой войны». От взрыва мирных объектов вместе с жителями – к началу военных действий. От начала военных действий – к генерации новых шахидов. От террора, провоцирующего обывателя одобрить «ответный военный удар», – к террору, провоцирующему попавших под него, но выживших, мстить ценой собственной жизни. Маховик глобальной войны раскручивается, оставляя всех в полном неведении относительно того, кто его запустил и с какими целями.



Исторические аналогии напрашиваются сами собой: оба мировых военных конфликта ХХ века тоже начались с откровенной террористической провокации, и пропагандой они представлялись родному обывателю именно как «контртеррористическая операция».



Автором разоблачения «антитеррористического» мифа глобализма вынужденно стала канцлер Германии Ангела Меркель. Выступая в Потсдаме перед молодежным крылом своей партии Христианско-демократический союз (ХДС), она признала, что попытки построения на немецкой земле «мультикультурного» общества провалились. И хотя суть претензий была сведена лишь к тому, что мусульманские (преимущественно турецкие) «мигранты, приезжающие на работу в Германию, должны говорить по-немецки, поскольку только в этом случае они могут стать полноценными участниками рынка труда», однако выводы фрау Меркель оказались вполне в духе прогремевшей на всю Европу книги члена совета директоров Бундесбанка и экс-сенатора Берлина Т. Саррацина «Самоуничтожение Германии», где именитый банкир прямо называет мусульманскую эмиграцию угрозой немецкой государственности.



Т. Саррацин: «Я не должен признавать тех, кто живет за счет государства, государство это отвергая, не заботится об образовании своих детей и постоянно производит только новых девочек в (мусульманских) платочках».



А. Меркель: «В начале 1960-х наша страна пригласила иностранных рабочих в Германию, и сейчас они здесь живут. Некоторое время мы сами себя обманывали и говорили себе: «Они у нас не останутся, когда-нибудь они уедут», но так не произошло. И, конечно же, наш подход состоял в мультикультурализме, в том, что мы будем жить рядом и ценить друг друга. Этот подход провалился, совершенно провалился... Мы не хотели бы видеть тех, кто не может сразу заговорить на немецком языке».



Х. Зеехофер, лидер Христианско-социалистического союза: «ФРГ больше не нуждается в притоке мигрантов из Турции и арабских стран».



Процитированные заявления - не только отражение накопившегося недовольства коренных немцев, повсеместно теснимых корпоративно замкнутыми пришельцами с Ближнего Востока и потому уже мечтающих (согласно опросам общественного мнения) о «сильной руке» вплоть до появления нового фюрера, но и постепенное осознание того факта, что за демагогией о «мультикультурном обществе» кроется политика «заместительной» демографии. И если мусульманский уклад жизни агенты глобализма разрушают путем прямого физического уничтожения носителей традиции в ходе «контртеррористической» операции, то европейско-христианская культура, ослабленная многолетней профанацией её разного рода наемными «интеллектуалами», сводится на нет нашествием представителей иного мировосприятия, иной цивилизации.



С трудом верится, что при титанических усилиях, которыми мультикультурализм идеологически обосновывался, его разработчики «упустили из виду» тот совершенно очевидный факт, что принцип целостности социальной системы требует разделённости жизненных пространств для представителей различных культур, их субординации друг относительно друга и четкого определения той сферы, в которой они могут быть друг другу полезными.



Нарушение данных условий порождает между носителями разных и несмешивающихся культурных традиций конкуренцию «за выживание» в пределах ограниченного социального ресурса. И здесь побеждает более жизнеспособный, т.е. более сплоченный, более неприхотливый, более энергичный, более отвечающий замыслам устроителей «нового мира», ну и более плодовитый. А это не европейцы.



Учитывая, что в результате насаждения «мультикультурности» мусульмане замещают европейцев на их исконных территориях в пределах всего европейского пространства – от России до Испании, признание немецких лидеров в ошибочности мультикультурализма является обличением глобализма в целом, развеивая миф о том, что одного лишь культурного многообразия самого по себе достаточно для возникновения всемирного единства.




Фонд стратегической культуры
Комментарий от: Qurbanov Dinar, Май 21, 2010 в 10:25pm
в http://udmurtology.ru/viewtopic.php?p=3615#3615 я сказал:
эта статья - неправда, обман, ошибочна, неправильна...< и раньше люди были едины. и я только что подумал: и общий язык могли бы сделать уже давным-давно, если бы хотели>2009-11-23 9:34 : и бог так хотел бы<, ничего невозможного в этом нету, не было. даже непонимание групп людей друг-друга нужно. и часть ответа есть в вашем комменте про перевод сказки, нельзя перевести с одного языка на другой с сохранением смысла. если цитировать ту статью, оба предложения первого абзаца неправильные, первое предложение второго абзаца и весь абзац тоже неправильный. и как антропологи могут узнать что думали древние люди? вам вообще не стоило копировать эту статью, наверно!
кроме того, различие языков нужно чтобы люди распознавали друг-друга. бог сказал в "коране" что он создал людей различающимися цветом кожи и языком, чтобы они распознавали друг-друга. я думаю, это надо чтобы преступник, который воспитался одним народом, не мог слиться в другом народе и портить им жизнь, и тому подобное.
Комментарий от: Niimshur, Ноябрь 22, 2009 в 5:12pm
Der... ward noch 1948 gestorben :-(
Комментарий от: Denis, Ноябрь 22, 2009 в 4:42pm
не люблю произведений в жанре "донос" :)
Комментарий от: Niimshur, Ноябрь 22, 2009 в 3:33pm
вот почему меня пужает:
http://averh.narod.ru/extr05.html
Комментарий от: Niimshur, Ноябрь 22, 2009 в 3:28pm
в мире моего детства место было только удмуртскому языку. Все переводы сказок и легенд на русский - это Фиг знает что. И еще родными я ощущаю немецкие сказки... Как-то давно делал на немецкий перевод с удмуртского: тайна не утрачивается! Аглийские версии - тоже Фиг.
я, конечно, знаю причину, но не рискую даже общенародно пояснять, не каждый готов даже понять.
Комментарий от: Denis, Ноябрь 22, 2009 в 3:04pm
Чтобы не выдумывать велосипед на тему "есть этнос / нет этноса", сошлюсь очередной раз на блестящую статью Александра Анфертьева http://www.udmurt.info/library/anfertieff/prolegom.htm

Само же слово "этнос" я считаю уже настолько скомпрометированным разного рода гумилёвщиной, что предпочитаю его не употреблять вовсе, а говорить, вслед за Анфертьевым, об этнических общностях (ЭО).
Комментарий от: Niimshur, Ноябрь 22, 2009 в 10:11am
данную статью неверно понимать как частное мнение. именно относительно данной -ведущей - позиции мы должны переработать нынешние собственные. Нет, они нас не услышат, если не вынудить к диалогу. Придется Нам искать согласующиеся позиции, понятные этим неополитикам. Выхода нет иного: ресурсы не за нами.
Я считаю правильной их позицию. Нашу - тоже. Но, действительно ли нам нужно то, о чем мы тут плачем? Может, мы некую выгоду пытаемся извлечь? может, мы лжем себе?
Комментарий от: Niimshur, Ноябрь 19, 2009 в 11:52am
"Непротиворечивого определения понятий «этнос» и «этничность» не предложено, а значит, и само существование маркируемых ими социальных феноменов может считаться не более чем гипотезой." ЧИТАЙТЕ: http://ashpi.asu.ru/studies/2005/flppv.html

Пусъёс

© 2019   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования