Uralistica

Виктор Шибанов: Как на удмуртском велосипеде догнать европейский мотоцикл?

Уже давно многие ученые утверждают, что науку в России, по сравнению с западными государствами, практически не поддерживают. Особенно страдают в этом плане гуманитарные науки. Какова же ситуация с продвижением и развитием науки в области удмуртского языка и литературы? Какие особенности удмуртской науки? Что исследуют в своих работах студенты факультета удмуртской филологии Удмуртского государственного университета? На эти и другие вопросы попробуем найти ответы у заместителя декана по научной работе ФУдФ  УдГУ Виктора Шибанова.

Как давно Вы являетесь заместителем декана по научной работе ФУдФ?

На этот вопрос не так просто ответить. Впервые, я работал заместителем декана, в то время, когда деканом факультета был профессор Валей Кельмаков.

Затем я стал замдекана, когда факультетом руководил Воронцов. Это примерно 2000-04 годы. После я уехал в трудовой отпуск на год. Три года назад снова вернулся на эту должность. Как говорит нынешний декан факультета Удмуртской филологии Любовь Фёдорова, человек должен работать на одной должности 3 - 4 года, после он начинает застаиваться. Последние три года моей работы для меня не то, что бы наказание, но и вдохновленным я себя не чувствую.

Что делает ФУдФ для продвижения науки?

В нашем университете на первом месте стоит образование, а уже потом все прочее. Студенты получают стипендию не за научную работу, а за хорошую учебу. Если же студенту выделяется грант за научные труды, то чаще всего это происходит в области нанотехнологий. Гуманитарные науки отошли на второй план.

Сейчас идут мощные изменения учебной программы. Российское образование переходит на европейские стандарты. Как мне кажется, в этом есть маленькое благо для продвижения науки. В магистратуре остаются те, кто действительно способен продвигаться дальше по научной стезе. Профессор Кельмаков говорил, что из 50 человек, только у 5-ых от природы есть задатки продуктивного человека. Для того, чтобы эти 5 человек продвигались, необходимо создать соответствующий фон. Не нужно тратить все силы на всех людей, надо уметь выбирать. Сейчас на магистратуру выделяется 5 мест. Выходит, что слова Кельмакова верны. Дай Бог, чтоб в магистратуру поступали те, у кого есть эти природные задатки.

Создается, правда, другая проблема. Случается так, что способные люди уезжают учиться в магистратуре в другие города или страны.  

Что конкретно делается для продвижения науки на факультете? Мы ищем разнообразную поддержку у финского Общества М. А. Кастрена. Так, наши студенты пишут материалы об известных удмуртских писателях и поэтах на русском, удмуртском, английском и венгерском языках. Их статьи выкладываются на сайте Удмуртского государственного университета. За свою работу студенты получают обеды в столовой. В Европе считают, что молодежь нужно кормить. Стоит заметить, что данные публикации не относятся к чистой науке, скорее, это научная популяризация.

Следующий уровень в продвижении науки – это лаборатория. На других факультетах, если нужно что-то новое, то можно найти учебники, монографии. По части удмуртского языка и литературы с этим сложнее. В УдНИИ есть маленький литературный сектор, но в Академии наук его не поддерживают. Есть люди, которые пишут новые научные труды, но их мало.

Как активны студенты в научно-исследовательской работе?

Судя по отчетам участия в конференциях и олимпиадах, среди более, чем 20-ти факультетов Удмуртского госуниверситета, ФУдФ,  как правило, входит в 3-ку лидеров.

Наш деканат делает многое, чтобы отправлять своих  студентов на различные научные конференции. Так, например, в прошлом году 15 человек с нашего факультета подали заявки на участие в конференции в Венгрии. Рассчитывалось, что  поездку 10-ых студентов оплатит университет. Но в итоге, финансовой поддержке было отказано. Пришлось деканату справляться самому. Помогли студентам частично через материальную помощь.

Есть у нас активные студенты. Например, Елена Рябина. Она готова и в Германию поехать на конференцию. Исследует разные темы, то одну, то другую. Однако большинство студентов не так уж интересуются наукой. Возможно, они думают: «Для чего это надо?». Может быть, стесняются выступить.

Я считаю, что за участие в научных мероприятиях нужно платить студентам, как платят стипендию за учебу. Если наука не будет получать денег, то дальнейшего ее продвижения я не вижу.

По каким темам студенты чаще всего пишут научно-исследовательские работы? Какие темы студенты поднимают в своих научно-исследовательских работах?

Тема, которую выбирает студент, как правило, связана с его научным руководителем. То есть, в каком направлении специализируется научный руководитель, на подобную же тему будет писать и студент. Хотя нужно самих студентов спрашивать, по какой теме они бы хотели писать работу. Этот вопрос на нашем факультете всегда был сложным. Когда Любовь Фёдорова только начинала работать деканом ФУдФ, студенты сами выбирали  направления будущих научно-исследовательских работ. Преподаватели же рекламировали себя. Для того, чтобы привлечь к себе молодежь, нужно было подавать информацию в интересной для молодых людей форме.

Однако эта идея не совсем воплотилась в жизнь. Идет нагрузка «сверху» - а именно на каждой кафедре должно быть записано определенное количество человек. Стоит заметить, литературное направление студенты выбирают чаще, нежели лингвистическое. Это, наверное, связано  с более привлекательной формулировкой тем трудов в области литературы. В лингвистике на сегодняшний день больший интерес студенты проявляют к исследованиям, которые предлагает Наталья Кондратьева. Она работает с финским языком. Это привлекает студентов. 10% сильнейших людей на курсе пишут свои работы под её руководством. Её студенты мыслят более самостоятельно, чем остальные. В целом до какой-то глубины в своих исследованиях студент доходит с помощью преподавателя. Работая самостоятельно, у него вряд ли что получится.

Каковы сегодня приоритетные направления развития удмуртской филологии и языкознания?

Приоритетное – это то, над чем пора работать. Необходимо открывать новое. У нас детская литература, драматургия фактически не исследуются. По-прежнему создаются работы по литературе 20-х годов, по произведениям Кузебая Герда, Ашальчи Оки.  Как сказал Кельмаков, в литературе любая тема имеет большое значение для исследования, ибо то, что было сделано в прошлом в грамматике удмуртского языка, почти все изменилось.

Как Вы намерены преодолевать отставание удмуртских исследований по филологии от актуальных западных парадигм и течений?

Из всех поставленных вопросов, этот вопрос, по-моему, самый интересный. Ответить в данном случае можно двумя способами. С одной стороны, задам встречный вопрос: как на удмуртском велосипеде догнать европейский мотоцикл? Этот вопрос будет актуален, пока удмуртская наука будет развиваться не как наука, а как придаток образования. Речь идет не только о финансировании, а в целом об отношении к науке.

С другой стороны, возникает следующий вопрос: почему исследования многих ученых и преподавателей, которые со своими материалами выступают не только в России, но и в зарубежных странах, редко находят место в отдельных работах студентов? Большая часть наших преподавателей в курсе, что происходит в европейской научной парадигме. Почему же эти знания не переходят в материалы? Во-первых, здесь присутствует совместная вина и преподавателей и студентов. В этом случае важен интерес и научного руководителя, и учащегося вуза. Если у меня есть литература по той или иной исследуемой теме, я должен показать эти книги студенту. Подсказывать ему, вместе добиваться результатов. После эти результаты необходимо презентовать на конференциях. Во-вторых, здесь можно констатировать  вину преподавателей. Научные руководители, которые знакомы с европейской парадигмой, могут подать свой материал более интересно – сделать интересные выдержки из западных работ для студентов, сформулировать темы в актуальном ключе и т. д.

Существуют и другие моменты. В прошлом году на базе нашего университета прошла большая конференция, посвященная просветительству. К сожалению, чтобы не понижать общий  уровень конференции, от нашего факультета выступило всего 3 студента. Мне кажется, на международных конференциях должны участвовать минимум 10 студентов. Нам есть, что показать. По-моему, это бы никак не сказалось на уровне мероприятия. Над этим вопросом надо работать, ибо студенты – это тоже наши лица.

Какие планы у факультета удмуртской филологии по развитию научной деятельности факультета?

Сегодня происходят колоссальные изменения в учебном процессе, которые несомненно, влияют на научную деятельность факультета. Нам, как и прежде, необходимо поддерживать обмены студентов с Европой. Также сейчас есть возможность получать гранты, участвуя в определённых мероприятиях. В этом наши плюсы.

В настоящее время мало людей, желающих поступить на факультет удмуртской филологии. Мы вкладываем огромные усилия, чтобы хотя бы получился добор студентов. В скором будущем будут поступать абитуриенты, не владеющие удмуртским языком. Так сложилась ситуация в республике. Может быть, мы будем тратить 2 года обучения только для того, чтобы научить студентов понимать и говорить по-удмуртски. Тогда о каких-то научных  результатах много говорить не придется.

Каковы планы факультета по взаимодействию с другими финно-угорскими образовательными и научными учреждениями?

Существует ассоциация финно-угорских университетов. Временно ее возглавляет Удмуртский госуниверситет. У ректора УдГУ Семена Бунтова и его правой руки Любови Фёдоровой в этом направлении есть довольно большие и реалистичные планы.  Самая крупная работа ассоциации на данный момент – это обмен опытом с профессором Яношом Пустаи и Европейским Союзом. Поскольку Вас больше интересует молодежь, то могу сказать, что в рамках совместной работы с ЕС были созданы термино-орфографические словари, над которыми работала и наша студентка Ольга Тронина. Она составила два словаря, один из них по обществознанию.

Также в области международных отношений факультета большие ставки делаются на работу со студентами – проводятся различные мероприятия и конкурсы. Это, например, конкурс «Универведение» на базе Сыктывкарского государственного университета. Здесь выявляются музыкальные таланты студентов. В Марийском университете прошел конкурс красоты «Мисс финно-угрия – 2012». На базе УдГУ проводится учеба студактива среди финно-угорских вузов. Состоится также гала-концерт «Студенческой весны – 2012», где выступят студенты из финно-угорских университетов.

Конечно, молодые люди с нашего факультета примут участие в конференции «ИФУСКО». Проводятся и другие мероприятия.

Какими исследованиями сейчас занимаетесь Вы?

 Моя жизнь развивается по теории «осьминога», у которого примерно 7-8 щупалец. То есть, я работаю в разных направлениях:

  1. Я – преподаватель вуза;
  2. Я являюсь заместителем декана по научной работе, где проходит и преподавательская линия;
  3. Работаю над учебниками для учащихся 6-9 классов общеобразовательных школ;
  4. Я – член Союза писателей Удмуртии. Отвечаю за писательский мир и за контакты с Европой, в том числе с Финляндией, Венгрией и Эстонией;
  5. Я – поэт;
  6. Занимаюсь шахматами;
  7. Отдельная линия моей жизни, которая для меня является и наукой, и искусством – это этнофутуризм;

Если мое имя и останется в истории, то именно благодаря моим исследованиям в направлении этнофутуризма.

Этнофутуризм по сей день остается фронтиром удмуртской литературы и культуры в целом? Или его место заняло другое течение?

Подъем этнофутуризма пришелся на 2000-04 годы. После этого идет некоторый спад течения. Были, конечно, отдельные всплески, как, например, работы Арзамасова.

Дарали Лели писала дипломную работу по этнофутуризму. Сначала она была очень увлечена темой, но постепенно ее заинтересованность падала. В конце концов, она заявила, что время этнофутуризма прошло. Дарали посчитала, что теперь наступило время нового течения – гламур.

Позже я встретился с ныне покойным Алексеем Геннадьевичем Красильниковым. Он предложил идею нового течения, близкого к этнофутуризму. Он назвал его этносаундрек. Но доделать работу в этом направлении так и не успел.

Однако, как я полагаю, свою силу этнофутуризм ещё не истратил. До сих пор появляются работы по этому направлению. Так, в Чувашии кандидат философских наук Марина Уколова защитила по этнофутуризму диссертацию. В своих трудах она попыталась охватить и литературу, и музыку, и живопись, и даже быт.

Последний яркий всплеск этнофутуризма был в спектакле Василия Ванюшева «Дор выжы». Но Ванюшев, который яро выступал против этнофутуризма, охарактеризовал стилистику постановки как фэнтези.

Я думаю, что этнофутуризм еще не сказал всего, что мог, хотя и его яркая волна и привлекательность прошли. Если придет следующая волна этого течения, мы назовем его по-другому, как это делается в мировой культуре.

Просмотров: 835

Комментарий

Вы должны быть участником Uralistica, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Uralistica

Комментарий от: Ajbabin Volodj, Март 10, 2012 в 11:05am

Сейчас везде - хочешь получить грант - "присоедини к работе приставку "нано - " - и будет тебе счастье! ". Нанокатализаторы, наноткани ....  Хотя информацию, о том  чего "на "нано"яли" можно перевести на удмуртский , коми , коми - пермяцкий, мокшанский , эрзянский. И так развивать языки. 

Комментарий от: Niimshur, Март 10, 2012 в 6:55am

почувствовал сильную осторожность в его высказываниях... Кажется, дипломатничал ((

Комментарий от: Ortem, Март 7, 2012 в 2:14pm

туннэ Шибан Викторлэн вордскем нуналыз. сюлмысьтым зечкыласько сое

Пусъёс

© 2020   Created by Ortem.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования